Александр Бурьяк

Этногенез в прошлом, настоящем, будущем

Наброски

bouriac@yahoo.com На главную страницу
1. Введение. 2. Образование этноса. 3. Степени зрелости этноса. 4. Этнос и субэтнос. 5. Этнос и государство. 6. Границы этноса. 7. Качество этноса. 8. Ценность этноса. 9. Ценность этнических особенностей. 10. Этнизм и конфликты. 11. Перспектива этничности. 12. Защита этнического своеобразия. 13. Оценивание этноса. 14. Проектирование этноса. 15. Литература.

1. Введение.

Этнос -- большая самовоспроизводящаяся группа людей, сознающая себя в качестве группы и отличающаяся общим языком и/или общей культурой (религия -- часть культуры) и/или приблизительным родс- твом (общими расовыми признаками) и/или общей социальной органи- зацией. Этносов, вполне обладающих всеми этническими признаками, очень немного. Как правило, у этноса размытые границы (языковые, культурные, расовые, организационные) с соседними этносами. Этническое разделение на "мы" и "они" для многих людей неус- тойчивое: зависит от ситуации и от информационных влияний. Толь- ко более или менее ограниченная часть людей пребывает как бы в центре своих этносов: имеет усреднённые расовые признаки, говорит на основном варианте языка, является носителем характерной куль- туры, предаётся смовоспроизводству в пределах этноса и т. д. Про- чие же занимают маргинальное или пограничное положение в этносе: говорят на диалекте, или пиджине, или языке соседнего народа, яв- ляются полукровками или четвертькровками, воспитаны не вполне в национальной культуре и т. д. Иерархия языковых общностей: языковая семья; языковая группа; язык; диалект. Иерархия культурных общностей: глобальная цивилизация; цивилизация; культура; субкультура. Иерархия кровных общностей: раса; группа народов; народ; племя; род; семья. Иерархия организационных общностей: союз государств; федеративное государство; государство; автономная область; община. Этносы различаются между собой характером объединяющей основы: для одних основным сплочающим фактором является общий язык, для других -- общая культура, в частности, религия, для третьих -- общие расовые признаки, для четвёртых -- общее положение среди других этносов, для четвёртых -- общее государство и т. п. Этносы не только самовыделяются, но и выделяют друг друга, а значит, и частично друг друга делают. Они всегда существуют во взаимосвязи, и этническое поведение любого этноса зависит от этнического поведения его соседей. Если в какой-то большой группе людей малая часть их начала эт- низироваться, противопоставлять себя остальным, то прочие члены группы оказываются вынуждены заниматься тем же самым, иначе попа- дут в неблагоприятное положение. На этногенез стало влиять существование более-менее разработан- ного понятия "этнос". Люди, занимающиеся этностроительством, более-менее присматриваются к тому, что написано про этносы. * * * Этногенез продолжается. В случае ухудшения глобальной ситуации (а мы к тому идём: даже до варварства можем дотопать), он усилит- ся. В существовании этносов нет ничего особо плохого: в многооб- разии -- сила. Национальная гордость -- не обязательный атрибут национализма. К примеру, я дурного мнения о белорусскости (и до чёрта навысказывал его), но я -- белорусский националист (умерен- ный, с оговорками: ненавидеть, унижать, вырезать соседние народы не хочу). Групповая солидарность -- это инструмент выживания в неразумном неблагоустроенном мире (= нашем). По какому признаку солидаризоваться -- почти всё равно, и этнический признак -- не (намного) хуже других. У людей есть инстинкт групповой солидарности и инстинкт непри- язни к чужим физиономиям. Эти инстинкты требуют ублажения и соот- ветственно поддерживают существование этносов. Указанные инстинк- ты -- весьма сильные, поэтому этносы были, есть и будут. Общность пространства (соседство, перемешанность) ведёт к фор- мированию культурной общности, а через неё -- но также и непо- средственно -- к сближению генотипа. * * * Говорят: этнизм отходит в прошлое. Сомневаюсь. И буду старать- ся, чтобы он не отходил. Кстати, мир -- в основном такой, каким мы его делаем, сознательно или нечаянно. Этносы сохранятся, если этого хотеть и что-то для этого делать (впрочем, они сохраняться так или иначе, пусть и не все и не в полной мере). Я консерватор: я очень не люблю что-либо терять, уничтожать, выбрасывать, кроме заведомо вредных вещей (от которых, впрочем, тоже хочется хоть что-то оставить для познавательных и исследова- тельских целей). Я считаю, что к лучшему будущему можно идти не по обломкам прошлого, а сохраняя более или менее всё, что не сильно мешает. Не нужное сегодня может оказаться очень востребо- ванным завтра или через много лет.

2. Образование этноса.

Если обширная группа людей считает себя народом, то она народ и есть. Определяющий признак народа -- осознание себя в качестве такового. Другие обычные признаки народа при случае постепенно приобретаются в процессе совместной жизнедеятельности под знаменем идеи этнической общности. * * * Для формирования этноса из некоторой группы людей нужны границы, препятствующие общению и смешению этой группы с другими группами. Эти границы могут быть физическими (реки, моря, горы), идеологическими (религии и пр.) или государственными. В мире во всякое время существует некоторое количество зароды- шей новых этносов, но большинство этих зародышей до полнокровных этносов не развивается. Этносы, расы, идеологии, культуры, государства, ландшафты изме- няются во взаимосвязи. В этом списке нет явно первичного феномена -- вызывающего своими изменениями изменения прочих феноменов. В качестве первичного может при некоторых обстоятельствах выступать любой из них. Безгосударственный этнос -- это нередко продукт какого-нибудь исчезнувшего государства. Безгосударственный этнос может сложиться и существовать благо- даря тому, что его территория время от времени меняет государст- венную принадлежность. * * * Можно проектировать этнос и потом выстраивать его в соответст- вии с проектом. В принципе можно делать это с пустого места: объ- явить создание нового этноса и потом зачислять в него доброволь- цев. Аналогично можно создавать государство без териритории -- бестерриториальное (в принципе территория государству не нужна, но если оно создано, территорию для него можно добыть). Бестер- риториальное государство -- аналог предприятия; его граждане -- аналог клиентов или пайщиков этого предприятия. Основное препятс- твие такому государственному строительству -- противодействие су- ществующих территориальных государств. Квазитерриторией бестерриториального государства-предприятия может считаться любой участок земли и любое помещение, находящися в его собственности или арендуемые им. * * * Любой этнос, кроме разве что сложившегося на каком-нибудь маленьком острове, -- в той или иной степени результат реализации некоторых этностроительных проектов, разработанных небольшим кру- гом людей, а не только что-то спонтанное, продукт случайного сло- жения усилий огромного множества несогласованных воль. Если этнос обретает собственную государственность, то его этнические свойст- ва в дальнейшем в значительной степени определяются государствен- ной политикой. Иначе говоря, любой этнос -- более-менее искусст- венный. Если он большой и существует долго, то круг людей, при- частных, к его оформлению оказывается настолько широким, что вли- яние каждого из них уменьшается и размывается, и модель "искусст- венный" становится менее подходящей, а модель "спонтанный" -- наоборот.

3. Степени зрелости этноса.

Этносы имеют разные степени зрелости, "этничности" (= своеоб- разия + сплочённости). Этнос может долго существовать, и не имея высокой степени зрелости. Степень зрелости этноса -- не показа- тель его качества (см. гл. "Качество этноса"). Невысокая степень этнической зрелости может иметь для этноса защитное значение -- в условиях, когда чужая этничность раздража- ет. Этносу следует быть зрелым настолько, насколько это требуется для оптимального выполнения им его функций в отношении составляю- щих его людей. Недозрелый этнос не впечатляет своеобразием, не демонстрирует чего-то особенного, могущего вызывать у постороних интерес своей эффективностью. К такому этносу меньшее исследовательское и туристическое внимание, а где-то и уважение, но этносу при этом всё же может быть хорошо.

4. Этнос и субэтнос.

В крупном этносе, занимающем большую территорию, как правило, имеются недорастворившиеся остатки нескольких инкорпорированных прежних этносов и предпосылки для выделения из него новых этно- сов. Субэтнос может быть: находящийся в процессе выделения из включающего этноса; находящийся в процессе слияния с включающим этносом; колеблющийся между слиянием и выделением.

5. Этнос и государство.

Государства бывают моноэтничными и полиэтничными. В наибольшей степени быть самим собой этнос может, лишь имея собственное государство. Этносы, живущие в границах одного государства, могут ценить свою общность в нём. и тогда они образуют полиэтничную нацию. Или же они могут находиться в состоянии готовности выйти из этого го- сударства -- и в этом случае они не образуют нации, а, может быть, пребывают в составе империи -- полиэтнического государства, в ко- тором один этнос (или группа этносов) препятствует выходу другого этноса (или группы этносов) из этого государства. Полиэтничная нация -- это заготовка для формирования большого этноса. * * * Стремление этноса (точнее, большинства этноса -- или даже толь- ко большинства особо активной его части) создать собственное го- сударство, то есть, выделиться из уже существующего государства, может быть уместным или неуместным -- с точки зрения общечелове- ческих интересов. Как правило, этнос стремится выделиться в следующих случаях: 1) если, как ему представляется, его слишком притесняют и обделя- ют: недостаточно учитывают его мнение, ограничивают его воз- можности в сравнении с другими этносами, не дают ему то, что дают другим; 2) если, по его мнению, государство, в которое он входит, неис- правимо плохо устроено (хотя он притесняется там не больше других этносов) и лучше попробовать создать новое государст- во, чем переделывать старое, в котором ему не дают развернуть- ся с инициативами и обустроиться так, как он хочет и может; 3) если, как ему представляется, у него больше забирают, чем ему дают, а забирать есть что, потому что он лучше работает, эф- фективнее управляет, бережливее живёт, больше привлекает тури- стов и инвестиций и т. д., причём не в силу специфики занимае- мой им территории, а в силу своих этнических особенностей; 4) если на территории, которую он собирается получить во владе- ние, есть какие-то особо ценные ресурсы и соответственно име- ется соблазн ни с кем не делиться выгодами от его использова- ния; 5) если есть стремление не участвовать в конфликтах государства, в которое этнос входит; 6) если имеются виды на вхождение в другое государство или союз государств, где жизнь, где жизнь, по мнению этого этноса, будет лучше; 7) если в массе людей имеет место недобор физиологически необхо- димого уровня конфликтов по несепаратистским поводам и не хватает иных поприщ для самореализации гиперактивных индиви- дов; 8) если имеется сильное подзуживающее государство, которое ока- зывает сепаратистам разнообразную поддержку. По 4-й причине может захотеть отложиться даже ЧАСТЬ этноса -- чтобы, возможно, дать старт процессу образования нового народа. Сепаратизм -- следствие множества недоработок: в части... - качества жизни; - справедливости социального прядка; - интеллектуализации; - поддержки здравых инициатив; - обеспечения здоровой моральной атмосферы; - возможностей для самореализации через общественно-полезную деятельность; - привлекательных общегосударственных планов развития; - противодействия подрывной деятельности заграничных субъектов. Попрекание сепаратистов тем, что они, ведя дело к отделению, нарушают законы государства, является абсурдным -- если только в законах государства не предусмотрена справедливая разумная проце- дура выхода этноса из его состава. Подавлять сепаратизм на осно- вании законов -- это может быть разумным, а выносить сепаратистам моральное осуждение за то, что они ведут дело к выходу не по за- кону за неимением оного -- это глупо (если только не имеет место подрывная работа, финансируемая из-за границы). Сепаратисты создают базу для определения НОВОЙ легитимности (все существующие легитимности образовались аналогичным революци- онным путём), поэтому обвинять их в том, что они нарушают имею- щийся закон, -- это юридический примитивизм, признак демагогично- сти или интеллектуальной недоразвитости. Разумно и справедливо обвинять их можно в очень разном, но только не в нарушении зако- на, если дело касается создания нового государства и защиты его. Индивидов, заявивших о своём сепаратизме, надо рассматривать как иностранных граждан или лиц без гражданства, но с учётом то- го, что те могут передумать, раскаяться и попроситься обратно. Можно рассматривать их и как изменников, но от такого, вроде, уже отошли: принуждать к сохранению гражданства -- это не в духе вре- мени. Сложнее вопрос с территорией. Можно считать, что каждый в праве забрать с собой кусочек земной поверхности или получить за него адекватную денежную компенсацию. Но сложность в том, что кусочки по качеству очень разные -- и вдобавок оцениваемые с большим трудом -- а люди, кроме того, заслужили их в разной сте- пени, и эта степень тоже оценивается не так уж просто. Иначе го- воря, справедливость практически невозможна. Остаются право силы и приблизительно справедливые "международные нормы", но последние в отношении сепаратизма почему-то ещё не приняты (наверное, при- нятие их -- не по интеллектуальным зубам международной юридичес- кой общественности). Противосепаратистские репрессии отнимают у государства ресурсы, в том числе ресурсы интеллектуальные, и множат обиженных, а это только усугубляет факторы, обусловливающие сепаратизм. Репрессии должны быть точечными -- против иррациональных акти- вистов и иностранных агентов -- и применяться в сочетании с мера- ми по ублажению этноса, вознамерившегося отложиться, и мерами по улучшению положения дел в государстве вообще. Хорошие государства не разваливаются даже при значительных под- рывных усилиях, а разваливание плохих государств -- это обеспече- ние людям шанса на построение государств хороших. Пусть и шанса небольшого. Если дело явно не идёт к попытке построения нового хорошего государства, нет смысла поддерживать сепаратизм. Вдоба- вок, следует смотреть, не воспользуется ли развалом третья сто- рона, имеюая ещё худшее государство, чем разваливаемое. Общечеловеческая оценка конкретного сепаратизма не отличается от оценок с позиции отделяющихся и с позиции тех, от кого отделя- ются, -- если только это оценка чисто рациональная, но на основе охвата широкого круга обстоятельств -- текущих и будущих. Юридическая оценка сепаратизма должна подгоняться под оценку моральную. А моральная оценка должна выводиться из рациональной системы воззрений на человека и общество. Противоречия между юридической и моральной оценками быть не должно. Если оно, тем не менее, возникает, это значит, что юридическая оценка на осно- вании действующего закона не применима и что надо менять закон.

6. Границы этноса.

Этнические границы, как правило, расплывчатые: там, где они должны проходить, имеет место смешение крови, языков, культур. Более чёткими этнические границы бывают там, где начинают соприкасаться ранее не соседствовавшие этносы. Но как только устанавливается соприкосновение этносов, начинается размывание границ между ними. * * * Народ -- это в общем случае не точка в пространстве признаков, а траектория: он изменяется, оставаясь самим собой. И правильнее говорить даже не о траекториях, а об изменчивом этноконтинууме, наложенном на изменчивый расо-континуум и подпирающем изменчивый лингво-континуум, потому что выделение этносов, рас, языков -- это лишь удобное упрощение. Более-менее чёткие границы между указанными сущностями получаются -- и некоторое время держатся -- только в местах их новых соприкосновений, возникающих в основном из-за миграций. * * * Что касается разрезания общечеловеческого "пространственно- временного континуума" на цивилизации, то это вопрос условности. Как надо будет, так и разрежем. Если прижмёт -- договоримся о принципах резания. Думаю даже, что вполне можно параллельно использовать разные разрезания: каждое -- для своих благовидных целей. А вдобавок к этому можно выделять субцивилизации и надци- вилизации. Надо различать теоретическое разрезание общественного контину- ума на цивилизации и политическое сближение и разделение этносов, создающее предпосылки для слияния и дробления цивилизаций. * * * Почему два-три больших государства, бывает, не могут поделить находящееся между ними малое государство: потому что имеется ещё одно большое государство (или несколько таких госдарств), которое не имеет возможности участвовать в дележе из-за отсутствия общей, границы, убедительного повода или чего-то ещё, но которое возра- жает против усиления тех больших государств, какие в дележе участвовать могут, и которое в состоянии оказывать на них давле- ние. Великобритания не имела возможности наращивать свою территорию в Европе (из-за островного положения этой страны не было рядом этнического континуума, который давал бы поводы для аншлюсов и облегчал последующую интеграцию), зато она могла обеспечивать свою безопасность противодействием приращению территорий других государств и поддержкой сепаратистских тенденций в этих государс- твах. Можно сказать, Великобритания ответственна в некоторой степени за то, что в Европе так много мелких государств.

7. Качество этноса.

Показатель качества этноса -- качество жизни составляющих этот этнос людей, обитающих совместно -- сообразно своим этническим представлениям о том, как это надо делать, -- и потенциал сохранения или увеличения этого качества. Степень зрелости этноса -- не показатель его качества: этнос существует не для того, чтобы становится всё этничнее и этничнее, а единственно для того, чтобы обеспечивать жизнь составляющим его людям. Эта жизнь -- первичная ценность, а этнос -- только инстру- мент её обеспечения (правда, эффективный, но хрупкий и потому нуждающийся в бережном к нему отношении). Инструмент можно пере- делывать и менять.

8. Ценность этноса.

Этнос -- это, можно сказать, объединение людей для совместной борьбы за существование. Борьбы с природными факторами и с посто- ронними людьми. Борьбу с природой и людьми можно вести более или менее остро. Бывает, что лучше -- менее остро, потому что острая борьба только увеличивает потребность в борьбе. И этнос -- это лишь ОДНА ИЗ разновидностей объединения людей для совместного выживания, как правило, сочетающаяся с другими рахновидностями: семьёй, кланом, партией, профсоюзом, религиозной общиной и пр. Ценность этноса для совокупности других этносов, для человечес- тва, по-видимому, должна определяться как математическая разница полезного и вредного в том, что этот этнос привносит в глобальное общество. Поскольку хоть сколько-нибудь точно замерять полезное и вредное практически невозможно, невозможен и более-менее опреде- лённый ответ на вопрос об относительной ценности этносов. Наверное, более значимым показателем являлась бы УДЕЛЬНАЯ (на душу представителя этноса) ценность этноса, но её тоже затрудни- тельно измерять. Ценность этноса для составляющих его индивидов определяется его способностью обеспечивать им выживаемость и качество жизни. Чем хуже этнос обеспечивает это, тем у индивидов больше соблазн пе- рейти в другой этнос -- индивидуально или всем этносом.

9. Ценность этнических особенностей.

Этнические особенности -- рудименты прошлого, иногда очень далёкого. Соответственно они позволяют это прошлое исследовать в интересах устройства лучшего будущего. Этнические особенности -- это в значительной степени результаты адаптации к специфическим условиям жизни этноса. Если какие-то условия не изменились, утрата соответствующих этнических особен- ностей означает дезадаптацию, ухудшение качества жизни или хотя бы удорожание её. Фонд этнических особенностей -- это набор адаптационных элемен- тов, шире -- набор готовых проверенных вариантов решения различ- ных природопользовательских, социальных, бытовых, гигиенических, медицинских проблем. Эти варианты можно использовать в случае необходимости. Разумеется, некоторые этнические особенности абсурдны и вредны (но, как правило, они абсурдны и вредны не настолько, чтобы при- водить к исчезновению этносов -- если у этносов не меняются усло- вия существования).

10. Этнизм и конфликты.

Распределённость людей по этносам не есть основная или хотя бы существенная причина войн, а есть лишь один из возможных вариан- тов полустихийного разделения человечества на группы, имеющего одной из целей конфликт. Другие варианты разделения: на расы, на религиозные группы, на социальные классы, на территориальные общности и пр. Первопричина войн -- не в том, что люди не одинаковы по некото- рым признакам и группируются по этим признакам, а в том, что, во- первых, людей толкают к взаимной грызне инстинкты (у большинства они сильнее разума, а неудовлетворение их вызывает чувство значи- тельного дискомфорта), а во-вторых, потому что для многих конф- ликт означает очевидные непосредственные выгоды, тогда как смот- реть широко и заглядывать в даль большинство людей не способно -- частью из-за непреодолимой слабости интеллекта, обусловленной генетическим складом, частью из-за ущербного воспитания. Если этносы вдруг исчезнут, конфликты будут происходить не на межэтнических границах, а на каких-нибудь других, причём более интенсивно, чем тогда, когда часть потребности человеков во взаимной грызне реализовывалась на межэтнических границах. * * * Из "Империи евреев": "Человек ведёт себя лучше или хуже в зависимости от условий, в которые его помещают. Помещай еврея в надлежащие условия -- и будешь иметь в нём такого человека, какого хочешь, или хотя бы такого, какой ты сам. Есть два оптимума концентрации евреев в обществе (цифры приблизительные): не более 0.3% и не менее 95%. В первом случае евреи не в состоянии образовать влиятельную группу, во втором -- чувствовать угрозу своему положению. В обоих случаях они ведут себя, как обычные граждане, то есть среднеплохо. При большом упрощении можно говорить о шести возможных этнопси- хологических состояниях еврея (на самом деле -- представителя ЛЮБОГО этноса): 1) состояние значительного рассеяния: меньше 0.1% населения, этническая община невозможна, каждый -- сам по себе; скрывать национальность нет необходимости; этнически смешанные семьи создаются легко; представители этнической примеси охотно выступают на стороне вмещающей нации; 2) состояние тончайшего слоя: 0.1-1% населения, есть возможность собираться вместе, но враждебного отношения со стороны вмещаю- щей нации ещё нет (инородцев воспринимают как диковинку или нюанс); складывается установка на создание этнически однородных семей; 3) состояние тонкого слоя: 2-5% населения; в любой части страны и на любом предприятии уже можно встретить "своих"; в некоторых областях деятельности получается их заметная концентрация, вызывающая беспокойство активистов вмещающей нации; националь- ное по возможности скрывается (хочется выглядеть "как все"); представители этнической примеси неохотно выступают на стороне вмещающей нации; интеллектуалы поддерживают толерантность и рациональность; 4) состояние значительного присутствия: 10-15% населения, в некоторых частях страны и в некоторых областях деятельности -- большинство; резко враждебное отношение со стороны активистов вмещающей нации; развивается и организуется собственный национализм; этнически смешанные семьи создаются с трудом; 5) состояние второй нации в стране: 25-40% населения; можно сражаться с "вмещающими" на равных, имея преимущество лучшей организованности или меньшей стеснённости моралью; собственный национализм процветает, национальное выпячивается, этнически смешанные семьи почти не образуются; интеллектуалы апеллируют к эмоциям и побуждают единокровную человеческую массу к конфликту; 6) состояние большинства в собственном национальном государстве; отношение к этническим меньшинствам -- аналогичное тому, как относятся к рассматриваемому этносу, когда он в меньшинстве. Поскольку доля примешанного этноса в разных частях страны обычно различная, то различным является и этнопсихологическое состояние у постоянных обитателей этих частей страны. Попадание их в местность с другой концентрацией этноса, которому они при- надлежат, может делать неадекватными их поведенческие установки. Положение границ между этнопсихологическими состояниями этноса зависит от степени различности примешанного этноса и вмещающего этноса. Если примешано несколько этносов, реакция вмещающего этноса на любой из них зависит от их совокупной концентрации. Этнос малоконфликтно или бесконфликтно ассимилируется другим этносом (полностью растворяется в нём), если примешивание идёт небольшими порциями, так что концентрация неассимилированных ино- родцев во всякий момент составляет не более 2-5% населения. Если примешать сразу 10-15%, будет конфликт. Интенсивность примешива- ния зависит от характера границы, где этносы соприксаются. Если ни один из двух соприкасающихся этносов не является лидирующим, то каждый из них ассимилирует выходцев из другого, в результате чего оба этноса медленно сближаются в генетическом, языковом и культурном аспектах." "Стремление оценивать человека по его личным качествам, выска- зываниям и поступкам, а не по его национальности, похвально лишь постольку, поскольку является следствием великодушия. Но в прин- ципе оно неправильно. Когда человек чувствует себя частью нацио- нальной группы, он мыслит и действует не совсем так, как когда он выступает сам по себе. Количество переходит в качество. Поэтому еврейство -- это нечто большее, чем совокупность евреев. Причём МНОГО большее. Еврей в отдельности и еврей как часть еврейской общины -- это два разных еврея. Первый может быть очень хорошим человеком (с точки зрения "вмещающего" народа), но когда он при некоторых обстоятельствах начинает чувствовать себя частью еврейской толпы, в нём просыпается такое, о чём сам он прежде мог не подозревать. Это верно не только в отношении евреев, но также в отношении представителей любого более-менее сплочённого народа. Как человек бывает не в состоянии ужиться с другим человеком, так народ бывает не в состоянии ужиться с другим народом. Пребы- вание рядом означает для них страдание и столкновения. Бывает, что уживавшиеся между собой до некоторой поры люди или народы перестают уживаться, потому что со временем изменяются или потому что обстоятельства перестают располагать к уживчивости. И чем дольше длятся трения, тем труднее их погасить. Самое лучшее в такой ситуации -- это разойтись, пока конфликт не обострился. Склонять человека или народ к более толерантному отношению озна- чает требовать, чтобы он отказался от части себя: от каких-то своих качеств. От некоторых качеств, может быть, и следует отка- зываться, но убедить в необходимости этого крайне трудно, особен- но если другая сторона конфликта не хочет, в свою очередь, от чего-то отказываться тоже."

11. Перспектива этничности.

Развитие транспорта и средств связи облегчает переселение людей и их общение на больших расстояниях, единообразит рынок товаров повседневного потребления, снижает значимость местных языков и соответственно ведёт к размыванию границ этносов, уменьшению раз- личий между этносами, слиянию соседствующих родственных этносов в более крупные, растворению малых этносов в больших. Это интегра- ционная тенденция. Но есть и противоположно направленная тенденция -- дезинтегра- ционная: любая территориальная общность, оказавшаяся в выгодном положении, стремится обособиться от других территориальных общностей, чтобы не делиться с ними благами. Иногда намерение обособиться вызывается не сложившимся выгодным положением, а всего лишь возможностью обретения его. Если территориальная общность, стремящаяся обособиться, имеет неизжитое этническое своеобразие, оно идёт в дело, и этнос получает второе рождение. В сегодняшней Европе мы видим это, к примеру, в Каталонии. Если этническая диверсификация в глобальном обществе существен- но уменьшилась в последние столетия, это ещё не значит, что ука- занная тенденция продолжится, то есть, что не достигнута точка равновесия между интегрирующими и дезинтегрирующими факторами. Технические возможности и объёмы работы транспорта и средств пе- редачи данных для непосредственного потребления людьми уже вряд ли значительно возрастут. Объёмы работы, скорее, даже будут сокращаться -- из-за того, что будут нарастать дефицит энергии и конфликтность в глобальном обществе. Объёмы также могут сокра- щаться и из-за рационализации использования транспорта и данных. Если глобальная ситуация значительно ухудшится (а пока что мы к этому уверенно движемся), то деградируют и транспорт, и связь, и сдерживающая инстинкты культура, зато обострится борьба за эле- ментарные блага, так что этнизм снова окажется востребованным. А то даже и трибализм. Недорастворившиеся этносы и племена снова консолидируются, а вдобавок начнут формироваться новые. Не одинаковы природные условия в которых существуют различные этносы. И не одинаковы уровни потребления основных масс людей в различных этносах. Наконец, есть генетически обусловленные этни- ческие особенности, проявляющиеся не только в цвете кожи, но и, к примеру, в пищевых потребностях -- и в значительной степени пред- ставляющие собой адаптации к специфическим природным условиям. Из-за этого сближение образов жизни различных этносов, порождён- ное глобализацией рынка потребительских товаров, может идти только до некоторого предела. Даже автомобили должны быть немного разными для разных местностей, не говоря уже об одежде, обуви, аксессуарах, косметике.

12. Защита этнического своеобразия.

Надо сохранять и наращивать жизненную силу этноса, эффектив- ность этнической организации, а этническое своеобразие ценно лишь постольку, поскольку отвечает указанной цели. Правда, что-то надо сохранять НА ВСЯКИЙ СЛУЧАЙ, со скидкой на возможные ошибки сужде- ний. Высокая степень этнического своеобразия способствует сохранению этнической сплочённости тем, что делает более чёткой границу меж- ду представителями этноса и посторонними. Подражание одних этносов другим этносам -- такое же рспростра- нённое явление, как подражание одних людей другим людям. Этнические особенности бывают следующих видов: 1. По природе: - расовые; - языковые; - в обрядах; - в бытовых привычках; - в народном характере; - в уровне культуры, интеллектуальности; - в питании; - в одежде; - в оформлении жилищ; - в устройстве поселений; - и т. п. 2. По степени уникальности: - субэтнические; - этнические; - суперэтнические; - региональные, конфессиональные, расовые; - цивилизационные. 3. По причинам: - обусловленные природными факторами (адаптационные); - обусловленные уровнем технологического развития; - обусловленные уровнем социального развития; - обусловленные видами лидеров этноса на будущее; - перенятые подражательные; - навязанные извне; - рудиментарные. 4. По степени укоренённости: - исконные; - недавно появившиеся. 5. По воздействию на представителей этноса: - безусловно полезные; - условно полезные; - нейтральные (с равновесием полезного и вредного или безэффектные); - условно вредные; - безусловно вредные. 6. По значимости: - с существеным эффектом; - с несущественым эффектом; - безэффектные. 7. По активности; - оказывающие своё текущее воздействие; - как бы находящиеся в резерве для особых ситуаций. Чем этнос крупнее и благополучнее -- или, наоборот, чем он мельче и бедственнее, тем больше основание полагать, что этим он частично обязан каким-то своим этническим особенностям. Бывают, правда, этносы крупные, но неблагополучные, или, наоборот, отно- сительно небольшие, но процветающие. Случается, что этнос не ус- певает сильно измениться, а его процветание уже сменяется упадком -- или наоборот: многое зависит не от эноса, а от внешних условий -- природных и социальных. Чем интеллектуальнее этнос как целое, тем меньше он зависит от внешних условий. Этнические особенности, несущественно вредные или нейтральные в текущих нормальных условиях, могут оказаться существенно полезны- ми или даже спасительными в условиях экстремальных.

13. Оценивание этноса.

Параметры, по которым В ПРИНЦИПЕ можно оценивать этнос: 1. Прошлое: - прошлое затруднение жизни другим народам в их правильных устремлениях; - прошлое затруднение жизни другим народам в их неправильных устремлениях; - прошлое способствование другим народам в их правильных устремлениях; - прошлое способствование другим народам в их неправильных устремлениях; Итоговые оценки: - вклад этноса в развитие человечества; - вклад этноса в деградацию человечества. 2. Настоящее: - текущее затруднение жизни другим народам в их правильных устремлениях; - текущее затруднение жизни другим народам в их неправильных устремлениях; - текущее способствование другим народам в их правильных устремлениях; - текущее способствование другим народам в их неправильных устремлениях; Итоговые оценки: - текущая польза от этноса; - текущий вред от этноса. 3. Будущее: - потенциал способствования развитию человечества; - потенциал способствования деградации человечества. Чтобы выносить оценки этносам, следует предварительно разоб- раться в том, что такое развитие человечества и что такое дегра- дация человечества и к чему вообще этносы должны стремиться. Если нет ответов на эти вопросы, то оценки этносов вряд ли будут кор- ректными. Но они могут быть эффективными как пропагандистское средство в борьбе за сомнительные цели. Вряд ли хотя бы один этнос заслужил даже небольшую "пенсию" за свои давние заслуги: его заслуги частью уравновешены грехами, частью обусловлены помощью со стороны других этносов. Аналогично вряд ли хотя бы один этнос заслужил наказания за давние грехи. На самом деле, может, и заслужил, но убедительно измерить грехи и определить наказание не получится. Кроме того, оценивать поведение этноса всегда следует лишь в рамках обстоятельств, в которых этот этнос пребывал, пребывает, будет пребывать. Одно и то же воздействие на этнос может быть полезным для него и/или для человечества при одном раскладе обстоятельств и вредным при другом. Итого лучше признать, что "объективное" оценивание этносов (то есть, не в пропагандистских, самооправдательных или самоублажи- тельных целях) -- занятие чрезвычайно сложное и практически бес- полезное. Отважно браться за него могут только люди с невысоким уровнем развития умственных способностей. В практических целях лучше исходить из следующих положений: 1. Этносов в принципе преимущественно хороших и в принципе пре- имущественно плохих не бывает: поведение этносов определяется обстоятельствами. 2. Чем удалённее прошлое этноса, тем меньше оно влияет на его текущее поведение. Даже недавнее прошлое не влияет на текущее поведение этноса решающим образом. 3. Этнос всегда такой, каким его делают. Но делает его много кто. 4. На поведение этноса влияет большое количество факторов. Ни один субъект не в состоянии оказывать определяющее влияние на этнос. 5. Есть генетически заданные пределы возможных изменений в качес- твах этноса, но и они поддаются изменению -- через естествен- ный и искусственный отбор, а может, и черех генную инженерию. 6. Восприимчивость этносов к улучшательным воздействиям и "неви- новность" этносов в своих качествах не перечёркивают практи- ческой значимости отнесения некоторых этносов к "текуще пло- хим" (= к находящимся в плохих состояниях) -- с очень жёсткими последствиями, вплоть до геноцида, если крайне прижмёт. 7. Геноцид не есть действие безусловно плохое: это всего лишь действие на очень крайний, очень редкий случай, который даже сложно вообразить. Как для отдельного человека бывает разумным убийство другого человека ради собственного выживания, так и для отдельного народа в принципе может быть разумным уничтоже- ние другого народа. Иное дело, что на практике народы идут на уничтожение других народов много раньше, чем исчерпываются иные средства преодоления трудностей сосуществования. Среди прочего, возражение против геноцида состоит в том, что народ -- не цельный субъект: границы его условны, и как бы общие его свойства распределены по его массе не однородно. 8. Для этноса более значимо оценивание другого этноса оносительно себя самого, а не относительно интересов человечества в целом. Но этнос не есть надёжная база для оценивания другого этноса: это база неоднородная и неустойчивая, и её можно развивать, а не принимать такой, какая есть. 9. Как правило, этносу энергетически выгоднее в первую очередь развиваться самому, а не развивать других или хотя бы требовать от них некоторых изменений поведения. Но для саморазвития за- частую не хватает интеллектуальности, а вдобавок "конфликтные" инстинкты требуют, чтобы их ублажали. 10. Оценивать чужой этнос можно в конфликтном ключе ("враг", "ненадёжный союзник", "сателлит", "предатель" и т. д.), но выгоднее -- в креативном ("образец в том-то", "будет полезнее, если подразвить его в том-то" и т. д.).

14. Проектирование этноса.

Этнос изменяется частью по проектам, частью без проектов, час- тью вопреки проектам. Сохранение, укрепление, разрушение этнично- сти может быть побочным следствием действий, имеющих другие цели. Проектирование этноса -- не однократный акт, а регулярное (при надлежащей постановке дела) направление работы. Можно различать: - начальное проектирование; - допроектирование; - перепроектирование частностей. Как ухаживают за садом, так надо ухаживать за этносом: пропалы- вать, делать прививки, заводить пчёл-опылителей, подсыпать удоб- рения, бороться с вредителями (!) и т. д. Как "опускается" без ухода сад, так "опускается" без ухода этнос. Атрибуты ухоженного этноса (и не совсем его, но всё же при нём): - обустроенные поселения; - обустроенные ландшафты; - заповедники; - выдающиеся люди прошлого; - выдающиеся люди настоящего; - трактовка истории; - архитектурные памятники; - исторические музеи; - язык; - литература; - музыка; - ритуалы, праздники; - декорум, визуальный стиль; - кухня; - государственные институты; - социальное устройство. Нельзя принимать в этносе как данность то, что как бы стихийно сложилось: так или иначе, это -- результаты чьих-то решений, а решения можно и пересматривать. ................................................................. .................................................................

15. Литература.


Возврат на главную страницу            Александр Бурьяк / Этногенез в прошлом, настоящем, будущем