Александр Бурьяк

Концептуальная власть

bouriac@yahoo.com На главную страницу
Концептуальная власть -- это власть, осуществляемая через поня- тия, через мыслительные парадигмы. Любой индивид мыслит в основ- ном заимствованными понятиями, пользуется в основном заимствован- ными представлениями. Совокупность усвоенных индивидом понятий задаёт набор его возможных решений и соответственно коридор его возможных действий. Концептуальная власть принадлежит людям, которые влияют на состав находящихся в обращении понятий, на расхожие мыслительные парадигмы. Могут выделяться следующие уровни умственной деятельности: 0-й -- использование готовых конкретных представлений; 1-й -- выработка новых конкретных представлений на основе существующих обобщённых представлений; 2-й -- развитие существующих обобщённых представлений; 3-й -- создание новых обобщённых представлений в рамках существующих мыслительных парадигм; 4-й -- создание новых мыслительных парадигм. Любой человек напрягает психику в основном на 0-м уровне (для большинства действий иное не требуется), но некоторые иногда забираются и повыше - кто на что горазд. Концептуальная власть соответствует 4-му уровню умственной деятельности, идеологическая -- 3-му и 2-му, административная -- 1-му и 0-му. В рамках одной мыслительной парадигмы могут существовать несколько конкурирующих идеологий, то есть, концептуальная власть -- выше идеологической. Концептуальная власть в обществе реализуется двояко: непосредственно через концептуальное воздействие на людей; через посредство людей, имеющих неконцептуальную власть и испытывающих концептуальное воздействие. Массовое концептуальное воздействие на людей осуществляется через систему обучения, искусство (литературу, кино, живопись), средства массовой информации, массовые мероприятия. Концептуальная власть реализуется неявно, медленно. Носители концептуальной власти -- это индивиды или группы лю- дей, задающие обществу мыслительную парадигму посредством инфор- мационного воздействия на него. Их воздействие на большинство членов общества может быть опосредствовано другими индивидами, которые, возможно, более популярны, информационно более плодови- ты и выражаются более понятно, хотя, может быть, и упрощённо. Иначе говоря, носители концептуальной власти в некотором общес- тве -- это авторы книг и статей с актуальной обобщённой темати- кой, считающиеся в этом обществе особо умными и особо правильны- ми и почитываемые местными интеллектуалами и наиболее развитыми из начальников, а также учащейся молодёжью, настроенной на соци- альный рост. Концептуальные революционеры -- это индивиды или группы людей, от которых распространяются существенно новые взгляды на вещи. Всякий индивид, запустивший в обращение новое идеологическое понятие, проявил некоторую концептуальную власть: оказал влияние на умственную деятельность многих людей. Концептуальные изменения в обществе обычно совпадают с измене- ниями политическими, но новые парадигмы появляются и начинают распространяться ДО таких изменений и отчасти являются их причи- ной. * * * Концептуальная власть может видеться и/или фигурировать как ветвь власти в системе разделения властей (на исполнительную, законодательную, судебную и т. п.) или как высшая форма власти, имеющая под собой все остальные. Академия наук -- это вариант существования концептуальной власти, мыслимой в качестве ветви, реализуемый в более-менее просвещённые эпохи. Первые академии наук задумывались как гнездилища сложной мысли, должные давать консультации правителям: - Лондонское королевское общество по развитию знаний о природе (1660); - Французская Академия наук (1666); - Академия наук и художеств в Санкт-Петербурге (1724); - и др. Из неявной властной функции таких академий проистекала их отно- сительная независимость от других ветвей власти. В качестве центров концептуальной власти нередко также выступа- ли университеты. У них тоже были особые права -- так называемые академические свободы. Университеты появились и развились на 400- 700 лет раньше академий. В XIII-XIV веках они уже были достаточно влиятельными, чтобы можно было говорить об их концептуальной власти. В более религиозные времена представителями концептуальной вет- ви власти были "служители культа": шаманы, жрецы, священники. Концептуальная власть как высшая форма власти, если реализовы- валась, то на основе религии. В Европе к тому, чтобы быть центром концептуальной власти, все- гда стремился Ватикан. Концептуальная власть церкви подкреплялась немалыми административными возможностями, проистекавшими из вла- дения обширной земельной собственностью. В современном Иране -- "теократическом" государстве -- высшей формой власти даже формально является концептуальная власть религиозного деятеля -- "владыки-богослова", избираемого Советом экспертов, являющих собой тоже богословов. Для надёжности сохранения своей концептуальной власти "владыка-богослов" имеет и значительные административные права. У иудеев с начала Рассеяния концептуальная власть принадлежит раввинам. Раввин -- не священник, а индивид, получивший иудейское религиозное образование и имеющий право возглавлять иудейскую общину. Помимо академий и университетов, концептуальная власть в насто- ящее время реализуется также исследовательскими учреждениями типа Rand Corporation. С академической "струёй" концептуальной власти конкурирует (точнее, подавляет её) "струя" масс-медийная и поп-культурная. По правде говоря, нерелигиозная концептуальная власть везде и всегда отличалась недоразвитостью, неопределённостью и ненадёж- ностью статуса и слишком большой зависимостью от исполнительной власти. Из-за того, что концептуальная власть не вошла в своё время (XVIII век) в классическую тройку ветвей власти, состоящую из власти законодательной, исполнительной и судебной, не получила явного формального статуса в качестве важной разновидности власт- ной деятельности, не зафиксировалась в менталитете, мы теперь имеем такие проблемы, как деинтеллектуализация, абсурдизация, низкий концептуальный уровень государственной политики, повышение угрозы глобальной катастрофы природопользования. * * * Сфера концептуальной власти страдает такими же болезнями, как и сфера власти административной: на привлекательные места пролезают люди, у которых основные способности -- в области технологий про- лезания на привлекательные места и удержания там, а не в облас- тях, в каких номинально должны быть. Потом эти люди начинают про- таскивать на соседние места тех, кто им там удобнее, а не тех, кого надо для дела. Чтобы установить правильную концептуальную власть, требуется либо внутренняя "концептуальная революция", либо вмешательство со стороны административной власти. Административная власть ментали- тетно зависит от концептуальной власти и в целом не может быть "передовее", чем та, но может поддержать новых концептуальных лидеров-революционеров, если те найдут общий интерес с новыми административными лидерами -- достаточно интеллектуальными, чтобы понимать феномен концептуальной власти и её значимость. Чтобы подправленная концептуальная власть потом снова не порти- лась, нужны механизмы поддержания её качества, способные обеспе- чить надлежащую смену персоналий. Выработка таких механизмов -- это задача средней сложности в области социального проектирова- ния. Она много проще, чем, к примеру, задача посылки космического корабля на земную орбиту, и много важнее. Выстраиванию надлежащей концептуальной власти противится власть административная -- по той причине, что правильная концептуальная власть займётся критикой административной власти. Чем хуже качес- тво административной власти, тем больше она препятствует развитию концептуальной власти. Уровень такого препятствования даже может быть индикатором качества административной власти. Война за независимость Североамериканских Соединённых Штатов была одновременно и революцией, задавшей новую эффективную модель власти: с разделением на три сильные ветви и жёстким механизмом их поддержания-обновления. По-видимому, нужна ещё одна революция (возможно, мирная), которая обеспечит переход к новой модели управления -- включающей концептуальную власть в систему властей и определяющей механизм поддержания и обновления концептуальной власти. Возможно, это будет, наконец, долгожданная власть действитель- ных умников -- и следующая ступень развития общества. * * * О концептуальной власти в СССР. Номинально в СССР было верхо- венство идеологии и идеологов, формулировавшееся как "КПСС -- руководящая и направляющая сила общества", и номинально идеология коммунизма развивалась ("марксизм -- не догма..."). Фактически же аппарат КПСС занимался "подбором и расстановкой кадров" и высле- живанием крамолы, реально или потенциально угрожавшей сложившему- ся социальному порядку и соответственно привилегированному поло- жению этого аппарата, а верхушка аппарата вдобавок указывала "ос- новные направления развития", формировавшиеся таинственным слож- ным путём. Партийные руководители типа Хрущёва и Брежнева по складу мозгов и основному занятию были чистой воды администрато- рами без малейшей претензии на концептуализм. С концепциями возились вне собственно партийного аппарата -- деятели типа Джермена Гвишиани (1928-2003) в учреждениях типа Всесоюзного НИИ системного анализа ГКНТ и АН СССР. Их возня была частью адаптацией западных подходов, частью имитацией, частью путальщицкой заумной отсебятиной и всегда -- удержанием под собой привилегированного "святого места". К выработке "основных направлений развития" они отношение имели, но о сколько-нибудь значительном концептуальном влиянии говорить трудно. Официальная идеология по-крупному не развивалась, а страна погружалась в проблемы. Фактической личной идеологией хорошо устроившихся квазикомму- нистических "концептуалистов", если судить по их поведению в период ломания СССР и в последующее время, был "властизм", то есть простое животное стремление иметь во что бы то ни стало социальный статус повыше и накапливать/потреблять всего побольше -- и отношение к разным прочим политическим "измам" как к всего лишь сменным инструментам, используемым для реализации указанного главного стремления. Что же касается конкретных стратегических установок, к которым эти советские "концептуалисты" тяготели, то они состояли в отказе от "завоеваний социализма" под предлогом "конвергенции двух систем" -- на том простом основании, что раз места в "элите" "концептуалистами" и их роднёй уже заняты и отказ от "завоеваний" означает для "элиты" только повышение "элитности", то нет смысла за эти "завоевания" держаться. Указанное поведение "концептуалистов" являло собой... - проявление интеллектуальной слабости; - следствие морально-волевой ущербности, обусловленной таким сложным и замалчиваемым феноменом, как вырождение; - невыполнение служебных обязанностей; - концептуальное подчинение интеллектуалам противостоящего лагеря; - неявную государственную измену. В СССР его как бы концептуальная власть сама находилась под концептуальной властью западных идеологов. В конце 1980-х мечта СССР-овских "концептуалистов" о "конвер- генции" стала реализовываться. * * * Можно говорить о формальной и неформальной концептуальной влас- ти. Формальная реализуется теми, кому реализовывать её предписано органом административной власти. Неформальная реализуется помимо воли органа административной власти, а то и вопреки ей. Носители неформальной концептуальной власти -- "неформальные лидеры". Концептуальное управление состоит, среди прочего, в выработке и привитии некоторых мыслительных парадигм. О мыслительных парадигмах. Это наиболее общие представления, которые определяют структуризацию мира и человека, то есть, выделение феноменов в континууме происходящего. Мыслительные парадигмы вместе с инстинктами также задают направления мыслей. Парадигмы настолько всепронизывающи и привычны, что подавляющее большинство людей их не замечает, как не замечает воздуха в безветренную погоду. Можно различать парадигмы высокого уровня и парадигмы низкого уровня -- характерные для интеллектов высокого уровня и низкого уровня соответственно. Для понимания общества и управления им существенны и те, и другие. Примером мыслительной парадигмы является выделение причин и следствий. Согласно этой парадигме, всякое событие имеет причины и порождает следствия. В простых ситуациях такой взгляд является достаточным, в сложных -- нет. К примеру, обычно невозможно в понятиях причина-следствие вполне практично объяснить причину войны (то есть, объяснить её так, чтобы этим объяснением можно было воспользоваться для предотвращения войны). Источник этой сложности заключается в том, что, как правило, соприкасающиеся феномены влияют один на другой взаимно -- и взаимно изменяют один другой -- поэтому выявлять причинно-следственные связи в отноше- нии их имеет смысл только на элементарном уровне. Другой пример мыслительной парадигмы определяется понятием управления. Сообразно этой парадигме, есть управляющее и управ- ляемое и, может быть, ещё "обратная связь". Если для технических систем такая схема, как правило, вполне адекватна (потому что их по ней и делают), то в отношении некоторых реальных систем (орга- низм, общество) она оказывается более или менее приблизительной, и из-за её приблизительности возможны большие потери. * * * Понятия эволюционируют. Из-за этого одними и теми же словами в разные времена обозначаются несколько различные вещи, что вызы- вает сложности в понимании и использовании старых текстов. ................................................................. .................................................................

Из обсуждения:

"В классическую тройку концептуальная власть не вошла (и не могла войти) по причине того, что она не ветвь, а уровень. Со всеми вытекающими отсюда." Это формализм. В области мысли тоже есть иерархия умов и работ. Чуть добавить прав академии наук и чуть почистить её от неподхо- дящих людишек (ладно, не "чуть", а основательно) -- вот вам и 4-я ветвь власти.

Возврат на главную страницу