Александр Бурьяк

Orbis stultorum II. Twenty five years later

Мир дураков 2. Двадцать пять лет спустя

bouriac@yahoo.com На главную страницу
1. Введение. 2. Феномен дурака. 3. Феномен умника. 4. Различение умников и дураков по внешности. 5. Как распознавать дураков и умников в сложных случаях. 6. Ум и словесное творчество. 7. Ум и память. 8. Дурак и политика. 9. Дурак и опасности. 10. Дурак и саморазвитие. 11. Место подражания в поведении дураков. 12. Динамика глупости в обществе. 13. Дурак и знания. 14. Образованный дурак. 15. Различие между умом и мудростью. 16. Дуры. 17. Литература.

1. Введение

Путь обретения ума -- это путь разочарований: сначала человек разочаровывается в любимых героях и принципах, потом в себе, потом в своих детях, потом в разуме и, наконец, во всех челове- ческих делах и в человеческой породе вообще. Действительно умный индивид -- всегда мизантроп в той или иной степени. * * * Отважившись жить своим умом, носитель этого ума встанет перед необходимостью решать множество дополнительных проблем: частью потому, что не будет пользоваться готовыми схемами поведения, и частью потому, что окажется в большей или меньшей степени отстра- нённым от окружающих, которые начнут видеть в нём постороннего, чужака, с которым можно не делиться благами и которым можно жертвовать в первую очередь. Это будет создавать дополнительные проблемы, и они загрузят интеллект умника настолько, что свобод- ной интеллектуальной мощности у него может оказаться даже меньше, чем у дурака. Из-за этого умники зачастую устраиваются даже хуже довольно многих дураков. * * * Заслуги дураков в развитии человечества -- не меньшие, а то и большие, чем заслуги умников (если брать тех и других как целое, игнорируя разницу в численностях). Но механизмы формирования этих заслуг разные: у дураков это метод тыка и невольного самопожерт- вования, у умников -- метод расчёта. Украинская пословица о дураках: "Поки розумний думає, дурень вже робить". Лёгкость перехода от слов к делу -- причина того, что у дураков зачастую оказывается приоритет перед умниками, пусть и ценой каких-нибудь катастроф. Ущерб от дураков и умников тоже сопоставимый: у первых получаю- щийся из-за неудачных тыков, у вторых -- из-за ошибок в блиста- телных расчётах.

2. Феномен дурака.

Дураки -- это природная данность, вроде климата, рельефа мест- ности, устройства человеческого тела. Не то чтобы эта данность совсем непреодолима (ведь в принципе можно изменять и тело, и рельеф, и климат!), но преодолевать её можно только с большим трудом, в малых пределах и с риском ещё больше испортить общест- во. * * * Дурак -- это базовый элемент современной цивилизации, поэтому дурака надо изучать, причём именно как дурака, то есть в противо- поставлении его умникам. * * * Вернейший признак дурака -- лёгкость, с какой он находит у вас "глупости" и уличает вас в них, не стесняясь в выражениях, а то и вовсе определяет вас как дурака, немножко путая с собой. Умник такой ерундой никогда не занимается -- по ряду причин. Во-первых, потому что это невежливо, то есть, демонстрирует целый букет дефектов у "критика", как то: излишнюю самоуверен- ность, пренебрежительное отношение к другим людям, слабоватый самоконтроль, беспечность (нарывание на плевок в тарелку и т. п.). Во-вторых, потому что умник упорно избегает категоричности, поскольку уже набил множество шишек на собственных ошибках. В отличие от дурака, умник ведь знает, что способен ошибаться иногда настолько сильно, что даже иной дурак в состоянии поправить его, так пусть и пробует делать хоть это, раз уж, припёрся и пристал. В-третьих, потому что вообще-то дурак ведь может быть "полезным идиотом", и если он обидится и убежит, то умнику придётся самому делать какую-то нудную работу: напрягаться, отвлекаться от прият- ных дел. В-четвёртых, потому что дурака всё равно не исправить (лично у меня это не получалось никогда, да и не должно было). В-пятых, потому что не всё ли умнику равно, дурак там или не дурак, если вполне можно перестать обращать на него внимание, когда он надоест? В-шестых, потому что хотя и надо скрывать свою интеллектуальную мощь, нельзя заходить в этом настолько далеко, что даже называть дурака публично и/или в лицо дураком, иначе даже умники станут подозревать вас в том, что вы дурак и есть. В-седьмых, потому что если вы всё же сорвётесь и публично назо- вёте дурака дураком, этот дурак может помчаться в суд защищать своё поруганное достоинство, а судья ведь может тоже оказаться из дураков. В-восьмых, потому что если умник всё же назовёт дурака дураком, то придётся добавлять доказательства реальности этой печальки (чтобы не вполне уподобляться дуракам), а это затратно по времени и вдобавок бесполезно, потому что дурак всё равно ведь останется при своих мыслищах, как и все оказавшиеся рядом другие дураки, ознакомившиеся с доказательствами умника. В-девятых, потому что у дурака попадает автоматически в дураки любой, кто не одобряет его любимых глупостей (с нелюбимыми ещё ладно), так что умник -- это реально дурачий дурак, то есть, дурак с дурацкой точки зрения, и ничего тут не попишешь, всё по-честному. Довольно верно и обратное: если какой-то человек, будучи несо- гласным с вами, не норовит обозвать ваши утверждения "глупостя- ми", то он, скорее всего, не дурак или хотя бы не совсем дурак. Ну, или ловко прикидывается умником. Кстати, никогда не надо требовать от дурака доказательства его дурацких тезисов -- с надеждой, что дурак сам убедится в своей неправоте: доказательство у него всенепременно отыщется, но оно будет тоже дурацким. Но дурак будет верить в это доказательство так же, как он верит в свои тезисы. Умнику требовать доказательс- тва от дурака есть смысл только ради самопроверки: мало ли что. Почему умник более-менее терпит дураков, ошивающихся поблизости от него и лезущих к нему со своими советами и своими обличениями? Да потому что они создают вокруг него более или менее значитель- ную кучку заинтересовавшихся и соответственно делают его более заметным для других умников. Эти умники видят, с каким усердием и в каких выражениях дураки обличают какого-то смельчака и догады- ваются, что перед ними СВОЙ. Умник без шлейфа гневных "критиков" не смотрится значительным человеком и вдобавок подозрителен: может, он не вполне себе ум- ник, а может, таится в сомнительных целях. Уточним, что скрывать свои способности и интересы от окружающих -- это для умника нор- мально, а вот никак не пробовать что-то делать по-своему, по-ум- ному, на пользу обществу -- хотя бы вербально ("вначале было слово") -- это уже абсурд. А начнёшь говорить что-то действитель- но толковое и существенное -- "критики" должны быть тут как тут. А если они не появляются и не "обличают", значит умник где-то не дожал, не доработал: недостаточно отошёл от дурацкой массовой парадигмы, не вполне освободил свою мысль, не обеспечил её долж- ного уровня блистательности. * * * Дурак не прислушивается к умному не потому, что не уважает ума или не отличает умника от дурака -- и даже не потому что не пони- мает умника -- а потому что предлагаемое умником зачастую не ложится на нормальные человеческие инстинкты, которые у дураков имеют много большее влияние, чем у умников. Умник в принципе в состоянии изворачивать инстинкты дурака так, чтобы они толкали того в нужном направлении, но это сложно и хлопотно, и у умника нередко попросту не хватает на подобные дела личных ресурсов. * * * Умник, наступив в 15-й раз на одни и те же грабли, говорит се- бе: "Однако, тенденция!" -- и садится писать об этом статью, а то и книгу или даже диссертацию. Дурак же зачастую вообще не замеча- ет, что наступил. Ему говоришь: "Так вот же шишка на лбу!", а он: "Какая шишка? На чьём лбу? Это -- шишка?!" * * * Если дурак предаётся разумным занятиям, то в основном потому, что его к этому подвигают его инстинкт подражания и набор усвоен- ных культурных предрассудков. Культурный дурак -- это комнатная собачка, которую приучили не выкладывать свои дела на ковёр. * * * Особо хлопотная разновидность дурака -- дурак энергичный, цве- тущий, полный жизненных сил. Противоположность ему -- дурак сла- бовольный, легко управляемый. Энергичный дурак презирает учё- ность, бунтует против чужой власти. Слабовольный же -- опора общественного порядка, коллективист, традиционист, коллаборацио- нист. * * * Новые идеи в мире дураков обычно побеждают (если побеждают!) не потому, что они более убедительны и практически более эффективны, чем старые, а потому что им какими-то путями удаётся попасть в набор модных слов, модных тем, после чего их начинают распростра- нять, не вникая в их смысл и пользу. * * * Есть предложение: перестать трындеть о "ноосфере" ("сфере разу- ма") и начать трындеть о ДУРАКОСФЕРЕ -- области, в которой прими- тивные интеллекты изводят по простоте своей целые виды организ- мов, разрушают биосферу, отравляют собственную среду обитания и уничтожают ресурсную базу своего существования -- из-за того, что развития их мозгов хватает только на создание и широкое примене- ние вещей и технологий, от которых есть непосредственная, замет- ная польза, а вред опосредствован, отсрочен и потому не влияет на текущее поведение подавляющего большинства, а более разумное меньшинство не в состоянии с этим большинством что-либо поделать. Глупость -- это макродеструктивный уровень развития разума. Ра- зум на этом уровне развития норовит уничтожить сам себя и уж точ- но уничтожает то, что косвенно обеспечивает возможность его суще- ствования. Разум либо успевает, либо не успевает проскочить этот уровень развития до того, как массовая жизнь его носителей в за- нимемой ими части Вселенной станет невозможной. Если не успевает, то исчезает, а биосфера по степенно восстанавливается, насколько это ещё получается. * * * Если честно, то с дураками -- правильными -- обычно бывает спокойнее, чем с умниками. Скажем, если такой дурак усвоил, что людей тюкать сзади тяжёлым по голове -- занятие очень-очень нехорошее, этот дурак через всю жизнь пронесёт своё неприятие указанного тюкания. И можно спокойно поворачиваться к этому дураку спиной, даже если он вас не любит. А с умниками -- большими -- уже не совсем так: умник принципиально скептически относится к любым навязываемым ему без серьёзнейшей аргументации предписаниям, а значит, способен выработать свой собственный особенный взгляд на тюкание сзади по голове и на многое такое другое. А какой взгляд он выработает, он может и не успеть вам сказать. Вы, на мгновение потеряв бдительность, повернётесь к нему спиной, а он вас тут же по голове и тюкнет чем попадя -- из каких-то сложных соображений. Кстати, в основном поэтому всякие не совсем глупые правители и просто начальники и испытывают враждебность к шибко башковитым. То есть, отнюдь не только потому, что завидуют блеску чужих умищ и страдают от чувства собственной неполноценности рядом с ними.

3. Феномен умника.

Как блистательно заметил один читатель моих рассуждений об уме и глупости, для индивида нет большой разницы в том, умный он или дурак, так что сильно заморачиваться этим вопросом даже нету смы- сла. В самом деле: успех в личных делах определяется в основном не умственными способностями, а физическими и моральными качест- вами, происхождением и случайностями. И ведь ясно, что других ро- дителей себе не выберешь и против случайностей особо не попрёшь. Умник живёт собственным умом, дурак -- коллективным, но ведь не факт, что умник ошибается реже и с менее тяжкими последствия- ми, чем дурацкий коллективный разум. Умник всего лишь ошибается самостоятельно. Умник не вполне способен жить коллективным умом умников, пото- му что склонен критически воспринимать чужие мнения. Умнику мешают хорошо жить одни факторы, дураку -- другие, но тяжесть помех оказывается приблизительно одинаковой. Повышенный уровень проблем бывает только у дураков, считающих себя умниками. Поэтому если имеются сомнения по поводу того, умник ты или дурак, то выгоднее отнести себя к дуракам и выстраивать своё поведение по-дурацки, то есть, с существенной оглядкой на других дураков. На дураков работает естественный отбор. Поэтому устоявшееся в их поведении -- это то, что если не способствует выживанию, то хотя бы не сильно ему мешает. В общем, на индивидуальном уровне ум -- не преимущество, а все- го лишь нюанс психической конституции. А если всё-таки преимущес- тво, то очень небольшое, спорное. * * * Рассеянный умник -- зачастую хуже дурака. И намного. Рассеянный умник... - не может вовремя вспомнить нужные вещи из своего опыта; - не замечает лежащего на поверхности, игнорирует очевидней- шие обстоятельства; - забывает свои намерения. Причины рассеянности: - переполненность знаниями; - перегруженность текущей умственной работой; - специализация: высокая степень настроенности на решение задач некоторых типов. Интеллектуально перегруженный умник зачастую принимает решения, как дурак, потому что не в состоянии выделять на них достаточное количество своих психических ресурсов. Как умнику выкручиваться в такой ситуации: 1. Не торопиться с принятием и реализацией решений, накапливать сведения о ситуации. 2. Предварительно подсматривать чужой опыт (в интернете и пр.). Пускать менее осторожных людей вперёд себя. 3. Советоваться. 4. Действовать в паре с кем-нибудь толковым. 5. Делать больше записей по своим делам, не рассчитывать на свою память. Осознавший свою слабость в практических делах умник нерешителен, медлителен, очень осторожен, всячески подстраховывается. * * * Не очень большой умник зачастую проигрывает дураку из-за того, что рассчитывает на рациональность в человеческих делах, тогда как на самом деле там по большей части глупости и абсурд. Дурак тоже нередко стремится к рациональности, но она у него дурацкая, поэтому на самом деле оказывается глупостью и абсурдом -- и бла- годаря этому неплохо вписывается в общую ситуацию с человеческими делами. Иначе говоря, дурак думает так же, как другие дураки, поэтому он адекватнее миру дураков (= человеческому миру), чем умник. А адекватность человеческому миру -- самое то, что требу- ется для успеха в нём. Иное дело, что имеется ещё и "просто мир" -- не мир человечес- ких изделий и фикций, а, так сказать, природа: биосфера и т. п. Человечество как целое должно быть ей адекватным, иначе оно вы- мрет -- несмотря на все усилия дураков, предпринимаемые в рамках их дурацких концепций.

4. Различение умников и дураков по внешности.

Глупые физиономии, даже "тупые морды" -- это не художественное преувеличение, а печальная реальность. Почти не бывает так, что- бы физиономия была тупая, а её обладатель -- нет (а вот наоборот случается несколько чаще) Физиономические признаки ума, как правило, таковы: 1. Форма лица скорее кроманьонская, чем неандертальская. 2. Отсутствие признаков кожных и внутренних болезней: умник на- ходит эффективные способы сохранения здоровья и восстановления его. 3. Незначительность подкожного жирового слоя: умник обычно не наедает себе толстых щёк (но тут значительна роль наследст- венности). 4. Отутствие сильного загара: умник сознаёт, что загар старит кожу и повышает риск кожных раковых заболеваний. 5. Отсутствие очков: умник находит способы сохранения и восста- новления работоспособности глаз. Или хотя бы сокрытия своего недостатка. Правда, он может носить очки, чтобы выглядеть образованным умником перед дураками или скрывать подлинную мощь своего интеллекта от умников-конкурентов. Вообще говоря, отношения зрения и ума сложные: зрение (и оволосение, кстати) существенно и непреодолимо зависит не столько от ума, сколько от генов и от условий жизни, навязываемых умникам дураками. 6. Сдержанность мимики: умник, как правило, скрывает свои внутренние состояния и бережёт кожу лица от морщин. 7. Направленность внимания на что-то существенное в окружающем пространстве или внутрь (о направлености внимания можно судить по развороту головы, положению и движениям глаз). 8. Отсутствие признаков преждевременного старения: умник заботит- ся о продлении своей жизни. Но для использования этого призна- ка надо знать истинный возраст исследуемого, и этот возраст должен быть не меньше, чем средним. 9. Отсутствие вычурного оволосения, пирсинга, татуировок: обычно умник в состоянии налаживать свои отношения с дураками, не прибегая к подобным способам подлаживания под их дегенератскую моду. 10. Отсутствие признаков психических и нервных нарушений (умни- кам, как правило, удаётся их избегать, хотя иногда опять-таки сильно вредит наследственность). К таким признакам могут быть отнесены: тики, косоглазие, излишняя моторика, в том числе бегание глаз. 11. Как правило, закрытый рот -- потому что... - молчание -- золото; - правильное дыхание -- через нос, а не через рот; - жевать лучше с закрытым ртом; - в закрытый рот не залетают насекомые, не попадает пыль и не плюют встречные заразные негодяи. 12. Всякие умные выражения лица, "задумывания", проницательные посматривания, бдительные прищуривания. Или, наоборот, выра- жения безразличия при наличии объектов, вызывающих повышенное внимание дураков. Разумеется, надо учитывать, что умникам нередко приходится маскироваться, а дураки имеют склонность подражать. Далее, есть области деятельности, накладывающие на физиономию специфический отпечаток. К примеру, актёрам приходится много "работать лицом", из-за чего случаются ранние морщины. Про непреодолимую роль наследственности было уже сказано. Она вдобавок влияет и на скорость старения. Про борьбу с вредными факторами, которые порождаются дураками, тоже было уже сказано: дураки бывают настолько продуктивны, что даже могучим умникам защититься полностью от всего не хватает ума. Но умники хотя бы ничего не добавляют к этим факторам от себя. Чем старше индивид, тем ярче уровень его интеллекта отражается на его физиономии. Физиономические признаки умника можно использовать для имита- ции наличия большего ума, чем есть на самом деле. В процессе имитации может достигаться такая же польза для организма, какая была бы при действительном наличии ума. Это дуракам на заметку. Уровень интеллекта также более-менее выдаётся голосом (не речью даже). У дураков нередки хрипота, плохая дикция, бедность модуля- ций. Их речь напоминает собачий лай, а смех -- лошадиное ржание.

5. Как распознавать дураков и умников в сложных случаях.

Как отбирать действительных умников. Умники бывают специализи- рованные и широкого профиля. Для интеллектуализации культуры тре- буются в основном последние. Специализированных умников можно определять по профессиональным достижениям, но эти умники мало на что способны вне областей сво- ей специализации. Они -- кирпичики, а нужен связующий их цемент. Это умники широкого профиля. Таких выявлять сложнее. Надо, среди, прочего, обращать внимание на отсутствие "вредных привычек" и всяких "болезней образа жизни" типа большого живота или геморроя: большой живот, геморрой и т. п. могут быть разве что у псевдоум- ников и специализированных умников. * * * Как перемещается по местности человек с больными ногами? Он старается делать это поменьше, выбирает пути поровнее, покороче, ставит ноги не куда попало и боится споткнуться или наступить на неровность, а ещё ищет дополнительную опору (перила, стену), а то и использует трость. Приблизительно так же перемещается по жизни опытный человек с переразвитым умом: избегает во что-то ввязы- ваться вне тех немногих областей, которые более-менее освоил, вы- бирает себе проблемы полегче, при решении их не доверяет вполне ни своим идеям, но своей памяти, а ищет советов и критики. Он знает, что "рассеян" (так мягко называется склонность умных лю- дей забывать сделать простые очевидные вещи) и применяет всякие трюки, чтобы компенсировать эту слабость. Действительный опытный умник не набрасывается на проблемы с радостью, а шарахается от них, почти как чёрт от ладана. В част- ности, он очень не любит, когда домашние начинают его чем-то гру- зить: ему хватает того, чем его нагрузили на работе. Потом, ему ведь приходится местами думать за всю страну, а то и за всё чело- вечество в целом, а это изнуряет тоже. Соль в том, что решения для разных житейских проблем легко находятся только у дураков, а умникам открывается столько всяких нюансов, что мозг оказывается близок к состоянию кипения. В конце концов умник обычно справля- ется и с проблемами житейского характера (иногда даже справляется блестяще), но ему надо долго входить в тему, настраиваться на неё, отрываться от тех забот, в которые он успел войти до этого.

6. Ум и словесное творчество.

Могут выделяться следующие уровни пишущих интеллектуалов: 1-й: знаток чужого подхода; 2-й: доработчик чужого подхода; 3-й: разработчик нового подхода в рамках существующей мысли- тельной парадигмы; 4-й: разработчик новой мыслительной парадигмы и ряда собст- венных подходов в рамках её. Если подход верифицируемый, практически значимый, то интеллек- туал -- рационалист, а если подход неверифицируемый, практически незначимый, то интеллектуал -- абсурдист. Доработка чужого подхода легко выдаётся за разработку нового, своего. Труднее (но тоже возможно) -- выдать её за разработку новой мыслительной парадигмы. * * * Креативность не есть надёжный признак ума: дураки тоже бывают креативными, только придумывают либо простенькое, либо узко спе- циализированное, либо чепуху. * * * Некоторые гиперактивные и популярные изрекатели псевдоистин изрекают их не в последнюю очередь для того, чтобы полюбоваться собой: почти такими же способными и изрекучими, как самые извест- ные изрекатели. Подобным людям нравится, что им удаётся гладко выстраивать слова во вроде как глубокомысленные высказывания. Имитация глубокомыслия, способная вводить в заблуждение дура- ков, -- на самом деле не очень сложное занятие: надо всего лишь отдаться ему с концами и постепенно настроить на него свой интел- лектик.

7. Ум и память.

Иметь слабоватый ум -- это даже у дураков считается большим не- достатком, а иметь слабоватую память -- это считается недостатком маленьким. Причина такого различия -- как ни странно, разумная: слабая память не только частично компенсируется повышенно разви- тым умом, но даже может складываться из-за того, что развитие со- ображения идёт в ущерб развитию памяти. Возникающие перед индиви- дом задачи могут решаться двумя способами: он либо ВСПОМИНАЕТ, где есть что и какие действия рекомендованы учителями, книжками, знакомыми дураками и т. п., либо не в состоянии вспомнить и вынужден СООБРАЖАТЬ сам. Поэтому если имеешь дело с умником, надо рассчитывать на то, что ситуация с памятью у него не совсем хорошая. А если она, тем не менее, хорошая, значит, возможно, умник он не совсем полноцен- ный, а больше выглядит таковым. Умник, сзнавая свою неблестящую ситуацию с памятью, в состоянии компенсировать эту свою слабость (системой записей, мнемониками и пр.), приспособиться к ней. Он также в состоянии несколько раз- вить у себя память, но, как правило, не делает этого, потому что это мешало бы ему думать. Слабость памяти, удобна, среди прочего тем, что позволяет по многу раз смотреть с удовольствием одно и то же хорошее кино, читать одни и те же хорошие книги (может, что-то остаётся от них в подсознании насовсем).

8. Дурак и политика.

Дураки -- расходный материал истории. Важнейшее качество для политика -- способность нравиться дуракам: только через это можно приводить их в движение. Кто ищет опору в сердцах дураков, тот на верном пути к большому успеху, а кто в политических делах апеллирует к разуму, тот сам дурак. Система манипулирования (ну, управления) обществом настроена на дураков, потому что их большинство. И она способствует сохранению и увеличению доли дураков в обществе, потому что дураками манипу- лировать много легче, чем умниками. Путь к деньгам, власти, славе пролегает через сердца дураков. Кто это понял и принял, тот на верном пути к личному успеху -- пусть, возможно, и не блестящему. А кто этого не понял и/или не принял, тот в состоянии добиться чего-то лишь случайно, в неболь- ших делах, при исключительно редком везении, да и то не надолго. Искусство политики -- это на 3/4 искусство манипулировать дура- ками: находить для них проникновенные слова и всё такое. Любую идеологему, любой лозунг прежде, чем бросить их в массы, надо проверять на контрольной группе дураков, представляющих собой именно ту их разновидность, на которую возлагаются политические надежды. Если не хочешь возиться с дураками -- или сам, в свою очередь, быть внешне дураком -- то в политике тебе делать нечего: ты годишься только на роль её скептичного зрителя. Политики бывают двух типов: ориентирующиеся на просто дураков и ориентирующиеся на дураков припыленных. "Стабилизаторы" обычно ставят на просто дураков, а на припыленных ставят революционеры. Ни те, ни другие политики чётко не проговаривают, на кого ставят. Считается, что все ориентируются на здравомыслящих и психически нормальных людей. Из всех подвизавшихся в политике индивидов нынешних и прошлых времён, кажется, только Эдуард Лимонов честно заявил (но только однажды), что опирается в первую очередь на тех, кто с вывихом в голове. Политическая возня -- это на 95% бег по кругу. Поскольку обычно круг растягивается во времени на много лет, большинству бегущих представляется, что уж их-то поколение бежит не по кругу, а напрямую к "светлому будущему". Чтобы не участвовать в бессмысленном беге по кругу, во все времена было достаточно просто вылезть из колеи. Но сложность нынешней эпохи в том, что приближается глобальная катастрофа природопользования, и, чтобы предотвратить её, надо, чтобы перестало бегать по кругу большинство активничающих в политике. И вот тут и начинаются сверхпроблемы. Короче, чтобы спасти даже не мир, а себя в нём от почти неиз- бежной катастрофы, надо учиться эффективно работать с дураками, как это порой ни неприятно. Дураки в политике бывают четырёх типов: 1) дураки-избиратели: те, кто голосуют на выборах, но обычно не за тех, за кого надо; 2) дураки-активисты: те, кому разбивают головы на демонстрациях; 3) дураки-лидеры: те, кто осваивают гранты и попадают в депутаты; 3) дураки-смертники: те, кто обвязываются взрывчатыми веществами. Опыт показывает что, типичные дураки больше всего "ведутся" на разоблачения казнокрадства и взяточничества в особо крупных раз- мерах. Причина -- не только в возможности пережить острое чувство восхищения собственной праведностью, но также и в зависти. Двой- ная причина, так сказать, отсюда и её мощь. Чтобы использовать это с максимальной отдачей, требуется не как можно больше разо- блачений, а разумная их дозировка. Слишком частые разоблачения приедаются и перестают возмущать. Оптимумом, наверное, является одно крупное разоблачение в полгода. Часть разоблачений надо от- кладывать про запас, на особые случаи: к выборам, к революционным ситуациям. При наступлении этих особых случаев надо высыпать сра- зу по десятку новых разоблачений или хотя бы повторять полузабытые старые -- в своё время отточенные на менее широкой аудитории дураков. Любая разновидность дураков неудобна, неприятна и опасна, но каждая -- по-своему. Энергичные дураки достают тем, что, если они влезают в политику, то непременно рвутся кого-нибудь растоптать за критические высказывания об их любимой чепухе. А дураки вялые раздражают тем, что их заманить в политику очень трудно, так что даже некем бывает жертвовать, когда приходит пора. Если ты хоть раз публично и основательно задел дураков, считай, что тебе в политике уже ничего не светит: можешь задевать их и дальше хоть до конца дней своих. В политике без опоры на дураков делать нечего, и если ты удосужился наговорить про них лишнего так, что они себя узнали, значит, ты не очень далеко ушёл от них и сам, потому что твои противники получили возможность, используя твои же высказывания, вбивать клин между тобой и дураками всякий раз, когда ты попробуешь тех охмурить. Дурак -- священная корова политики. Дурака не трожь, а то худо будет. Ещё лучше -- делать вид, что ты тоже дурак. * * * Существует проблема перевода дураков от слов к делу. Как прави- ло, бывает так: многие зарядились, но никто так и не выстрелил. Все говорят, что надо броситься под танк, но танк почему-то ползёт дальше. Дураков много, а бросаться некому. Причин обезво- ливания массы дураков много: многоканальное тупое телевидение, дешёвое пиво, интернет, наркотики и пр. Революция требует жертв, а на роль жертв нет желающих. Всё остаётся на уровне болтовни. Социальная система будет пребывать в стабильном состоянии, пока её ресурсы не кончатся. А когда они кончатся, не будет смысла брать власть, потому что без ресурсов всё равно ничего не постро- ишь.

9. Дурак и опасности.

Для дурака характерна неадекватная оценка рисков. В большинстве случаев она им занижается, но иногда у дурака развивается какая- нибудь фобия, и тогда уж держись! Недооценкой рисков зачастую объясняется видимая необучаемость дурака: споткнувшись, фигурально говоря, о какой-нибудь камень, дурак не изменяет ничего в своих намерениях и правилах не потому, что в принципе не способен это сделать, а потому что считает это ненужным, неоправданным, поскольку якобы вряд ли встретится с этим камнем вновь. У дурака его отношение к рискам определяется в основном не инс- тинктом выживания, а инстинктом подражания: дураки либо дружно шарахаются от какой-нибудь надуманной угрозы (типа коронавируса COVID-19 в 1920-1921 гг.), либо дружно игнорируют какой-то реаль- ный вред (примеры: курение, автомобильство).

10. Дурак и саморазвитие.

Основное различие между дураком и умником состоит в том, что умник настроен выискивать и преодолевать недостатки своего мышле- ния, а дурак уверен в своих интеллектуальных достоинствах, а свои неудачи относит на случайности и злонамеренность окружающих. У умника неизменно присутствует настроенность на развитие себя, у дурака этого, как правило, нет. Умник подмечает в себе и в сре- де разную неброскую всячину, стремится использовать её и радуется даже мелким своим достижениям на этом пути, позволяющим, к приме- ру, сберечь несколько минут времени. Для дурака же его мир и его собственный организм -- данность (если только речь не идёт о ремонте квартиры, уродовании себя пирсингом и тому подобных вещах). Если критиковать умника, он старается понять, за что его так. А если критиковать дурака, он удивляется, обижается или злится. Оказавшись в некоторой ситуации не на высоте, умник думает, что бы ещё изменить в своих представлениях, в приёмах деятельности, чтобы стать более эффективным, дурак же переживает обиду на тех, кто якобы виновны в том, что он не смог блестяще себя проявить. Если дурак говорит "я ошибся", у меня в первый момент слёзы на- катываются на глаза: ведь это почти то же, как если бы паралитик вдруг встал и сам сделал шаг по направлению к туалету. Но в сле- дующий момент мне уже думается: ну зачем ты так, дурашка? Призна- вать свои ошибки, тем более публично, -- это для жизненного успе- ха совершенно не обязательно и, хуже того, даже рискованно. Ты таким образом разве что подпортишь свои отношения с кучей окружа- ющих дураков, которые станут воспринимать тебя как не вполне здорового психически.

11. Место подражания в поведении дураков.

Если можно что-то делать так, а можно -- этак, то человеческая обезьяна, как правило, бездумно выбирает тот вариант, какой под- смотрела у других человеческих обезьян. Важность подобного пове- дения для выживания обезьян понятна: если другие обезьяны что-то делают раз за разом и потом не умирают и не кричат от боли, зна- чит, они вряд ли совершают большую ошибку, зато, наверное, имеют какую-то неочевидную выгоду. Подражание имеет место во множестве мелочей. К примеру, я обра- тил внимание на то, что у обезьян, ходящих в метро вверх по эска- латору, повелось замирать на подходе ступенчатой ленты к верхней точке. От такой остановки нет никакого проку: можно двигаться дальше, но у бесшерстых приматов пошла мода последние метры про- стаивать, а не проходить, а если подпихивать дураков в спину, то они удивляются. Кстати, если у стандартного дурака основная форма бездумного поведения -- подражание окружающим, то у умника -- наоборот: если он не успевает включить своё могучее мышление (на всё его не хва- тает), а действует по привычке, привычка подталкивает его к тому, чтобы НЕ СОВПАСТЬ с окружающими -- даже если они не дураки (или всё же дураки, но поступают вроде как правильно).

12. Динамика глупости в обществе.

Доля дураков в обществе неуклонно растёт. Вызвано это несколь- кими причинами. Во-первых, это обусловлено комфортностью современного общества: оно предъявляет всё более низкие требования к психическим качест- вам личности, и дуракам в нём становится всё легче выживать. В эпоху научно-технических достижений естественный отбор отсеивает интеллектуально недоразвитых и вообще психически слабых в значительно меньшей степени, чем, к примеру, в пещерные времена. Во-вторых, это определяется развитием оглупляющих факторов: коммерческой рекламы, политической и религиозной пропаганды, а также технических средств продвижения указанных мерзостей в широкие народные массы. В-третьих, это объясняется хроническим подтравливанием челове- ческих организмов различными достижениями химии и хроническим подавляющим воздействием на него различными достижениями физики. То же другими словами: если судить по состоянию дел в обществе, то доля умных людей в нём со временем не только не увеличивается, а наверняка даже сокращается -- из-за того, что возрастает ком- фортность жизни и соответственно ослабляется естественный отбор. Между тем, потребность в интеллектуальной работе растёт -- из-за усложнения цивилизации. В результате всё большая часть интеллек- туальной работы достаётся интеллектуально слабым личностям, проще говоря, дуракам. Они, среди прочего, дорываются до оперирования понятиями, которыми раньше оперировали только умники, из-за чего качество текстов и соответственно представлений, имеющих хождение в обществе, в целом снижается. Всё большая сложность различных построений цивилизации обуслов- ливается не тем, что их творят всё более могучие в интеллектуаль- ном отношении индивиды, а тем, что имеет место эффект накопления мелочей, которые посильны всё более средним умам, специализирую- щимся во всё более узких областях. Дураков более-менее удерживают от вредных глупостей только культура и общественный порядок, но когда дураки сами начинают определять культуру и общественный порядок, от их глупостей их не защищает уже ничто.

13. Дурак и знания.

Адекватные обобщённые представления позволяют значительно эко- номить на умственных усилиях. Получать такие представления можно двумя способами: - узнавать от других людей (в частности, через чтение); - вырабатывать самому. Дурак, стремящийся пользоваться чужим знанием, набивает себе голову какими-то обобщёнными представлениями, но зачастую либо они не адекватны, либо он применяет их не к месту. Даже при усвоении готовых обобщённых представлений приходится напрягать интеллект: не только для того, чтобы понимать, о чём речь, но также чтобы оценивать, насколько эти представления адек- ватны и какова ситуация вокруг них: - как долго сохранится адекватность этих представлений; - кто и зачем, возможно, стремится манипулировать людьми через эти представления, даже если они адекватны; - какие имеются альтернативные представления и почему надо отдавать предпочтение не им. Представления о некотором реальном (не знаковом) объекте всегда отражают не всё, что в этом объекте есть, зато могут ошибочно от- ражать то, чего в нём нету. Они адекватны, если не отражают того, чего нету, а то, что они отражают, достаточно для решения некото- рых задач в связи с объектом. Адекватность представлений -- качество относительное: она всегда замеряется относительно задач, которые надо решать. Ошибочные представления в принципе тоже могут приводить к эф- фективным решениям или не мешать их принятию, но много чаще бы- вает, что лучше всё же без них. Нельзя сказать, что лучше не иметь никаких представлений, чем иметь ошибочные: ошибочность бывает разная.

14. Образованный дурак.

Феномен образованного дурака состоит в следующем. Такой дурак усваивает некоторые правильные идеи, но усваивает их в виде прос- тых формальных моделей, якобы исчерпывающе отражающих некоторые куски действительности, тогда как на самом деле эти идеи являют- ся скорее лишь названиями неисчерпаемых тем, и модели, создавае- мые в рамках этих тем, могут уточняться (усложняться) практически до бесконечности. К примеру, образованные дурак слышал и читал про "естественный отбор" и, естественно, принял эту идею целиком и безоговорочно, потому что она исходила из авторитетного для него источника, из которого образованные дураки черпают целиком и безоговорочно. Но естественный отбор дураку мыслится как прыгание организмов через забор определённой высоты: кто не смог перепрыгнуть, тот идёт в отсев. Между тем, помимо прыгания организмов через забор люди открыли ещё такой феномен, как дивергенция видов, состоящая в том, что часть особей любого вида организмов отказывается прыгать через поставленный перед ними забор и идёт прыгать через какой-нибудь другой забор, или подползает под него, или пользуется обнаружен- ной в нём дыркой, или даже просто обходит его стороной. Дурак, ожидающий их за тем изначальным забором, считает, что они не прошли его "естественного отбора", иначе говоря, вымерли, а они на самом деле, несколько изменившись, вылезают с другой стороны и кусают его сзади за мягкие ткани. В эту приятную картину тоже, в свою очередь, можно добавить деталей. А потом ещё и ещё. Если судить по количеству видов организмов на Земле (несколько миллионов), этот молодецкий обход отборочного забора совершался не один миллион раз (в учебниках дарвинизма дивергенция видов называется "основным механизмом эволюции"), но загвоздка в том, что понятие "дивергенция видов", к сожалению, не попало в типовой набор схемок среднего образованного дурака, поэтому такой дурак, как правило, уверен, что всегда "выживает более приспособленный" к прыганию через забор. Примечательна реакция образованного дурака на делаемые в его присутствии замечания отдельных нестандартных (не прыгающих через дурацкий забор) личностей по поводу того, что мир сложнее дурацких схем и что, к примеру, не все особи одного вида утружда- ют себя прыганием через один и тот же забор. Вместо того, чтобы забеспокоиться, броситься к книжкам и т. д. дурак с апломбом заявляет, что некоторые не знают и/или не понимают ЭЛЕМЕНТАРНЫХ ВЕЩЕЙ. И этот дурак защищает свой куцый "естественный отбор" с таким же праведным упорством, с каким его предок тащил дрова в пресловутый костерок Джордано Бруно. Произошедший с той герои- ческой поры культурный прогресс сводится к тому, что как-то уда- лось всё-таки вбить дуракам в головы, что сжигать думающих людей сегодня уже не обязательно: довольно приятно ведь и просто говорить про них гадости в интернете. Необразованный дурак в глубине своей простой души чувствует собственную неполноценность в сравнении с людьми, которые обладают знаниями, поэтому хотя бы иногда угрюмо помалкивает в присутствии превосходящих его людей, и прислушивается к тому, что они ему го- ворят. Не таков дурак образованный. Этот уверен в своём обладании наиточнейшими истинами, дальше которых ходить нет смысла. Если образованному дураку что-то втемяшилось в голову, он будет носиться с этим, как с писаной торбой, и перевтемяшить ему немного отличное от усвоенного окажется практически невозможно.

15. Различие между умом и мудростью.

Мудрец -- это опытный осторожный человек, насобиравший себе всяких правил, выведенных и проверенных в основном не им самим, но также усвоивший, что правилам надо доверять не полностью и что иногда лучше от них отклоняться, предварительно хорошо подумав в меру своей способности к этому. Мудрец знает, что существуют умники и что они в некоторых ситуациях много успешнее дураков, но в некоторых других ситуациях уступают им. Он умеет различать умников и в состоянии спокойно признавать интеллектуальное превосходство некоторых из них над собой. Умник может быть мудрецом, а может и не быть им. Мудрец -- не обязательно умник, но наличие не слишком специализированного ума способствует обретению мудрости. Из Дхаммапады (строфа 63): "Глупец, который знает свою глупость, тем самым уже мудр, а глупец, мнящий себя мудрым, воистину, как говорится, глупец." Немудрый умник -- это умник начинающий: с хорошими задатками, но без опыта, без знания пределов своих возможностей. Неопытный или слишком специализированный умник, как правило, проигрывает не особо умному мудрецу, если дело касается решения так называемых житейских проблем. Мудрость идёт от хорошей "школы", от жизненного опыта, от урав- новешенности психики. Мудрость частично заменяет ум в том, что касается общего пове- дения, личного обустройства, отношений с людьми.

16. Дуры.

"Жил был дурак. Он молился всерьез (Впрочем, как вы и я) Тряпкам, костям и пучку волос -- Все это пустою бабой звалось, Но дурак ее звал Королевой Роз (Впрочем, как вы и я)." Редьярд Киплинг. "Дурак". "У обычной женщины мозгов, как у курицы. У выдающейся женщины -- как у двух куриц." Конфуций. Среди дураков распространено мнение, что женщины -- по преиму- ществу дуры, то есть что женская половина человечества глупее, чем мужская. Поскольку это мнение оспаривается не только многими женщинами, но и многими мужчинами, то надо полагать, что разница между мужчинами и женщинами в отношении силы ума зачастую бывает малозаметна: то ли она есть, то ли её нету. Если у мужчины глупо- ватая по сравнению с ним жена, то он при всяком подходящем случае сообщает миру, что "бабы -- дуры", а если он приходит к выводу, что жена толковее его, то он на эту тему, скорее всего, помалки- вает. А поскольку мужское мнение в обществе всегда на переднем плане, то и получается преобладание идеи о слабоватости женских мозгов. Соответственно (но не только поэтому) женщины хотя бы чуть-чуть дискриминируются при распределении престижных должнос- тей и сложной работы, а вдобавок позволяют себе расслабляться: сами перекладывают трудную интеллектуальную работу на мужчин. Из-за этого судить о женском уме (точнее, об умственном потенци- але) по женским интеллектуальным результатам -- дело не совсем корректное с точки зрения научного подхода. Есть разные точки зрения на умственные способности женщин. Вот некоторые из них: 1. Женщины не глупее мужчин, но мужчины, будучи сильнее физи- чески, заняли главенствующее положение в обществе, и потому женщинам труднее себя проявлять. Кроме того, мужчины приспо- собили общество к особенностям своего мышления, поэтому женщины выглядят недостаточно соображающими. 2. Женщины реже, чем мужчины, проявляют себя как интеллектуальные гении, поэтому и кажется, что они глупее мужчин. Но женщины реже демонстрируют и противоположную крайность, так что в среднем они не уступают в уме мужчинам. 3. Женщины мыслят несколько иначе, чем мужчины, поэтому мужчинам кажется, что женщины глупее. Но то же самое кажется женщинам в отношении мужчин. 4. Женщины в среднем немного таки глупее мужчин, но это не плохо, потому что для выживания важны и другие компоненты психики: инстинкты, память и т. п., а они у женщин развиты лучше, чем у мужчин. Иначе говоря, если женщины уступают мужчинам по уму, это ещё не значит, что женщины уступают им по общему качеству психики. Чтобы не говорить о глупости женщин или о женском варианте глупости, иногда говорят о "женском уме" или о "женской логике" (последнее выражение употребимо среди людей, которые в логике мало что смыслят). Как ни странно, по существу ещё далеко не вполне отвечено на следующие вопросы: - что есть ум? - какими параметрами ум может быть охарактеризован и как его измерять? - какие бывают разновидности ума и как их оценивать? В условиях такой неопределённости ещё как-то можно не совсем впустую обсуждать различия мужского и женского ума, но вот кор- ректно определять какой ум качественнее (не сильнее даже!), не получится.

17. Литература.

............................................................... ...............................................................

Возврат на главную страницу            Александр Бурьяк / Мир дураков 2. Двадцать пять лет спустя