Александр Бурьяк

Силиконовая грудь республики

bouriac@yahoo.com На главную страницу
Общество как целое -- такой же объект оптимизации, как и любой другой в человеческом мире. И политическая система общества -- такой же. Между тем, когда свободная творческая мысль сосредото- чивается на белорусской политической системе, ничего хорошего для носителей этой мысли не получается. Ну НЕЛЬЗЯ свободной творчес- кой мысли, особенно критической её составляющей, безнаказанно сосредоточиваться на белорусской политической системе. А чтобы мысль и не пыталась сосредоточиться, принимаются определённые превентивные меры. Так вот, они -- хочешь или не хочешь -- охва- тывают не только политическую составляющую свободной творческой мысли, но и другие её составляющие, потому что голова у человека на все проблемы одна: если у него не сформировался навык здравого и конструктивного думания о политике, не получится думать здраво и конструктивно и об остальном тоже. * * * Совокупность экономически успешных технических мелочей, которы- ми нынешняя Белоруссия таки может похвастаться, не в состоянии обеспечить ей прорыв в передовики прогресса, тем более -- выход на новый уровень миропонимания и мироустройства, а в лучшем слу- чае может обеспечить только подражательное запаздывающее движение к чему-то там, сегодня выглядящему уже скорее не "светлым будущим", а глобальным кризисом, который разрушит всю нынешнюю цивилизацию, но сначала -- биосферу. Чтобы был шанс выйти на новый уровень, нужна сильная объединяющая концепция, которая определяла бы направления, в каких следует двигаться. Тра-та-та про high-tech, нанотехнологии и перспективы завоева- ния всяких рынков годится для охмурения масс во время избиратель- ных кампаний, но не годится для мобилизации лучших мозгов на решение усугубляющихся проблем современности. Требуются мировоз- зренческие подвижки, требуется смена парадигм, а такие вещи не выражаются на манипулятивном языке политики. У Белоруссии, разумеется, есть шанс. У любой страны в принципе есть такой же шанс, только маленький. Шанс инициировать нужный перескок в мозгах (и массовых, и управляющих) не только у своих граждан, но и в некоторой части остального мира. Не тиснуться в последний вагон поезда, который ползёт в пугающую муть грядущего, но аккуратно разбираться с вопросом, а КУДА же нам надо? Вера в "прогресс" аналогична вере в Бога, Тайное жидомасонское всемирное правительство, зелёных человечков и т. п. С теми, кто влипли в веру и мыслить критически уже не в состоянии, обсуждать масштабные вещи нет возможности. Да, это очень трудно -- не топать КУДА-ТО вместе со стадом. Инстинкт ведь зовёт. Не то, что двинуться против потока, но даже просто остановиться в нём, чтобы подумать, -- даже такое страшно: вдруг ты чудовищно ошибся, а стадо-то уже далеко ушло. А если ошибается стадо, то в нём ведь никто не будет потешаться над тобой за коллективную ошибку. Так или иначе, массовые ошибки обеспечивают становление новых реалий, и к этим реалиям уже надо приспосабливаться, потому что они -- часть мира, в котором приходится жить. Но если сводить усилия единственно к такому приспособлению, то впереди по большому счёту не будет ничего хорошего. Мир всё острее нуждается в новых подходах. Если только ждать, когда эти подходы обеспечит кто-то другой, можно их и не дождаться. * * * Деструктивные составляющие нынешнего "прогресса": 1. Неэффективное расходование невосполнимых ресурсов. 2. Загрязнение среды обитания. 3. Разрушение биосферы. 4. Уничтожение естественых ландшафтов как эстетической ценности. 5. Создание сущностей (веществ, устройств, организмов, программ), котрые могут уничтожить человечество. 6. Усложнение человеческого мира, делающее его всё менее понят- ным, всё менее управляемым. 7. Обеспечение деградации человеческих способностей посредством создания излишнего комфорта. 8. Совешенствование и всё более широкое использование средств воздействия на представления и поведение людей в обход их критического мышления. 9. Абсурдизация массового сознания, являющаяся частично средст- вом, частично следствием осуществления политических и сбытовых манипуляций. 10. Вытеснение людей компьютерами из сферы управления, непосред- ственное подчинение людей и устройств компьютерным программам, которые становятся всё менее обозримыми, но не становятся всё менее уязвимыми от несанкционированных вмешательств в их работу (компьютерных вирусов и пр.). Все эти разрушительные процессы сопровождаются ростом ВВП, доходов населения и прочих "фетишных" экономических показателей, а также увеличением уровня компьютеризации и доли человеческих ресурсов, задействованных в области информационных технологий. Либеральная рыночная экономика обеспечивает избыток вещей хоро- шего потребительского качества, но соль в том, что нельзя давать человеку всё, что ему хочется, иначе человеку будет больше вреда, чем пользы. В условиях "процветающей" рыночной экономики люди деградируют и вымирают. Это -- кричащий факт, который массово игнорируют только потому, что абсурдизация и интеллектуальная дергарадция в "передовых" обществах зашли уже довольно далеко. * * * Уровень компьютеризации общества -- не показатель его качества: компьютеры могут применяться и неэффективно, и даже во вред. Не- льзя утверждать, что чем больше компьютеризована жизнь, тем она лучше. Компьютеризация в основном не устраняет проблемы, а заме- няет одни проблемы другими: если она, к примеру, сокращает число бухгалтеров, то увеличивает число специалистов, которые должны создавать, продавать, устанавливать, поддерживать "хардвер" и "софтвер" для бухгалтерий, обучать оставшихся бухгалтеров работе с компьютерными программами, а также стоять за спинами бухгалте- ров для решения текущих технических проблем. Чем более компьютеризовано общество, тем более оно зависимо от производителей компьютеров и программ, от электроснабжения, от состояния линий связи. И оно тем более уязвимо от компьютерных вирусов, компьютерных взломов и т. п. и тем более просматриваемо для средств технической разведки (и хорошо, если только просмат- риваемо). Представление о компьютеризации как о безусловном большом благе -- результат рекламной и лоббистской деятельности компаний, кото- рые от компьютеризации кормятся. Общество худо-бедно осознало опасность атомных электростанций, генетически модифицированных продуктов, удобрений, пестицидов, лекарств, компьютерных игр и т. п., но ещё только начало осознавать, насколько чревата потеря- ми компьютеризация вообще. Между тем, компьютерные информационные технологии в значительной степени НАВЯЗЫВАЮТСЯ обществу через проталкивание соответствующих государственных решений занинтере- сованными компаниями. * * * Продолжающийся двадцать лет ритуальный трындёж про огромный интеллектуальный потенциал Беларуси меня уже не смешит, потому что приелся. Есть разные уровни интеллектуальной работы (лично я выделяю четыре). Для работы на нижних уровнях люди в Белоруссии действительно имеются в немалом количестве: интеллектуальные чернорабочие и интеллектуальные подмастерья. Но они ведь годятся только в поддержку кому-то: чтобы расширять прорывы или чтобы путаться под ногами. Для инициирования прорыва кто-то должен становиться во главе клина. А там одной настырностью не обойтись -- даже в сочетании с эрудицией. Нужна ещё такая неопределённая, спорная, уязвимая и рискованная вещь, как творческий талант. Его носители -- это, так сказать, интелектуальные мастера и интеллек- туальные лидеры. Если их совсем мало, то самостоятельное движение не получится, а получится только несамостоятельное -- если хоть что-то удастся вообще. Так вот, с интеллектуальными талантами в Беларуси напряг: к их становлению и проявлению не располагают ни национальный ментали- тет, ни социальное устройство, ни политический режим, ни даже местные особенности питания (избыток картофеля, недостаток море- продуктов, дефицит йода и селена). Если ничего этого существенно не переделать, никакие инновационные прорывы в Белоруссии слу- чаться не будут. Белорусам лучше осознать свою вторичность, подхватность, перестать рыпаться и начать экономить на как бы научных исследованиях и на всякой болтовне о высоких технологиях. Разумеется, Белоруссия -- пропадающее добро -- достойна больше- го. Да и шанс ведь у неё, как ни крути, имеется. Да, ШАНС ЕСТЬ, но сам по себе он ни во что хорошее не выльется. * * * Одно из заметных рыпаний белорусов на поприще научно-техничес- кого "прогресса" -- учреждение с громким названием "Парк высоких технологий" (ПВТ), вначале фигурировавшее также под рекламным лэйблом "белорусская Силиконовая долина". (Через некоторое время выражение "Силиконовая долина" было тихо выведено из употребления -- наверное, по следующим причинам: во-первых, в Калифорнии доли- на всё-таки не Силиконовая, а Кремниевая; во-вторых, со словом "силиконовая" в наше время ассоциируются в первую очередь слова "грудь" и "смазка"; в-третьих, стало совсем очевидно, что техно- логический прорыв в ПВТ произойти не может.) На заре своего становления ПВТ позиционировался как чуть ли не альтернатива местной Академии наук, должная показать всем, как надо работать на передней кромке прикладной науки и технологий. Реальный эффект от ПВТ состоял по преимуществу в снижении нало- гов для компаний, работающих на зарубежных заказчиков. Но ведь можно было снизить налоги тем же компаниям, не создавая ещё одной чиновничьей кормушки. Поэтому ПВТ выглядит как навязанное посред- ничество; как инструмент примазывания чиновников к успешным частным фирмам. Представлет ли ПВТ ценность как общая "торговая марка" для ряда мелких компаний, сказать трудно. Можно только отметить, что, к примеру, компания EPAM, самый крупный резидент ПВТ, позициони- рует себя самостоятельно, используя ПВТ лишь как средство ухода от налогов. В самом деле, зачем нести ответственность за чужие просчёты и недоработки? То, что проект не обеспечит оригинальных больших научно-техни- ческих достижений, было ясно с самого начала. Для масштабных дел нужны в первую очередь не офисные площади и не налоговые послабления, а люди, мыслящие масштабно. А такие люди ведь не станут замыкаться в научно-технической сфере, но будут соваться и в политику, потому что в обществе всё взаимосвя- зано. В случае профессиональных успехов они станут малозависимыми ФИГУРАМИ в белорусском обществе, а это для некоторых при нынешней политической системе как раз вещь крайне нежелательная. Белорус- скому ПВТ выращивать таких деятелей нельзя было никак, поэтому ПВТ сосредоточился на аутсорсинге, то есть, работе на подхвате. "Силиконовая долина" Белоруссии оказалась такой же фальшивой, как силиконовая грудь: на вид и наощупь, вроде, приятно, но под- линного содержания нет. * * * ПВТ: "Экспорт ПВТ в 2011 году увеличился по сравнению с 2010-м на 34%..." На самом деле экспортирует, разумеется, не ПВТ: экспортируют предприятия, числящиеся в ПВТ. Из приведенных данных не ясно, какая часть увеличения экспорта произошла за счёт завлечения в ПВТ новых предприятий и какая -- за счёт выведения "старыми" предприятиями своих проектов из тени. Может, после вычета этих добавок мало что останется. После снижения налогов IT-предприятиям за прописывание их в ПВТ поступление валюты государству в пересчёте на одного работающего существенно измениться не могло: если при отсутствии налоговых льгот валюта поступала в виде налогов на прибыль, НДС и т. п., то после установления налоговых льгот -- в виде подоходного налога с повысившихся зарплат. Тем предприятиям, которые прежде мудрили с зарплатами, в ПВТ вряд ли стало работать выгоднее, а вот спокойнее -- это да. Полезен ли ПВТ государству в экономическом отношении -- вопрос сложный. Рассчитывать можно было только на эффект от значительно- го увеличения аутсорсинга в будущем, но белорусов на этом поприще теснят китайцы с индусами. Однако косвенная польза от ПВТ для нынешней власти, конечно же, имеется: несколько тысяч человек сыты-одеты, хорошо смотрятся в поверхностной статистике, в сво- бодное от работы время не участвуют в оппозиционных уличных акциях, а читают "Компьютерный вестник" или режутся в компьютер- ные игры, а если кто-то из них всё-таки не совсем хорошо голосует на выборах, так это ведь дело поправимое. Заметим: если валюта попадает в страну, это ещё не значит, что она попадает государству: частью она расходуется на покупку им- портных вещей для личного пользования, идёт в сбережения, исполь- зуется для теневых расчётов между гражданами, тратится на поездки в отпуск за границу. О том, кто лоббировал проект ПВТ, можем строить догадки, исходя из списка членов Наблюдательного совета этого учреждения. Что ж, система легального "крышевания" IT-компаний получилась вполне, а вот система инновационного развития не получилась. С точки зрения закона, цепляться, наверное, не к чему. Но всё равно впечатление неприятное. Хочется ведь, чтоб хоть где-то творилось великое. Аутсорсинговое программирование является довольно ненадёжным источником дохода -- не только потому, что чем выше уровень жизни в стране, тем она меньше может привлечь дешевизной рабочей силы, но главным образом потому, что спрос на программное обеспечение неустойчив и обусловливается не столько реальными потребностями людей, сколько всякими веяниями и манипуляциями. (Кстати, чем больше рациональности в программировании, тем меньше спрос на программное обеспечение.) Предложение дешёвой программистской силы в Индии и Китае будет интенсивно возрастать в силу разных факторов, в том числе такого, как обеднение населения в этих странах вследствие усугубляющихся проблем природопользования. Соответственно будут сокращаться аутсорсинговые возможности Белоруссии. Клондайк истощается. Но что-то, конечно, останется. Да, дешёвые китайцы и индусы в большинстве своём годятся лишь на простую программистскую работу, но соль в том, что, поскольку их МНОГО (а будет ещё больше), то даже при очень незначительной доле особо толковых и особо квалифицированных специалистов их может набираться достаточно и для любых сложных вещей, какие только могут понадобиться "загнивающему Западу" на стороне. Косвенный вред для страны, предоставляющей квалифицированные кадры для аутсорсинга, состоит, среди прочего, в том, что местные интеллектуалы исключаются из решения национальных проблем разви- тия. Деньги, которые приходят в страну благодаря компьютерному аутсорсингу, значили бы много, если бы тратились разумно, но разумы-то при аутсорсинге как раз занимаются чужими делами, а не национальными. * * * Наиболее труднообъяснимым моментом в концепции ПВТ является стремление собрать побольше программеров на одной маленькой тер- ритории, расположенной практически за городом, в удалении от основных маршрутов общественного транспорта, и там построить для них жилые дома, школу, детский сад и т. п. С технологической точки зрения, такая концентрация ничего полезного не даёт, а даёт только неудобства, хорошо известные обитателям "спальных" райо- нов. Некоторыми высказывается мнение, что желание получить "парк" в качестве физического объекта, возможно, объясняется демонстра- ционными целями (чтоб было куда делегации водить), но такое объяснение не является достаточно убедительным. * * * Из обсуждения темы возможного перебазирования программистов в ПВТ-резервацию. Перебираться к чёрту на кулички -- это зачем?! "1. с запада/югозапада до епам-а по мкад это 20мин не нарушая, и 25мин если утро и плотный трафик с комаровки до запада - примерно минут за 40мин, сегодня ехал довольно рано - 36мин, в пятницу вечером можно и час ехать, а если едет самизнаетекто, то и больше часа можно стоять 2. в принципе, в пригороде (при желании) легче организовать парковку для сотрудников, корпоративную, и даже с закрытой территоррией... хотя епам тут плохой пример, у них не очень получилось 3. в пригороде человек на рабочем месте работает, а не бегает в обеденные перерывы на "купить что-то на комаровке", "на минуточку в цум" и все такое - это реально ни разу не способствует производительности. Одна проблема в пригороде - это выбор и альтернатива по питанию, тут да, в центре проще. В центре города должны быть всякие туристические заманухи, пешеходные зоны, всякие дорогие бутики в прочая ерунда. В центр города всегда невозможно ни вьехать ни выехать и чем дальше тем будет хуже и хуже. Спальные районы должны быть в спальных районах. Крупные торговые центры, крупные развлекательные центры и вообще места массового сбора людей должны строится в первую очередь на крупных транспортных развязках. Предприятия, компании, любые другие рабочие места, должны находится опять же на траспортных узлах, как можно дальше от жилых зон и уж точно не в центре города. В цетре города может быть расположено некое эффектное представительство там где сидят небольшая группа специально обученных людей, которые продают/рекламируют готовый продукт, набирают заказы и только!" (Кстати, стиль написания здесь характерный для чрезмерно передовых программистов -- жертв компьютеризации.) Во-первых, ввиду усугубления глобального дефицита топливных ресурсов правильнее строить города более компактными. Выносить конторы за город -- это не дальновидно. Ибо как бы не пришлось в близком будущем массово пересаживаться на велосипеды. Во-вторых, концепция разделения городов на всякие зоны (спаль- ные, промышленные и т. п.) была основательно раскритикована ещё в 1970-е. В-третьих, отрывать "пятую точку" от стула хотя бы и для короткой пробежки в магазин полезно для здоровья, а значит, и для работы. Это вам любой курильщик объяснит. В-четвёртых, нормальный человек работает не ради работы, а всё-таки больше ради денег И ВОЗМОЖНОСТИ ИХ ТРАТИТЬ. А тратить удобнее в центре города, в том числе в обеденный перерыв. В-шестых, далеко не все сотрудники предприятия обитают вблизи кольцевой дороги. В-седьмых, далеко не все сотрудники пользуются личным автомобилем для поездок на работу. А некоторые принципиально не пользуются. В-восьмых, может, лучше шире практиковать работу из дома? Строительные планы ПВТ, по правде говоря, ПУГАЮТ. Они выглядят как стремление пустить пыль в глаза показной офисной роскошью, имитировать суперуспех до того, как он будет достигнут. Но ведь людям, принимающим решения, всякие такие трюки хорошо известны. Любой толковый потенциальный заказчик, приехав на разведку и увидев дорогой офис, сообразит же, что будет вынужден оплачивать и этот офис тоже. Любой толковый программер, глядя на размашистую контору, с болью в сердце думает о своей зарплате. Если спрашивать програм- мистов, какой вариант для них лучше -- офис пороскошнее или зар- плата повыше -- наверняка многие предпочтут зарплату. Если доходы у программеров снизятся (а цены на бензин -- наоборот), то большинству виртуозов клавиатуры ездить на работу в дальний угол станет особенно накладно. И переселяться в него -- тоже. И вообще, поскльку в мире цены на энергоресурсы возрастают, лучше строить города более концентрированно -- в расчёте не на легковые автомобили, а на общественный транспорт, велосипеды и крепкие ноги (последние два способа передвижения, кстати, полез- нее и для личного здоровья, и для здоровья окружающих). Деньги в ПВТ будут вбуханы, а вот приманить после этого ещё более крупные суммы вряд ли получится. Меду тем, с загородными и окраинными офисами есть та сложность, что они -- менее ценные чем расположенные ближе к центру города, и представляют собой малоли- квидное имущество. Если придётся такое сбывать, трудно найти того, кто заплатит приемлемую цену. Важное: до предприятия, расположенного на окраине вместо центра города, значительно труднее добираться. Вот приблизительная гео- метрическая интерпретация: среднее расстояние от точки на границе круга до других точек этого круга в два с лишним раза больше, чем среднее расстояние от точки в центре круга до других точек этого круга. То есть, поездки на оркаинное предприятие будут отнимать в два с лишним раза больше времени. А поскольку общественный транспорт на окраине не так удобен, как в центре, теряемое время будет ещё больше. О применении личного автотранспорта в такой ситуации. Вообще-то водить машину -- это такая работа, за которую некоторым даже деньги платят. И это работа, требующая бодрости и внимательности, а если человек устал после 8 часов трудов за компьютером, то ему не только ТЯЖЕЛО управлять автомобилем, но ещё и более обычного ОПАСНО. * * * В ситуации с ПВТ есть забавные частности. Википедия: "12 января 2012 года открылся Белорусско-Индийский учебный центр в области ИКТ, созданный на базе Парка высоких технологий. По договоренности с индийской стороной, созданному учебному цен- тру присвоено имя Раджива Ганди. Центр создан в рамках реализа- ции Меморандума о взаимопонимании между Правительством Республи- ки Беларусь и Правительством Республики Индия от 17 сентября 2009 года. Основным направлением деятельности Белорусско-Индийского учебного центра в области ИКТ является подготовка высококвалифи- цированных кадров в области информационных технологий." Потешно здесь то, что индийские специалисты в этом центре как бы будут учить белорусских, а не наоборот. Между тем, по поводу индийских программистов можно привести, к примеру, следующее неофициальное мнение эксперта из наших, из славян: "Вы видели код индуса, который согласился работать за 60$ в месяц? Я видел и регулярно вижу, потому что к таким идут на этапе 'идея есть, бюджета нет, но надо что-то склепать'. Но когда это 'что-то' приносит деньги, то доверять говнокодерам перестают - ведь они не раз срывали сроки и ломали то, что уже давно работа- ло. А что-то изменить - надо всё переписывать. В итоге, если Вам надо что-то, что Вы выбросите через неделю, - ищите индуса, а если Вам нужна перспективная разработка с возможностью расшире- ния, с надёжной архитектурой и задокумментированная - то тут индус Вам не помощник." (http://dengi.onliner.by, 12.12.2011) Разумеется, найдутся очень хорошие специалисты и среди индусов, и в упомянутом центре может учить кто угодно, а не только индусы, тем не менее, строка об окончании индийского учебного центра, пусть и с белорусским участием, украшением личного "резюме" быть не может. * * * Есть о ПВТ и очень положительные мнения. К примеру, вот отрывок из беседы Юрия Зиссера с Аркадием Добкиным (http://it.tut.by, 08.11.2011): Аркадий Добкин: Хотите зарабатывать больше - идите в программирование! (...) - Лоббируете ли вы свои интересы? Насколько слышат ИТ-шников "сверху"? - Лоббирование - очень широкое слово. Безусловно, когда появилась идея ПВТ, мы рассказывали и на зарубежных примерах пытались убедить правительство в том, что это имеет смысл для республики. Когда нас спрашивают, мы пытаемся честно высказать свое мнение о том, как улучшить условия в республике для нашей области бизнеса. Выступая полгода назад у вас в студии вместе с Мамоненко, Цепкало и Басько, мы тоже в какой-то степени лоббировали свои интересы, потому что пытались сделать так, чтобы нас услышали. Но важно заметить, что мы лоббируем интересы всей индустрии, а не отдельно EPAM или какой-то другой компании. ПВТ привнес массу льгот индустрии, включая всех наших конкурентов. До ПВТ были IBA, SAM Solutions, EPAM и еще несколько заметных компаний. И было море компаний, о которых никто не слышал. Сегодня конкурентная среда резко расширилась. Сюда приезжают россияне, иностранцы, появились Tieto, HTC, сильно выросли многие белорусские компании. - Была бы компания EPAM более успешной компанией или менее успешной без Парка высоких технологий? - Без ПВТ не было бы того роста, который у нас произошел. Но преимущество парка заключалось в том, что он не был создан на голом месте: в отрасли уже были компании, в которых работали сотни людей. В EPAM на тот момент уже было больше тысячи, в IBA, наверное, столько же. Это проблема курицы и яйца: если бы не было компаний, скорее всего, не было бы и Парка высоких технологий. Это было одно из самых интересных и правильных решений, которые были сделаны, чтобы поддержать ИТ-индустрию. До сих пор в других странах постсоветского пространства не сделано ничего подобного, за исключением Грузии, насколько я знаю. Определенные льготы пытаются ввести Украина и Россия. - Россия приняла постановления одновременно с нами, но поставила такое количество ограничений, что этим практически невозможно пользоваться. - Россия находится в других условиях, поэтому для нее это не так важно. Масштаб страны другой, там есть значительный внутренний ИТ-рынок. Беларуси же надо искать нишу, в которой себя позиционировать на глобальном рынке. Я достаточно активно читаю местные ресурсы, в которых тусуются люди, работающие вокруг программирования или ИТ, вижу разные мнения. Мое мнение остается тем же: ПВТ - одно из самых интересных решений, которые были приняты в республике. Оно, безусловно, достаточно серьезно повлияло на развитие индустрии, открытость. Это позволяет получать инвестиции, развиваться, спокойно смотреть в глаза крупным клиентам по поводу прозрачности нашего бизнеса. (...) (При чтении всех этих выступлений больших IT-деятелей надо, разумеется, иметь в виду, что цель их -- не донести за просто так до общественности какие-то трудно давшиеся истины, а сформировать у неё выгодные деятелям представления, возможно, не вполне соот- ветствующие действительности.) Из комментариев к этой беседе: "А вот интересен вопрос, а как поведет себя рынок IT когда в Мире наступит сложнейшая фаза кризиса с мощным сокращением спроса и сокращением бюджетов в Евросоюзе и США? Будет ли также востре- боввана данная отрасль? Понятно, что без интернета уже никуда, но только напрашивается вывод, что без агрария, инженера, врача и учителя выжить вряд ли получится а вот без виртуального Мира вполне." "Где-то 70% людей, считающих себя программистами, на самом деле профнепригодны. Наверное поэтому в республиканском классификаторе профессий не так давно появилась новая квалификация - 'техник- программист'. Еще немного ЕРАМ поразвивается, и появится 'слесарь-программист'." "Сюда спускается только валюта на зарплату 3 тысячам наемным работникам. Это меньше 1% доходов ЕПАМа. Все контракты заключают- ся от имени американской фирмы. Вся прибыль остается в США и работает на экономику США и господид Добкин и вся его семья живут в США, и так работают все остальные крупные аутсорс-компании в ПВТ, и мы так работаем. Программисты в РБ - это просто ресурс. " "Аркадий Добкин так часто упоминает ПВТ, что я начал сомневать- ся в его искренности. ИМХО, ПВТ - абсолютно лишняя надстройка в структуре. Я так предполагаю, что основной смысл существования администрации Парка в близости к Администрации Президента. И всё." " 1. У епама нет никакого продукта, торговых марок, патентов. 2. Персонал - невысокой квалификации, временный, очень высокая текучка. Все разбегутся при первой возможности. 3. Постоянных клиентов у компании тоже нет, такова специфика работы, все клиенты временные. " "Если мне не изменяет моя память, то по рассказам работавших там однокурсников, до 2008-2009 года около 40% народа сидели без реальной работы. То есть штат раздувается, дабы показать западным заказчикам, что контора бурно развивается и растет, а на деле реальной работы для этой толпы нет. А как пришел кризис - полкон- торы на улицу единомоментно. Плюс текучка кадров там огромная. А вообще (опять же, по рассказам работавших там) впечатление о ЕПАМе у меня сложилось как о конторе в стиле '10 студентов, 1 техлид' - то есть конторе, которая в основном использует дешевый и не особо качественный труд студентов, за счет этого и конкури- рует с индусами в цене. Так что как получить первый опыт студен- ту, может, и ничего. А работать дальше лучше с профессионалами в более или менее стабильном коллективе." Даже со скидкой на скороспелость этих комментариев, складывает- ся впечатление, что есть о чём подумать. Как бы там ни было, вла- делец редкостно успешного бизнеса Аркадий Добкин решил в начале 2012 г. частично продать свою курицу, несущую золотые яйца (пока ещё можно найти людей, которые верят, что она будет нести их и впредь). Продажа акций состоялась, причём не вполне удачно (вместо 16$ за акцию выручили 12$), а это -- тоже показатель. * * * Ещё один великий проект, чуть было не свалившийся на головы белорусов, -- "IT-страна". С сайта www.it-strana.by: "Цель программы - создание в РБ к 2015 году современной индустрии разработки ПО, с количеством рабочих мест порядка 300 тысяч, которая будет способна обеспечить ежегодные валютные поступления в размере не менее 7 млрд USD." Подход напоминает маоистский план 1960-х по радикальному увеличению выплавки стали в Китае. Действительно добиться посредством этого проекта можно только следующего: 1. Повысить спрос на услуги компьютерных фирм, люббирующих проект. 2. Сбить цену на труд программистов и соответственно повысить доход владельцам компьютерных фирм. Обстоятельства, которые делают декларируемую цель этого проекта недостижимой, представлены на том же сайте, но как свидетельствую- щие в пользу проекта: "Только Индия, имея порядка миллиона программистов, заработала в 2009 году на аутсорсинге 50 млрд USD. Помимо Индии быстрорасту- щими центрами разработки ПО на заказ являются Китай и Бразилия, а также страны Восточной Европы. Увеличение годового объема услуг такого рода за последние десять лет колеблется в пределах 20-30%." Значительное годовое увеличение программистского аутсорсинга в мире говорит о том, что места на аутсорсинговом Клондайке захва- тываются быстро, а значит, скоро в основном закончатся. А участие Индии, Китая и Бразилии -- стран с особо дешёвой рабочей силой -- даёт основание полагать, что от белорусов частью уйдёт и то, что они поначалу успели под себя подмять, пока Индия, Китай и Брази- лия набирали обороты. Там же: "Внедрение современных информационных технологий на предприяти- ях, соответствующее современным требованиям рынка и задачам по повышению производительности труда, неизбежно приведет к сокраще- нию количества ИТР, которых можно переучивать для нужд новой отрасли..." Внедрение современных информационных технологий на предприятиях требует человеческих ресурсов и для этого внедрения, и для после- дующего поддержания внедрённых технологий. Высвобождение ресурсов для аутсорсинга, если и получится, то незначительное. Вдобавок элементарная, действительно нужная, экономически оправданная ком- пьютеризация в Белоруссии давно уже осуществлена. Дальнейшая ком- пьютеризация будет давать всё худшее сооотношение цены и полезно- го эффекта. Для страны делать ставку на компьютерный аутсорсинг -- это слишком авантюристично. Глобальный спрос на IT-специалистов -- раздутый и неустойчивый: он может за полгода легко сократиться в несколько раз без прямого ущерба для отраслей экономики, занятых материальным производством. Дело в том, что хотя "впаривание" покупателям по сути не нужных им продуктов и услуг характерно для всей рыночной экономики, в области как бы информационных технологий доля такого "впаривания" значительно больше, чем в других областях. Если государство имеет с аутсорсинга главным образом налог с зарплат, сбивание цен на программистов будет выгодно государству лишь при условии, что снижение зарплат компенсируется ростом ко- личества программистов. Можно констатировать, что в Минске и в мире существуют одновре- менно и дефицит программистов, и дефицит проектов для них. Этот парадокс объясняется просто: с одной стороны, трудно подобрать достаточно хороших программистов на сложные проекты, с другой, для менее хороших программистов трудно находить проекты, с которыми бы те справлялись. В каком состянии этот проект теперь, сказать трудно: может, в неопределённом, а может, и вовсе похоронен. Очень неблагоприятным для него оказалось то обстоятельство, что в недавних революциях в Тунисе, Египте и Ливии интернет широко использовался подрывным элементом для агитации и мобилизации компьютеризованных арабов.

Приложение: Материалы в тему

О Парке высоких технологий (www.park.by): Декрет Президента Республики Беларусь 22 сентября 2005 г. № 12 "Парк высоких технологий является частью территории Республики Беларусь общей площадью 50 гектаров в границах согласно приложению со специальным правовым режимом, срок действия которого составляет 15 лет со дня вступления в силу настоящего Декрета." 7. Минскому городскому исполнительному комитету: 7.1. в трехмесячный срок: - освободить резидентов Парка высоких технологий от платы за приглашение иногородних граждан Республики Беларусь для работы и жительства в г.Минск; - в установленном порядке изъять у Национальной академии наук Беларуси земельные участки, предоставленные ей для строительства жилых домов и общежитий в границах Парка высоких технологий, и выделить Национальной академии наук Беларуси иные земельные участки для указанной цели; 7.2. на основании представлений администрации Парка высоких технологий в месячный срок принимать решения о предоставлении земельных участков резидентам Парка высоких технологий на территории Парка для строительства производственных, служебных зданий и социальных объектов, жилых домов для работников данных резидентов. При этом администрация Парка высоких технологий вправе выступать заказчиком на строительство таких зданий, объектов и жилых домов на территории Парка высоких технологий. В.Цепкало ответил на вопросы БЕЛТА (www.park.by): - Ранее сообщалось, что ОАО "Институт "Минскгражданпроект" завершило первый этап проектирования: разработало эскизные проекты застройки производственной и жилой зон ПВТ. Когда специалисты приступят к разработке архитектурных проектов первых зданий комплекса? - Институт уже работает над этими проектами. Однако сейчас мы го- товим трехсторонний документ, который будет заключен между адми- нистрацией ПВТ, генеральным инвестором и "Минскгражданпроектом", о передаче инвестору права заказчика на проектирование. Мы надеемся, что уже в ближайшее время компания Devinvest, созданная Lyons Financial Solutions Holdings (PTY) Ltd. специально для работы в Беларуси, продолжит работы по проектированию. Стоимость проектирования только половины территории, включаю- щей жилую и производственную зоны, составляет Br15 млрд. Полная стоимость проектирования всей территории может превысить Br25 млрд. Это очень большие средства, поэтому мы выбрали стратегического инвестора уже на данном этапе. Таким образом, после прохождения всех процедур и получения права на проектирование инвестор продолжит начатое администрацией ПВТ финансирование проектных работ. * * * ru.wikipedia.org (02.11.2008): Цель проекта - создать в стране благоприятные условия для развития индустрии экспортно-ориентированного программирования, развития иных экспортных производств, основанных на новых и высоких технологиях, а также для концентрации кадрового, научно-производственного и инвестиционно-финансового потенциала.

Условия работы

В соответствии с декретом Президента, резиденты Парка освобождаются от уплаты налогов, сборов и иных обязательных платежей в республиканский бюджет, государственные целевые бюджетные и внебюджетные фонды, уплачиваемых с выручки от реализации товаров, налога на прибыль и НДС по оборотам от реализации такой продукции. Положением декрета предусмотрены определенные преференции и в части уплаты подоходного налога. Кроме того, резидентам Парка предоставляется право производить уплату обязательных страховых взносов в уменьшенном размере. По оценке премьер-министра Белоруссии Сергея Сидорского созда- ние Парка высоких технологий позволит уже через 3-4 года произ- водить программной продукции на сумму $350 млн. в год и задейст- вовать в этой сфере порядка 15 тыс. человек. При этом доля информационных технологий в ВВП составит более 4 %. По оценкам специалистов, в настоящее время на экспорт из Беларуси ежегодно поставляется информационного продукта на сумму от $50 до $100 млн. (менее 1 % ВВП).

Местоположение

Парк разместится в Минске на площади 106,8 га на территории Академгородка (недалеко от микрорайона Уручье). Застройка ПВТ должна начаться в 2008 году, а в 2007 на территории парка планируется завершить строительство 'долгостроя' - здания Института физики Национальной академии наук Беларуси. Предполагается установить в этом здании арендную ставку значительно ниже обычного, для привлечения начинающих и небольших компаний. Директор администрации Парка высоких технологий Валерий Цепкало ответил на вопросы посетителей TUT.BY 15 октября 2005: "В Парке заложен принцип экстерриториальности, который не требует в обязательном порядке находиться на территории, обозначенной в Декрете. Требование регистрации на данной территории объясняется лишь тем, что в этом случае только одна налоговая инспекция будет вести все вопросы, связанные с хозяйственной деятельностью предприятий, зарегистрированных в ПВТ. Она будет иметь соответствующие инструкции по исполнению Декрета № 12 Президента РБ. Территориально же компания может находиться где угодно."

ЮРИЙ ЗИССЕР: 'НЕЛЬЗЯ СЕГОДНЯ СОЗДАТЬ ДОЛИНУ И ЗАВТРА ЖДАТЬ КУЧИ ЗАКАЗОВ'

Ольга МИКША http://www.belgazeta.by/20050418.15/010071512 - Что должен представлять собой Парк? - Парк нужен, чтобы привлекать крупные заказы зарубежных корпораций, которые небольшим частным фирмам без госгарантий не дадут. При наличии господдержки в Беларусь могли бы прийти крупные заказчики. Мировые промышленные гиганты не разместят заказ в фирме, в которой работает 10-20 и даже 100 человек, они будут искать партнеров адекватного размера. Таких компаний в Беларуси всего две - EPAm и IBA. (...) - Получается порочный круг: для привлечения крупного заказа нужен Парк с большим количеством программистов и хорошей репутацией, но этого нельзя получить, если не будет заказов: - В первое время можно обойтись присутствием в Парке монстров типа IBA и EPAm. Потом появятся другие - их привлекут более мелкие заказы, которые не будут интересны этим двум - по цене или по объемам. (...) - С чего начинать создание Парка? - С маркетинга. Привлечению заказов должна предшествовать большая маркетинговая работа, надо участвовать в семинарах, выставках, конференциях по оффшорному программированию, работать через посольства. ПВТ должен стать своеобразным министерством пропаганды, гигантским управлением маркетинга.

Силиконовая долина Беларуси

Марта Савчук 10.05.2006 http://liberty-belarus.info/Promyshlennost/Silikonovaya-dolina-Belarusi.html В головах запуганных белорусских чиновников все время рождаются весьма странные мысли. В погоне за 10-процентных ростом ВВП они хотят ублажить А. Лукашенко, подсовывая ему в красивой обертке разного рода проекты а-ля барон Мюнхаузен. 11 июня в Витебске белорусские власти на полном серьезе обсуждали проект создания в Беларуси своей Силиконовой Долины, т. е. суперсовременного технопарка, генератора новейших технологий и патентов. Индийская модель Бангалора и американская Silicon Valley не дают спокойно спать чиновникам из Администрации президента и Национальной Академии наук. 'Белорусская долина', создание которой активно лоббируют помощник президента Валерий Цепкало и председатель Государственного комитета по науке и технологиям Юрий Плескачевский, наверняка окажется черной дырой для не одного десятка миллионов бюджетных долларов. Под новой, модной вывеской чиновники готовят себе площадку для создания личных состояний.

Выдави из себя творца

В. Цепкало, поработав в США, решил, что понял американскую экономику и предложил соединить ужа (белорусский социализм) и ежа (западный подход к инновациям и бизнесу). Будучи не в состоянии давать внятные советы по реформированию экономики и государства, он при помощи таких же праздно шатающихся ученых советского типа из Академии наук подбросил А. Лукашенко мысль о том, что Беларуси унизительно быть 'пасынками' высокотехнологического Запада. Технологический национализм руководства бедной страны вызывает у знающих людей сочувствие и иронию. У нас, налогоплательщиков, он должен вызывать тревогу. Осознавая, что многомиллиардные инвести- ции в нереформированное сельское хозяйство не приносят ни полити- ческих, ни экономических дивидендов, власти РБ придумали новую фишку. Белорусская долина грозит точкой роста благосостояния отдельно взятых белорусов, близких к Администрации президента. В Витебске А. Лукашенко говорил о том, что 'организационно-админи- стративные методы позволяют при огромном напряжении сил прибав- лять ВВП по 3-5% в год'. Этот тезис можно интерпретировать по-разному, но научно обоснованным его назвать никак нельзя. Получается, что 'выдавливание' по каплям ВВП при помощи приказов чиновников и статистических ухищрений - это и есть основа модели белорусского 'чуда'. Чтобы она выглядела современной, ее решили завернуть в инновационную обертку. По словам А. Лукашенко, 'инновационный путь при рациональном подходе предполагает прирост [имеется в виду ВВП] на порядок выше'. Нет ничего более абсурдно- го и опасного, чем попытка заставить человека творить под указку бюрократов, чем планирование инноваций на скудные бюджетные деньги. Если директора госпредприятий научились творчески подходить к статистике, то отечественные ученые из Белорусской долины будут канализировать свой творческий потенциал, в первую очередь, на написание радующих глаз руководство страны отчетов.

Энергетическое шаманство

Правительство затеяло разговор о Белорусской долине неспроста. Оно поставило перед собой сверхзадачу - достижение энергетической независимости страны. Договор с 'Газпромом' Беларусь подписала, но фигу в кармане чиновники все равно держат. Они никак не могут смириться с тем фактом, что у Беларуси нет нефтяных и газовых залежей. Попытка обмануть природу и историю дорого обойдется белорусским налогоплательщикам. В недалеком прошлом правительство предпринимало попытки диверсификации источников энергии. Все эти проекты проверил Комитет госконтроля и вот что обнаружил. Из более 100 разработок, которые были включены в научно-техническую программу 'Энергосбережение' на 1996 - 2000 гг. были закончены 56. Из них для дальнейших разработок Комитет одобрил только 21. 'Остальные 35 разработок либо носили локальный характер, либо морально устарели'. При оптимистическом сценарии из пяти потраченных долларов толь- ко один шел более-менее по назначению. Остальные ресурсы - около $435 млн. - с подачи чиновников и при их активном участии были потрачены на псевдоученых, продавцов воздуха и мечтателей-утопис- тов. К примеру, было чему удивиться экспертам КГК, когда они установили, что 'за 6 лет на создание ветроэнергетических уста- новок было израсходовано более 307 тыс. долл., но промышленный образец такой установки так и не создан, а Комитет продолжает финансировать работы по созданию в республике новых модификаций ветроэнергетических установок'. Вряд ли считающие до получки последние рубли в кошельке пенсионеры и бюджетники знают, что в такие трудные времена якобы избранными ими депутаты санкционируют выделение огромных сумм на то, чтобы поймать в сети ветер. Гораздо дешевле было бы купить готовые установки в Швеции или Голландии - и реально экономить бюджетные деньги. Но властям хочется казаться энергетически независимыми. Вдумайтесь еще в один факт. В 1996 - 2000 гг. из инновационного фонда концерна 'Белэнерго' было выделено $10,5 млн. для финанси- рования разных мероприятий, направленных на использование местных видов топлива. В результате 'вместо увеличения в республике идет снижение объемов потребления такого, например, местного вида топ- лива, как торф. С 1996 по 2002 год его потребление снизилось в 2 раза'. Чем принципиально будет отличаться создаваемая Белорусская долина от того, что мы имеем сегодня? Практически ничем: те же ученые, те же чиновники, те же идеологические рамки и приказы выполнять задания пятилетки. Более того, глава государства говорит о недопустимости разрушения существующих научных центров. Он надеется, что молодежь со своих кухонь вдруг начнет занимать офисы в построенном в чистом поле технопарке. Своеобразный подход к моделированию научного будущего. Да, некоторые парни из Америки начинали свой бизнес в гаражах, но затем они строили свои офисы-небоскребы, устанавливали доверительные отношения с частными банками, а не шли с протянутой рукой к чиновникам.

Памятник бесхозяйственности

Есть все основания полагать, что белорусский аналог 'силиконо- вой долины' будет мертворожденным ребенком. Во-первых, у нас нет ни кремния, ни климатически, культурологически и инфраструктурно привлекательной долины. Во-вторых, копия, особенно какая-нибудь двести шестьдесят седьмая, всегда гораздо хуже оригинала. На рынке интеллектуального труда много лет активно работает Индия (Бангалор), Ирландия, десятки американских научных центров. В лидеры рвутся скандинавские страны. Практически каждая из стран Центральной и Восточной Европы, не говоря уже о Тайване, Китае и Южной Корее имеет мощные научные центры, в которых частная инициатива (1) встречается с венчурным капиталом (2), крупнейшими производителями (3) высокотехнологической продукции, маркетинго- выми гуру (4) и богатыми банками (5), готовыми поддержать перспективные проекты. Эти пять элементов составляют базис для научно-инновационной деятельности в современном мире. Политическая, правовая и экономическая ситуация в Беларуси направлена скоре на удушение инноваций и настоящей науки, чем на ее поддержку. Белорусские власти на корню пресекают частную инициативу - бегство 'мозгов' из страны приобрело угрожающие масштабы. 'Силиконовая долина' должна привлекать людей, а не отпугивать их. О венчурном капитале у нас слышали только из учебников. Белорусских предприятий по производству высокотехнологического оборудования и продукции нет ни в одном серьезном рейтинге, а в лидерах рынка власти видят поработителей. Вместо современных технологий продаж правительство использует госзаказ и административное принуждение родом из времен Госплана и Госснаба. Наконец, даже отчаянные патриоты едва ли назовут белорусские банки богатыми, готовыми выложить несколько миллиардов долларов на разработку действительно новой технологии. А. Лукашенко сказал: '.. Если примем решение, не проработав его, 'угрохаем' деньги и тем самым построим себе 'памятник' бесхозяйственности. А это отход от политики, выработанной нами за 10 лет и доказавшей свою эффективность'. Лукавит первое лицо государство, ох лукавит. Построенная им модель - это и есть памятник бесхозяйственности. На протяжении последних лет в Беларуси работают государственные инновационные фонды. Они ежегодно тратят до 5% ВВП денег ($650 - 850 млн.). Только за последние 5 лет на поддержку государственной науки и производства было вложено почти $4 млрд. Где эти деньги? Мы покупаем белорусские цифровые камеры и фотоаппараты? Мы делаем свои сотовые телефоны или плазменные матрицы? мы приобретает отечественные принтеры или автомобили? Мы экспортирует станки и технологические линии в Германию, или Россию? Нет, нет и еще раз нет. Эти деньги стали корпоративной кормушкой для не умеющих управлять заводами наемных директоров и их начальников из концернов и министерств. В Беларуси реализуются 2 президентских, 15 государственных и социальных программ, имеющих разделы научного обеспечения, 33 государственных и 6 региональных научно-технических программ. Вы что-нибудь слышали о них? Может, вы заработали приличные деньги на покупке акций высокотехнологичных белорусских предприятий? Плодить научные программы на бюджетные деньги и поддерживать реальную науку - это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Сам А. Лукашенко ставит диагноз своими руками созданному памятнику бесхозяйственности: 'Мы распыляем огромные материальные ресурсы, тратим усилия. Имея прекрасные научные наработки по ряду направлений, не доводим начатое до конца..'. Если власти не поменяют отношение к собственнику, если не пойдут на глубокие реформы, то даже 118 технопарков в каждом отдельно взятом районе не спасут нашу страну от глубокой деградации.

Силиконовая грудь вместо долины

Таким образом, в Беларуси нет ни одного из необходимых фундаментов для создания Белоруской силиконовой долины. В такой ситуации надо приветствовать предложение Лукашенко провести аттестацию всех профессоров, докторов наук и всех людей со степенями. В первую очередь, это касается социальных наук, особенно экономики. В аттестационную комиссию надо было бы пригласить настоящих ученых из Силиконовой долины и ведущих мозговых центров мира. После такой аттестации желающих предлагать проекты типа 'силиконовая долина' в Беларуси не осталось бы. Уж если кому-то сейчас и хочется побаловаться силиконом, то уж лучше наладить производство силиконовых протезов, которые пользуются устойчивым спросом у прекрасной половины человечества. Этими белорусскими протезами мы может удовлетворять эстетические вкусы как азиаток, так и европеек с американками. Если они останутся довольными белорусским продуктов, глядишь, и расскажут своим мужьям, любовникам из мира настоящего хай-тека о чудной стране Беларуси, где можно было бы открыть свой бизнес. Силиконовая грудь может спасти Беларуси гораздо быстрее, чем предложенный белорусским властями проект силиконовой долины.

СИЛИКОНОВЫЕ СНЫ

Владимир Волков http://www.expressnews.by/724.html (ИССЛЕДОВАНИЕ "ЭН", 28/01/2005) Ученые гадают, будет ли от технопарка реальная польза или со временем он превратится в очередной стоящий на коленях завод. В начале января в нашей стране должно было произойти значимое событие. Планировалось, что сразу после нового года на суд государственных мужей и президента будет представлен проект создания в республике Силиконовой долины. Однако 'супер-', 'мега-', 'экстрапроект' застрял в недрах институтов и отделов, коим было поручена его разработка. Для тех, кто по каким-то причинам выпал из нынешней белорус- ской действительности, напомним, что о создании в Беларуси 'Силиконовой долины' официально стали говорить еще летом прошлого года. Новость вызвала серьезный ажиотаж. Особенно был взволнован ученый мир, который давно мечтал принести обществу реальную пользу. Долину, которую оккупируют разработчики компьютерных, биологических, а, возможно, и военных технологий, решено 'раскопать' по американскому варианту. Самый крупный технопарк в мире появился сумбурно. Долина, в которой располагается сейчас американское чудо, изобиловала кремнием. Отсюда и ее название: кремниевая долина. По сей день кремний - один из компонентов, необходимых для производства микросхем. Заводы по производству микросхем, дабы удешевить производство, размещали на самых дешевых в стране землях. Поначалу с конвейеров заводов сходили платы, процессоры и прочая электроника. Спустя годы к общему ассортименту был добавлен и программный продукт. В Беларуси высокие технологии будут развиваться по другому сценарию. Начнем с того, что строить мы будем не 'кремниевую', а 'силиконовую' долину. Маленькая ошибка переводчиков уже породила среди программистов массу шуток и анекдотов. Дело в том, что в оригинале знаменитый парк Америки называется Silicon Valley (в дословном переводе - 'кремниевая долина'). Белорусские разработчики, согласно общим правилам, название, видимо, решили не переводить, воспользовавшись созвучным аналогом. Что получилось в результате: кремний - основа электроники и символ высоких технологий, силикон - основа резиновых женщин и средство актуализации обвисшей женской груди.

Я ТЕБЯ СЛЕПИЛА:

Фактически 'силиконовая' долина в Беларуси уже создана. Об этом мало кто знает, но изначально строить для разработчиков специальный информационный центр а-ля ледовый дворец никто не собирался. По причине бедности было решено воспользоваться институтами, университетами, отдельными лабораториями. Если верить утверждениям людей, причастных к разработке грандиозного проекта, все они будут объединены в сеть и работать на всеобщее благо. Что же касается людей, которые будут осваивать научные рудники и копи, то ни их численность, ни качественный состав пока не разглашаются. Научный мир мечтает, что за собой их поведет какой-нибудь нобелевский лауреат - скажем, уроженец Минска Жорес Алферов. Но сдается, что первая страница истории белорусского технического парка останется без громких имен и фамилий. Многие известные деятели от науки не верят в жизнеспособность проекта и, естественно, не хотят присутствовать при его погружении на экономическое дно. Дело в том, что из существующих высокотехнологичных направлений Беларусь может заниматься лишь разработкой программного обеспечения. Иными словами, составить конкуренцию компании 1С с ее бухгалтерией. Несколько лет назад один из институтов страны пробовал разработать собственную операционную систему. Однако эксперимент не удался, и белорусские 'окна' попали на свалку. Другое дело, частные коммерческие фирмы, коих по Минску расплодилось великое множество. У их основателей проблем с заказами нет. В последнее время труд белорусских программистов очень ценится в Европе и даже в США. Не из-за высокого качества, а преимущественно из-за дешевизны разработки. К примеру, задание, которое заинтересует немецких или американских специалистов, обойдется заказчику в несколько сотен тысяч долларов. Наши программисты сделают его за десять. По поводу ценника с белорусами могут поспорить разве что китайцы и индийцы. Капиталистам выгодно вкладывать в них свои деньги. Во-первых, все специалисты живут и работают в Беларуси и довольствуются зарплатой в 300-500 долларов в месяц (в Германии и США минимальные расценки - 3-4 тысячи евро). Во-вторых, работают белорусы намного эффективнее и быстрее своих западных коллег. Директор УП 'Надежные программы', владелец торговой марки TUT.BY Юрий ЗИССЕР считает, что 'оффшорный налоговый рай белорусским оффшорным программистам не нужен, они уже его сами себе создали, меньше налогов просто не бывает. Кроме этого, никто добровольно свои заказы в 'долину' не понесет. Единственно возможная перспектива белорусской кремниевой долины - активный зарубежный маркетинг на государственном уровне, привлечение заказов в страну на уровне правительств и крупных корпораций под государственные гарантии. Только за заказами в 'долину' придут программисты и небольшие коллективы. А где будет размещаться 'долина' и будет ли она вообще внешне похожа на западный технопарк - не суть важно. Вот только международный маркетинг принесет успех лишь при серьезных усилиях и строго положительном имидже нашего государства в глазах стран-заказчиков, что, кстати, скажется положительно и на тех белорусских разработчиках, у которых сегодня есть собственные заказы.

НУ А ТО, ЧТО БЫЛО, ТО И:

Ученые гадают, будет ли от технопарка реальная польза или со временем он превратится в очередной стоящий на коленях завод. Юрий Зиссер считает, что все зависит от пути, по которому пойдут создатели технического чуда. Если заявление завалить страну программами собственного производства останется в силе, то долину, скорее всего, ждет крах. - Внутренние потребности нашей страны в программном обеспечении значительно отстали от зарубежных, - говорит Юрий Анатольевич, - в той же степени, что и наша экономика. Экономике, производящей морально устаревшие товары на некомпьютеризированном оборудовании ушедшего столетия, не нужны никакие программы и компьютеры, кроме бухгалтерских и офисных'. Многие наши соотечественники, особенно на руководящих постах, вообще не догадываются, что такое современная экономика, даже не знают, что уже сегодня 92% американской экономики занимают услуги. Эти руководители всю жизнь проработали на наших заводах и никогда не читали в своей жизни ничего, кроме министерских циркуляров. Для них экономика - это исключительно материальное производство, а всю сферу услуг они презрительно именуют 'коммерцией'. 'Однако материальное производство за последние 15-20 лет прочно переместилось в Юго-Восточную Азию и в обозримом будущем не собирается оттуда возвращаться даже под страхом распоряжений наших руководителей, - продолжает Юрий Зиссер. - Наши инженеры просто понятия не имеют, что сейчас актуально на платежеспособном Западе, что там можно продать. Вот почему отечественные разработки, включая программное обеспечение, неконкурентоспособны даже на российском рынке, не говоря уже о мировом. Немногочисленные исключения можно пересчитать по пальцам одной руки'.

ПРИХОДИТЕ ЗАВТРА!

Несмотря на то, что национальный технический 'заповедник' существует пока только на бумаге, в стране уже наблюдается нездоровый ажиотаж по поводу его скорого рождения. Несколько месяцев назад российские фирмы начали активно скупать отечественных программистов. По аналогичному пути пошла и Германия, в которой не так давно наконец-таки был решен вопрос с увеличением заработков для иностранных работников. С экспансией извне борются только частные белорусские фирмы. Желая сохранить кадры, они уже довели среднюю зарплату более-менее стоящего программиста до 500 долларов в месяц. У государства другой инструмент - обязательная отработка для выпускников бюджетных отделений вузов. Не так давно свои услуги разработчикам проекта предложили работники знаменитого информационного портала TUT.BY. Выяснилось, что основные услуги TUT.BY - интернет-реклама и веб-хостинг (в том числе и услуги хостинга виртуального почтового сервера), а также электронная торговля - никакими льготами не охвачены. Пока что деятельность, связанную с интернетом и электронной коммерцией, наше государство не считает высокотехнологичными, покуда она не связана ни с железками, ни с их программированием или разработкой. Иными словами, пока некоторые именитые отечественные компании остаются за бортом суперлайнера хайтековских преференций. Равно как и множество других, более мелких фирм, которые попытались прописаться в строящейся долине. Отвечали им по-разному. Одних просили подождать и окрепнуть, других просили заглянуть попозже...

ПРИЗРАК СИЛИКОНОВОЙ ДОЛИНЫ отправлен на доработку

Янка ГРЫЛЬ (http://www.belgazeta.by/20050418.15/010062212) Белорусским силиконом, как груди порнозвезды, сперва накачали пропаганду и лишь потом взялись за калькулятор. Пропагандистский силикон лопнул быстро, вызвав раздражение президента: 'Вот, мол, создадим парк высоких технологий, будет имидж нашего государства совершенно иной, а президента - тем более. Я попрошу этот аргумент выбросить из своих умных голов. Мне не нужен никакой имидж. Мне нужна эффективность'.

Экспорт ПВТ равен сумме 'зарплата + офисные расходы + налоги'

http://news.date.bs/economics_272380.html АФН Глава администрации Парка высоких технологий Валерий Цепкало сегодня похвалился очередными достижениями своего оффшора в части роста экспортной выручки, прекрасно при этом понимая, что компании-резиденты парка пускают в страну ровно столько валюты, сколько необходимо для оплаты текущих расходов по содержанию офисов (аренда плюс коммуналка), а также для выплаты зарплат своим сотрудникам, включая сопутствующие налоги. "Экспорт ПВТ в 2011 году увеличился по сравнению с 2010-м на 34% и составил $215 млн. Если рассматривать этот показатель просто как экспорт, то эта сумма может и не удивить, но поскольку мы говорим про деньги, которые были заработаны умом, то эта цифра впечатляет", - цитируют Цепкало госСМИ. Не впечатляет. И Цепкало сам объяснил почему. Общая численность работников компаний-резидентов к концу 2011 года достигла 11 863 человек (Эксперты, знакомые с деятельностью резидентов ПВТ выразили сомнение в достоверности этой цифры). Уровень зарплат в компаниях ПВТ по его словам варьируется от 800 до 5 тыс. долларов. В среднем на каждого работающего в ПВТ приходится $18,1 тыс. экспорта в год или $1510, что немногим больше среднестатистичес- кой зарплаты в ПВТ в 1200-1300 долларов. Если принять во внимание, что 1% от выручки резиденты перечисляют на содержание администрации ПВТ (платят зарплату Цепкало), что приходится платить за аренду помещений, оплачивать коммунальные и прочие расходы, то примерно и выйдет полторы тысячи на каждого сотрудника. То есть компании заводят в страну ровно столько валюты, сколько необходимо для покрытия текущих расходов. Большая же часть выручки оседает на счетах банков совсем иных стран. В этой связи дальнейший рост экспорта ПВТ, как впрочем и ранее, зависит не от ситуации на мировом рынке аутсорсинга и количества клиентов, а от штатной численности резидентов парка.

Опять про ПВТ

http://as-pushkin-by.livejournal.com/244422.html, 10 ноября 2010 : Как-то в последнее время стало популярным мнение, что ПВТ создали сверху, а не снизу. Даже появляются комментарии, что изначально флагман белорусского программостроения, резидент ПВТ №1 -- epam -- не хотел туда вступать, что ему, дескать, настоя- тельно рекомендовали. Байка о том, что инициатива создания ПВТ пришла сверху, появи- лась где-то в прошлом году, когда стало ясно, что благодаря кризису никакие прогнозные показатели ПВТ не выполнит. Поверить в эту байку сложно, потому что трудно найти, где в этой афере выгода для государства. Те, кто утверждает, что государству выгодно собирать налоги с резидентов, сознательно или бессознательно забывают о налоговых льготах. В частности, о том, что сотрудники резидентов платят подоходный по сильно заниженной ставке. Не забываем при этом, что у аутсорсера основной расход -- это зарплаты. Кроме налоговых послаблений, существуют льготы на аренду помещений. Также следует вспомнить тот факт, что то, что производят аутсорсеры, работает на благо чужих экономик. Т.е. пользы для "народного хозяйства" тоже немного. Далее, средства производства, или hardware, аутсорсеры импортируют. Так что нет никакого стимулирования других отраслей. Белые, серые, чёрные зарплаты стахановцы клавиатуры всегда тратили не на "Горизонт", "Атлант" и Браславские озёра, а на "LG", "AEG" и Средиземноморское побережье, так что от той валюты, которая тем или иным образом попала в страну, при любом варианте стране доставались только брызги. В общем, выгода для государства от выхода аутсорсеров из сумрака не совсем ясна. Совсем другое дело epam, который с помощью ПВТ решил проблему роста. Как? Сейчас поясню. Как известно, аутсорсеры продают не софт, а человеко-часы, поэтому для того, чтобы наращивать объёмы, аутсорсер вынужден "наращивать" человеков (увы, часы наращивать пока никто не умеет). Пока компания небольшая, обналичивать конверточную часть зарплаты не составляет большого труда. Но когда человеков становится много, вопрос уклонения от оптимизации налогов встаёт очень остро. Вовлекать новых людей в обналичивание довольно рискованно, равно как и обналичивать большие суммы. И тут появляется идея ПВТ. Я не знаю, кому она принадлежит, но с точки зрения бизнеса -- блестящая идея. Колхозникам из Администрации достаточно было сказать несколько непонятных слов типа "инновации", "инвестиции", "высокие технологии" и показать цифры с восмью нолями -- и они клюнули. Своим обезьянкам за мониторами достаточно было рассказать, что они теперь занимаются высокими технологиями, и у них теперь всё по-взрослому, официально -- и они готовы петь дифирамбы парку-благодетелю. А в реальности государство не получило ни инноваций, ни интвестиций, ни высоких технологий, но зато быстро растущие аутсорсеры решили проблему роста. Из официальных источников: один работник ПВТ генерирует $1000-1200 экспорта в месяц, т.е. приблизительно свою зарплату. За что им преференции? Уж лучше коров разводить, чем аутсорсеров. * * * С сайта http://realt.onliner.by (16.10.2012): "В ПАРКЕ ВЫСОКИХ ТЕХНОЛОГИЙ ПРОПАЛА ВОДА. ПРОГРАММИСТЫ ХОДЯТ ПО НУЖДЕ В ЛЕС И БИОТУАЛЕТЫ Белорусская силиконовая долина парализована из-за отсутствия воды. Второй день лучшие мозги белорусской нации вынуждены справ- лять нужду в туалетах, где нет воды', - написали в редакцию читатели Onliner.by. Руководство одной из компаний нашло выход из затруднительной ситуации - во дворе появилось несколько биотуале- тов для своих сотрудников, о чем свидетельствует объявление на дверях кабинок. Негодование вызывает тот факт, что переносные сортиры предна- значены только для сотрудников 'Эпам системз'. Сотрудники же остальных компаний вынуждены осваивать близлежащие лесные угодья', - сообщают читатели. В администрации Парка высоких технологий нам не смогли объяснить причины отсутствия воды - компетентного специалиста сейчас нет на месте. В EPAM Systems факты подтвердили. 'Действительно, пришлось пойти на такие меры, но вопрос, насколько мы осведомлены, уже решился, и вода в ближайшее время должна появиться', - отметили в приемной. Из комментариев: "Ужас!!! Лучшие умы не могут решить в 'синеокой' проблемму отсутствия воды в кране????" "Силиконом трубы забило в силиконовой долине." "Белорусские ученые пришли к выводу, что в туалете: - финансист освобождается от непрофильных активов; - чиновник накладывает резолюцию; - айтишник выпускает софт; - олигарх ходит по большому; - бюджетник по маленькому." "Там в лесу вчера под каждым кустом по программисту сидело с выпученными глазами."

Возврат на главную страницу