Александр Бурьяк

Основы научного мизантропизма

bouriac@yahoo.com На главную страницу
мизантропизм
Данная статья является научно-популярным введением в предмет- ную область, поэтому не надо искать в ней таблицы с результатами наблюдений и экспериментов, расчётные формулы, ссылки на новейшую научную литературу и т. п. Научность научного мизантропизма со- стоит не в том, что представлены ВСЕ логически-корректные выводы его утверждений из научно-корректных результатов наблюдений и экспериментов, а также из утверждений, уже признанных в качестве истинных более или менее широкими кругами научной общественности (в сложных предметных областях это не имеет практического смысла и никогда не делается), а в том, что В ПРИНЦИПЕ есть возможность выстроить рациональное обоснование (= опереть на что-то значи- тельно менее спорное) любое его утверждение (при этом, конечно же, не исключаются ошибки). В научном мизантропизме не применяет- ся религиозная или эмоциональная аргументация и нет "впаривания" в обход критического мышления. Наоборот, на критическое мышление здесь делается упор. Далее, полагать, что логическая сторона из- ложения научного мизантропизма (и вообще любой социальной теории) в идеале должна быть приблизительно на таком же уровне, как в математике, значит, не понимать различия между формальным и неформальным в науке, в мышлении. * * * Научный мизантропизм -- это новая, рационализированная ступень в развитии мизантропизма и вообще в развитии представлений о фе- номене человека. Он исследует недостатки человека и общества с целью исправления их. Недостатки разделяются на исправимые и неисправимые, условные и безусловные, существенные и несущественные, определённые и сомни- тельные. Всякое исправление требует затрат и должно окупаться, иначе лучше оставаться с недостатком. В научном мизантропизме всё это учитывается. Название "мизантропизм" ("человеконенавистничество") -- такое же приблизительное, как и большинство названий подобного типа. Делают большую ошибку те, кто считают, что мизантропы действи- тельно ненавидят все категории людей, о которых отзываются крити- чески. На самом деле мизантропы кого-то презирают, кем-то брезгу- ют, у кого-то всего лишь выявляют особенности, доставляющие не- удобство окружающим людям. Кого-то мизантропы даже боятся: мало ли что. И кого-то они -- таки да -- ненавидят, не без этого. Кстати, даже если мизантроп сам говорит "ненавижу", это не все- гда следует понимать буквально. Возможно, это всего у него лишь оборот речи или риторическое преувеличение. К примеру, если кто- то заявляет, что ненавидит манную кашу, это ведь не означает ещё, что он извращенец, то есть персонифицирует эту кашу и действи- тельно испытывает к ней чувство, которое вообще-то предназначено для испытывания его к человекам. Главное: недовольство сущим -- необходимая предпосылка любого усовершенствования. Кто всем доволен, у того нет эмоционального стимула для развития чего бы то ни было. Если индивид развивает что-то не из собственного недовольства, а, к примеру, ради денег, значит, недовольство сущим -- у того, кто ему платит. Впрочем, и сам развивающий индивид при этом удовлетворён не всем сущим: он не доволен, к примеру, количеством у себя денег. Мизантроп ненавидит не людей в принципе (он ведь и сам человек, пусть и не типичный), а плохое в людях. То, что, по его мнению, вредно для общества, в частности, портит среду его обитания. Если он ненавидит, к примеру, соседа, мешающего лично ему спать своим шумом и не желающего менять свой беспокойный для окружающих стиль поведения, то он делает это не как мизантроп, а на общих основа- ниях (ничто человеческое мизантропам не чуждо). Поэтому из подле- цов мизантропы не получаются (из дураков ещё куда ни шло). Держаться подальше от дурного легче, когда испытываешь к этому дурному некоторое отвращение. Поэтому неприязни мизантропа носят прогрессивный характер. Если бы мизантроп высказывал отвращение к каким-то хорошим человеческим качествам и поступкам, его можно было бы этим отвращением попрекать, но поскольку такого нету, то, с точки зрения здравого смысла, специфические неприязни мизантро- па заслуживают только похвалы. Между высказыванием неприязни и угрожанием расправой (или при- зывом к расправе) над теми, к кому её испытываешь, дистанция до- вольно большая. А ведь ещё есть дистанция между угрозой/призывом к расправе (это может быть и риторикой) и собственно расправой. Да и расправа может иметь разную степень жёсткости. Поэтому было бы неправильно попрекать мизантропа даже тем, что он свои непри- язни высказывает, а не держит при себе. Он высказывает их, чтобы другие услышали и, возможно, приняли бы его позицию непримиримос- ти в отношении ущербного. Высказывает -- значит, не держит камня за пазухой, а честно демонстрирует его всем. Вербально активный мизантроп -- проповедник разумности, здравости, добра. Конечно, проповеди доходят до сердец только при условии, что проповедник не назойлив, сам соблюдает то, к чему призывает других, и получает от этого выгоду. Противопоставлять ненависти любовь (как плохому, вредному -- хорошее, полезное) -- значит демонстрировать собственную умствен- ную недостаточность. На самом деле у людей от любви бывает огром- ное множество неприятностей и бедствий: из-за любви к СВОЕЙ Роди- не люди гадят чужим Родинам; из-за любви к СВОИМ детям они портят жизнь детям других людей (к примеру, затрудняют им карьеру, про- пихивая собственных чад), из-за любви к какой-нибудь особи проти- воположного пола пренебрегают остальными особями того же пола, а те из-за этого, возможно, очень страдают или даже убиваются. Далее, когда говорят про "любовь вообще", то мешают в одну кучу многого разного. Любовь к социальной группе -- это одно, к своим детям -- другое, к представителям противоположного пола -- третье, к бегу, прогулкам по лесу и т. п. -- четвёртое, к шоко- ладным конфетам и т. п. -- пятое, к алкоголю и т. п. -- шестое. Против неприятия наркотиков и ненависти к тем, кто их распрост- раняют, вроде, не возражают даже многие из так называемых челове- колюбов, когда трезвые. Таким образом, если рыть корни, то получается, что количества любви и ненависти у индивида сами по себе НИКАК не характеризуют его ни в моральном аспекте, ни в аспекте физиологического качест- ва. Потому что важно другое, а именно на что направлены любови и ненависти, и уж в этом так называемые мизантропы бывают на высо- те. В эмоциональном аспекте мизантропизм бывает разным: с преобла- данием той или иной "отталкивающей" эмоции: ненависти, презрения, брезгливости, насмешки. Насмешка как эмоция -- это наслаждение собственным превосходством. Презрение -- это тоже эмоция превос- ходства, но превосходства угрюмого, в условиях опасности, исходя- щей от того, кого презирают. Презрение -- это когда есть превос- ходство в качествах, но не в положении (у презираемого положение может быть лучше, чем у презирающего). Или наоборот, в положении, но не в качествах. Насмешка -- это когда есть превосходство и в том, и в другом (возможно, кажущееся, да). Презирающий опасается презираемого, насмехающийся же не опасается того, над кем смеёт- ся. Насмешка ближе не к ненависти, а к прощению. Развитый, само- реализовавшийся, победоносный мизантропизм может быть только на- смешливым. Правильный мизантроп -- это скорее человеконасмешник, чуть менее человекопрезиральзик и совсем немного человеконена- вистник, не без того. Поэтому приписывать мизантропам преоблада- ние у них ненависти -- значит клеветать на них (и этим способст- вовать их дальнейшей мизантропизации). Развитый мизантропизм -- это позиция всё же эмоционально холод- новатая: в нём рациональное действительно преобладает над эмоцио- нальным. Но в причинах формирования такой позиции эмоции играют существенную роль, потому что они как неотъемлемая часть челове- ческой природы являются одним из двигателей поведения даже у людей рационально-волевого склада. Эмоциональными превопричинами мизантропизма могут быть зависть, месть, неприязнь, разочарование. Зависть к некоторым людям -- нормальный и в целом полезный эле- мент жизни. От зависти к НЕКОТОРЫМ людям мизантропизм не развива- ется: для его формирования требуется зависть к очень многим, даже к большинству, а располагающие к этому обстоятельства складывают- ся разве что у инвалидов, уродов, расово чуждых и т. п. С местью как источником мизантропизма -- та же ситуация, что и с завистью. Неприязнь в мизантропском случае вызывется частым раздражением от большинства окружающих, а его причиной могут быть гигиеничес- кая несовместимость, различия в подходах к вопросам безопасности, эстетики, допустимого уровня причинения беспокойств окружающим. Устойчивое разочарование в человеках наступает от частых случа- ев их реагирования злом на добро и от игнорирования или примитив- ного отторжения ими разных общественно полезных идей (техничес- ких, организационных, политических). Не важно, насколько плохи эти идеи: важно, что они не проходят не потому, что заваливают сколько-нибудь разумный тест на качество, а потому что оказывают- ся за рамками мировоззреньиц массы агрессивных самоуверенных серятин, которым эмоционально ближе не улучшения, а конфликты. Развитый, рационализированный мизантропизм как мировоззренчес- кая и политическая позиция складывается только по причине непри- язней и разочарований. Он -- адекватное отражение того, как выст- раиваются отношения разумных креативных людей с обществом. Если это отрошения выстраиваются более тёплым образом, значит, креатив либо очень простенький, либо ничего принципиально не меняющий, либо и вовсе деструктивный. Исключения бывают редко. Мизантроп не делает ничего такого, что считается неприличным у большинства людей, стремящихся быть правильными: он всего лишь более сообразителен, честен, самостоятелен, последователен, кон- кретен, стратегичен, систематичен, прямолинеен, открыт, упорен, смел. Он старается смотреть в корень и бороться не с частностями, а с первоисточниками зла. Если вам удастся более-менее развить у себя указанные качества, вы вскоре обнаружите, чо вы тоже мизант- роп. Мизантропизм придёт к вам как бы автоматически. А без разви- тия указанных качеств стать вполне мизантропом не получится: вы, конечно же, сможете называть себя им и подражать признанным ми- зантропам, но при попытках самостоятельного суждения вы будете раз за разом срываться в стандартную колею для массовых человеч- ков. Мало того, что мизантропы ненавидят в целом не чаще и не силь- нее других людей, а всего лишь больше "засвечивают" свои ненавис- ти (шире -- неприязни) вследствие таких своих качеств, как откры- тость, честность, прямолинейность и конкретность, так вдобавок их ненависти ВТОРИЧНЫ по отношению к ненавистям "человеколюбов", то есть, провоцируются массовым жёстким неприятием тех, кто выступа- ют за чистоту, красоту, порядок, здоровый образ жизни, умерен- ность, нормальность, интеллектуализацию, мир между народами, со- хранение биосферы (короче, за светлое будущее). То есть, за вос- хождение человечества на следующий уровень развития и в общем-то за спасение остолопов и остолопьих потомков. Мизантропы аргумен- тированно и корректно предлагают более-менее научно обоснованное своё, невежды, дураки, извращенцы и нравственные уроды грубо шлют их подальше, и вот тогда-то у мизантропов и возникает НОРМАЛЬНАЯ РЕАКЦИЯ на тех, кто неосознанно готовят себе и им глобальную катастрофу. Вообще, как ни крути, получается, что если человек не мизантроп (или хотя бы не на верном пути к мизантропизму), то он либо дурак либо подлец и т. д., во всяком случае недалеко от этого ушёл. Та- ким образом оказывается даже, что научный мизантропизм -- это система соображений о правильном, надлежащем, приличном, то есть -- этическая теория. А поскольку она рассматривает человеческое в его развитии к недочеловеческого к сверхчеловеческому, можно называть её ЭВОЛЮЦИОННОЙ этической теорией -- добавляя при случае эпитеты "пратическая" и "радикальная". Мизантропизм -- обратная сторона перфекционизма (или всё-таки синоним ему?) в отношении к обществу. Мизантропа можно попрекнуть разве что излишней требовательностью к людям, но и это не вполне правильно: он всего лишь не хочет привыкать к плохому, восприни- мать плохое как норму, как неустранимую данность. Основная часть зрелого мизантропического отношения к людям находится в рациональной области, а не в эмоциональной. Мизантроп отличается от "человеколюба" ("антропофила") не тем, СКОЛЬКО он ненавидит, а тем, НА КОГО направляет он свою ненависть. Если "человеколюб", к примеру, направляет свою ненависть на одного человека, то мизантроп -- направляет то же её количество на целую группу, чтобы вышло поэффективнее. Люди, осуждающие мизантропов за якобы ненависть к широким слоям населения, всего лишь некритично подходят к собственным эмоциям: не способны, как говорится, смотреть на себя со стороны. Если к ним присмотреться оттуда, со стороны, то, как правило, выясняет- ся, что "отталкивающих" чувств разных видов (ненависти, презре- ния, брезгования) у них не меньше, а то и больше, чем у номиналь- ных мизантропов. Мизантропы всего лишь адекватнее воспринимают шевеления своих инстинктов и свои раздражения и искреннее о них выражаются. Если они обнаруживают в себе нехорошее отношение к кому-то или чему-то, то честно об этом говорят хотя бы самим себе. В обществе, в котором много самообмана, манипулянтства и лицемерия, такое, конечно же, вызывает недоумение и неприязнь. Соль в том, что даже люди подлого склада более-менее сознают, что честность -- это достоинство, пусть и не выгодное финансово, и они ненавидят честных людей отчасти из-за того, что те им срывают сеансы самолюбования, а не только чинят препятствия деланию гадостей. Если мизантроп говорит, к примеру, что очень не любит волосати- ков, а "человеколюб" осуждает его за это, то "человеколюб" на са- мом деле, скорее всего, выражает собственную неприязнь к сторон- никам коротких причёсок, искренности, рациональности, безопаснос- ти, здоровья, сохранения внешних различий полов (таки дающего существенные удобства окружающим) и поддержания высокой боеготов- ности общества на случай внешней угрозы или какой-нибудь револю- ции. В общем, ко множеству групп населения сразу. Разумеется, не испытывать неприязни к различным группам людей -- это в принципе не нормально, не совместимо с выживанием, по- этому культурный мизантроп по большому счёту не против того, что и его самого за что-то отвергают. Причина неприязни к мизантропам -- не только в их искренности, нежелании "рисоваться" и подстраиваться, но прежде всего в том, что мизантропы в своих приязнях/неприязнях значительно не совпа- дают с большинством. К примеру, большинство ненавидит соседнюю нацию как целое, а мизантроп -- только агрессивных дураков в соседней нации, да и в своей тоже. Таким образом, определяющим признаком того, что обычно называют мизантропизмом, является отнюдь не ненависть мизантропа как тако- вая, а только то, что он прилагает её не к тому, к чему прилагать принято. А причиной такого несовпадения является не повышенная раздражи- тельность (повышенно раздражаться можно и по общепринятым пово- дам), а творческое отношение к обществу: не как к данности, кото- рую надо принимать, терпеть и любить ни за что, а как к тому, что вполне изменимо в лучшую сторону, если действовать осторожно и расчётливо, но упорно. * * * Научный мизантропизм -- это не просто ещё одна наука: это одна из наук особого значения, недоразвитием и недостаточной пополяр- ностью которой объясняется существование значительной части проб- лем у человечества. Теоретические основы научного мизантропизма: - психология; - генетика; - теория эволюции; - евгеника; - социология; - проблемология. * * * Ключевые идеи научного мизантропизма: 1. Люди приблизительно делятся по личностным качествам на высших и низших. К высшим относятся те, у кого разум преобладает над эмоциями и кто благодаря этому способны самостоятельно удержи- ваться от приятных, но вредных действий. Высшие -- по-видимо- му, частичный продукт типовой мутации низших. 2. Высшие -- возможные родоначальники новой породы людей (или группы пород), которая расположится на эволюционной лестнице над существующими породами. 3. Любого человека можно хотя бы немного сместить от низшести к высшести посредством обеспечения (или навязывания) ему некото- рых условий существования: информационного воздействия, пита- ния, режима активности и т. п. 4. Массовое интенсивное вымирание низших вследствие неразумного природопользования, избыточного размножения и чрезмерной конф- ликтности -- не катастрофа, а почти нормальное, приемлемое со- бытие, характерное для организмов с невысоким уровнем развития психики. 5. Первостепенно важными являются проектирование и подготовка возможной реализации -- в качестве альтернативы массовому ин- тенсивному вымиранию низших -- такого общественного устройст- ва, при котором высшие будут управлять низшими (в частности, удерживать их от разрушительных излишеств) и смогут постепенно и малоболезненно нормализовать их численность, доразвить их, привести к образу жизни, выдерживаемому природной средой. Указанные идеи не являют собой чего-то существенно нового, а научный мизантропизм лишь переводит их из области эмоциональной в область рациональную, из предположений в обоснованные представле- ния, из рассыпного состояния -- в систему. Предположительность некоторых научно-мизантропических идей -- признак строгой научности подхода, следствие сложности предметной области и показатель того, что научный мизантрпизм пребывает на этапе становления. * * * Почти каждый взрослый человек соглашается с тем, что люди зна- чительно различаются своими врождёнными предрасположенностями, способностями, наклонностями, практической значимостью для общес- тва, полезностью и вредностью для окружающих. Почти каждый взрос- лый человек относится к людям в зависимости от их указанных раз- личий (потому что если он не будет делать это, то вряд ли прожи- вёт долго и счастливо). Почти каждый взрослый человек соответст- венно ранжирует других людей по уровням человеческой ценности и далее обращается с ними в зависимости от уровня, к которому он их отнёс. Небольшое отличие носителя научно-мизантропических взгля- дов от почти каждого взрослого человека состоит лишь в том, что этот носитель... - подходит к своим ранжировкам людей рационально, основательно, осторожно, самокритично; - придаёт этим ранжировкам большое значение; - предъявляет более жёсткие требования к людям, которых относит к полноценным; - отдаёт себе отчёт в своём подходе: "саморефлексирует"; - по поводу своего подхода если и эмоционализирует сильно, то лишь на этапе его становления, а далее принимает значитель- ную, мягко говоря, некачественность людей как природную данность (аналогично тому, как он принимает продолжительность суток, силу тяжести и т. п.); - в принципе не скрывает своего подхода от других людей, даже если они его не разделяют (и наверняка даже думают, что они в моральном аспекте лучше, чем мизантропы). * * * Толковый мизантроп -- это специалист по человеческим недостат- кам в части морали, поведенческих установок, интеллекта. Вроде того, как врач -- специалист по человеческим болезням. Как люди не стремятся избавиться от некоторых своих болезней (а то даже за болезни их не считают), так не стремятся они избавиться и от некоторых своих недостатков (точнее, от большинства). Интеллектуально развитый мизантроп, как правило, избегает ввя- зываться в разные дрязги (межличностные, межпартийные, межгосу- дарственные и т. п.) -- из-за того, что видит ущербность мораль- ных позиций и тактик "противоборствующих сторон" и нежелание их начинать исправление мира с себя, а не с других субъектов. Мизан- троп -- человек, стоящий над схватками. У него случаются свои специфические мизантропские конфликты, но в них хотя бы действует расчётливо и относится к себе критично. Всякий, кто существенно не согласен с мизантропом в чём-то, ка- сающемся мизантропических оценок, -- для него не дурак, а "обезь- яна", то есть, эволюционно отставший (по крайней мере, сильно по- дозреваемый в этом: уж мизантропы-то признают свою способность на временные ошибки, даже на крупные). * * * Нередко психические нарушения (врождённые, приобретённые) за- трудняют социализацию. Недосоциализированный конфликтный индивид (= социопат), если он не совсем дурак, пробует как-то объяснить себе свою неуживчивость и может приходить к утверждениям, сходным с некоторыми научно-мизантропическими, что не должно вводить в заблуждение о характере связи мизантропизма и социопатии. Пос- кольку концептуально развитый мизантропизм способствует уклонению от действия факторов, вредных для психики, то он и ведёт скорее к сохранению и укреплению психического здоровья, а не к разрушению его. Соответственно такой мизатропизм не благоприятствует социо- патии. Концептуально подкованный мизатроп не принимает окружающе- го общества, но и не воюет с ним без пользы (но если война выгля- дит выгодной, то таки воюет), а спокойно обустраивается в меру своих возможностей, которые, как правило, достаточны, потому что отстранение от популярных глупостей освобождает человеку много времени, психической энергии и средств. * * * Мизантропизм и цинизм -- частично перекрывающиеся феномены. Слово "циник" -- от латинского названия древнегреческой философс- кой школы киников, которой принадлежал знаменитый философ Диоген Синопский, мизантроп. В словаре Ожёгова: "Цинизм -- пренебрежение к нормам общественной морали, нравст- венности, наглость, бесстыдство." В Википедии: "Цинизм или циничность (др.-греч. "кинисмос") -- откровенное, вызывающе-пренебрежительное и презрительное отношение к нормам общественной морали, культурным ценностям и представлениям о благопристойности, отрицательное, нигилистическое отношение к общепринятым нормам нравственности, к официальным догмам господс- твующей идеологии. Поведение, выражающее осознанное и демонстра- тивное игнорирование определённых моральных ценностей." С научно-мизантропической точки зрения, такое определение не отражает всего объёма понятия "цинизм". Циники бывают разные: - тяготящиеся ущербностью общепринятых правил, но в основном придерживающиеся их, чтобы не сделать себе ещё хуже; - использующие идею ущербности общепринятых правил для оправдания своего нарушения их в целях личного обустройства за чужой счёт и скрывающие своё отношение к правилам, чтобы можно было нару- шать их скрытым образом; - демонстрирующие пренебрежение общепринятыми правилами, чтобы привлекать к себе внимание; - демонстрирующие пренебрежение общепринятыми правилами, чтобы получать удовольствие от мести обществу за что-нибудь. Мизантропами являются только циники первого рода. Всякий мизан- троп -- циник, но далеко не всякий циник -- мизантроп. Для мизантропа характерно резко критическое отношение к нормам морали, общепринятым культурным ценностям, догмам господствующей идеологии. С его точки зрения, они существенно нуждаются в кор- ректировке, потому что ведут к усугублению проблем общества. Мизантроп раскрывает своё специфическое отношение к любимым заблуждениям большинства лишь настолько, насколько это требуется для поиска и/или формирования единомышленников без создания зна- чительных непосредственных неудобств себе лично. Циник-немизантроп признаёт ущербность людей как их непреодоли- мую сущность и позволяет себе быть ущербным самому (как бы не противится естеству) и использовать ущербность других в своих личных ущербных целях. Мизантроп же ненавидит ущербность и борет- ся с ущербным в себе (пусть и не всегда успешно). * * * Мизантропизм и жлобство. Жлоб -- тот, кто открыто и хамовато пренебрегает интересами других людей. Мизантроп иногда ведёт себя приблизительно как жлоб, но такое сходство -- поверхностное. К примеру, жлоб может сорить, мизантроп -- нет; жлоб может поти- хоньку вырубать лес, мизантроп -- ни за что. Мизантроп пренебрегает не "объективными" интересами людей, а только представлениями людей об их интересах. Ещё он не желает платить по счетам за чужие глупости. Поэтому, скажем, если жлоб не уступает места старушкам в общественном транспорте, он делает так потому, что ему на этих старушек просто плевать, а если не уступает им места мизантроп, то из более тонких соображений: он не виноват в том, что в городе существует транспортная проблема, а старушки в этом, наоборот, виноваты, потому что всегда поддер- живали власть, игнорировавшую предложения мизантропов касательно изменений в устройстве городов. А ведь каждый должен самолично страдать за свои ошибки, иначе не будет урока, шанса на изменение к лучшему. И попробуй мизантроп со своими здравыми идеями, к при- меру, выдвинуться кандидатом в президенты, эти же самые старушки проигнорируют его со всеми его идеями, а то даже будут пугать им одна другую: как же, такое чудовище может вдруг к власти прийти! Далее, когда мизантроп едет в общественном транспорте сидя, он продуктивнее думает за всех, включая старушку, которая стоит ря- дом. Или же он спокойнее дремлет, чтобы продуктивнее подумать за всех в другом месте. Мизантроп в данной ситуации много ценнее старушки, и от успеха его думания может зависеть удел несчётных тысяч старушек, включая ту, которая клянёт мизантропа за то, что он не уступает ей места. В действительности мизантроп старушкам место всё-таки уступает -- и прётся от них через заполненный салон подальше -- потому что так или иначе не сможет ни думать, ни дремать, ни кушать, когда они над ним нависают, брызгают соплями и желают ему умереть рань- ше, чем они сами. Когда особо важный человек устраивается на самом верху, плебс прощает ему и объёмистые резиденции, и золотые ложечки, и сотни человек охраны, а когда ещё более важный человек -- мизантроп, носитель концептуальной власти (небыстрой, да), делатель сверх- человеков и светлого будущего, надежда и опора, демократично едет сидя в общественном транспорте, находятся беспокойные человечки, оскорбительно принимающие его за гнусного жлоба... * * * Мизантропизм и высокомерие. Когда средний, массовый человечек, не получивший мизантропического воспитания, стоит перед клеткой с обезьянами, он ведь не наслаждается своим превосходством над ни- ми. Обезьян он любит, жалеет, подкармливает, защищает. Но если они, чрезмерно размножившись на воле, станут разорять его огоро- ды, гадить в его жилище, он без больших колебаний начнёт гонять их чем попадя, а в случае опасности для себя и своих детей даже пристрелит их. Приблизительно такое же отношение мизантропа к массовым человечкам. То есть, это не высокомерное отношение аристократа к простонародью одной с ним расы, а что-то другое: это как отношение к "братьям меньшим" -- к приматам, стоящим на эволюционной лестнице на ступеньку-две ниже. Как к бабуинам, которые -- слишком размножились, слишком назойливы, слишком раз- рушительны. Мизантроп хочет, чтобы у бабуинов тоже всё было хорошо, но он не имеет над ними власти, достаточной для их обустройства, а их гибель воспринимается им не так болезненно, как гибель более близких к нему существ. * * * Научный мизантропизм и массовое уничтожение людей. Научный мизантропизм отнюдь не располагает к массовому уничто- жению людей, а, наоборот, возникает как реакция на то, что люди в большинстве своём склонны массово уничтожать друг друга, отрав- лять друг другу жизнь многочисленными как бы мелочами и готовить глобальную катастрофу природопользования, которая сделает челове- ческую жизнь на планете Земля весьма проблематичной для 99% её теперешнего населения. Научный мизантропизм -- это, среди прочего, интеллектуальное средство подавления в себе бесполезного сострадания по поводу тех, кто массово мучаются и погибают от собственной глупости и враждебного отношения к мизантропскому плану спасения человечес- тва (малоболезненному сокращению численности человечества и т. п.). Количество поводов для сострадания в рамках расхожей морали пока что будет только нарастать, причём всё быстрее. Чрезмерное сострадание изнуряет психику, истощает личный бюджет, толкает на неадекватные и по большому счёту вредные для общества спасательс- кие действия. Научный мизантропизм -- не идеология массового уничтожения лишних и неполноценных людей и не идеология попустительства мас- совому самоуничтожению людей, а идеология спасения тех сравни- тельно немногих, кто спасения заслуживают, потому что понимают, какие глупости делаются теперешним человечеством, и способны удерживать себя от участия в этих глупостях, то есть, являются "высшими" в эволюционном аспекте. Следующими. Основой формирова- ния нового (под)вида человеков. Научно подкованные мизантропы готовы спасать ВСЕХ (или почти всех), но не вопреки их воле (на преодоление массового сопротив- ления спасательским действиям попросту не хватит мизантропских сил). Мизантропы ВЫНУЖДЕННО ограничивают себя в практических сострадательских мерах, потому что дальновидны, расчётливы, ориентированы на конечный результат. Максим Горкий в статье "О русском крестьянстве": "В Сибири крестьяне, выкопав ямы, опускали туда - вниз головой - пленных красноармейцев, оставляя ноги их - до колен - на поверхности земли; потом они постепенно засыпали яму землею, следя по судорогам ног, кто из мучимых окажется выносливее, живучее, кто задохнется позднее других. Забайкальские казаки учили рубке молодежь свою на пленных. В Тамбовской губернии коммунистов пригвождали железнодорожными костылями в левую руку и в левую ногу к деревьям на высоте метра над землею и наблюдали, как эти - нарочито неправильно распятые люди - мучаются. Вскрыв пленному живот, вынимали тонкую кишку и, прибив ее гвоз- дем к дереву или столбу телеграфа, гоняли человека ударами вокруг дерева, глядя, как из раны выматывается кишка. Раздев пленного офицера донага, сдирали с плеч его куски кожи, в форме погон, а на место звездочек вбивали гвозди; сдирали кожу по линиям портупей и лампасов - эта операция называлась 'одеть по форме'. Она, несомненно, требовала немало времени и большого искусства. Творилось еще много подобных гадостей, отвращение не позволяет увеличивать количество описаний этих кровавых забав." И т. д. Бояться после такого мизантропов -- это смешно. Поверьте, они сами боятся человеколюбов, почти как огня. Особенно таких, какие описаны у М. Горького. * * * Всякий человек стремится выстроить себе такую картину мира, в которой он со своими недостатками смотрелся бы по крайней мере неплохо. Так вот, у мизантропов выстраивание такой картины (впол- не научной, разумеется) получается особо эффектно: они в ней -- существа не просто нормальные, а и вовсе превосходные, пусть даже и с некоторыми дефектами (почти всегда и во всём можно подправить хоть что-нибудь). * * * Мизантропская жизненная позиция: не принимать современность как нормальную данность, в которой можно позволять себе не сильно задумываться о принципах, а просто плыть по течению. Такой подход не креативен, не обеспечивает развития интеллекта, зато вредит личному здоровью и биосфере и чреват бедствиями. К современности лучше относиться без пиетета: предвзято критически, где-то даже высокомерно. Это не поможет делать карьеру, зато от многого защи- тит, а также даст основание для довольства прекрасным собой -- настоящим героем, способным в одиночку идти против бездумной тол- пы, а не каким-нибудь, к примеру, спасателем дебилов на пожаре, ими же и устроенном. Когда Александр Македонский сказал, что если бы он не был Алек- сандром, то хотел бы быть Диогеном (Синопским), это прозвучало наверняка искренне: почему бы реально не завидовать человеку, ко- торый избавил себя от обременительных условностей, свободно дума- ет, свободно говорит, не боится, что его отравят или напротыкают кинжалами, спокойно наслаждается жизнью на природе, не мучаясь от болезней, вызываемых избыточным потреблением? * * * Мизантропы верят в пришествие сверхчеловеков. Точнее, это их гипотеза. Они сами -- сверхчеловеки (или только предсверхчелове- ки: это зависит от степени ожидаемой сверхчеловечности). Они счи- тают, что если сверхчеловеческое получается у них, то оно может получаться и у других: пусть не сразу, не полностью, не у всех. Мизантропы вынуждены надеяться на наступление эры сверхчеловеков, потому что у человеков явно не получается выйти из режима избыто- чного размножения и наращивания потребления, а невыход из этого режима означает глобальную катастрофу природопользования, то есть, огромные трудности даже для сверхчеловеков, не говоря уже об интеллектуально менее развитиых существах. * * * Если "человеколюб" мало замечает в людях ущербность, это про- исходит не от его снисходительности, а от его собственной ущерб- ности, от узости взглядов и от некреативности (неспособности представить себе, что вполне достижимо и что-то получше). Снисхо- дительность -- это прощение ущербности или непридание значения ей. А чтобы простить ущербность или пренебречь ею, надо её сна- чала заметить. Циник не обязательно снисходителен: он может даже поощрять недостатки в людях, чтобы ими пользоваться. Различие между мизантропом и просто циником -- не в знании че- ловеческих слабостей, а в отношении к ним. Если мизантроп устаёт от борьбы с человеческими слабостями, в том числе слабостями себя самого, он становится просто циником. Но просто циник -- это далеко не всегда бывший мизантроп, изнурившийся в исправительских подвигах. Резкое неприятие чего-то не может происходить исключительно на интеллектуальном уровне: обязательно присутствуют эмоции. Если не будет "отталкивающей" эмоции по отношению к чему-то, то не будет стимула для отстранения себя от этого чего-то, для убережения от напасти, для защиты от неё через борьбу. Отсюда пресловутая нена- висть мизантропов, вызывающая у дураков когнитивный диссонанс. Некоторые борются с человеческими недостатками профессионально, будучи уполномоченными на это государством. Это, к примеру, ра- ботники системы правосудия. У таких людей есть материальный сти- мул, поэтому они могут позволить себе не только обходиться без не- нависти, но вдобавок иметь те же пороки, с какими борются у дру- гих при исполнении своих должностных обязанностей. Конечно, можно делать ошибки в отнесении тех или иных челове- ческих свойств к вполне преодолимым недостаткам. Непреодолимые недостатки, разумеется, тоже бывают: к примеру, если человек лишился ноги, вполне восстановить её пока невозможно. * * * Мизантропизм -- это оптимальная стратегия выживания для интел- лектуально развитых волевых людей с широкими взглядами. Иными словами, если некоторый индивид не воспринимается как мизантроп, значит, он либо хорошо маскирует свою суть, либо интеллектуально не так уж развит и/или не волевой и/или без широких взглядов. Если некоторый человек не называет себя мизантропом, это ещё не означает, что он и есть не мизантроп: возможно, он всего лишь ещё не задумывался о своей сути или не решается повесить на себя эти- кетку, вызывающую... эээ... неприязнь у малодумающего "человеко- любивого" большинства. * * * Научный мизантропизм (НМ) -- это критическое и конструктивное исследование современного человеческого, должное обеспечивать переход от человеческого к сверхчеловеческому, то есть, человече- скую эволюцию, восхождение людей на следующий уровень развития. Выявление потребностей и возможностей человеческого развития, выбор направлений его, разработка программы перехода от чело- веческого к сверхчеловеческому -- конструктивные компоненты научного мизантропизма. В отличие от евгеники, научный мизантропизм занимается такими вещами, как мировоззрение, мораль, мыслительные парадигмы, эффек- тивное мышление, самоорганизация личности, социальная организа- ция, потребности, отношения между человеческим и нечеловеческим, направления "прогресса". Предмет евгеники -- субстрат, на котором формируется то, что составляет предмет научного мизантропизма. * * * Как есть убийцы и убийцы, так есть мизантропы и мизантропы. Один и тот же яркий признак бывает у очень разных по характеру вещей. Отрицательное отношение к современному человеческому (точнее, к значительной его части) может быть следствием как недостаточной способности адаптироваться, так и повышенной ин- теллектуальности (в первую очередь в её креативной части) и/или воли. Соответственно можно говорить о деградационном мизантропиз- ме и о мизантропизме креативном. Обеим формам мизантропизма свойственна дезадаптация к среде обитания, только при деградационном мизантропизме она обусловле- на слабостью психики, а при креативном -- её силой. Креативный мизантроп МОЖЕТ, НО НЕ ХОЧЕТ приспосабливаться к сущему, прини- мать ущербный, с его точки зрения, окружающий мир как данность. Он полагает, что в состоянии бросить вызов и победить: переделать какую-то часть мира под себя, под своё понимание должного. Воз- можно, он оценивает себя очень завышенно -- из-за недостатка ума, но ума креативного и сопрягающегося с сильной волей. Любое усовершенствование начинается с недовольства существую- щим. Научное, техническое, организационное, политическое, а не- редко и художественное творчество -- следствие стремления от чего-то уйти и прийти к чему-то другому. Чем масштабнее творчес- кий индивид, тем большим количеством вещей он не доволен и тем ближе он к недовольству вещами базовыми, то есть, текущим состоя- нием человеческой природы и её порождений -- общества и, шире, цивилизации. * * * Если модерализм -- это спасательская идеология, то мизантропизм (научный) -- это идеология определённо балластосбрасывательская. Балласт здесь -- увы, довольно многие люди. Научный мизантропизм -- это концептуальная реакция на массовое неприятие модералисти- ческого подхода. Мизантропы говорят: большинства людей так или иначе не спасёшь -- в теперешних условиях, причём не потому, что такая возможность отсутствует в принципе, а потому что большинст- во категорически отказывается спасаться теми способами, которые только и могут спасти, мощно сопротивляется спасателям и мешает им спасаться самим и спасать тех, кто согласны им подчиняться. Поэтому надо всего лишь добиваться того, чтобы не желающие толко- во спасаться мучились и вымирали с наименьшим ущербом для окружа- ющей среды и не мешали спасаться тем, кто хотят и смогут. Либера- лы всегда попрекали коммунистов тем, что те брались осчастливли- вать людей насильно, так вот мизантропы полностью отказались от указанной практики и решили не только не осчастливливать людей насильно и даже просто не спасать их, но вдобавок не навязываться им со своим подходом, не уговаривать, не обхаживать, а если будут хвататься за уже заполненные спасательные шлюпки, то бить по рукам (но так и не совсем абсурдизированные человеколюбы делают -- правда, обливаясь слезами). Мизантроп Фридрих Ницше: "Падаю- щего подтолкни". В конце концов чужие страдания переносятся много легче собственных. Тем более если это страдания, заслуженные глупостью и агрессивными демаршами против мизантропов и их программы. * * * Нормальному мизантропу вовсе не чуждо сострадание, стремление помочь. При случае психически развитый мизантроп, вооружённый адекватным мизантропическим мировоззрением, охотно помогает, к примеру, слизняку переползти опасную тропинку или дождевому чер- вяку укрыться от солнца в траве. Соль в том, что ТАКИЕ существа не портят мизантропу среды обитания, не создают ему угроз своим неправильным поведением. Люди, ведущие себя, как червяки, то есть, не портящие и не угрожающие, а наоборот, приносящие какую- то пользу, тоже получают от мизантропа защиту и помощь, пусть и не в изобилии (но он и настоящих червяков спасает далеко не всех, а только по чуть-чуть, пока не ублажится инстинкт). * * * Мизантропизм и передастия. Может ли мизантроп быть, к примеру, педерастом -- или носителем другого крупного дефекта приблизи- тельно такого же уровня? Нет, не может. Трения с обществом и не- приязнь к большинству людей -- необходимые, но не достаточные признаки мизантропизма. У педераста неприязнь к людям развивается в основном как реакция на единственное их качество -- на неприя- тие ими педерастов. Если ты из-за каких-то своих заскоков отно- сишься к передастам хорошо, а то и педераст сам, то ты у педерас- тического псевдомизантропа, скорее всего, попадаешь в хорошие лю- ди. Если признать педерастический (и т. п.) псевдомизантропизм просто мизантропизмом, получится, что две группы мизантропов не- навидят одна другую, а это -- абсурд. Потому что мизантропизм -- это идеология жёсткого противостояния человеческим слабостям и дегенеративным отклонениям, а педерастия -- отклонение то ещё. Борьбу с человеческим ради прорыва к сверхчеловеческому действи- тельный мизантроп начинает с себя -- хотя бы из эгоистических со- ображений. Для квазимизантропствующего пердераста это означало бы отвержение собственной сути. Псевдомизантропизм передестов -- это на самом деле педерастофобофобия или мизпедерастофобизм. Короче, нечего им примазываться к мизантропам. Разумеется, можно представить себе педераста, который ненавидит других педерастов за их педерастизм и за все обычно сопутствующие педерастизму дефекты личности -- либерализм, абсурдизм, волоса- тость, автомобильнутость (или велосипеднутьсть) и т. п. -- и ко- торый ненавидит слабого себя -- но трудно поверить, что такой пе- дераст проживёт долго -- при его-то душевных страданиях. Заметим между делом, что нормальный мизантропизм -- это путь гармонии с собой и с природой, путь радости и удовольствия (умеренного), пусть оптимизма и развития. В массовом ущербном человеческом миз- антроп видит ростки прекрасного сверхчеловеческого, и они обнадё- живают его и дают ему силу. * * * Можно обратить внимание на то, что наиболее кровавые личности в истории отнюдь не были мизантропами (их отдельные мизантропичские высказывания не в счёт: такие случаются у каждого). Наполеон, Ле- нин, Сталин, Гитлер и им подобные были в первую очеред вождями, любимцами масс, а массы к мизантропам не тяготеют. Разумеется, можно предполагать тайный мизантропизм, но соль в том, что если у индивида с вождистским запалом ладятся отношения с массами, то у него нет стимулов для принятия мизантропического мировоззрения, а если какие-то поползновения в мизантропскую сторону и имеют у него место в начале пути, то потом выветриваются. Любимыми руководителями народов могут быть циники, лжецы, под- лецы, дураки, извращенцы, но только не мизантропы. Мизантроп... - расходится в своих ценностях с большинством; - испытывает значительные трудности при поиске единомышлен- ников; - разборчив в связях; - придерживается довольно замкнутого образа жизни; - имеет проблемы бытовой совместимости с окружающими. Всё это не способствует выстраиванию мизантропом системы отно- шений в обществе, способной вывести этого мизантропа самый соци- альный наверх и обеспечить закрепление его там. Полноформатный, правильный, идейный мизантроп не может себе позволить делать гадости, которые нравятся массам и за которые они готовы признавать его своим лидером. Он ведь ПОТОМУ И СТАЛ МИЗАНТРОПОМ, что не принял массовой наклонности к некоторым вещам. Лидерство для мизантропа -- не самоцель, не блаженное состояние, а, можно сказать, поприще для подвижничества, для тяжёлой и опасной работы, направленной на защиту и развитие лучшего в человеках. Для правильного мизантропа делать гадости -- значит отрицать себя. "Своим ходом" мизантропам добираться до власти много труднее, чем "человеколюбам", а ведь даже "человеколюбам" это очень не легко. Мизантропам наверняка случалось пребывать у власти, но они -- не среди наиболее ярких (= наиболее кровавых) вождей. Мизантропы могли получать власть по наследству, но это тоже было не просто. Ситуация убедительно описана в "Гамлете" Вильяма Шекспира. Принц Гамлет был определённо мизантроп (Офелии: "Уйди в монастырь; к чему тебе плодить грешников? Сам я скорее честен; и все же я мог бы обвинить себя в таких вещах, что лучше бы моя мать не родила меня на свет; я очень горд, мстителен, честолюбив; к моим услугам столько прегрешений, что мне не хватает мыслей, чтобы о них подумать, воображения, чтобы придать им облик, и вре- мени, чтобы их совершить. К чему таким молодцам, как я, пресмы- каться между небом и землей? Все мы -- отпетые плуты, никому из нас не верь. Ступай в монастырь." Мизантропы легко становятся жертвами заговоров, потому что им труднее защищаться: во-первых, из-за слабоватой вписанности в систему взаимовыгодных отношений в обществе, во-вторых, из-за ограниченности приёмов борьбы, которые мизантропы себе разрешают. * * * Кто-то должен тянуть общество в лучшую сторону, потому что есть люди, тянущие его в худшую сторону, и надо уравновешивать их уси- лия, иначе общество будет становиться всё хуже. В лучшую сторону тянут общество правильные мизантропы. Настоящие мизантропы, по-настоящему тянущие, -- как правило не профессионалы в этом деле, то есть, не зарабатывают им на жизнь. Потому что очень трудно устроиться даже так, чтобы за это хотя бы не распинали, не говоря уже о том, чтобы ещё и давали деньги. При соблюдении некоторых правил безопасности слегка тянуть общество в лучшую сорону -- занятие не очень рискованное, но и не очень эффективное. Если за то, что тянешь общество в якобы лучшую сторону, дают деньги, значит, сторона вряд ли лучшая. Скажем, разные "Врачи без границ", "Amnesty International" и "Greenpeace" -- это частью глупость, частью бизнес на наивности добропорядочных людей, частью подрывная работа. * * * Можно говорить о существовании религиозного мизантропизма. Ис- тория ИГИЛ (Исламского государства Ирака и Леванта) показывает, что такой мизантропизм -- ещё не в далёком прошлом. Особенность религиозного мизантропизма состоит в том, что он ориентируется только на отдельные стороны природы человека и под- ходит к ним в основном догматически, тогда как научный мизантро- пизм стремится опереться на человеческую суть в целом, причём не считает текущее понимание этой сути окончательным. Религиозные мизантропы, вызвавшие значительный резонанс в обще- стве, -- это, к примеру Джироламо Савонаролла и Жан Кальвин. Ско- рее всего, мизантропами были даже Иисус Христос и Магомет, а вот Мартин Лютер -- вряд ли (Лютер осуждал верхушку католической церкви, а не образ жизни и стиль мышления большинства людей). Религиозным мизантропам посредством эмоциональных проповедей и личного примера удавалось собирать только небольшое количество сторонников, а многочисленность рядов номинальных последователей их получалась лишь после того, как изначальное учение искажалось и появлялся политический и/или экономический интерес в культиви- ровании нового движения. Религиозные мизантропические программы становились поводами для перераспределения власти, и мизантропи- ческое в них оказывалось в подчинении у "слишком человеческого". ................................................................. ................................................................. Мизантропами людей не рожают. Мизантропами их не воспитывают. Мизантропами люди становятся, причём далеко не все. Мизантропиза- ция -- это большое личное открытие, прорыв к запретному знанию, подъём на следующую ступень индивидуального развития (а может, и эволюционного), на которую тебя не хотят отпускать, а приходится.

Литература:


Возврат на главную страницу            Александр Бурьяк / Основы научного мизантропизма