Александр Бурьяк

О трогательном фильме "Щит и меч"

bouriac@yahoo.com На главную страницу
Фильм "Щит и меч" -- это сегодня в первую очередь товар для ностальгирующей и идеализирующей части русскоязычного населения. И в качестве товара он в интернете представлен почти исключитель- но хвалебными комментариями. Кое-какие критические отзывы удалось отыскать только в комментариях к хвалебным комментариям -- на немногих сайтах, где таковые были дозволены. Да, все актёры, занятые в этом фильме, -- симпатяшки и в целом хорошо играют. Но первоначальный успех фильма объясняется в зна- чительной части тем, что "больше смотреть было нечего" и вдобавок отсутствовала свободная критика, а нынешний спрос на него вызван у старичков светлыми воспоминаниями о счастливом пионерском детс- тве, у молодёжи -- любопытством к советскому времени, застать которое им не довелось и которое поэтому при желании ими легко приукрашивается.
Щит и меч, Станислав Любшин
Станислав Любшин в фильме "Щит и меч".
Щит и меч, Владимир Басов
Владимир Басов в роли Бруно в фильме "Щит и меч".
Щит и меч, Олег Янковский, Альгимантас Масюлис
Олег Янковский и Альгимантас Масюлис в фильме "Щит и меч".
Щит и меч, Валентина Титова
Валентина Титова в роли Нины в фильме "Щит и меч".
* * * Пройдёмся по музыкальной стороне вопроса. Против собственно музыки сказать плохое не получается: она великолепна. Но вот слова к удалой песне "Махнем, не глядя..." (музыка Вениамина Баснера, слова Михаила Матусовского, поёт Марк Бернес) вызывают сильное недоумение: Прожектор шарит осторожно по пригорку, И ночь от этого нам кажется темней. Который месяц не снимал я гимнастерку, Который месяц не расстегивал ремней. Раз уж пошли такие интимные подробности, то и я выскажусь от- кровенно. Допустим, для справления малой нужды мужчине достаточно расстёгивать на штанах ширинку. Но как, не расстёгивая брючного ремня, то есть, по сути не снимая штанов, месяцами справлять БОЛЬШУЮ нужду?! Нет, разумеется, при известных обстоятельствах один-два раза позволить себе ещё как-то можно, это ладно, но чтобы несколько месяцев подряд делать в одни и те же штаны без накопления тяжёлых последствий (снятие сапог не поможет: штанины внизу узкие) -- это уже какой-то ну просто былинный размах. На- помним себе, что у советского солдата в нормальном состоянии были два и только два одёжных ремня: один (узкий, брезентовый) -- не- изменно на брюках, другой (широкий, кожаный) -- поверх гимнастёр- ки или шинели. (А ещё здесь не без грамматической ошибки: "ремни" -- в роди- тельном падеже, а "гимнастёрка" -- в винительном.) Дальше в этой залихватской песенке слова ещё хуже: Есть у меня в запасе гильза от снаряда, В кисете вышитом - душистый самосад. Солдату лишнего имущества не надо. Махнем, не глядя, как на фронте говорят. НУ ЗАЧЕМ СОЛДАТУ ТАСКАТЬ С СОБОЙ СНАРЯДНУЮ ГИЛЬЗУ, тем более, что чуть ли не каждый день можно раздобыть новую? Нет, я понимаю, что боевые товарищи могли подложить её в вещмешок ради шутки, но это ведь быстро обнаруживается. Могу себе представить только два внятных объяснения: 1) солдат "косит" под сумасшедшего, чтобы комиссовали; 2) он использует гильзу как микросейф, чтобы что-то там уцелело, когда он сам сгорит или будет разорван на куски. Солдат хранит в кармане выцветшей шинели Письмо от матери, да горсть родной земли. Мы для победы ничего не пожалели. Мы даже сердце как HЗ не берегли. Горсть родной земли в кармане -- это что-то совсем уж психопа- тическое, показушно-вычурное, в мемуарах массово не отмеченное, хотя и полегче будет, чем снарядная гильза (кстати, мемуарной литературой тоже не подтверждающаяся). Представлять такую чушь как форму типичного, нормального поведения непростительно даже с учётом сложностей рифмовки. По большому счёту родной земли в 1941 -1944 гг. у русских солдат было вокруг навалом. Скорее, иногда приходилось вытряхивать её из карманов и сапог, а в сырую весенне-осеннюю пору -- многократно соскребать в течение дня с тех же сапог и с шинели (это помнит всякий, кто проходил срочную службу не на асфальте и не в центральноазиатских республиках). Вообще, солдат, особенно пехотинец, вынужденно минимизирует вес носимого и если что-то держит при себе сверх положенного и необходимого, то разве что какие-нибудь ценные добытые мелочи, вроде трофейных часов. Последнее письмо от матери -- это ладно, это ещё можно понять (пусть даже в гильзе от снаряда), хотя когда приходит пора срочно подтереть одно место, а партийная пресса закончилась, тогда может быть пощажён разве что портрет товарища Сталина. Забавно в этом ещё и то, что Владимир Басов сам-таки воевал -- и, вроде, немало. И поэт Михаил Матусовский -- тоже (правда, в качестве военного корреспондента). А композитор Вениамин Баснер пусть не воевал, но хотя бы в армии служил ("в военном оркестре аранжировщиком, а также ремонтировал музыкальные инструменты" -- Википедия). Надо думать, виноват Марк Бернес: он надевал военую форму только для съёмки в фильмах ("Два бойца" и др.), а в остальное время, наверное, сильно жаловался на здоровье. Кстати, каким таким образом неслуживший Бернес умудрялся оста- ваться чрезвычайно популярным в стране, едва пережившей тяжелей- шую войну, -- не знаю. То же могу сказать и про Николая Крючкова ("В 1941-1945 годах -- актёр киностудии 'Мосфильм' и ЦОКС." -- Википедия), и про Павла Кадочникова ("В конце июля Павел подал заявление в народное ополчение. Но ему отказали. 'Ты снимаешься в "Обороне Царицына" и "Походе Ворошилова". На Ленфильме сообщили, что это фильмы оборонного значения. Вернись на студию' - ответили ему." -- Википедия). Единственное объяснение: не было возможности более-менее свободно обсуждать такие вещи в интернете. Ну, тем больше чести Владимиру Басову. * * * Очень вредной впоследствии оказалась лейтмотивная песня рассма- триваемого фильма -- "С чего начинается Родина". Сама по себе и в фильме она звучала очень эффектно. Странная "постановка задачи" в первой строке привлекала внимание, застревала в памяти, но и воз- буждала педагогические и идеологические кадры, из-за чего те за- вели манеру массово издеваться над учениками в школах, принуждая строчить сочинения на дурацкую одноимённую тему. Дурацкость темы внесла свою лепту во взращивание антисоветских настроений в среде продвинутой молодёжи, и это аукнулось стране в конце 1980-х -- начале 1990-х. * * * Надо вообще заметить, что самые трогательные патриотические и военно-лирические песни в СССР, как правило, сочинялись и испол- нялись почему-то евреями: "Амурские волны", "Мы рождены, чтоб сказку сделать былью", "Три танкиста", "Враги сожгли родную хату", "Тёмная ночь", "Русское поле", "С чего начинается Родина", "Песня о далёкой Родине", "Берёзовый сок" и многие другие. Единс- твенно ради денег такие мощные вещи получаются вряд ли: наверня- ка вдобавок (или в первую очередь) требуется действительное чувство. Может, потому после 1991-го года и не появляются в России при- личные патриотические песни, что евреи частью разъехались, частью перестали воспринимать Россию как Родину (а начали воспринимать её как территорию с ресурсами, на которой живёт многовато дураков и антисемитов). О еврейских патриотических песнях, которые по поводу России, а не Израиля. Надо полагать,"хоуминг" (инстинкт привязанности к родному болоту) у евреев отнюдь не ослаб несмотря на два тысяче- летия "рассеяния". Людям хочется, чтобы у них была хоть какая- нибудь Родина, пусть и не вполне добрая к ним. (В этом смысле показательно существование израильского сайта stetele.co.il "Моё местечко", посвящённое еврейским поселениям на территории Бело- руссии. Во многих из этих местечек уже нет ни одного еврея, а есть в лучшем случае остатки еврейских кладбищ и, может быть, не- взрачные бывшие синагожки, перепрофилированные во что ни попадя, а вот ведь -- поди ж ты! -- всё равно не отпускают.) Сколько поколений предков надо иметь рождёнными и зарытыми на некоторой территории, чтобы считать её полноценным Фатерляндом? Надо учесть, что привязанность к местности, видимой от рождения, возникает уже в первом поколении -- вместе с привычкой к образу жизни, в этой местности принятому. Польза инстинкта привязанности к местности, обусловившая его появление, -- состоит в том, что животные не стремятся сбрестись в лучшие места и там душиться с себе подобными на малой площади, а более равномерно заполняют пригодное для жизни пространство, но при этом не удаляются от сородичей, с которыми только и могут делать потомство. * * * Кстати, СССР ведь начинался как в основном еврейский проект, но потом более аборигенистые под руководством великого грузина (и вообще усиленные кавказцами) поперехватывали руководящие роли -- благодаря своему численному превосходству. Я всё пытаюсь объяснить хотя бы самому себе, почему отношение к евреям -- особенное. Не совсем такое, как, например, к грузинам или армянам, которых тоже много где далеко за пределами их "исто- рических родин". Ну, просматриваются три причины: 1) цивилизаци- онная изношенность еврейского этноса (следствие длительного суще- ствования преимущественно в городских условиях), обусловливающая некоторые его физические, психические и культурные особенности, могущие быть рассматриваемыми не только в качестве обеспечивающих доминирование, но и в качестве деградационных; 2) психологическая и политическая потребность в универсальном виноватом; 3) распро- странённая привычка грызть именно евреев (что-то по аналогии с распространённой привычкой грызть семечки подсолнечника и тыквы). Вроде, эти причины и выглядят достаточными, но есть чувство, что какие-то существенные вещи остались не выявленными. А может, это всего лишь так сказывается моя привычка к предметной области. * * * Если говорить правду, то фильм "Щит и меч" изобилует натянутыми ходульно-лубочно-картоными эпизодами пропагандистской направлен- ности. Укажем хотя бы некоторые из них. * * * Эпизод с проверочным забросом Вайса в немецкий тыл, выдаваемый за советский, и последующим попаданием в лапы якобы советской контрразведки. Вайс уходит от псевдосоветских с боем и прорывает- ся на мотоцикле... в свою разведшколу, а там выкрикивает какую-то ерунду про высаженный русский десант, в расположении которого он прямёхонько оказался после прыжка на парашюте в советский тыл. Зрителей пытаются убедить, что немцы поверили, что Вайс в тот момент ещё не понял, что сбросили его на немецкой территории не по ошибке. Вайс выглядит в этой сцене даже не дураком, а наглым любителем пострелять в немцев, неубедительно косящим под храброго недоумка в уверенности, что выкручиваться из сложившейся ситуации -- не его забота. Если бы он прибыл с трагическим лицом и покаян- но заявил, что произошло несчастье, потому что изначально он при- нял своих переодетых боевых товарищей за настоящих русских, это было бы прилично, убедительно, надёжно, но зрителям суют ту ещё чушь. * * * Джеймс-бондовский прорыв Вайса на автомобиле через гестаповскую засаду, устроенную, на автобане. Гестаповцы вместо того, чтобы перегородить дорогу газенвагенами, выстроились вдоль обочины и стреляют по Вайсу из пистолет-пулемётов местного производства, а он -- по ним. Разумеется, он нескольких положил, а сам прорвался почти невредимым, только получил лёгкий стресс. * * * Эпизод с дословным запоминанием Вайсом нескольких страниц сек- ретного документа с одного беглого прочтения. Апофеоз разведыва- тельного таланта и сверхнапряжение чувства ответственности. Титан подрывной работы развивает нечеловеческие усилия, чтобы превоз- мочь Третий Рейх. Такое не смог повторить впоследствии даже Макс фон Штирлиц. Нет, я читал, что подобные способности очень редко, но всё-таки встречаются -- и называются эйдетизмом (мнемоника: идиотизм). Эйдетизмом страдал, к примеру, Адольф Гитлер. Но эйде- тизм у Вайса обнаружился почему-то лишь в указанном эпизоде. * * * Эпизод со взрывом клиники. Какая-то "клиника", ей богу. Из фильма совершенно непонятно, зачем немецкий врач-антифашист, сотрудничавший с Вайсом, под конец фильма взорвал собственную клинику -- заведение в принципе нужное немецкому народу. Может, потому, что по результатам Ялтинской конференции район, в котором эта клиника располагалась, отходил к англо-франко-американским союзникам? * * * Эпизод со взрывом решётки, перегораживающей заключённым выход из подземного завода. Собранный Басовым интернациональный коллек- тив обращается на разных языках стран Варшавского договора к уз- никам нацизма, чтобы они отошли от решётки подальше, но полосатая масса дружно приходит в движение только после того, как обратился по-русски Вайс-Белов. На других языках, надо думать, не доходило, а может, заключённые вежливо ожидали, пока выскажутся все желаю- щие. В книге, наоборот, никаких лингвистических сложностей по поводу "отойдите от решётки" не возникло, и хватило одного Вайса: "...Белов подошел к решетке и закричал громко, насколько мог: - Товарищи! Прошу всех спокойно отойти подальше от решетки, лучше всего - в боковые ходы, они, наверное, у вас есть. Для того чтобы разрушить решетку, нужно произвести взрыв. - Спросил: - Вы поняли? Наверное, каждый человек выговорил очень тихо это слово: - Да. Но оно так громко отдалось под сводами, что было подобно ослабленному гулу подземного обвала. Вайс выждал, пока гул смолкнет, сказал: - Товарищи, мы уверены, что вы будете вести себя организованно, как подобает советским людям. - Крикнул: - Старшим остаться у решетки, остальным отступить в укрытие! Шорох и топот ног." Тогда же спутница Вайса, оставленная на радиостанции, тщетно пытается установить голосовую связь со сражающимися на поверхнос- ти земли десантниками, но тем не до женщины. Вряд ли группа осво- бодителей углубилась более чем на 200 метров от выхода, так что если очень надо было узнать ситуацию наверху, кто-то мог просто сбегать и посмотреть. Полторы минуты туда, полторы обратно. После высаживания решётки приходит в движение состав из вагоне- ток и несётся вглубь земли, где находятся заключённые. Вайс бро- сается из ряда вон, тут же подрывает что-то там гранатой, и ваго- нетки громоздятся одна на другую. На самом деле вагонетки должны были так или иначе застрять или сойти с рельсов на высаженной взрывом решётке, но авторам потребовалось тяжело ранить Вайса при героических обстоятельствах. В романе эта сцена тоже выглядит странно: "Преодолев подъем, они остановились и залегли за составом ваго- неток, нагруженных бочками цемента и каменными глыбами, видимо служившими для перемычек, которыми была замурована штольня. Несколько минут спустя раздался взрыв, и воздушная волна его оказалась такой силы, что состав вагонеток толкнуло назад, упоры слетели с рельсов, и вагонетки, сначала медленно, потом ускоряя ход, покатились вниз по склону, туда, куда сквозь пролом в решетке бросились плотной массой тысячи людей. Вайс вскочил и побежал рядом с передней вагонеткой, пытаясь подсунуть под ее колеса деревянный башмак, но его с силой отбросило прочь. Тогда Вайс выхватил гранату, сбросил с нее металлическую рубашку, дающую тысячи осколков, повернул ручку и через две секунды швырнул гранату вперед, между рельсов, а сам лег плашмя у стены штольни лицом вниз, прикрывая голову руками." Сомнительно, что ударившая в торец гружёного состава взрывная волна сдвинула его, тогда как находившиеся в той же штольне люди даже не были контужены, и даже пыли много не поднялось в воздух, так что Вайс видел, куда бежать в темноте, чтоб обогнать поезд и точно бросить гранату. * * * Коробит финальная забота советских военных медиков о тяжелора- ненном пленном эсэсовце Вайсе, про которого они ещё ничего хоро- шего не знали -- и мало что узнали потом. Своих тяжелораненных бойцов мазали без разбора мазью Вишневского, провоцировавшей ган- грену, а к этому -- особое внимание. Надо думать, Басов это так представил в воспитательных целях: выдавал идеализм за реализм, чтобы советские реалии не стали ещё хуже, чем они были. Советские зрители на этом месте фильма любовались собой: вот мы какие -- соблюдатели гуманных правил ведения войны даже в отношении эсэсовцев! * * * Валентина Титова (в фильме исполняла роль Нины) делится своим женским восприятием немецкой униформы (сайт 1001material.ru, "Как создавался фильм 'Щит и меч'"): "Накануне войны Россия была не обута, не одета -- нищенская! Наша форма -- жуть! А у немцев все было доведено до совершенства. Любой человек в форме СС станет красавцем. Молодые немцы, надевая эти френчи, сразу чувствовали, что теперь они что-то значат. У ребят в массовке так горели глаза, будто мы вернулись в 41-й год! Становилось жутковато. Вот как действует настоящая форма! Больше того, годы спустя я узнала, что, оказывается, произвела впечатле- ние на огромное количество мужчин в СССР именно в фильме 'Щит и меч'. У меня же и роли-то никакой особенной не было, но мне столько раз говорили: 'Как вам форма идет!' А вспомните Аллу Демидову, Людмилу Чурсину, Нину Агапову! После фильма 'Никто не хотел умирать' мы открыли для себя литовских актеров, и к нам пришли Масюлис, Будрайтис. Немцы у нас -- вышколенные, импозантные, статные мужики." Вот такие дамы и отдавались статным немецким мужикам в 1941- 1944 гг., пока отечественные замухрышки в кирзовых говнодавах топали от Бреста до Сталинграда, а потом обратно -- и далее до Берлина. * * * Из народной апологетики фильма (www.kino-teatr.ru): "Великий фильм великого режиссера! Безумно нравится Басов в роли Бруно. Интереснейший образ. Потрясает эпизод, когда Вайс- Белов мгновенно просматривает и запоминает большое количество секретной информации. Замечательная военная песня в финале фильма!" "Друзья, если снять абсолютно правдивый, документально подлин- ный фильм о разведчиках, то получится скучнейшая история. Ведь в задачу любого шпиона, работающего по легенде, входит - не высовываться, вовремя платить налоги и за квартиру, не давать ни малейшего повода полиции тебя задержать или хотя бы проверить (отсюда абсолютная законопослушность и неучастие в скандалах и любых драках, необходимость избегать любовных интрижек и даже коллективных пьянок). В какой-то степени это удалось нескучно сделать С. Кулишу в МЕРТВОМ СЕЗОНЕ, но это ведь единственный случай, когда мухи в кинозале дохли от скуки, а нас фильм держал в напряжении. Басов снял замечательный сериал. Очень зрелищный, масштабный и глубокий. С пропагандистскими заморочками того времени - и нем не менее. А самое главное - он как далеко не последний участник той войны сумел еще и передать стиль, атмосферу воюющей Германии лучше других. К примеру, когда видишь у Лиозновой хождение Штирлица по длинным коридорам и глухим кабинетам, невольно вспоминаешь архитектонику и оформление тогдашних наших обкомов." * * * Из народной критики фильма (в интернете её значительно меньше, чем народной апологетики, но ищущий обрящет всенепременно). Сайт www.kinoexpert.ru: "Фильм хороший, смотрю всегда с интересом, но, пока не прочитал роман Вадима Кожевникова, не всё понимал в фильме. Какие-то обрывки эпизодов. Например, когда Вайса 'переквалифицируется' в Петера Краузе, его начинают проверять, расстреливать, потом вдруг одевают его потеплее, потом он едет на машине, проезжает мост, в кого-то стреляет, в него стреляют... Да очень много таких эпизодов. Басов - не лучший режиссёр. Вот как актёр - один из лучших. А так... работа посредственная. Главное - не забыть в фильмах о своей жене, Титовой." "Актеры великолепны. Есть моменты до сих пор берущие за душу. Например расстрел бедных немецких генералов в самолете. Клюквы конечно многовато. Спящий Янковский в кресле (добрый дедушка Адольф разрешил не будить) и потом перевоспитавшийся. СС-ман, строящий новую жизнь!!! СС-ы до сей пор реваншем бредят. В Прибалтии чего вытворяют. Или сцена с детишками в КЦ лагере. Посмотрели, и бедные немцы в шоке, звучит приказ откармливать детей. Ну и лицо у Любшина ну совсем не арийское, это же Рязань ё-моё. Но безусловно после подвига разведчика это шаг вперед." "К фильму отношусь сдержанно, в нем есть за что ругать и за что хвалить. Гораздо интересней, собственно, сама судьба Владимира Басова. Кому интересно, посетите или найдите в сети его могилу. Один из самых финансово успешных деятелей нашей культуры похоро- нен как собачка с минимальным набором приличий. У меня вопрос к знатокам. Как я понял, курсант Фаза не крал списков разведшколы, это сделал сам Вайс, воспользовавшись увольнением в город курсанта Фаза. Который, неожиданно для самого Вайса, превратился из записного гаденыша в настоящего патриота. Скажите, был ли факт подставы?" "...фильм очень посредственный. Его спасает только искренняя и настоящая музыка. Сценарий и режиссура - ниже плинтуса. Штурм концлагеря и 'сборная солянка' подпольщиков еще и фальшиво пафосны." "Фильм достаточно скучный. При таком хронометраже поддерживать интерес зрителя на должном уровне на протяжении всей картины сложно, я понимаю, но это же не значит, что не нужно даже пытаться! Сколь героической не была бы тематика, сама по себе она ничего не гарантирует. Фильм сложен для восприятия и понимания. Большое количество персонажей, однотипных, похожих, совершенно не запоминающихся, трудноотличимых друг от друга заставляет постоянно напрягать память, дабы уловить ниточки, связывающие героев картины, а это безумно мешает смотреть кино. Не говоря уже о том, что большая часть персонажей появляются и исчезают совершенно бесследно, и остается лишь гадать, суждено ли нам 'увидеться' с ними еще раз. А если нет, то для чего их вообще вводили в сюжет, наделяли их 'правом голоса' и т.п.?! Непонятно. Фильм перенасыщен событиями. Казалось бы, это несовместимо с ярлыком 'скучно', но, как выясняется, очень даже запросто. Дело в том, что события на экране развиваются, подчас, настолько стремительно, что возникает ощущение, что смотришь не фильм, а ролик, трейлер, как сейчас это принято называть. Мне думается, что подобная манера несовместима с выбранным жанром. Я допускаю, что в первоисточнике описано большое количество 'операций', успешно проведенных советским разведчиком, но, быть может, стоило подробнее рассказать о меньшем количестве, зато более вдумчиво и подробно? Фильм недостаточно реалистичен. Исключительно субъективная позиция, но всё же. Я имею в виду удивительно большое количество 'внедренных агентов' в немецких военных структурах. Поневоле закрадываются сомнения в том, что такое могло быть в действительности. Это с одной стороны. С другой - кажущаяся легкость проникновения в эти самые структуры, доступа к самой секретной информации. И кроме того: ценность отдельно взятого агента (подумаешь, рассекретят одного - зашлем еще десяток!) а, главное, добытой им информации (все всё знают, но толку от этого - пшик, взять хотя бы самый простой пример - начало войны) вызывают недоумение. В общем, не понравилось мне." "...фильм-сказка. Чего только стоит команда подпольщиков, 'случайно' состоящая из всех покоренных народов Европы. Или штурм концлагеря для освобождения арестованной подруги. А сюжет с фотографированием на ходу секретных документов - вообще умора." "Фильм-сказка от известного киноактера Владимира Басова повест- вует об отважном русском герое Александре Белове, который под именем Йоганна Вайса проник перед самой войной в гитлеровскую Германию. Там он, как и подобает положительным сказочным персона- жам, сделал удивительную карьеру: от водителя грузовика до офице- ра гестапо, личного порученца Гиммлера. Бравый Вайс крушил напра- во и налево фашистских преступников, штурмом брал тюрьмы и конц- лагеря, отправлял на тот свет одного за другим своих высокопо- ставленных начальников, а в конце фильма присвоил себе по-быстро- му подвиг Штирлица (разоблачил сепаратные переговоры), угробил почти всю СС-верхушку и спас от смерти всех узников концлагерей Германии. При этом даже повредил себе ногу. Осталось загадкой, как только наш Вайс не добрался до самого фюрера, тем паче, что неоднократно встречался с ним в фильме на приёмах. Насквозь фантастичный, нелепый по содержанию, наивный и несерьезный телесериал, который в короткий период 'до Штирлица' еще пользовался некоторой популярностью." "На территории Германии наши шпионы долго не жили. Гестапо их щелкало, как орешки. И разведгруппы тоже. Вообще германцы воевали страшно и педантично. Они не могут выглядить в нашем кино человечно." "Но вопрос - а за какие такие коврижки нацисты продвигали по служебной лестнице Вайса-Белова(если рассуждать о фильме), почему они были им так довольны и позволили залезть на ту иерархическую ступеньку , на которой он и находился к моменту завершения войны? - не дает покоя. Неужели не ясно, что для карьерного роста в Рейхе нужно что-то обязательно было делать во благо этого самого Рейха, то есть, против СССР и всего прогрессивного человечества? А на экране Вайс в исполнении интиллегентного Любшина только и делае, что кого-то спасает, выручает, крадет какие-то сведения, вербует... и за это Рейх его очень высоко ценит!!! " "На мой взгляд, индульгенцией как-раз являются отдельные, про- пагандистские и притянутые за уши фрагменты (вроде освобождения концлагеря) и диалоги (вроде благодарности немецкого антифашиста Советскому Союзу за борьбу против его страны. Без них этот глубо- кий, неоднозначный и совершенно не совковый фильм мог запросто оказаться на полке. Конечно, в нём есть и шероховатости, и несуразицы. Трудно поверить, чтобы человек, к которому фюрер так благоволил, что позволял ему, пьяному, спать в его присутствии, вдруг в сорок пятом переродился в 'товарища Шварцкопфа'. Даже если допустить что Советское командование сохранило ему жизнь в благодарность за полученные через него сведения, то загорал бы он где-нибудь в лагере, а не щеголял бы в костюмчике с галстучком. И всё-таки фильм хороший. Давайте не будем забывать, что это наш первый (совсем уж 'хрестоматийный' 'Подвиг разведчика' не в счёт) о 'нашем' среди 'них', снятый задолго и до культовых 'Мгновений' и до остро-психологической 'Омеги' и до их более поздних и более слабых сиквелов. Басов был, по большому счёту, первопроходцем. Опасности подстерегали как справа, так и слева. Нужно было и не скатиться до превращения нацистов в бесчувственных запрограммированных на убийство роботов (с такими чудовищами наш человек не смог бы и дышать одним воздухом, не то что разговаривать), и в то же время не перебрать с их "гуманизацией" (как-никак 'коричневая чума'!) И Басову (с некоторыми оговорками, конечно) это удалось, а вот Лиозновой (как мне кажется) - таки нет. При всём моём к ней уважении, как к режиссёру, а к Табакову и Броневому как к актёрам, ну не верю я, что их симпатяги и есть Вальтер Шелленберг и Генрих Мюллер, а в то что люди, окружающие Вайса - настоящие нацисты, верю, хотя играют их тоже наши актёры и говорят они тоже по-русски. Да и живой грешный Вайс мне по-человечески более симпатичен, чем патологически правильный Штирлиц, которого только сарказм да невоздерженное курение не позволяют записать в небожители. Он, Вайс, по крайней мере, способен флиртовать с вражескими барышнями (пускай и в интересах 'Центра' или для прикрытия), а не бегает от красавицы Светличной, как чёрт от ладана, аргументируя тем, что 'больше всего любит стариков и детей' (Бред какой-то!). Да и цитирует он в основном Ницше, а не пророка Екклезиаста. К тому-же в этом фильме была сделана первая попытка прикоснуться к сложной и противоречивой теме советизации Латвии с её пёстрым этнографическим составом." "Дело в том,что Басов был очень пьющий человек. Он не всегда мог собраться и работать на одном уровне. Эта обстановка отража- лась и на актёрской работе." "Кроме патетики, казенных, рубленных диалогов, карикатурных немцев и мегаблагородных подпольщиков, мне оттуда ничего не за- помнилось. Как и рассчитанный на дебилов 'Подвиг разведчика' со славянским шкафом и диваном с тумбочкой, так и 'Щит и меч' запом- нился дурацким паролем 'Мы с тобой сегодня одинаково небрежны' и каким-то еще более нелепым отзывом, который за обалдевшего Шварц- копфа сказал сам Вайс. Ну, еще любимая в свое время в школе пар- нями присказка: 'А, господин учитель? Мы вас еще не повесили?' Любшину, вообще-то великолепному, многоплановому актеру, здесь вообще нечего играть-просто передвигается по экрану и произносит слова. Даже Янковский умудрился вылепить образ. Ну, а сцену осво- бождения узников концлагеря вообще писали, вероятно, в ЦК КПСС - такой фальшью от нее веет. " С сайта www.kino-teatr.ru: "...фильм не произвёл особого впечатления. Вайс показался не в меру болтливым и подобострастным в сравнении с его коллегой Штир- лицем, шпионско-приключенческий жанр в чистом виде с патриотичес- ким уклоном, без пауз на размышления. Единственное, что тронуло, это история курсанта Фазы..." "Фильм конечно неоднозначный, заставляет задуматься о долге, о судьбе Родины. Его нужно смотреть и смотреть. Но с другой сторны помните эпизод каогда Вайса сбрасывают на парашюте якобы в советский тыл. А потом он бежит из плена на мотоцикле - и прямо аккурат в свою воинскую часть (школу Абвера). Объявляется боевая тревога. 'Советский десант' якобы уничтожают. Самых отличившихся абверовцев за 'уничтожение' десанта представляют к наградам. Что этим хотел сказать В. Басов? В чем здесь подтекст или режиссерский замысел?" "Этот эпизод придумал не Басов, он в романе Кожевникова. Там Вайс сразу после приземления разгадал, что это проверка, и устроил побег на мотоцикле. Легендирование провала проверки десантом, конечно, топорное. Поэтому Штейнглиц и Дитрих надавили на Вайса, чтобы он сделал вид, что поверил в легенду (в фильме, кажется, этого нет). Так что все достаточно связно. " * * * Немножко перейдём, как говорится, на личности. Режиссёр фильма Владимир Павлович Басов (1925-1987). НЕГАСНУЩИЕ ЗВЕЗДЫ. ПОБЕДИТЕЛЕЙ НЕ СУДЯТ... (Наталья ВЛАЩЕНКО, "Сегодня", Украина, взято с сайта http://akter.kulichki.net): "Владимир БАСОВ, известный актер и режиссер, -- сын философа и красного комиссара." "В 1960 году Владимир Басов снимает эпохальный для своей биографии фильм 'Битва в пути' с Михаилом Ульяновым и Натальей Фатеевой в главных ролях. Фильм занял 6-е место в прокате, о нем похвально отозвалось большинство критиков (по слухам, картину опекала сама министра культуры Екатерина Фурцева), но сегодня можно наверняка сказать, что он не относится к числу картин, которые пережили время." "Не было покоя и дома. Сама Фатеева о тех годах вспоминает с горечью, которую можно понять: 'Что касается Владимира Басова... Этого человека я очень любила. Термос ему носила на съемки. Меня восхищала его одержимость. Когда мужчина любит свое дело и выкладывается, его не ревнуешь к этому делу'. Зато ревновал Басов -- устраивал сцены, следил, обвинял в семи смертных грехах. 'Он ревновал меня к моей внешности, успехам в кино и театре. Вы не поверите, но он любил мрачно приговаривать: 'Когда же ты постареешь, когда тебе будет, наконец, тридцать лет?..'. Брак распадался медленно и мучительно. Это была любовь, когда обоим нельзя ни друг без друга, ни вместе. К тому же режиссер пристрастился к алкоголю. Судя по всему, это было главной причиной, почему Фатеева все-таки решилась на развод: 'Надо было на своих плечах тянуть дом, содержать семью. Мой тогдашний муж усиленно пил, маленького ребенка не на кого было оставить. В этой ситуации было не до репетиций...'. Развод был тяжелым, и горечь осталась на всю жизнь. Фатеева и сегодня не может простить ушедшему мужу многое: 'Он же и после развода не успокоился, бегал по киностудии, хлопотал, чтобы меня больше не снимали... И при этом сына своего не видел 10 лет, хотя мы и жили на одной улице...". "'Метель' была не самой удачной картиной Басова. Это понимали все, даже он сам. Но все равно жестоко оскорбился, когда спустя год в Восточном Берлине немецкий режиссер спросил у Титовой: 'Чем вы занимаетесь?'. 'Я актриса -- несказанно удивилась Титова. -- Вот у мужа снималась в 'Метели'. 'Так это вы?! -- воскликнул потрясенный немец. -- Убейте его!'. Сцена закончилась скандалом." "...пересматривая картины Владимира Басова, все время не можешь избавиться от чувства незаконченности, незавершенности. Никто не спорит, очень хороший фильм 'Дни Турбиных', но и здесь чувствует- ся, что много от Булгакова оставалось 'в уме'. Жили Басов и Титова в эти дни достаточно свободно, на машине с детьми объехали пол Европы. Казалось, идеальная семья, прелестные дети. Но... и этот брак рухнул. Причины разрыва особой оригинальностью не отличаются -- причина всему алкоголь." "После 'Дней Турбиных' (1975) он пять лет ничего не снимает. Началась депрессия, затем случился инфаркт. Наконец, в 80-м году он вновь возвращается в режиссуру -- снимает картину 'Факты минувшего дня'. Достаточно скучная картина на социальную тематику -- жизнь горнодобывающего комбината в Заполярье. Как известно, в начале 80-х такое кино было в особой фаворе. Владимир Басов удостаивается Государственной премии СССР. Но передышка была недолгой: в 83-м тяжелая болезнь вновь приковала его к постели на полгода." * * * Документальный фильм о Владимире Басове "Дуремар и красавицы" (Россия, 2007). Из аннотации (http://www.vremya.tv): "Басов едва не погиб на войне. Контуженного после обстрела, его привезли в госпиталь. Придя в себя, он дал обещание: раз выжил -- проживу жизнь на полную катушку! После войны ему прочили карьеру профессионального военного. Но от такой перспективы он решительно отказался и поступил во ВГИК на курс Юткевича и Ромма. Басов словно был рожден для режиссуры. Уже в 22 года он начинает рабо- тать над собственным фильмом. За свою жизнь он снимет больше 20 фильмов. В 40 лет успешный режиссер Басов неожиданно становится популярным актером. Сыграв у Данелии в картине 'Я шагаю по Москве', Басов не знает отбоя от режиссеров. Их привлекает его актерская гибкость, искрометность, легкость, и, конечно же, необычная внешняя фактура. С такой внешностью - лопоухий, асим- метричный, и даже нелепый - Басов в кадре преображался, превраща- ясь в обаятельного героя. Но самое удивительное, что с такой 'нескладной' внешностью Басов влюблял в себя самых красивых жен- щин советского кино. Ни одна из трех его жен - Роза Макагонова, Наталья Фатеева, Валентина Титова - не смогли перед ним устоять. Он умел ухаживать, покорять женщин, используя свое главное оружие - бесконечное обаяние, юмор и шарм. Влюбившись, он сразу же предлагал руку и сердце. Но, женившись, превращался в жуткого собственника, ревнуя жен к работе, друзьям и коллегам. В результате все три брака закончились разводами. Самой главной страстью Басова было кино, которым он бредил до конца своих дней." Одна из маленьких загадок советского кинематографа: был ли Владимир Басов евреем. Мой батя отнюдь не принадлежал к славной когорте антисемитов, выявлением замаскировавшихся евреев не утруждался и вообще в еврейскую сторону дышал спокойно, но был тутэйшим белорусом из деревни с вытекающими из этого последствия- ми по части опыта и чутья в "еврейском вопросе". Так вот, помнит- ся, батя однажды по поводу Басова в телевизоре выдал мимоходом: еврей. Экспертная оценка, так сказать. Фамилия "Басов" распрост- ранена как среди евреев, так и среди русских. От имени "Бася" производятся фамилии "Басин" и "Баскин", а вот фамилия "Басов" по нормам русского языка от "Баси" не производится, а производится от слова "бас". Но ведь нормы иногда нарушаются. По внешности Владимир Басов -- скорее еврей, чем швед, по профессиональным предпочтениям -- тоже, вроде, не антисемит (с Баснером вот сотрудничал и т. д.). Еврейские источники о национальности Басова помалкивают. Наверное, он был евреем по отцу и русским по матери. Ну, настолько обрусевшим советским человеком, что не было и нет смысла мусолить его еврейские корни. ................................................................. ................................................................. Из обсуждения: 17.10.2015: "Одна из любимых присказок моего отца, всю жизнь проработавшего в системе советской культуры (последняя его перед выходом на пен- сию должность - директор областной филармонии): 'К микрофону под- ходит ведущий концерта и объявляет следующий номер "Музыка Яна Френкеля, слова Инны Гофф, исполняет Иосиф Кобзон - 'Русское поле'!"'" Посмотрите на это глазами творческого еврея: самореализоваться таки хочется -- и чего-то ж в своём деле могёшь -- а воткнуться некуда, потому как, с одной стороны, ты обрусел в значительной степени, с другой, в чисто еврейской среде таких, как ты, -- всё равно уже перенасыщенный раствор. А представьте, как мучились партийно-государственные русаки, руководившие "культурой": даже если ты не антисемит, всё равно ж коробит, когда на сцене сплош- ные исааки осиповичи, а от родных русских всё больше какая-то бездарная чепуха. Та ещё проблемка была. Кстати, в этом одна из многочисленных причин того, что СССР-а больше нет с нами.

Возврат на главную страницу