Александр Бурьяк

Попытка читать Галковского

bouriac@yahoo.com На главную страницу
Есть такая звезда на российском интеллигентском небосклоне -- Дмитрий Галковский. Звезда собрала при себе в интернете огромный косяк поддакивателей, так что даже до мало общающегося меня доходят отдельные восторженные охи-вздохи. В связи с этим мною было предпринято несколько попыток вникнуть в творения корифея, и в результате сложилось впечатление, что подобные Галковскому фигуры могут возникать только при наличии обильной бульварной прессы, всеядного интернета и власти, заинтересованной в оглуп- лении основной массы граждан. Не сомневаюсь в том, что от писанины Галковского у многих захватывает дух. Но что остаётся в сухом осадке -- после того, как проходит приятная одурь (если проходит)? Да ничего не остаётся, кроме мусора псевдофактов и абсурдизации мышления. По манере привлекать к себе внимание близкая к Галковскому фигура -- некая Ксения Собчак. Я не интересуюсь ни ею, ни людьми её типа вообще, но вот же застряла она в памяти даже у меня. В общем, перед нами два блестящих примера того, как можно стать знаменитостью и добывать через это на пропитание, не имея за душой ничего существенного, кроме нахальства. Кушать хочется всем, конечно, но чтобы начать ради этого нахальничать, надо, чтобы в тебе сначала что-то сломалось (если было чему ломаться). * * * Из беседы с поклонником Галковского: 04.12.2008: Посмотрел статью Галковского "Как уничтожали русскую интелли- генцию". Поверхностная болтовня, которую лень критиковать, потому что её назначение -- пооригинальничать, а это автору как раз удалось. Большевики пускали в расход из интеллигенции главным образом галковских -- и правильно делали: заниматься конкретным интеллектуальным трудом типа врачебного или инженерного такие всё равно не способны, а способны только мутить мозги образованным недоумкам. "Вряд ли он 'мутит мозги образованным недоумкам' из эпатажа." Он мутит из денежных соображений: на что-то ведь живёт. "Пытающиеся понять его глубоко, говорят разное, но совсем мало -- об оригинальничанье." Пытающиеся понять глубоко такого автора уже только своей попыт- кой доказывают, что они -- специфический контингент, от которого трудно ожидать адекватных оценок. "Не берусь судить: Галковский 'рак на безрыбье' или 'гений непризнанный'. Он -- заметная интеллектуальная величина. Каких сегодня -- дефицит." Уж кого-кого, а "заметных интеллектуальных величин" в России хоть пруд пруди. В дефиците те, кто действительно умеет ДУМАТЬ, а не быть "заметными интеллектуальными величинами", то есть, привлекать к себе внимание заумным трёпом. Я таки БЕРУСЬ судить Галковского: он -- не "рак на безрыбье" и не "гений непризнанный" (кстати, характеристики "заметная величина" и "непризанный" противоречат одна другой). Галковский -- шарлатан от философии. Если хочется оспорить данную характеристику, приведите хоть один оригинальный и значимый тезис Галковского, а я повеселюсь. "Это -- выливание помоев на голову противника." Не выливание помоев, а просто нежелание ввязываться дискуссии на вычурные темы, запускаемые людьми, у которых я заведомо не ищу ничего толкового, потому что мне проще это толковое придумать самому, если понадобится, чем выискивать в их словесном потоке. * * * Статья Галковского "Хичкок". Отборные компилятивные гадости о Ленине, Инессе Арманд, Яне Петерсе, Льве Троцком, Феликсе Дзер- жинском и пр. Может, и правда: кто их знает. Но единственная ссылка на источник -- "позволю себе процитировать отрывки из мемуаров высокопоставленной кокотки". Кокотка -- некая Клер Шеридан. Название кокоткиных мемуаров умалчивается. Кричащего "материала" в статье много, но если нет ссылок, значит, надо думать, он частью нахально передран у кого-то (возможно, тоже, в свою очередь, нахально передравшего), частью, наверное, высосан из пальца (или из чего там сосут особо плодовитые авторы). Похабная бульварщина для газетёнок типа "Комсомольской правды". Использовать это в качестве источника -- не корректно, да и обделаться можно. Самое правильное -- проигнорировать. В крайнем случае -- поискать безымянные кокоткины мемуары. Правда, доверия им -- не больше, чем писанине Галковского, потому что, по-видимо- му, это было существо той же, что и Галковский, породы: стремяще- еся ошарашить, а не докопаться до каких-то истин. * * * С galkovsky.livejournal.com, 03.08.2007: "Дмитрий Евгеньевич, Вы это остерегайтесь там со жратвой сейчас, да и вообще. Могут у людей нервы сдать. Яйца червей не только в салате. Могут рядом с квартирой распы- лить -- токсокар, эхинококков (избави Господь). Личинки инфективные меньше пыли вдыхаются и все. На этом осно- вана вся симпатическая магия с подбросом крыс и т.д. На дверях ручек сохраняется гепатит до одних суток. Могут еще быть неприятные хим-соединения, летучие смеси, облучение через соседей. Через стенку вас видно им на тепловизорах. Таким же образом рассматривается вся информация с компа -- по дрожанию стекол, лазерным лучем. Скорее всего квартиры у Вас все продырявлены через них торчат оптоволоконные камеры, на Вас собирается компро- мат. Есть амнетические препараты -- увозят -- кодируют, Вы не помните ничего." Наверное, это ирония кого-то любителя "прикалываться" из числа не вполне охмурённых поклонников Галковского. * * * По поводу некоторых утверждений в статье Галковского "Как уничтожали русскую интеллигенцию". "Один из высших руководителей ВЧК -- Мартин Лацис (он же Ян Судрабс) охарактеризовал противников советской власти весьма точно: 'Юнкера, офицеры старого времени, учителя, студенчество и вся учащаяся молодежь... они-то и составляли боевые соединения наших противников, из нее-то и состояли белогвардейские полки... Белая гвардия состояла из учащейся молодежи, офицеров, учительства, лиц свободных профессий и прочих мелкобуржуазных элементов'." На самом деле Белая гвардия -- цвет интеллигенции -- состояла в значительной части из пьяни, насильников, погромщиков, рас- стрельщиков, просравших Россию. Кто приходил туда более-менее хорошим, тот со временем портился. Политическая программа Белого движения была ублюдочная, политическая практика -- ещё хуже. Попадались там и морально крепкие люди, но задавали тон не они. Иначе бы не проиграли Гражданской войны. О Белом движении надо читать приличных авторов: Деникина, Будберга, Слащова, Шульгина и др. Из их книг можно выяснить, что в Донской армии состояли главным образом русские казаки, а также калмыки (казаки калмыцкой национальности). В Кавказской армии воевало много бойцов из "народов Кавказа" ("Дикая дивизия"). Разумеется, среди белых калмыков и кавказцев тоже попадалась интеллигенция, но хотя бы не русская. Также во всех белых армиях служило немало призванных на военную службу крестьян, причём они- то в основном непосредственно и воевали, тогда как интеллигенция больше как бы руководила процессом (ошивалась в штабах и т. п.). Художник Алексей Смирнов, 1937 г. рожд., внук царского генерал- майора и прямой продолжатель белогвардейской традиции ("Двойная трагедия"/"Зеркало", 2005, №26): "...многие белые были большими ворами, и казаки генерала Мамон- това во время летнего наступления Деникина от Орла только потому не взяли Москву слету и не повесили Ленина с Троцким, что стали грабить богатый купеческий город Козлов, сдирать с икон ризы и срывать часики с женщин. Гражданская война в России - это прежде всего разливанное море уголовщины, так как в ряды противоборствующих сторон вливается масса профессиональных и потенциальных уголовников. Если Красная армия была вообще чисто уголовным сбродом, руководимым междунаро- дными каторжниками, то и белые были наполовину бандформированием, где на каждого идеалиста приходился один чистый бандит в погонах. Деникин, человек глубоко порядочный, так и не смог очистить свою армию от грабителей и с горечью называл ее 'кафешантанной'." О том, как выживали после Гражданской войны белогвардейцы в России. Всё тот же Смирнов -- о художнике Александре Михайловиче Соловьёве: "В Соловьеве все вообще было подлинно: и дворянство, и Казанс- кий университет, и школа Фешина, и Петербургская академия худо- жеств, и участие в армии КОМУЧа, и служба у Колчака и генерала Войцеховского, которого он тоже хорошо знал. Был у него и общественный темперамент, и умение работать с художественной молодежью, которую он любил обучать своему ремеслу. А то, что он решил жить и стал сотрудником Лубянки, доносчиком и предателем, - я всего этого в молодости долго не знал..." "Это ведь целое поколение русских дворян стучало на Лубянку и выживало, народив кучу детишек, таких же подлецов, как они сами." "...в этих кабаках и пивных Соловьев перезнакомился с другими бывшими белогвардейцами, ставшими доносчиками, и они создали своего рода союз, договорившись доносить только на убежденных красных, кавказцев и евреев, которых они люто ненавидели как своих бывших врагов на полях сражений. Я часто ездил с Соловьевым в Верхнее Поволжье на этюды, и он мне проговаривался спьяну, как эти доносчики объединялись в офицерские пятерки и работали сообща, уничтожая красные кадры. Не знаю, не знаю, как к этому относиться, по-моему, лучше всего было лечь в психиатричку, мочиться в постель и прикидываться сумасшедшим. Соловьев говорил, что эти пятерки были связаны тем, что у тех, кто предавал, уничтожали их жен и детей, поэтому провалов не было." "Но Соловьев напакостил на Масловке [улица, в доме на которой ему выделили комнату -- А. Б.], отправив на расстрел нескольких убежденных коммунистов. Все советские художники его люто ненави- дели и, шипя, называли белогвардейцем - это было тогда высшее ругательство и оскорбление. Сортир на Масловке был общий, и Соловьев туда ходить не мог: когда он закрывался в кабинке, художники обливали его из банки мочой. Кухня тоже была общей, но готовить там Нина Константиновна тоже не могла: жены художников подбрасывали им в суп дохлых мышей и толченое стекло." Кстати, хотя интеллигенции было в рядах Белого движения много, самый цвет её всё-таки пребывал вне армии и отсиживался в глубо- ких тылах: Иван Бунин, отец и сын Вернадские, Алексей Толстой и пр. Галковский: "В сражениях Гражданской войны, а также от голода, эпидемий и каторги погибла примерно треть образованных людей. Еще треть эмигрировала или осталась на территориях, насильственно отторгну- тых от России. К концу войны население интеллектуального центра страны -- Петрограда -- сократилось в три раза, а население Москвы -- в два раза." Если население "интеллектуальных центров" сократилось в два-три раза, это не значит, что за счёт интеллигенции, то есть приведен- ный факт НИКАК не свидетельствует об уничтожении большевиками интеллигентов и, следовательно, является лишь демагогическим эле- ментом. Далее, прореживание интеллигентских рядов в принципе может идти этим рядам очень даже на пользу: эффект зависит от того, кого устраняют. Если, к примеру, из НИИ увольняют тех, кто путается под ногами, отвлекает других бесплодными дискуссиями на вычурные темы и оттягивает на себя ресурсы, то результат бывает существенно положительный. Кстати, я не против того, чтобы в России "сократили" Дмитрия Галковского (заодно с Максимом Калаш- никовым, Андреем Кураевым, Александром Дугиным, Глебом Павловским и т. п.: список может быть очень длинным). Я предсказываю большой положительный эффект. Парадоксально? А вы проверьте! "В эпоху сталинизма старая интеллигенция была уничтожена абсолютно. Остались только реликты..." Слова "абсолютно" и "реликты" здесь не сочетаются: если оста- лись "реликты", значит, уже не "абсолютно". Вообще, небрежное обращение со словом "абсолютно" (и близкими по смыслу) -- верный признак того, что имеешь дело с треплом. О качестве уничтоженной большевиками интеллигенции можно почи- тать, к примеру, у Чехова: "Под флагом науки, искусства и угнетаемого свободомыслия у нас на Руси будут царить такие жабы и крокодилы, каких не знавала даже Испания во времена инквизиции." и т. д. (Цит. по книге Бердникова Г. П. "Чехов", стр. 156). Вот этих жаб и крокодилов, доведших страну до революции, большевики по большей части и "мочили" (разумеется, с "перегибами на местах"). Далее, если судить по количеству "бывших", поднявших головы в "перестройку" и начавших вспоминать своё дворянско-купеческо- интеллигентское происхождение и вякать на Советскую власть, то в пределах России уцелели очень даже многие. Кроме того, 3 миллиона эмигрировавших во время и после револю- ции (цифра взята у И. Бунина в ст. "Миссия русской эмиргации") -- это тоже в значительной части якобы уничтоженный большевиками "цвет нации". "Верхи" (включая интеллектуальные) имеют тенденцию загнивать, поэтому эпизодическое обновление их -- независимо от способа его проведения -- оказывает в целом положительное воздействие на общество. А ещё можно запросить показания свидетелей. К примеру, Ивана Солоневича ("Россия, революция и еврейство"): "Я говорю это не в порядке саморекламы, а в порядке иллюстрации того факта, что подавляющее большинство русской интеллигенции к большевикам всерьёз почти двадцать лет не идет. И ещё что очень много очень талантливых русских людей остаются вовсе неизвестными ни России, ни эмиграции, ибо с большевиками всерьёз они работать не хотят." Надо понимать, "очень много очень талантливых" интеллектуалов вполне перекантовалось через ужасные годы. У того же Солоневича ("Россия в концлагере"): "Интеллигенцiю кормятъ и съ интеллигенцiей разговариваютъ. И если интеллигенцiя садится въ лагерь, то только въ исключитель- ныхъ случаяхъ въ 'массовыхъ кампанiй' она садится за здорово живешь..." "Но все то, что я видeлъ въ СССР -- а видeлъ я много вещей -- создало у меня твердое убeжденiе: лишь въ рeдкихъ случаяхъ интеллигенцiю сажаютъ за зря, конечно, съ совeтской точки зрeнiя. Она все-таки нужна." (гл. 2, "Этап") Что-то не говорит этот известный антисоветчик о массовом унич- тожении сталинистами интеллигенции дореволюционного закала, а говорит только о том, что интеллигенция мало сотрудничала со сталинистами (и это, кстати, тоже не верно, иначе за какие бы средства она питалась?). То есть, современник стеснялся врать о массовом уничтожении интеллигенции и врал только об отказе её от сотрудничества. Да, свидетельство Солоневича относится к периоду до 1934 года, а 1937 год случился, как ни крути, несколько позже, но также можно заметить, что до 1937 г. и тем более до 1953 г. некоторая часть дореволюционной интеллигенции вымерла (или вымер- ла БЫ -- sorry!) ЕСТЕСТВЕННЫМ ОБРАЗОМ. И в страшных советских условиях многие дореволюционные интеллигенты вполне дотянули даже до разоблачения культа личности. Из знаменитостей: Анна Ахматова, Борис Пастернак, Корней Чуковский, Самуил Маршак, Мариэтта Шагинян, Ольга Форш и др. (чёрт, всё как-то не совсем русские...) Даже видный монархист Василий Шульгин (истинно русский человек!) -- и тот дотянул. "Русские -- великий народ, ресурсы России -- безграничны. Если бы национальной интеллигенции удалось прийти к власти хотя бы в отдаленном будущем, последствия для Лондона были бы особые." Русские -- народ дурноватый (как и все другие народы, иначе бы не душились в войнах), ресурсы России таки ограничены, а послед- ствия прихода интеллигентов к власти обычно кошмарны. Хорошо по этому поводу сказал А. Зиновьев (в "Гомо советикус"): "Если бы интеллектуалы заняли место руководителей общества, стало бы много хуже, ибо у них нет чувства реальности, здравого смысла. Для них их словеса важнее реальных законов и тенденций обществен- ных процессов. Психологический принцип интеллектуалов таков: мы могли бы организовать все наилучшим образом, но нам не дают. А фактическое положение таково: они могли бы организовать жизнь наилучшим образом лишь при наличии условий, которые практически неосуществимы, и потому они не способны действовать даже на уровне презираемых ими лидеров общества. Фактические руководители подчиняются потоку жизни, и потому они хоть что-то делают. Интеллектуалы недовольны тем, что поток жизни им неподвластен. Они его считают неправильным. Они опасны, ибо выглядят умными, будучи на самом деле профессионально изощренными глупцами." Кстати, большевики оказались сильнее "белых" в организационном и идеологическом отношениях частью потому, что не позволяли путаться в свои дела драгоценной русской интеллигенции. "Начиная с конца 50-х наступила новая фаза сознательной дегене- рации русской интеллектуальной культуры." Результаты этой дегенерации русской интеллектуальной культуры: 1) прорыв в космос; 2) строительство атомных реакторов; 3) создание эффективного оружия; 4) отличная (по сравнению с тем, что у других и что сейчас) система образования; 5) лидерство в математике; 6) отличная литература; 7) отличное кино; 8) отличная музыка; 9) и т. д. "Еще летом 1918 года был принят 'Декрет о правилах приема в высшие учебные заведения', разрешающий поступать в вузы лицам, не окончившим средней и даже начальной (!) школы. В высшую школу устремились 'рабочие от станка'." Это к тому, что взамен уничтоженных истинных интеллигентов стали набирать в образованные ряды всякую рвань. Но если кто не знает, индустриализация тогда была. Потребовалось очень много инженеров. А ещё с безграмотностью боролись решительно. Потребо- валось очень много учителей. А ещё больницы сельские строили. Потребовалось очень много врачей. А ещё стали Сибирь и Север осваивать. Геологи всякие понадобились. Так что некогда было ждать, пока интеллигенты сами собой размножатся. Пришлось срочно рекрутировать интеллектуальные кадры из крестьян и рабочих. И кадры, кстати, в целом справились с поставленными им задачами. "Было сделано все возможное для прекращения воспроизводства интеллигенции -- детям дореволюционных учителей, доцентов, профессоров, врачей, священников, инженеров, офицеров, юристов, чиновников и т. д. было запрещено поступать не только в вузы, но и в средние школы с полным циклом обучения." Напролезало, однако, и в вузы, и даже в средние школы (с полным циклом обучения) детей всяких "бывших" до чёрта. Один только академик Лихачёв Д. С. чего стоит. Ну, может запрет действовал каких-нибудь полгода -- если был вообще. Один из приёмов очерни- тельной демагогии -- не упоминать пределов действия какой-нибудь глупости или гнусности, так что она воспринимается как постоянная и повсеместная. "В результате РФ представляет собой фантастическое, невиданное в мировой истории государство. Власть в стране принадлежит очевидным самозванцам, высшие должности занимают некомпетентные, малообразованные или даже откровенно глупые люди, а интеллекту- альная элита страны отстранена от управления, зарабатывает в десять-двадцать раз меньше стандартного уровня и подвергается перманентной травле как никчемушная прослойка экономических бездельников, долженствующая стоять вместе с безработными и инвалидами за ничтожной государственной подачкой." Редкостное собрание всякой чуши в одном абзаце. Любое государство оказывается невиданным в истории, если опуститься до некоторого уровня деталей. А если подняться до некоторого уровня абстракции, то очень даже виданным. Власть в любой стране принадлежит по большому счёту самозван- цам, потому что демократия -- это фикция; диктатура -- открытое пренебрежение волей части народа (если она у него есть); и т. д. В любом государстве высшие должности заняты по преимуществу некомпетентными или даже откровенно глупыми людьми, у которых зато развит инстинкт власти, есть настроенность преодолевать моральные барьеры, а также, возможно, умение зажигательно гово- рить на доступном для массового понимания уровне. По поводу того, что "интеллектуальная элита страны отстранена от управления", -- см. выше цитату из А. Зиновьева. По поводу того, что интеллектуальная элита "зарабатывает в десять-двадцать раз меньше стандартного уровня", возникают вопросы: 1) что за стандартный уровень оплаты? что за стандарт? 2) как отличать элиту от имитаторов элитности? 3) кто эту элиту элитил, кроме её самой, если она вынуждена "стоять вместе с безработными"? 4) зачем интеллигентам столько денег, если даже на в двадцать раз меньшую сумму, оказывается, можно жить и вонять своими размышлизмами? По поводу "подвергается перманентной травле как никчемушная прослойка" считаю нужным заметить, что надо различать критическую реакцию здравомыслящих рядовых граждан на творчество людей типа Галковского, позицию конкретных потенциальных работодателей и позицию властей. Лично я интеллигентов не избивал, но могу понять тех, ко это делает, а под настроение и присоединиться к эксцессу, если нет под рукой законных способов воспрепятствовать распрост- ранению гнусностей и чепухи, а Россию спасать от некоторых таки надо. Я также понимаю и одобряю работодателя, который отказывает- ся предоставить тёплое место безответственному треплу, потому что не хочет, чтобы оно завалило работу, или потому что уже предоста- вил место другому безответственному треплу. Что же касается позиции властей, то, хотя они кровно заинтересованы в оглуплении и абсурдизировании своих граждан, желающие оглуплять и абсурдизи- ровать интеллигенты гораздо многочисленнее, чем требуется, так что всех подключить к этому делу за хорошие деньги у государства нет возможности, а недопущение к кормушке -- это ещё далеко не травля. * * * Признаки автора-звонаря, удовлетворяющего потребность образо- ванцев в высоком и заумном: 1. Повторение расхожих ошибочных утверждений частично словами звонарей-предшественников, выбившихся в классики, частично собственными. Причины две. Во-первых, это облегчает раздува- ние текстов до впечатляющего размера. Во-вторых, члены "партии", на которую равняется звонарь, могут быстре удостове- ряться, что человек -- "свой", и решаться на обеспечение ему поддержки. Звонить надо всегда более или менее резонансно, иначе будешь звонящим в пустыне. 2. Безответственное оригинальничание в частностях: высказывание каких-нибудь необычных бездоказательных утверждений, должных привлечь внимание размахом и новизной. Насколько предположения соответствуют реальности, не важно, поскольку это не гайки, чтобы подходить к винтам. 3. Избегание чёткости: чётких определений, чётких обоснований, чётких выводов. Таким образом легче пишется, а читатели полу- чают возможность домысливать текст, как им хочется, видеть в нём то, что им нравится, и восхищаться автором. 4. Вычурность постановки задачи, неопределённость назначения текста, невстроенность его в систему практической (то есть, не речевой) деятельности. 5. Сложность речи, перегруженность риторикой: идиомами, намёками, красивостями, подтекстами и пр. Конечно, даже у звонарей попадаются здравые мысли (хорошо, если их собственные), но, во-первых, такие мысли легче выискиваются у более корректных авторов, в крайнем случае рожаются самостоятель- но, во-вторых, незачем делать звонарям рекламу. * * * Заключение. Во всяком плохо устроенном обществе существует большее или меньшее количество имитаторов сложной умственной деятельности, которым заподло (да и просто тяжело) выполнять простую интеллектуальную работу (инженерскую, учительскую и пр.) и которые предпочитают добывать на пропитание изощрённым безот- ветственным словоблудием. Ввиду того, что занимаются они этим много, они зачастую достигают в искусстве охмурения довольно значительных высот, так что становятся популярными, а значит, в глазах власть имущих, -- фигурами, с которыми надо считаться и которые надо обхаживать, чтобы те выдавали свои охмуризмы в нужном ключе. В результате словоблудники ещё более выпячиваются, общество увязает в вычурной болтовне, фикции громоздятся на фикции, и людям, стремящимся разглядеть и решить ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ проблемы, оказывается крайне затруднительно работать. Игнорированием или критикой псевдоумников указанная сложность не преодолевается. Большевики преодолевали её пулями в затылок или принудительными работами в лагерях. Менее жёсткий подход, по-видимому, требует некоторых ограничительных законов. Как бо- рются, к примеру, с "пропагандой экстремизма", так надо бороться со словоблудием вообще ("пропаганда экстремизма" -- как правило, разновидность словоблудия). Правда, есть одно очень большое "НО": во всяком уродливом обществе (а российское уродливо вполне) "верхушка" очень заинтересована в словоблудии, укрепляющем её власть или хотя бы политически обессиливающем массу. То есть, у "верхушки" имеется потребность различения нужного и ненужного ей словоблудия. Ненужное словоблудие частью объявляется "пропа- гандой экстремизма". Если словоблудие людей типа Галковского "пропагандой экстремизма" не называют и вообще на суде критически не оценивают, из этого, конечно, ещё не следует, что оно -- в целом нужное "верхушке", которую галковские "обличают": может быть, оно просто не очень мешает. Но я полагаю, что оно всё-таки НУЖНОЕ: чем больше всяких разновидностей охмуряльщиков, тем мощнее замутнение сознания масс и тем меньше возможностей для складывания организованной конструктивной оппозиции.

Приложение

_devol_.livejournal.com (23.10.2014): "Что поделать, не растет в финно-угорской тайге виноград. В лагерном бараке даже 'европейский философ', знаете ли, начнет пердеть и сморкаться на пол, а тут 50 лет советских хрущоб и мучительная стадия внезапно разбогатевшего от гранта 'у меня был кожаный пиджак' новорусского юбер-хама. Забавно, что только в России не имеющий нормального образования, не знающий ни одного иностранного языка и до 50 лет считавший поездку в Париж НАГРАДОЙ проходимец может строить мировые теории, выдвигать и опровергать концепции вселенского масштаба, уверенно рассуждать за Запад, за Восток и так далее."

Возврат на главную страницу             Александр Бурьяк / Попытка читать Галковского