Александр Бурьяк

О власти

bouriac@yahoo.com На главную страницу
1. Введение. 2. Соотношение власти и управления. 3. Широкое участие в управлении. 4. Роль инстинктов. 5. Высшие и низшие. 6. Идеология власти. 7. Обновление верхнего слоя. 8. Интернет и государственное управление. 9. Власть законная и незаконная. 10. Борьба за власть. 11. Демократия европейского типа. 12. Интересы. 13. Уровни сложности государственной политики. 14. О вине народа в качествах власти. . . . . . . Литература.

1. Введение.

Есть слова маняще-чарующие, на которые много чего нанизано в подсознании. Примеры: магия, империя, богатство, мощь. Одно из самых сильных слов такого рода -- слово ВЛАСТЬ. Феномен власти никак не касается индивида лишь при условии, что этот индивид обитает в удалении от других людей и не имеет с ними никаких отношений. Но как только появляется другой человек и воз- никает какое-то взаимодействие с ним, так сразу же анархическая чистота жизнедеятельности оказывается под угрозой и может встать вопрос о подчинении. Власть -- это возможность указывать другим, что им делать, и карать за неподчинение. Это возможность определять, задавать, устанавливать, а не принимать то, что определяют, задают, устанавливают дугие. Иметь/проявлять власть приятно, потому что этим ублажается инстинкт властвования. Следовать руководящим указаниям тоже бывает приятно, потому что этим ублажается инстинкт подчинения. У любого человека, если он не уродлив психически, существует и способен проявляться как инстинкт властвования, так и инстинкт подчинения. Но люди различаются потенциалом проявления этих инстинктов. Подчиняются не только из-за инстинкта подчинения. Другие стимулы: - боязнь наказания; - перспектива непосредственного вознаграждения; - интерес в результатах общего дела. Феномен власти скорее полезен, чем вреден (иначе не развились бы инстинкты властвования и подчинения). Люди с более сильным инстинктом властвования имеют чуть больший шанс оказаться в начальниках, но вес этого инстинкта в совокуп- ности факторов, определяющих восхождение, не велик. Любой руководитель, включая самого высшего, зачастую бывает вынужден подчиняться, то есть, возможно, проявлять свой инстинкт подчинения. Генетическое разделение людей на малую группу "господ" и боль- шую группу "рабов" не имеет практического смысла, потому что соображение, инициативность и способность руководить хотя бы несколькими людьми бывают нужны даже на нижних уровнях социаль- ной иерархии. Мест для генетических "рабов" в обществе очень немного. * * * Для людей почти невозможно длительно выживать вне общества, а пребывание в обществе требует поддержания в нём некоторого поряд- ка. А порядок держится на подчинении одних людей другим. Поэтому у людей имеется как инстинкт властвования, так и инстинкт подчи- нения. Можно выделить три уровня силы инстинкта: +++ инстинкт проявляется сильно ++ инстинкт проявляется средне + инстинкт проявляется слабо или отсутствует Варианты сочетания уровней силы инстинкта властвования и инс- тинкта подчинения и соответствующие типы личности: номер инстинкт инстинкт тип личности типа властв. подчин. 1 +++ + деспот 2 +++ ++ сильный правитель, надсмотрщик 3 +++ +++ сильный руководитель среднего звена 4 ++ + ленивый правитель 5 ++ ++ ленивый руководитель сред. звена 6 ++ +++ исполнительный руководитель сред. звена 7 + + анархист 8 + ++ приспособленец 9 + +++ раб

2. Соотношение власти и управления.

В суждениях о власти люди обычно склонны к выпячиванию и схема- тизации её управляющей стороны, и в этом им оказывают дурную ус- лугу технические аналогии и кибернетические модели. На самом деле человек, как правило, не способен вполне управ- лять даже самим собой, так что управление другими людьми у него получается лишь более или менее приблизительно и в очень незначи- тельной части их жизнедеятельности. Всякая власть в обществе имеет довольно узкий диапазон возмож- ностей. Попытки её носителей выйти за пределы этого диапазона не дают ожидаемого этими носителями результата, либо приводят к по- тере ими власти, либо разрушают социальную систему вообще. Одно из основных занятий обладателей власти (и важное условие её сохранения) -- поддерживать миф о том, что они владеют ситуа- цией ("держат всё под контролем"), то есть, в основном осведомле- ны о том, что происходит, и дёргают за нужные социальные рычаги. На самом деле обладатели власти не столько осведомлены, сколько дезинформированы (и хорошо, если сами понимают это), и не столько дёргают за рычаги, сколько демонстративно за них хватаются, но сильно дёрнуть боятся, потому что знают (этот опыт приходит быстро!), что от дёрганий зачастую становится ещё хуже. Власть -- это в основном привилегированное положение, а не воз- можность оказывать управляющие воздействия на общество с целью сохранения и совершенствования человеческого мира. Управление в обществе имеет две составляющие: 1) обеспечение привилегированного положения небольшой части членов общества за счёт остальных и защиту этого положения; 2) обеспечение жизнедеятельности и защиту общества как целого. Если оценивать социальную эффективность власти, то должны приниматься во внимание три обстоятельства: 1) соотношение управленческих усилий и усилий по обеспечению и защите привилегий; 2) эффективность управленческих усилий, т. е. насколько они обеспечивают благополучие общества; 3) доля общественного продукта, потребляемого власть имущими в качестве как бы платы за свою управленческую деятельность. Благополучие низов общества интересует его верхи в основном постольку, поскольку требуется для обеспечения благополучия вер- хов. Разумеется, чувство общности, сострадания, справедливости, жертвенности, заботы не совсем чуждо и многим представителям вер- хов, но основным их двигателем является, как правило, стремление к личному благополучию (а оно наиболее легко реализуемо за чужой счёт). Если лишить общество власти, а оставить в нём только управле- ние, общество окажется неустойчивым: в силу естественных челове- ческих устремлений нём начнёт формироваться новая власть. Тезисы: 1. Когда много действительной демократии, идеология власти не может оказаться более качественной, чем позволяет интеллекту- альное качество большинства граждан, участвующих в политике. То есть, демократия вульгаризует власть. ................................................................ ................................................................ * * * Некоторые параметры управления людьми: - количество непосредственных подчинённых; - общее количество подчинённых; - количество уровней подчинения; - виды действий подчинённых, на которые распространяется управление; - пределы, в которых номинально может осуществляться управление тем или иным видом действий; - соотношение управления и самостоятельных решений в том или ином виде действий (оно, как правило, зависит от ситуации); - степени исполнительности подчинёных (эти степени зависимы от ситуации).

3. Генезис власти.

Власть выстраивается при образовании нового социума, перестраи- вается при революции, через реформу, через государственный пере- ворот, через неявные неформальные трансформации. Власть практически никогда не выстраивается с совсем пустого места: как правило, есть либо элементы/остатки власти какого-то другого социума либо неформальное доминирование (обусловленное богатством и/или популярностью), к которому добавляется формаль- ное. Можно различать системы власти, выстроенные "сверху", "снизу" и с "середины". Основное назначение системы власти, выстроенной "сверху", -- защищать верхушку этой системы: сохранять её персоналии и их при- вилегии. Основное назначение системы власти, выстроенной "снизу", -- не допустить превращения её в систему власти, выстроенную "сверху" или с "середины". Основное назначение системы власти, выстроенной с "середины" -- защищать эту систему от превращения её в систему, выстроенную "сверху" или "снизу", защищать персоналии середины и их привиле- гии от верхушки и низов. В "демократических" государствах власть номинально выстроена "снизу", фактически -- с "середины" или "сверху". В большинстве государств власть фактически выстроена "сверху". Пример государства с системой власти, формально и фактически выстроенной с середины -- Речь Посполитая, польско-литвинская шляхетская республика (1569-1795). Ещё пример того же -- британс- кая конституционная монархия XVIII-XIX веков. "Источник" власти частью выражен формально (в конституции и т. п.), частью проявляет себя неформально. Также можно говорить о существовании государств, в которых система власти (была) выстроена... 1) "сверху-снизу" -- для защиты от "середины"; 2) "сверху и с середины" -- для защиты от "низа"; 3) "снизу и с середины" -- для защиты от "верха". Все эти деления являются приблизительными. К примеру, невозмож- но кратко выразить, как выстроена политическая система США. Фор- мально -- "снизу и с середины", неформально -- в значительной степени "сверху", но нельзя сказать, что неформальное безусловно доминирует над формальным. Анализ состояния различных государств показывает, что локализа- ция "источника" власти не является определяющим фактором в отно- шении качества функционирования власти, задающего качество общес- тва. Качество власти определяется чем-то другим. Политическое устройство (номинальное, фактическое) -- только форма, которая наполняется ЧЕМ-ТО действительно значимым (хотя форма, разумеет- ся, может быть более или менее благоприятной для этого).

3. Широкое участие в управлении.

Участие в управлении -- не то же, что участие во власти. Власт- вовать -- значит решать, кому и как выполнять управленческие фун- кции и какие цели при этом преследовать. Между властной и управленческой деятельностью граница нечёткая. * * * Вполне разбираться в стратегических вопросах государственного управления, точнее, понимать и принимать адекватное объяснение этих вопросов, способны только несколько процентов людей в общес- тве, но далеко не все из этих нескольких процентов имеют достато- чное время на такого рода занятия. Когда основным фактором выдвижения индивида на руководящую роль является одобрение его большинством общества, а политическая си- туация, относительно которой его оценивают, непростая и требует сложных неочевидных решений, самые достойные люди на лидерское место обычно не попадают, потому что не являются лучшими в глазах большинства. Большинство людей В ПРИНЦИПЕ не в состоянии не только понимать сложные вопросы стратегического характера, но даже правильно вы- бирать тех, кто будут заниматься этими вопросами вместо большинс- тва. Это следует не только из сложности самих вопросов, но и из неизбежной интеллектуальной ограниченности основного множества людей. Эту ограниченность можно существенно уменьшить посредством особо качественной системы образования, но невозможно преодолеть настолько, что большинство смогло бы успешно заниматься сложными проблемами. У каждого индивида, стремящегося участвовать во власти, должна быть возможность такого участия, но обеспечиваемая не через мас- совое голосование, а через продвижение "наверх". "Демократические" процедуры -- это средство канализирования и частичной нейтрализации массового недовольства властью. Нейтрали- зация осуществляется через отъятие времени и психической энергии.

4. Роль инстинктов.

Чтобы разобраться с феноменом власти, надо сначала разобраться с феноменом человека и общества. Человеческое поведение направляется в основном инстинктами. Че- ловеческое мышление работает под существенным влиянием инстинктов и занимается по большей части их обслуживанием, а не преодолени- ем. Преодолевающая способность мышления слаба. Представления че- ловека о том, что ему нужно, формируются под определяющим влияни- ем всё тех же инстинктов. Инстинкты же противоречат один другому и дёргают человека в разные стороны, как муравьи дёргают в разные стороны гусеницу, которую пытаются оттащить в муравейник. Челове- ческая психика -- не цельная, не гармоничная, эволюционно недо- шлифованная, функционирующая очень неэффективно. У человека есть инстинкт защиты личных интересов в ущерб общес- твенным и инстинкт защиты общественных интересов в ущерб личным. Разным людям эти инстинкты свойственны в разной степени и даже у одного человека они проявляются во всякое время не одинаково, а в зависимости от множества факторов: от состояния организма вообще и психики в частности, от текущих влияний, от примера других людей, действующих рядом, и т. п. * * * Во-первых, люди стремятся занять привилегированное положение в обществе (а оно всегда обеспечивается за счёт других). Во-вторых, они стремятся обеспечить такое положение своим потомкам. К этому их подвигает инстинкт, то есть, человеческая природа. Поэтому борьба с привилегиями -- это борьба с человеческой природой. Большинство тех, кого власть привлекает особенно сильно, при- влекается в основном возможностью обеспечения привилегий. Мень- шинство стремящихся к власти стремится к ней для того, чтобы она не досталась любителям привилегий. * * * Люди существенно иррациональны и манипулируемы (хотя и не все в одинаковой степени). Это -- неисправимая природная данность, с которой надо считаться. * * * Власть имущие вовсе не против того, чтобы другие люди (не имею- щие власти или имеющие меньшую власть) решали за них (но под их надзором) проблемы общества, а только очень беспокоятся, что эти другие овладеют некими тайнами, приобретут большое влияние и смогут отобрать власть. * * * Самые полезные для общества решения -- зачастую непопулярные, потому что направлены против дурных влечений большинства. Обычно правители избегают принимать самые полезные для общества непопу- лярные решения, потому что свой лимит непопулярных решений исчер- пывают на тех мерах, которые укрепляют власть и приносят средства в казну.

5. Высшие и низшие.

Можно разделять людей на высших и низших по их способности к удерживанию себя от дурных соблазнов, уступка которым означает более или менее быстрое уничтожение себя и общества. Кто способны удерживать себя сами, те -- высшие, кто не способны -- низшие. Низшие не способны выживать в течение длительного времени, если над ними нет "пастухов", принуждающих их к выполнению или невыполнению некоторых действий. "Пастухам" не обязательно быть высшими, но лучшие пастухи -- из высших. Общество не может быть благополучным, если высшие не концентри- руются в его верхнем, правящем слое или хотя бы не представляют в этом обществе значительной организованной самостоятельной силы, вроде рыцарского ордена или масонской организации. Есть наследственная предрасположенность к высшести и есть влия- ние родителей на детей через личный пример и через воспитание, но дети высших далеко не всегда получаются высшими, а дети низших -- низшими. Могут быть разные степени высшести (разные степени сопротивля- емости соблазнам). Способность к самоограничению -- необходимый, но не достаточный признак высшести: вдобавок надо, чтобы у самоограничения были здравые основания.

6. Идеология власти.

Одно дело, когда идеология властвующей верхушки защищена от критики её представителями низов единственно своей сложностью, и другое дело, когда в идеологии верхушки есть вещи, которые не приемлемы для большинства (зато отвечают интересам верхушки или неочевидным стратегическим интересам общества в целом) и которые поэтому должны быть скрываемы от основной массы населения. "Прозрачность" власти приводит к затруднительности культивиро- вания тайной идеологии в верхах. Открытая же идеология власти должна быть адекватна способности восприятия её посредственным большинством. Из-за этого в "демократичном" обществе не большин- ство подтягивается мировоззренчески и интеллектуально до понима- ния идеологии власти, а идеология власти упрощается до понимания её массой. Вульгаризация идеологии власти ведёт к снижению эффективности государственной политики, к ослаблению общества. Другими словами, в "демократическом" обществе власть бывает лишена возможности ставить для себя и государства существенные цели, если эти цели выходят за пределы понимания большинства или не отвечают устремлениям большинства. Между тем, пределы понима- ния большинства всегда неизбежно являются значительно более ограниченными, чем пределы понимания специально отобранного по интеллектуальным качествам и соответственно обученного меньшинства. Даже если принимать очень серьёзные меры для здравого развития мировоззрения и психических качеств всего населения, большинство людей будет всё равно значительно уступать в этих аспектах отбор- ному меньшинству. * * * Идеологическая картина общества обычно слагается из следующих идеологий: - текущей главной; - предшествующей главной; - одного или нескольких вариантов будущей главной; - маргинальной примеси "вечных" идеологий; - маргинальной примеси идеологий других обществ. Популярная идеология обычно существует в нескольких параллель- ных разновидностях: - нормальной; - догматизированной; - популяризованной; - экстремизированной; - смягчённой.

7. Обновление верхнего слоя.

Более толковая часть верхнего слоя сознаёт, что приток в него свежей крови "снизу" необходим хотя бы из генетических соображе- ний. Она лишь хочет, чтобы пополняющие собой верхний слой не создавали угрозы его старожилам. Для этого приток должен соответ- ствовать убыли, обеспечиваемой вырождением, разжалованиями и пр., а нововключённые индивиды должны исповедовать благоприятную для текущего состава верхнего слоя идеологию.

8. Интернет и государственное управление.

Интернет создаёт соблазн обеспечения более тесного участия массы граждан в управлении обществом, поскольку позволяет быстро собирать и обрабатывать большое количество простых сигналов, а также значительно облегчает распространение информации, обсужде- ние, формирование организованных групп единомышленников. На самом деле этот соблазн -- дурной, а от интернета при его нынешнем состоянии людям больше вреда, чем пользы. Широкое обсуждение общественных проблем и решений в интернете обычно имеет нижайший уровень качества и не может служить ни ис- точником идей, ни средством проверки, а может быть только инди- катором массового восприятия и нейтрализатором гиперактивных, но не особо умных людей через расходование их времени на непродук- тивное общение. Интернет снижает порог значимости предметов, включающий писа- тельскую активность по их поводу: интернет-писатели строчат всё больше о всё менее важном. Интернет снижает и порог литературного качества публикуемых текстов.

9. Власть законная и незаконная.

О законных и незаконных президентах, королях, императорах, падишахах и т. п. Вполне в ходу пропагандемы типа "MM -- законно избранный прези- дент, тогда как NN -- самозванец и узурпатор". Если они в ходу, значит, довольно эффективно воздействуют на значительную часть малодумающего большинства. На самом деле надо смотреть на следующее: 1. При определении главы государства могли иметь место крупные нарушения закона -- если не явые, то тщательно скрытые. 2. Сам закон мог быть принят не вполне корректным или даже очень некорректным способом. 3. Даже корректно принятый закон может являть собой очень вредное установление -- хотя бы вследствие ошибочности. 4. Закон законен, если принят законным образом, то есть, сообраз- но каким-то другим законам, но если пройтись по цепочкам от закона к закону до первоисточника легитимности, то упрёшься в какую-нибудь революцию, государственный переворот или оккупа- цию, то есть, в НЕЗАКОННУЮ смену власти. Придерживаться какого-то установления только потому, что его назвали законом, -- это очень глупо: всегда надо искать для этого более серьёзные основания, иначе ты рискуешь ввергнуть себя и/или страну в очень большие неприятности. Может, даже гибельные. У любых повстанцев, партизан, заговорщиков -- свой отсчёт леги- тимности. Можно НАКАЗЫВАТЬ их за нарушение законов, но ПОПРЕКАТЬ их этим нарушением -- бессмысленно. Понятие законности применимо только к действиям, не связанным с вопросом высшей власти. К действиям революционного характера оно заведомо не применимо. Поэтому разумные и не занимающиеся пропа- гандой люди его к таким действиям и не применяют. Если революцио- нер, к примеру, выбил кому-то окно или зубы "просто так", а не в качестве вынужденной меры на пути к новому социальному порядку, этого революционера можно судить по старому уголовному закону -- конечно, при условии, что не ожидается изменение отношения к выбиванию окон/зубов при новом порядке. А если революционер, к примеру, игнорирует требование разоружиться, заявленное "старым" правительством, он вне области, к которой применим закон. Если бы этот "человек с ружьём" был не революционером, а просто бандитом без претензии на государственную власть, то игнорирование им тре- бования разоружиться было бы нарушением закона. Короче, всякая высшая власть законна. Старо-государственная она или революционерско-повстанческая -- это не имеет значения: всё старое было когда-то новым. Точнее, понятие законности к высшей власти не приложимо. Но приложимо к тому, что хотя бы ступенькой ниже, -- если речь не о мятеже. Кто этого не понимает, тот совсем уж дурак. Кто только делает вид, что не понимает, -- пропагандон. Единоличный правитель не нарушает законов, а только не всегда удосуживается офомрить свою волю принятым способом. Правда, еди- ноличные правители попадаются очень редко: почти всегда приходит- ся делить власть со многими, и этот делёж осуществляется по ка- ким-то фиксированным правилам, которые являются законом в том числе для правителя и за нарушение которых он подлежит наказанию.

10. Борьба за власть.

Различается: - непосредственная борьба за власть; - подготовка инструментов непосредственной борьбы за власть; при очевидной большой мощности этих инструментов потенциальные союзники и сателлиты сами изъявляют желание присоединиться, а противники предпочитают сдаваться без боя; - обретение субъектом качеств, делающих его власть более привлекательной для потенциальных подчинённых. * * * Различается: - изменение интересов под влиянием новых сведений; - согласование интересов (выявление общих, конкурирующих, мешающих, не касающихся других); - согласование способов совместного удовлетворения общих интересов; - достижение компромиссов, то есть, таких отношений, при которых у каждой из сторон получаются приемлемые потери от уступок другим сторонам. Влияние на интересы: - через воспитание; - через пропаганду; - через вовлечение в организации; - через переговоры. В информационном воздействии различаются: - информирование; - дезинформирование; - внушение; - манипулирование. В данном контексте манипулирование -- это подталкивание к индивида к псевдосамостоятельным выводам. Интерес не есть что-то неизменное: он зависит от характера осведомлённости субъекта, от состояния субъекта, от ситуации вокруг субъекта, от доступных субъекту способов действия. Один и тот же интерес может быть удовлетворён разными способами.

11. Демократия европейского типа.

Демократия европейского типа хороша не тем, что выдвигает тол- ковых лидеров, защищающих интересы большинства (она таких лидеров не выдвигает, а выдвигает гиперактивные серости и прохиндеев, которые потакают вредным влечениям масс). Эта демократия хороша тем, что хотя бы обеспечивает малоконфликтную регулярную СМЕНЯЕМОСТЬ правителей, то есть, уберегает их от чрезмерного разложения властью, а общество -- от подчинения чрезмерно разложенным властью правителям и от опустошительных революций, случающихся из массового стремления свергнуть таких правителей. Демократия европейского типа плоха тем, что при ней основным условием занятия высших должностей в государстве является опуска- ние подходов до уровня понимания толпы, бережное отношение к за- блуждениям и нездоровым потребностям толпы, тогда как осуществле- ние мероприятий, которые наиболее полезны для общества, оказыва- ется возможным нередко лишь через нарушение законов. Основное слабое место демократии европейского типа -- в стрем- лении предоставить право голоса как можно более широкому кругу людей. Наиболее простой способ подправления этой демократии -- в сужении круга голосующих: через ограничения по возрасту, уровню образования, характеру доходов, семейному положению, состоянию психики, отношению к военной обязанности и т. п. Демократия европейского типа вредна, среди прочего, тем, что уплощает массовое мышление самой процедурой принятия решений через голосование. Она навязывает примитивизированный взгляд на общество, на человека, на управление. При демократическом видении мира считается нормальным эпизодический выбор между вариантами управляющего действия, осуществляемый посредством подсчёта равно- весных мнений "за" и "против". При этом игнорируется следующее: - люди существенно различаются способностью как вырабатывать, так и распознавать адекватные мнения; - люди в значительной степени влияемы, поэтому их мнения, как правило, являются результатом не столько самостоятельной умственной работы, сколько манипулятивных информационных воздействий; - даже умные и самостоятельно мыслящие люди в большинстве своём не имеют в достаточном количестве свободного времени и специ- альных познаний, чтобы вполне вникать в ситуации, по поводу которых им надо голосовать. Люди не одинаковы по моральным качествам, материальным возмож- ностям, политической активности, месту в социуме, вовлечённости в организации, из-за чего равные по численности группы людей могут значительно различаться потенциалом совместного действия, и поэтому результаты голосования могут не отражать реального соотношения сил. Меньшинство может быть сильнее большинства. У такого меньшинства нет стимула для подчинения воле большинства, выявленной посредством голосования. При "демократическом" мышлении зачастую бывает, что вещи заме- няются элементарными абстракциями, которые удобны для формальных манипуляций, но имеют мало общего с действительностью. У "демо- кратов" под одно название попадают довольно разные вещи и далее рассматриваются как одинаковые; игнорируется изменчивость вещей, неполнота и частичная ошибочность представлений о них, условность и нечёткость границ между различными феноменами в социальном континууме. Голосование как способ принятия коллективных решений и избежа- ния конфликтов эффективно там, где есть высокая степень общности целей и небольшие различия во взглядах на способы их достижения. Голосование не годится там, где есть существенное несовпадение интересов: в этом случае надо работать над сближением интересов, а не голосовать, иначе велик риск, что меньшинство не подчинится решению большинства. * * * Взаимное непонимание в сложных вопросах преодолимо лишь между вышесредними умами, да и то нередко с большими усилиями. Отсутствие культурного единства в обществе обрекает его на сплошные малопродуктивные политические дискуссии или на сплошные конфликты, обусловленные взаимным непониманием даже в альтруисти- ческих устремлениях. Мультикультурное общество устойчиво только в условиях избытка жизненных ресурсов. Для человека естественно смотреть на другого человека как на союзника, как на брата, как на ресурс, как на мусор, как на смертельного врага, как на бога и т. п. Выбор варианта зависит от обстоятельств.

12. Интересы.

Интересы индивидов, коллективных субъектов -- это не природная данность, а преходящие субъективные видения, довольно нечёткие, довольно изменчивые, поддающиеся как рациональному, так и манипу- лятивному воздействию. Базовая часть интересов одинакова у всех: выживать, размножаться, доминировать. Всё, что помимо этого, -- средства обеспечения базовой части. Средства могут быть очень разными. Главное: их в принципе можно менять, не ставя под угрозу базовую часть. Поэтому ссылка на чьи-то интересы как на фактор, определяющий поведение, всегда не очень надёжная. Да, люди, как правило, неохотно меняют своё представление о том, что им нужно, а на их переубеждение зачастую не хватает времени и ресурсов, но важно то, что менять они в принципе способны. * * * Неодинаковость интересов людей разного возраста порождается частью различиями возрастов в первичных потребностях, частью изменениями в культуре и условиях жизни, случившимися ко времени формирования мировоззрения, частью неодинаковостью жизненного опыта.

13. Уровни сложности государственной политики.

Уровни сложности государственной политики: - прорывной: движение в новом направлении развития, с перехо- дом на другую (как правило, СЛЕДУЮЩУЮ) мировоззренческую парадигму; - лидерский: установка на то, чтобы быть первым среди себе подобных, двигающихся в том же направлении и решающих схожие проблемы; - подражательный: движение за лидирующей группой, по уже проторенному другими пути; - ситуативный: развития как движения к удалённой цели нет, а есть только борьба с особо острыми проблемами; - ликвидаторский: нет стремления даже к сколько-нибудь дли- тельному сохранению социального порядка, а есть установка только на то, чтобы урвать побольше, пока можно, а потом перебраться в другое общество или "слить" основную часть населения. Эта градация приблизительно соответствует градации уровней науч- ной сложности и градации уровней интеллекта. Государство не может претендовать на более сложную политику, чем та, какую в состоянии осилить национальный коллективный интеллект. В интересах сохранения власти, как правило, имитируют чуть бо- лее высокий уровень политики, чем тот, какой имеет место на самом деле. Уровень сложности политики должен быть не ниже уровня сложности ситуации, в которой находится страна, иначе проблемы страны будут усугубляться. Если проблемы страны специфические, не преодолимые посредством копирования чужих решений, то подражательный уровень политики не достаточен для улучшения ситуации: нужен уровень лидерский или прорывной. Прорывной уровень политики был во Франции после Великой Фран- цузской революции 1789 г., в России после Великой Октябрьской революции 1917 г., в Германии после прихода нацистов к власти в 1933 г. В теперешней России уровень политики -- колеблющийся между ситуативным и ликвидаторским, но выдаваемый за подражательский. Лидерская политика -- у США, Великобритании, Германии, Китая. Прорывной политики сегодня нет ни у одного государства, а уже как бы пора, поскольку глобальные проблемы усугубляются.

14. О вине народа в качествах власти.

Власть в стране бывает получше и похуже. Народ бывает не дово- лен властью в большей или в меньшей степени. Вопрос, насколько народ бывает виновен в качествах государст- венной власти (правящей верхушки), -- глупый: народ в отрыве от власти -- не субъект, не что-то целое с единым интеллектуальным центром. Субъективируется народ как раз через власть. Народ -- как бы тело, а власть -- как бы голова при этом теле (во всяком случае, нечто на том месте, где неплохо бы быть голове). Разумеется, как нет чёткой границы между социальной верхушкой и остальным обществом, так нет и полного сосредоточения организу- ющей деятельности "наверху". Общество частично управляется "свер- ху", частично из "середины", чуть-чуть "снизу" и в значительной степени не управляется вообще. Но у верхушки -- наибольшие воз- можности на что-то влиять, в том числе влиять определяющим обра- зом. И у неё, как правило, есть интерес в том, чтобы подавлять все альтернативные центры влияния -- угрозу её привилегиям. Между народом и правящей верхушкой -- взаимовлияние, взаимоза- висимость, но ОЧЕНЬ НЕСИММЕТРИЧНЫЕ. Верхушка воздействует на на- род постоянно и в нормальном, законном режиме. Народ же в состо- янии влиять на верхушку преимущественно в режиме экстремальном, противозаконном, насильственном, чреватом многочисленными жертва- ми -- в первую очередь в рядах народа. И власть имеет возможность воздействовать на народ точно, точечно, выверенно, планово, тогда как народ на власть -- только очень приблизительно, даже у усло- виях "демократии". Далее, "неправильная" власть весьма заботится о том, чтобы у народа было меньше возможностей на неё влиять даже законными спо- собами, не говоря уже о незаконных: спаивает, деинтеллектуализи- рует, абсурдизирует спортом, навязывает религию и т. д. Поэтому тех, кто заявляют, что народ достоин своих правителей, можно уверенно относить к не особо умным людям, которые где-то чего-то нахватались. У человека, бывает, вскочит какая-нибудь болячка на теле, и от неё не так-то быстро избавишься, хотя в общем-то вёл и ведёшь здоровый образ жизни. То же с социальными "верхушками" на телах народов. На 100% от таких напастей не защищён никто. Складывающаяся в результате революций новая власть, как прави- ло, бывает не лучше, а то и хуже свергнутой, поэтому рекомендо- вать народам элементарно "свергать тиранов" и т. п. -- значит заниматься вредительством, в лучшем случае демонстрировать своё непонимание истории. От тиранов-то избавляться надо, но далеко не элементарными способами. Хорошая власть (а такая иногда бывает!) формируется скорее случайно, чем по воле народов, стремящихся к благополучию. Надёжный путь к правильной власти, шире, к правильному обществу -- через интеллектуализацию, через поднятие на следующую ступень человеческого развития.

20. Литература.

Домицлафф Ганс "Врождённые пороки демократии как формы правления".

Возврат на главную страницу            Александр Бурьяк / О власти