Александр Бурьяк

Об ужасах социализма

bouriac@yahoo.com На главную страницу
Социализм -- порядок в обществе, ограничивающий возможности индивидуального распоряжения имуществом. Имущество при социализме является в основном общим -- находящимся собственности государства или больших коллективов. Все граждане государства, все члены кол- лектива имеют одинаковое право на пользование таким имуществом, а распоряжаются этим имуществом в установленных пределах люди, номи- нально уполномоченные на это (прямо или косвенно) всем коллективом или всеми гражданами государства. Противоположность социализму -- частнособственничество. Частнособственничество -- порядок в обществе, при котором основ- ная часть имущества находится в почти полном индивидуальном распо- ряжении граждан. Индивидуальное распоряжение не является полным, потому что ограничения на пользование имуществом всё-таки сущест- вуют: нельзя употреблять имущество во вред обществу, государству. Иное дело, что, во-первых, такой вред не всегда доказуем, во-вто- рых, на практике бывает трудно или невозможно обеспечивать надзор и ограничивающее вмешательство. Чёткой устойчивой границы между социализмом и частнособственни- чеством нет. В любом обществе есть та или иная доля социализма и частнособственничества. Капитализм -- разновидность частнособственнического порядка в обществе, при которой основными организующими учреждениями в эко- номике являются банки и биржи. Самый влиятельный распорядитель в капиталистическом обществе -- банкир: он решает, какие частные, государственные и общественные инициативы поддержать деньгами, а какие нет. Предприниматель может и не брать денег у банкира, но в этом случае он существенно ограничивает свою возможность предпринимать. Банкирам противостоят предприниматели, чиновники, политики, "властители дум" (носители концептуальной власти). Друг другу они противостоят тоже. Политик -- тот, кто в состоянии выводить толпы на улицы, орга- низовывать массовое неповиновение, собирать голоса на выборах. У него есть "организационный ресурс", "приводные ремни" к народным массам. "Властитель дум" -- идеолог, моральный авторитет, популярное трепло. Собственного "организационного ресурса" у него нет. В ро- ли "властителей дум" в эпоху интернета зачастую оказываются до- вольно примитивные, но бойкие личности, играющие на дурных влече- ниях большинства. * * * Бюрократов при социализме не больше, чем в "свободном общест- ве", что убедительно показал рост численности чиновничества после ликвидации Советской власти в России. Заметим, что при учёте бю- рократов надо принимать в внимание не только государственных слу- жащих, но также тех, кто подвизаются на частных предприятиях и в так называемых общественных организациях типа партий, церквей и т. п., весьма плодящихся и разрастающихся в "свободном обществе". Мнение, что частный владелец предприятия избавляется от бюрокра- тов быстро, поэтому они в капиталистическом обществе меньше мешают "предпринимать", -- наивное. Во-первых, частновладельческий капи- тал в "капиталистическом" обществе незначителен, а преобладают ак- ционерные общества, руководители которых не так уж и отвечают за общее состояние дел личным кошельком. Во-вторых, даже на частном предприятии, если оно сколько-нибудь крупное, владелец не в состоянии уследить за всем. Чем крупнее предприятие, тем больше на нём возможностей для бюрократизации. * * * Большинство "управленцев" и вспомогательных работников при них (компьютерщиков и пр.) -- отнюдь не бездельники. Наоборот, они работают зачастую в поте лиц. Вот только работа, которую они вы- полняют, является абсурдной, порождением чьих-то глупых решений "наверху". * * * Несоциалистическое общество много больше социалистического отя- гощено прослойкой людей, которые занимаются не общественно полез- ным трудом, а выманиванием денег у государства, частников, граж- дан и друг друга в разных "некоммерческих организациях", "центрах" (учебных, консультативных, сертификационных и т. п.), посреднических конторах. * * * Конкуренция между социалистическими предприятиями в СССР была, а вот подразделений, обслуживавших эту конкуренцию, не было: к примеру, не имело смысла заниматься "внутренним" промышленным шпионажем, потому что любую информацию можно было запросить если не напрямую, то через вышестоящее начальство, и попробуй ещё не дай в отсутствие серьёзных причин. * * * Преимущество социализма -- в высокой степени управляемости об- щества. Недостаток социализма -- в том же самом. Соль в том, что трудно обеспечить высокое качество управления, а в малоуправляе- мом обществе у рядовых граждан есть больше возможностей для само- обустройства, для компенсации недостатков государственного управ- ления. Правда, компенсация нередко делается ценой ущемления дру- гих людей и ценой причинения вреда среде обитания. Социализм со своим грубым управлением хорош для мобилизации ресурсов. Если какая-то большая проблема может быть решена в основном через мобилизацию ресурсов, эта проблема при социализме более-менее решается. Управление при социализме оказывается плохим из-за коррупции: слой управленцев имеет наклонность минимизировать свою работу, имитировать её же, придумывать себе псевдоработу, максимизиро- вать выгоды своего статуса, крепко держаться за свои места, про- двигать в управленческой иерархии не более способных людей, а родственников и друзей. В социалистическом подходе "встроенная" защита от коррупции от- сутствует: в качестве важнейшей задачи не рассматривается, в ядро идеологии не входит, по сути является "опционом" на усмотрение конкретных руководителей. Первопричина того, что практический социализм советского образ- ца не получал много от своих преимуществ (управляемости, планово- сти), состояла в игнорировании свойств "человеческого материала". "Теория социализма" -- политическая и экономическая, но не психо- логическая. А коррупция -- это следствие психологических факто- ров, результат действия нормальных человеческих инстинктов. Вообще, в проектировании организации общества надо в числе основных вещей учитывать человеческие инстинкты: они должны рабо- тать на укрепление общества и повышение его эффективности, а не на разрушение его. То есть, начинать проектные работы надо с со- ставления и анализа списка человеческих инстинктов и списка чело- веческих типов, выделенных в аспекте отношения их к общественному порядку, к приемлемой морали. У предтеч советского социализма это было? НЕТ. А у "отцов-осно- вателей" СССР? Тоже НЕТ. Вот СССР и выдержал лишь столько време- ни, сколько понадобилось на то, чтобы коррупция разложила советс- кую "верхушку". Плюс всякие вопиющие непотребства по пути к это- му. * * * Надо признать, что политическому социализму, мыслимому как про- рыв от человеческого к сверхчеловеческому и ко всеобщему счастью, не очень даётся удовлетворение потребностей трудящихся. На это указывает опыт ряда стран, пытавшихся обустроить своих граждан по-социалистически радикальными методами. Это есть факт, но ситу- ация вокруг этого факта очень непростая. Практический социализм в настоящее время -- не революционный план, а только расхожий уклон в политике в условиях частнособст- веннического общества. Дать человеку всё, чего ему хочется, значит убить его, только медленно и поначалу не очень больно. Почти всякий "богатый и зна- менитый" индивид, рановато оставивший этот мир, как правило, был жертвой изобилия, "успеха". Свобода тоже зачастую убивает, причём даже не всегда медленно, поэтому большинству людей она противопоказана в той или иной сте- пени. Большинство людей нуждается во внешних ограничителях, а без них оно причиняет вред себе и другим. Вариант внешнего ограничи- теля -- дефицит или отсутствие каких-то изделий (типичная ситуа- ция в реальном социалистическом обществе). Некоторые эмоциональные потребности удовлетворяются при социа- лизме хорошо: радость принадлежности победоносному коллективу ("гордость за страну"), ненависть к врагам отечества и т. п. Некоторые влечения (а именно деградационные и частью конфликт- ные) считаются при социализме неправильными, поэтому игнорируют- ся либо подавляются, из-за чего у довольно многих людей добавля- ется эмоционального дискомфорта. К примеру, в социалистическом обществе советского образца велась серьёзная борьба с проститу- цией, порнографией, половыми извращениями, культом насилия, упо- треблением наркотиков. Правда, в отношении алкоголя и табака позиция Советской власти была нетвёрдая, непоследовательная: бодаться с этой частью "слиш- ком человеческого" было очень рискованно и накладно. Люди от природы различаются профилем инстинктов, силой воли, умом, поэтому проявляют существенно разную устойчивость к "дурным соблазнам". На некоторые личности социалистические ограничения "ложились" хорошо, на некоторые -- плохо. Социализм напрягал недопотреблением, пусть зачастую и полезным: где-то напрягал намеренно, где-то -- из-за своей неспособности обеспечить изобилие, которое он опрометчиво обещал. Капитализм (ладно, общество с большими возможностями для част- ной инициативы) обеспечивает своё широко доступное изобилие любы- ми средствами: - разрушением окружающей среды; - эксплуатацией других народов; - войнами (за нефть и пр.); - применением неявно вредных веществ; - обманом потребителей; - применением средств, создающих угрозу техногенных катастроф. Некоторые "любые средства" применяются в тайне от государства, от общества. Социализм в этом отношении более щадящий по отношению к природе и людям: в нём зло исходит только от государства, а от частного бизнеса исходить не может. Основной ненавистник социализма -- гиперактивный индивид с дур- ными наклонностями, которые он не считает нужным сдерживать. Со- циализм не предоставляет ему возможностей для удовлетворения псе- вдопотребностей, дурных влечений -- и соответственно сильно его напрягает. Социализм начинается как общество под властью "миссионеров", стремящихся преодолеть "слишком человеческое" (и/или под властью имитаторов "миссионерства", одержимых "слишком человеческим") и имеет тенденцию к превращению в общество под властью лживых тиранов -- из-за того, что "слишком человеческое" берёт верх. Капитализм много лучше социализма обеспечивает удовлетворение человеческих желаний по трём причинам: потому что... - частным предпринимателям всё равно, какие желания удовлетво- рять, лишь бы за это платили, а любое удовлетворённое жела- ние -- это прибавление чувства комфортности (за которое, правда, через некоторое время нередко приходится платить страданиями); - частные предприниматели вдобавок "впаривают" желания, каких изначально не было, а потом удовлетворяют их, что тоже при- бавляет чувство комфортности; - частные предприниматели мало ограничивают себя в выборе средств удовлетворения желаний: заботу о дальних последст- виях применения тех или иных средств они оставляют для других. Социализм образца 1848 года был реакцией на массовую нищету трудящихся при ТОГДАШНЕМ капитализме. Социализм образца 1917 г. -- реакцией на массовое обнищание и огромные жертвы Первой Миро- вой войны. К 1960-м годам капитализм во многих странах сильно подправился (не без влияния СССР), достиг больших успехов в удо- влетворении массовых потребностей и псевдопотребностей, поэтому круг сторонников социализма начал с той поры сокращаться. Теперь уже даже начинают попрекать капитализм противоположным: тем, что он СЛИШКОМ ХОРОШО удовлетворяет массовые потребности и псевдопотребности, чем портит и население, и окружающую среду. Социализм становится очень привлекательным для масс, когда у капитализма случается большой сбой или недожим в том, что счита- ется его главным потребительским достоинством (в сравнении с ре- альным социализмом, опыт культивирования которого уже поднакопил- ся): в обеспечении текущих потребностей и псевдопотребностей большинства. * * * В отличие от досоветских, постсоветских и антисоветских обществ, в СССР было более-менее запрещено следующее: - владение сколько-нибудь крупными средствами производства и территориями ("землёй"); - широкое применение наёмной рабочей силы частным образом (нанимать постоянную домработницу, нанимать несколько человек на кратковременные работы было можно); - культивирование этнической и расовой неприязни (нельзя было говорить дурно даже о полностью заграничных этносах: счита- лось, что все этносы в принципе хорошие и что плохо себя ведут не этносы, а государства); - пропаганда религий; вообще, пропаганда иррациональных, нена- учных и антинаучных учений ("научный коммунизм" таковым не считался); - пропаганда фашизма, антидемократизма (хотя фактической демократии в СССР было не очень много); - пропаганда войны, конфликтности, насилия (после 1941 г. государственная паранойя имела оборонительный характер); большинство советских граждан было уверено в том, что СССР -- миролюбивое государство, которое только защищается; - пропаганда обогащения, сверхпотребления, особенно за счёт других людей (но позитивно представлялось улучшение личного благосостояния в разумных пределах законными способами -- если оно не сопровождалось пренебрежением к другим людям; также позитивно представлялось общее улучшение благосостоя- ния советского народа); разумеется, "верхушка" при этом жировала (опережала другие слои в росте благсостояния), но хотя бы делала это скрытно и неразмашисто; - эстетизация асоциальности, нонконформизма, уголовщины; пози- тивными могли быть только "бунтари", выступавшие против "экс- плуататорского общества". (В либерастических обществах, правда, тоже более-менее запре- щены пропаганда фашизма, расовой неприязни, этнической неприяз- ни (к евреям, во всяким случае).) Заметим, что деградации социальной верхушки эти запреты не по- мешали. И, кстати, обратим внимание на то, что коммунистический лозунг "от каждого по способности, каждому по потребности" -- не совсем хороший: пусть он не идёт вразрез с тем обстоятельством, что люди различаются потребностями, зато он игнорирует существование псев- допотребностей и то, что лучше оставлять даже некоторые "правиль- ные" потребности недоудовлетворёнными. Социалистический лозунг "от каждого по способности, каждому по труду" -- тоже на самом деле лишь бы что: индивид ведь вполне способен натрудиться на слишком большое количество благ, которое обернётся вредом и для него, и для биосферы, а значит, для общес- тва в целом. Правильным был бы лозунг "от каждого по способности, каждому по оптимуму благ". Или: "от каждого по способности, каждому по по- требности в разумных пределах". В принципе "физиологически ошибочным" было обещание всеобщего изобилия, всеобщего благоденствия, всеобщего счастья: чтобы быть здоровым, активным, живучим, индивид должен недопотреблять ка- кие-то блага, испытывать умеренный дискомфорт: недоедать, мёрз- нуть, потеть, перенапрягаться физически и т. д. Такова его при- рода. Такова вообще природа белковых тел. Поэтому социализм со- ветского образца, можно сказать, пёр против человеческой природы. Частнособственническое общество всеобщего благоденствия прёт про- тив неё тоже. Социализм -- это не только социальная система с общественной собственностью на средства производства и более-менее уравнилов- кой в потреблении: это система, за которую агитировали обещанием изобилия благ для всех, а также всеобщего мира, равенства наро- дов, бережного отношения к людям, рациональности, прогресса, равных возможностей социального роста, участия всех в управлении. Общественная собственность на средства производства виделась только ИТСТРУМЕНТОМ обеспечения изобилия и прочих благ. Дефективность социалистического подхода -- прежде всего в его нацеленности на обеспечение изобилия, а не потребительского опти- мума. На самом деле люди весьма легко переносят недопотребление, но только при следующих условиях: - призывающие к недопотреблению сами недопотребляют на общих основаниях, а то и больше других: вожди показывают пример правильного недопотребления; - недопотребление -- не лишь бы какое, а оптимальное: для здоровья, для долголетия, для безопасности; - польза недопотребления объясняется без треска, научно убедительно; - недопотребляющих людей не искушают дурными соблазнами; - недопотребленцы фигурируют в культуре не как неудачники, мимо которых проходит полноценная жизнь, а как "высшие"; - организация общественной жизни нацелена на помощь людям в их недопотреблении; в частности обеспечивается доступность соответствующей гигиенической литературы; - чем ближе индивид подбирается к оптимуму недопотребления, тем выше оказывается социальный статус этого индивида. (Кстати, всё это имеет место в исламских странах в отношении Рамадана -- месяца обязательного поста.) Простейший критерий качества общества в аспекте разумного недо- потребления -- количество людей с лишним весом (если точнее, то совокупный лишний вес общества). Если в социализм (а с середины 1980-х -- наоборот, уже в капи- тализм) заманивали обещанием неявно убийственного изобилия, то в модерализм можно заманивать обещанием здоровья, долголетия, без- опасности, силы (физической, психической, интеллектуальной), а также наиполнейшего комплекта безопасных радостей. Сегодня если ты не продвинулся далеко в сверхпотреблении, то большинство людей воспринимает тебя как заурядную серую неудачли- вую личность, достойную пренебрежения и не могущую быть источни- ком ценных идей, тем более -- руководящей и направляющей силой в обществе. Тупая болезненная деградирующая масса человечков, вы- таптывающая биосферу, равняется и молится на "успешных" -- бога- тых, с наеденными физиономиями -- и готовит себе под их водитель- ством рукотворный ад глобальной катастрофы природопользования. ................................................................. .................................................................

Возврат на главную страницу            Александр Бурьяк / Об ужасах социализма