Александр Бурьяк

Плохой хороший танк Т-34
и загадка русской катастрофы 1941 года

bouriac@yahoo.com На главную страницу
танк Т-34
Первый Т-34.
Особо хорош Т-34 был только в таких своих особенностях, как на- клонная броня, большой калибр пушки, высокая энерговооружённость (количество "лошадиных сил" на тонну веса) и малое давление на грунт. В остальных своих качествах (которые в совокупности вряд ли менее важны, чем указанные четыре) он был танк весьма средний, а то даже уступавший другим танкам, в том числе вражеским. Странно, что в предвоенные месяцы производство Т-34 подгоняли и очень сильно, а освоение в войсках -- нет. Если обращать внимание на торопливость в производстве Т-34, то напрашивается вывод, что воевать собирались летом 1941 года, а если обращать внимание на освоение этого танка в войсках, то напрашивается вывод, что нет, не собирались, а может быть, сдвигали начало войны на 1942-й год. Или же что Т-34 воспринимался в РККА как СЫРОЙ, хлопотный танк, на который лучше не тратить силы, пока разработчики и производст- венники не доведут его до ума. Разумеется, есть и дежурные аль- тернативные объяснения: 1) русская безалаберность, 2) вредитель- ство. ДВЕ НЕДЕЛИ -- достаточный срок для освоения танка Т-34 индиви- дуально и в составе экипажа, если иметь способности и хороших ин- структоров, заниматься интенсивно и не терять времени на политза- нятия, хождения в караул, самоволку и т. п. С учётом того, что "теорию" можно изучить заранее, что-то освоить ещё в Осоавиахиме и на Т-34 пересесть не с дивана, а с трактора, а лучше -- с дру- гого танка (Т-26 или БТ-7) -- и не лишь бы кому, а отличникам боевой и политической подготовки. Книга Уланова и Шеина "Первые Т-34" -- это плач по поводу не- хватки "человеческого материала". Типа с производством танков более-менее справились, а с производством людей к ним -- уже нет. Ещё одна тема плача в указанной книге Уланова и Шеина -- низкий уровень образования у большинства военнослужащих танковых войск. Такие неучи якобы были не в состоянии должным образом осваивать Т-34. Но необразованный -- ещё не значит тупой. Далее, знание правописания, творчества Льва Толстого, истории Древнего Египта и т. п. правильно дёргать за рычаги танка и перебирать двигатель сильно не помогает. Военная "азбука" на самом деле не так уж сложна и объёмна, надо всего лишь гибче работать с кадрами: сре- ди прочего, отбирать и эффективно использовать наиболее способ- ных. Жалобы на отсутствие танкодромов, стрельбищ, учебных пособий, таблиц стрельбы -- это была и вовсе несуразица. Сделать танкодром -- значит всего лишь выделить (и, может, отгородить) участок тер- ритории со сложным рельефом. Напечатать и разослать таблицы стрельбы -- это вопрос нескольких дней. Если для экипажей Т-34 не хватало опытных толковых кадров, надо было снимать такие кадры с БТ-7 и Т-26, только и всего. Если Т-34 рассматривался как основная ударная сила, можно было можно даже было комплектовать для этих танков полностью сержантс- кие и сержантско-офицерские экипажи, чтобы уровень их сознатель- ности и общего развития был особо высоким. Маловато толковых военнослужащих и учебных пособий для них -- в крайнем случае делайте меньше танков: этим вы сэкономите ресурсы народному хозяйству. Кстати, и танки тогда будут получаться лучше качеством. * * * Признаем, что роль Т-34 в остановке немецкого блицкрига 1941 г. была очень небольшая: в основном сработали расстояния, распутица, морозы, партизаны, противотанковые ружья, оборонительные линии, выстроенные женщинами и стариками, храбрые солдаты, яростные ополченцы, железная воля товарища Сталина и ещё очень многие факторы. Наличных Т-34 в июне 1941 года (960 шт) было достаточно, чтобы остановить немецкое наступление, если бы танки применялись опти- мально -- обеспеченные ремонтной службой, системой снабжения, пе- хотной, артиллерийской и авиационной поддержкой. По одной ударной дивизии Т-34 против каждой из трёх групп армий Вермахта, и насту- пление немцев было бы остановлено, может, ещё в начале осени 1941 г. А может, и нет, потому что танк подводили ненадёжность, плохой обзор, недостаточность оснащения радиосвязью и неудобство в эксплуатации. Это не "сослагательное наклонение", а "работа над ошибками". В наше время в военной сфере наверняка делаются аналогичные глупос- ти эпического уровня, только говорить о них НЕЛЬЗЯ, да и разгля- деть их сложно ввиду отсутствия некоторых данных в открытом до- ступе. * * * Наименьшая производительность советских танковых заводов в час- ти выпуска Т-34 имела место в декабре 1941 года, то есть, как раз ко времени битвы за Москву. Поэтому, с учётом приграничных потерь этого танка и его "детских болезней", роль Т-34 в спасении Москвы (= Советского Союза) оказалась очень незначительной. И, кстати, под Москвой уже сражались полученные СССР британские танки Mk III "Валентайн II". Уж не был ли их вклад решающим? Ложка ведь хороша к обеду, а зёрнышко риса склоняет чашу весов (это, конечно, рито- рика но не безосновательная). * * * Про бесполезные метания танковых корпусов в первые дни войны. Даже войска, готовящиеся наступать через несколько недель или дней, должны квартироваться при объектах, которые им в случае че- го придётся оборонять, а не там, где условия постоя комфортнее. Это вроде как азы. Но не для всех, а только для осмотрительных, пессимистов и перестраховщиков. К примеру, 22 июня 1941 года немцы сходу захватили мосты через Неман возле литовского городка Алитус, а советская 5-я танковая дивизия, имевшая на вооружении, среди прочего, танки Т-34, только начала выдвигаться к этим мос- там из какой-то зад... местности, несколько удалённой от государ- ственной границы, и потом героически отбивала их, но так и не отбила. Но показала себя хорошо. Кстати, если оборонять мосты не готовились, это -- в пользу гипотезы Владимира Резуна о намерении Сталина напасть Германию летом 1941 года. * * * Важное. Может быть, даже ключевое для понимания того, что слу- чилось в 1941 году. РККА в 1940 году и первой половине 1941 года была придавлена и замучена не столько массовыми репрессиями про- тив комсоства, сколько.. проблемами стремительного наращивания своей численности. Этих проблем было слишком много, начальство не высыпалось, не имело времени серьёзно думать, принимать эффектив- ные решения. Жильё, помывка, питание, лечение, разбор неизбежных межличностных конфликтов, гарнизонная и караульная служба в усло- виях шпиономании -- достаточно сложные задачи в новообразованных военных частях (вдобавок квартируемых в неподготовленных местах), чтобы почти не оставалось времени на серьёзную боевую подготовку, на выработку блистательных планов оптимального размещения сил и быстрого реагирования в случае чего. Когда началась война, большая численность РККА тоже зачастую оказывалась не на пользу: дороги были забиты войсками и военными грузами, штабы разрывались от обилия задач, которые надо было срочно решать. В общем, боеспособность РККА была серьёзно ослаблена... мобили- зацией по доке Шапошникову Б. М. -- маршалу, начальнику Генштаба РККА, любимцу российской патриотической общественности. * * * Ближе к концу 1941 года танки Т-34 стали эффективнее и оказа- лись, наконец, "замечены" немцами не только потому, что экипажи и командиры набрались опыта, но также потому, что советских ТАНКОВ СТАЛО ЗНАЧИТЕЛЬНО МЕНЬШЕ, чем в июне 1941 г., а поскольку танки убывали быстрее, чем их экипажи и танковые командиры, то на оста- вшиеся машины стало хватать подходящих людей, успевших проявить себя в танковом деле. Соль в том, что танковый бойцовский талант был только у очень немногих. Так вот, следовало выявлять, поддерживать и поощрять таких людей, изучать их опыт -- и создавать им наилучшие условия для боевой работы, а не стричь всех танкистов под одну гребёнку. Один танковый стахановец мог быть в бою раз в 10 эффективнее за- урядных и неопытных танкистов. Чем лучше командиры работали с отечественными танковыми талантами, тем страшнее для немцев были советские танки. * * * Огромный выпуск танков Т-34 (около 55 000 шт. в 1940-1945 гг.) говорит не о том, что танк был особо хорош и заслуживал такого внимания, а скорее о том, что он быстро расходовался -- по многим причинам, в том числе из-за своих технических недостатков. * * * СССР вообще и РККА в частности не потянули начала войны органи- зационно (а технически и идеологически тянули вполне). Выкрути- лись за счёт запасов, расстояний, перенапряжения, больших жертв и помощи союзников. А немцы долго держались, потому что были хорошо обеспечены технически и идеологически, а главное -- отлично умели организовываться. По мобилизующей способности нацистская идеология была приблизи- тельно ровня советской. * * * По поводу Т-34 было столько хвалебного тра-та-та, и появилось стлько памятников Т-34 на постаментах, что складывалось впечатле- ние, будто этот танк обеспечил победу СССР в войне процентов на 10, как минимум. На самом деле этих процентов было хорошо если 3, причём не потому даже, что танк был на самом деле не совсем блестящим, а потому что уйма всякого другого вооружения -- и не только его -- тоже привносила свой вклад. Но на виду -- и в про- пагандистской работе -- оказались только немногие факторы победы. А некоторые другие факторы, например, помощь союзников, наоборот, затенялись. * * * Можно сказать без большой натяжки, что русские в 1941 году били немцев не только танками и т. п., но и "климатическим оружием". Ну не действовал "генерал Мороз" на обе воюющие стороны зимой 1941-1942 гг. одинаково, а предпочитал действовать на немцев -- по четырём причинам: 1) немцы пребывали на разорённой войной территории, на которой русские, отступая, вдобавок уничтожали часть объектов жизне- обеспечения; 2) в русском тылу не активничали немецкие партизаны и диверсанты, выполнявшие задание "гони русского на мороз"; 3) зимний холод для русских в среднем несколько привычнее, чем для немцев; 4) у русских вооружение, снаряжение и обмундирование изначально в чуть большей степени, чем у немцев, приспосабливались к зиме. Потом, если военная часть сражается на передовой линии, это во- все не означает, что большинство её военнослужащих всё время пре- бывает в полевых условиях, тем более зимой. Зимой большинство как раз стремится спрятаться от холода в помещениях, хотя бы на время сна, а у немцев с этим таки была сложность побольше, чем у русс- ких. Немцы при отступлении на территории СССР действительно применя- ли "тактику выжженной земли" более тщательно, чем русские, но от- ступать-то они начали только 5 декабря 1941 года и только под Москвой, да и то лишь чуть-чуть, а тут разбирается причина того, почему они дошли до Москвы, Сталинграда и Кавказа, а не почему откатились потом до Берлина. Та же Зоя Космодемьянская (погибшая 29 ноября 1941 года) в ближнем немецком тылу ЧЕМ занималась? Причём не одна, а в составе диверсионной группы, и эта группа была далеко не единственная. Боевое задание группы Зои Космодемьянской было такое: "Сжечь 10 населённых пунктов (приказ т. Сталина от 17 ноября 1941 г.): Ана- шкино, Грибцово, Петрищево, Усадково, Ильятино, Грачево, Пушкино, Михайловское, Бугайлово, Коровино. Срок выполнения - 5-7 дней." Даже если не посылать героических Зой Космодемьянских поджигать крестьянские дома, прохождение войны через населённый пункт, как правило, уже само по себе приводит к значительному повреждению его "жилого фонда", причём не только деревянного. Советские солдаты были в среднем лучше адаптированы к холодам: приспособлены на генетическом уровне и психологически. Некоторые были совсем уж хорошо приспособлены. Это, к примеру, якуты и чук- чи. Хотите потягаться с якутами в способности переносить холод? Тогда уж лучше сразу с белыми медведями. Якутов, конечно, было на фронте немного, ну так ведь и не они одни проходили в Сибири и на Севере (в том числе Русском) естественный отбор по части стойкос- ти к холоду. Кстати, немцев под Москвой разбивали в основном дивизии, сформированные из сибиряков. Ура-патриотический писатель Карем Раш потом даже написал книгу "Сибиряки против СС", хотя и в средней полосе России, и в Казахстане морозы в -20 градусов -- отнюдь не редкость. Это не говоря уже о "городе Ленина", который в сравнении с большей частью Германии -- почти холодильник. * * * Осенняя распутица тоже мешала больше немцам, а не русским. По следующим причинам: 1. Немцы двигались по местностям, где до того проходили отступав- шие русские: превращали полевые дороги в грязное месиво, взры- вали за собой мосты, портили железнодорожные пути. 2. Распутица задерживала боевые действия и русских, и немцев, но немцы торопились, а русским задержка была на руку: требовалось время на запуск эвакуированных заводов, на подвоз союзнических поставок, на "сколачивание" новых военных частей и т. п. 3. У немцев "заточенность" ударных сил была на манёвр: на быстрый переброс сил, прорывы, обходы и окружения, а в условиях распу- тицы всё это не получалось -- или получалось с большим трудом. 4. Основные события происходили на подходе к Москве, а Москва -- крупнейший железнодорожный узел страны, и этот узел работал на русских, а не на немцев. 5. Опять же, русские были более привычными к своему бездорожью и своим расстояниям: эти факторы меньше давили им на психику. * * * Вес различных факторов в остановке немецкого наступления в 1941 году может быть оценён только очень приблизительно и неубедитель- но: настолько приблизительно и неубедительно, что и толку от него почти никакого. Но попробовать можно. Итак: морозы: 15% распутица: 10% расстояния: 10% Т-34: 2% КВ-1: 1% Т-26, БТ-7: 1% союзная помощь: 0.5% "катюши"(БМ-13): 0.2% Успех на войне складывается из очень многих факторов, поэтому даже 2%, выделенные тут танку Т-34, -- показатель хороший. * * * "С 1941 года немцы с ужасом констатировали, что у русских самый лучший танк. Они ничего подобного ни у себя в армии, ни в одной другой армии мира не видывали. Их охватывал УЖАС при одном появлении русского шедевра (именно шедевра, а не 'плохого танка', как стало модно говорить в последнее время с подачи ангажированного властями историка Исаева)." Из интернета. Реальные знатоки темы, авторы серьёзных книг о танках, выража- ются о достоинствах Т-34 сдержанно. Но есть ещё "русское народное танковедение" (благодаря интернету). В массах оно пользуется бо- лее широким спросом, поскольку больше греет патриотические чувст- ва и не требует долгого чтения. Мифы народного танковедения: 1. Все немецкие танки начального периода войны к середине её оказались настолько устаревшими, что никакими модернизациями дело спасти было нельзя, и пришлось начинать производство "Пантер" и "Тигров", а Т-34 блистал и в 1945 году, и даже чуть позже. На самом деле Советскому Союзу пришлось существенно модернизи- ровать Т-34 (превращать его из Т-34-76 в Т-34-85), а ещё нала- живать производство тяжёлых танков ИС-1 и ИС-2, чтобы было что противопоставить "Пантерам" и "Тиграм". И "Пантеры" с "Тиграми" отнюдь не вытеснили немецкого танка PzKpfv IV: этот "устарев- ший" танк выпускался даже в 1945 г., после Второй Мировой вой- ны он применялся ещё несколькими странами, в том числе Израи- лем и Сирией (в последний раз Сирия использовала его в войне против Израиля в 1973 г.). 2. Т-34 был простым и дешёвым, чем компенсировал "целую кучу недостатков всей остальной военной системы". На самом деле если танк массово выпускался и брал числом и дешевизной, значит, и массово расходовался. А расходование танка зачастую означало гибель его экипажа или появление нескольких инвалидов. Поэтому танкисты, может, предпочитали бы более дорогую, но менее уязвимую машину. 3. Танк "Пантера" был в значительной части скопирован с Т-34. На самом деле "Пантера" -- машина в другой весовой категории и, в отличие от Т-34, с передним расположением трансмиссии и с размещением люка водителя сверху корпуса, а не на лобовой наклонной броне. И с двухрядным расположением колёс. А что касается наклонной брони, то она местами была уже у танков Рено RT-17 (1916) и "Виккерс Mk E" (1931), но немцы, разумеет- ся, внимательно изучали советский танк, как и вообще всё оружие своих противников. 4. Такие-то "источники" на Западе назвали Т-34 лучшим танком Второй Мировой войны. А такие-то источники не назвали, а назвали, к примеру, "Патнеру". Существенно не то, кто что и как назвал, а то, ка- кие убедительные аргументы привёл. Далее, настолько ли велика дистанция между лучшими и нелучшими танками, если приходится спорить, какой танк лучше? А ещё как может какой-то танк быть лучшим ВООБЩЕ, а не в своём классе и в своих условиях примене- ния? Лично я считаю вершиной танкостроительства (и лучшим в классе тяжёлых танков; точнее, самым симпатичным) в 1940-е годы танк ИС-3. А в классе лёгких танков -- американский М24 "Чаффи". Что же касается среднего веса, то здесь, по-моему, была особенно хороша американская машина M36, но она проходила не как танк, а как истребитель танков: вращающуюся башню име- ла, но пулемёт был только зенитный. А среди собственно средних танков -- таки да, Т-34-85 был очень неплох (но Т-44, произво- двишийся в 1944-1947 гг., но повоевать не успевший, был значи- тельно качественнее), хотя чем больше привыкаешь к PzKpfw III и PzKpfw IV в их длиннопушечных вариантах, тем больше они нра- вятся даже внешне. Вдобавок Т-34-85 -- это немножко не Т-34-76. 5. Советский Т-34 так нравился немцам, что фронтовики настоятель- но просили наладить выпуск точно таких же танков для Вермахта. На самом дел спектр мнений и пожеланий при обсуждении сложных предметов всегда широк, поэтому есть из чего надёргивать то, что нравится. У немцев хватало трофейных Т-34, и немцы таки применяли их, но больше в Югославии и т. п. -- и вряд ли только потому, что боялись путаницы (путаница задевала бы обе воюющие сторны одинаково), а скорее потому, что танки там реже подбивались и проблема восстановления их не стояла остро. Русские, в свою очередь, применяли трофейные немецкие танки. Т-34 был в массовом выпуске дешёвым за счёт отказа от много че- го полезного: от прибора кругового обзора, радиостанции, топлив- ного манометра, амперметра, вольтметра, спидометра, фар, заднего фонаря, танкового переговорного устройства и т. п. Между тем, все эти nice-to-have-ы совокупно могли увеличить эффективность танка, может быть, раза в два. Возможны два крайних подхода к применению сложных военных изде- лий: 1) высококачественная дорогая надёжная техника и отборные, хорошо обученные люди при ней; 2) низкокачественная дешёвая ненадёжная техника, выпускаемая мас- сово, и плохо обученные быстрорасходуемые люди при ней. Оба варианта позволяют побеждать, но позволяют по-разному. Пре- имущество первого варианта -- малый расход ресурсов, в том числе людей. Преимущество второго -- возможность обходиться минимумом организационных усилий. Немцы стремились действовать по первому варианту, русские скатились ко второму и не могли из него вы- браться. Т-34 в 1941 г. был хорош в своём "классе" ("низкокачественная дешёвая ненадёжная техника, выпускаемая массово") и немало поспо- собствовал победе СССР, но это не значит, что он был хорош ВООБЩЕ. Кстати, показательно, что немцы подвергали ПЕРЕДЕЛКЕ попавшие к ним в начале войны танки Т-34: добавляли "командирские башен- ки" и что-то ещё. Надо различать недостатки танка и его особенности. Скажем, низ- кая надёжность ходовой части или плохой обзор -- это недостатки, а малый калибр пушки -- это особенность, дающая такие преимущества, как высокая скорострельность и большой запас снарядов. Если танк применяют сообразно его особенностям (= не пытаются делать посред- ством него то, для чего он мало годится), эти особенности не пере- ходят в разряд недостатков. Так вот, немцы были более русских го- разды приноравливаться к особенностям своих танков. Да и к недо- статкам тоже. * * * Немецкие танки "Пантера" и "Тигр" появились как якобы ответ на выдающийся советский Т-34, потому что иначе гитлеровцам было не продержаться. Это не совсем так. На самом деле имело место следу- ющее: 1. До 1942 г. у немцев была отличная от советской концепция при- менения танков: танки рассматривались не как основное средство борьбы с танками противника, а как основное средство устройст- ва глубоких прорывов и последующего окружения войск противника в процессе блицкрига. В ЭТОЙ области применения танки PzKpfw III, PzKpfw IV и "Прага" ПРЕВОСХОДИЛИ Т-34. В качестве инструмента летнего блицкрига в степной зоне танки PzKpfw III, PzKpfw IV и "Прага" были лучше, чем Т-34 и КВ-1, потому что были меньше их весом, имели лучший обзор, лучшую возможность применения пулемётов, лучшую надёжность, лучшую радиосвязь. У танков PzKpfw III, PzKpfw IV вдобавок экипаж был на 1 человека больше, чем у Т-34. 2. PzKpfw III и PzKpfw IV по противотанковым возможностям прибли- зительно уравнялись с Т-34 к январю 1942 г. -- после увеличе- ния толщины своей брони и мощности своих пушек. 3. "Пантера" и "Тигр" были результатом не стремления уравняться с Т-34, а стремления значительно превзойти Т-34 в части воз- можностей борьбы с танками противника. 4. В рамках немецкого понимания блицкрига основным ответом на Т-34 были 5 см противотанковая пушка PAK-38 и 7.5 см противо- танковая пушка PAK-40. Пушки применялись как в буксируемом варианте, так и установленными на транспортные средства и в качестве вооружения самоходных установок (PAK-40 на самоход- ках Marder). Снаряд Panzergranate 40 (образца 1940 года) с вольфрамовым сердечником к PAK-40 пробивал броню толщиной 86 мм с удаления 500 м при угле наклона брони 60 градусов, снаряд Stielgranate 42 (образца 1942 года) к PAK-40 пробивал броню толщиной 180 мм с удаления 500 м при угле наклона брони 60 градусов. Против Т-34 это была не совсем мелочь. 5. Наоборот, советские танки Т-34-85, ИС-1, ИС-2 были ответом на немецкие "Пантеру" и "Тигр": немцы тут шли впереди, а русские догоняли. 6. Со своими якобы слабоватыми танками немцы летом 1942 г. ещё делали блицкриг и дошли до Волги и Северного Кавказа. Закон- чился блицкриг -- закончилось и превосходство немецких "блиц- криговых" танков. Начался период превосходства немецких "дуэльных" танков -- "Пантер" и Тигров". Приспособленность танков для устройства "клещей" и "котлов" стала значительно менее востребованной. Немцам всего лишь потребовались другие танки под войну другого рода. 7. Свои трофейные Т-34 немцы применяли по преимуществу на второ- степенных фронтах, к примеру, в Югославии и в борьбе с советс- кими партизанами. Основная причина -- не в стремлении избежать ошибок в идентификации принадлежности танков (такие ошибки -- палка о двух концах), а в том, что для серьёзного танкового боя немцы предпочитали PzKpfw III и PzKpfw IV, а не Т-34 (но это надо ещё доказывать). 8. Работы над более тяжёлыми, чем PzKpfw IV, танками, и над при- менением дизельных двигателей в танках были начаты немцами ещё до столкновения с Т-34 и КВ-1. Точнее, в 1937 году. Но тяжёлые танки не вписывались в идею блицкрига, поэтому до конца 1941 года немцы не уделяли разработке тяжёлых танков много внима- ния. Концепция тяжёлого танка с 88 мм пушкой и лобовой бронёй до 100 мм (будущего "Тигра") появилась ещё весной 1941 года. 9. С Т-34 и КВ-1 немцы столкнулись уже 22 июня 1941 г., а заказ на разработку "Пантер" был выдан только 28 ноября 1941 года, когда русские под Москвой бросали в бой всё, что можно, все свои остатки, включая танк МС-1. Стало ясно, что война против СССР примет затяжной характер и что блицкриговый способ веде- ния боевых действий уже вряд ли будет удаваться. Кстати, это не верно -- говорить, что немецкий блицкриг против СССР ПРОВАЛИЛСЯ. Правильнее: оказался чуть менее успешным, чем немцы надеялись, и не привёл к намеченной цели -- захвату Москвы. Провалиться он мог вблизи западной границы СССР. * * * Про выгодность дешёвых экипажей на дешёвых танках. Из дискус- сии: "Дешевые танки и экипажи давали лучшую отдачу, чем дорогие у немцев. И пусть экипажей у нас гибло больше, зато и убивали они и рушили при своей массовости с 'прибылью' в сравнении с расходами на их производство и подготовку." Трудно сходу сказать, что эффективнее на коротком промежутке времени -- многочисленные дешёвые (и соответственно плоховатые) танки с дешёвыми экипажами или малочисленные дорогие (из-за высо- кого качества) танки с дорогими же экипажами. Зато можно сходу сказать, что большинству танкистов сильнее хочется не умереть за Родину, а вернуться домой, причём не просто живыми, но вдобавок и не сильно покалеченными. Также можно сходу уверенно заметить, что, если война вдруг затягивается (а заранее ведь этого не зна- ешь), то люди однажды заканчиваются даже в такой обильной населе- нием стране, как Россия. А ещё что лёгкость расходования людей рано или поздно властям аукается. СССР развалился, среди прочего, потому, что далеко не все советские граждане были самоотверженны- ми мазохистами ("жила бы страна родная", точнее, её жирующая "верхушка"), и когда появилась возможность мстить за пренебреже- ние и пробовать строить что-то другое, за это ухватились очень многие. И заметим, что Т-34 разрабатывался ДО войны, не шибко наспех (во всяком случае, немцы на Москву ещё не наступали) и не на пустом месте, а в стране с уже большой танковой традицией и с наличием перед глазами немецких образцов. Мы тут собственно ЧТО делаем? Правильно, разбираем ошибки, чтобы получить ценные выводы на будущее. Так вот. Танки и люди у СССР были легкорасходными не потому, что альтернативный вариант всё равно не удался бы (из-за "отсталости" и пр. -- в стране, ставившей авиационные рекорды на самолётах собственного произ- водства), а потому что задача попробовать щадящий вариант жёстко не формулировалась (хотя, может и болталась где-то на краю созна- ния в статусе "nice to have"). Хотите быть дешёвым расходным материалом для "элитки", не утруждающей себя качественным выполнением управленческой работы? Тогда, конечно, вперёд! Славьте Т-34: болваньте себя и сограждан. Чем интеллектуально проще вы будете, тем легче будет затыкать вами дырки. Кто служил в Советской Армии времён позднего СССР, которому жаловаться на "отсталость" было уже стыдновато, тот помнит свою цену в советской военной машине. Эта цена была ниже, чем у теле- визора, хотя и выше, чем у электрической лампочки. Ну, по ощуще- ниям, в том числе пищеварительным -- от комбижира, перловки и одного варёного яйца в неделю -- по воскресеньям. * * * При разработке и модернизации бронетехники заимствование шло, конечно же, в обоих направлениях, но больше всё-таки, наверное, от немцев к русским. Следующие компоненты немецких танков копировались в Т-34-85 (принятом на вооружение только 23 января 1944 г.): - командирская башенка; - длинноствольная пушка калибром 85 мм (у "Тигра" была, правда, 88 мм); - экипаж из 5 человек вместо 4, соответственно увеличенный объём башни. * * * Следующие недостатки были выявлены американцами при испытаниях Т-34 на Абердинском танковом полигоне в мае 1942 г.: - тесность и дискомфортная компоновка боевого отделения; - воздухоочиститель при двигателе очень плохой, что ускоряло износ двигателя; - закалки брони была поверхностная; - корпус был водопроницаемым, из-за чего вода проникала внутрь его в сильный дождь и могла вывести из строя электрооборудова- ние; - электромотор механизма поворота башни был слабый и сильно искрил; - слабоватая способность к преодолению препятствий (ниже, чем у американских танков) -- из-за неоптимальной трансмиссии; - чрезмерное количество настроек и регулировок у механизмов танка; - начальная скорость снаряда при стрельбе из пушки Ф-34 значи- тельно ниже, чем при стрельбе из американской танковой пушки (3200 футов в секунду против 5700 футов в секунду); - пальцы, скрепляющие траки гусениц, плохо закалены и сделаны из плохой стали, в результате очень быстро изнашиваются, и гусеница часто рвется; - плохая подвеска (пружинная), быстро проседает, из-за чего заметно уменьшается клиренс. Есть мнение, что с марта 1942 года танк PzKpfw IV в модификации Ausf. F2 стал в целом сильнее танка Т-34 -- за счёт того, что по- лучил 75 мм пушку KwK.40 с длиной ствола 43 калибра и усиленную броню. Во всяком случае, сравнялся с Т-34 по огневой мощи, а ког- да получил пушку с длиной ствола 48 калибров, то даже превзошёл по ней Т-34. За Т-34 осталось только преимущество в скорости. Также есть мнение, что даже танк PzKpfw III с длинноствольной 50 мм пушкой с длиной ствола 60 калибров, появившийся в декабре 1941 г. (устанавливалась на модификации Ausf.J) был почти ровней танку Т-34: мог поражать его на расстоянии до 500 м (но для этого требовался подкалиберный снаряд). Как бы то ни было, в течение 1942 г. PzKpfw III оставались основной ударной силой немецких танковых войск, и наступали немцы, а не руские. И РККА охотно использовала трофейные Pz.Kpfw.III до конца 1942 года. Т-34-85 всего лишь уравнялся с PzKpfw IV по огневой мощи. Уж не был ли ненароком лучшим средним танком Второй Мировой войны немецкий PzKpfw IV? По соовокупности характеристик, так сказать? Правда, он уступал танку Т-34 по бронезащите, проходи- мости, удельной мощности, запасу хода -- конечно, если тот был в полном порядке, не ломался, не наезжал на мины своими широкоми гусеницами, не находился вблизи опасного противника, которого экипажу было трудно разглядеть изнутри машины и который мог спо- койно стрельнуть из 37 мм "дверной колотушки" в боковую нижнюю часть корпуса, поскольку для этой части не получалось сделать знаменитую тэтридцатичетвёрочную броню с рациональным углом наклона. Как-то вот так. Бывает неопровержимая критика типа "себя изжил", "морально устарел", "исчерпал свои возможности модернизации". Её применяют к PzKpfv IV за неимением другой. На самом деле этот танк исчерпы- вал свои возможности модернизации аккурат до 1945 года и дрался с Т-34-85 и "Шерманами" приблизительно на равных. * * * Эффективность брони с пресловутыми "рациональными углами накло- на" несколько преувеличивается. Это становится ясно, если учесть следующее: - противотанковая мина поражает танк независимо от наклона его брони (а если на противотанковые мины приходится малое количество поражений танков, это не означает, что такие мины не эффективны: танки ИЗБЕГАЮТ ЕХАТЬ на минные поля, то есть, эти поля и защищают от танков, и вынуждают танки ехать, к примеру, на противотанковые орудия); - для прикрепления к танку магнитной мины наклонная броня даже удобнее вертикальной (а магнитные мины в начале войны таки были в применении -- и наверняка не зря, если немцы покрыва- ли свои танки циммеритом для защиты от этого оружия); - для пушек самолётов-штурмовиков наклонная броня, наоборот, может оказываться перпендикулярной к траектории их снарядов; - для противотанковых бомб наклонность брони, возможно, толь- ко немного уменьшает площадь уязвимой для них поверхности; - при поражении танка гранатами и бутылками с зажигательной смесью наклонность брони не имеет значения; - гусеницы и колёса танка, его оптика, пушка и пулемёт(ы) поражаются из танковых и противотанковых орудий независимо от наклона его брони; - при стрельбе по танку не точно в лоб или не точно в бок его броня может оказываться под малым углом к траектории снаряда так или иначе; - если танк спускается с холма или поднимается на холм, его наклонная броня может оказаться перпендикулярной к траекто- рии снаряда, и прощай "рациональность наклона"; - если обстреливать танк из гаубиц и миномётов (такое тоже иногда не безуспешно делалось), наклонность брони не имеет значения; - даже на наклонной броне местами есть выступы, делающие не- возможным рикошет снарядов от неё (у Т-34 на лобовой броне такие выступы имелись из-за наличия курсового пулемёта и люка водителя); - снаряд, попавший в основание башни, причиняет танку повреж- дение независимо от наклона его брони; - вертикальная броня при той же массе и стойкости, что наклон- ная броня, обеспечивает большее заброневое пространство (правда, нужен ещё дополнительный материал для прикрытия этого пространства сверху); - всю броню сделать "рационально" наклонной не получается так или иначе, и у танка остаются значительные по площади уязви- мые места, в которые и можно целиться, если ситуация позво- ляет выбирать; - на выход танка из строя по причине поломки чего-нибудь и на вероятность застревания в грязи и т. п. наклон брони не вли- яет, а указанные происшествия -- весомая причина потери танков; - "танк был оставлен экипажем из-за отсутствия топлива" -- тоже не совсем тощая статья потерь, не имеющая отношения к наклонности брони. Итого с учётом сказанного выживаемость танка при использовании наклонной брони повышалась хорошо если на один процент (защищён- ность бронёй -- хорошо если на десяток процентов). Но если стре- лять на полигоне по наклонным броневым плитам, то таки да: резу- льтаты применения наклонности могли быть блестящими. Почему же немцы при всём при этом всё же пошли на применение наклонной брони в "Пантере"? Частью чтобы использовать ту малую выгоду, которую наклонность брони иногда даёт (жизнь заставила скрести по сусекам), частью чтобы танкисты перестали ныть, что вот де у русских броня наклонная, а у них -- нет. Кстати, у "Тигра" наклонным (пусть и очень полого) являлся верх корпуса, благодаря чему уменьшался вертикальный размер лобовой брони. И, между прочим, бронирование у Т-34 оказалось недостаточным уже к декабрю 1941 года. У Мощанского ("Средний танк Т-34-76") читаем (стр. 24): "В декабре 1941 года немцы применили под Москвой последнюю, только что разработанную модификацию танка Pz.Kpfw.III Ausf.J, вооружённую 50 мм длинноствольной пушкой, бронебойный снаряд ко- торой на дистанции 500 м пробивал 59-мм броню, расположенную под углом 60 градусов к вертикали. Тогда с фронта стали поступать тревожные известия о том, что лобовая броня танка Т-34 стала пробиваться огнём пушек этих танков. 25 декабря 941 года на засе- дании ГКО было принято постановление №1062 о производстве танка Т-34 с лобовой бронёй толщиной 60 мм, начиная с 15 февраля 1942 года." Изготовление 60-мм брони не получалось. В качестве временного решения начали срочно наваривать дополнительные 15-мм броневые листы на лобовую броню Т-34, но 23 февраля 1942 г. ГКО решил, что и так сойдёт, и отменил своё постановление об усилении брони. От- мазка была следующая: у немцев был дефицит 50-мм бронебойных сна- рядов. * * * Про выдающиеся широкие гусеницы танка Т-34, якобы много ему дававшие. У широких гусениц есть не только плюсы, но и минусы: - широкие гусеницы повреждаются с большей вероятностью, чем узкие, при обстреле танка спереди и сзади; - широкие гусеницы делают танк более уязвимым от противотан- ковых мин; - широкие гусеницы труднее, чем узкие, чинятся и заменяются; - большая ширина гусениц снижает скорость движения танка по шоссе и твёрдому грунту: значительная часть мощности двига- теля тратится на преодоление трения в "ходовой части"; - широкие гусеницы больше узких гремят: демаскируют танк, за- трудняют переговоры танкистов, нагружают танкистам психику. Иначе говоря, широкие гусеницы в целом и в среднем не так уж эффективны, как это кажется при сравнении показателей давления на грунт. И советские танковые командиры ведь не просто так любили вое- вать на трофейных немецких танках PzKpfw III. У Т-34 ширина гусениц была 550 мм, у PzKpfv III и PzKpfv IV -- 400 мм (изначально 360 мм), но у немецких танков был поменьше и вес. Ширина гусениц у "Тигра" составляла 725 мм, но "Тигры" начали массово применяться только с лета 1943 года, и "Тигры" надо срав- нивать не с Т-34, а с танками КВ-1, ширина гусениц у которых со- ставляла 700 мм, и танками ИС-1, у которых она была 650 мм. Далее, от мин больше страдают наступающие войска, а не отступа- ющие, а немцы наступали как раз с узкими гусеницами. Про потери от противотанковых мин. На Карельском фронте они для советских танков составили 35% повреждённых машин. На других фронтах, правда, было полегче: эти фронты были подвижнее, поэтому не успевали сильно обрастать минными полями. * * * Про маломощные и пожароопасные карбюраторные танковые двигате- ли, якобы сильно подводившие немцев, у которых не хватало интел- лекта, чтобы заменять эти двигатели на мощные на дизельные типа советских, стоявших на Т-34. Появление этой позорной страницы в истории немецкого танкостроения объясняется следующим образом: 1. У немцев был большой дефицит дизельного топлива, а синтети- ческий бензин они делать умели. 2. При попадании раскалённого бронебойного снаряда в топливный бак солярка воспламеняется не намного хуже, чем бензин, так что Т-34 горели немало. 3. У бензинового двигателя в сравнении с дизельным есть некото- рые достоинства: он легче заводится в мороз, он имеет меньшую массу на единицу мощности. 4. Может быть, немцы не озадачивались установкой более мощных карбюраторных двигателей на свои танки из соображений эконо- мии топлива (тише едешь -- дальше будешь). Конечно, случались ситуации, когда танку было лучше рвануть изо всех сил. Но рвать было наверняка страшновато: вдруг мотор, на- труженный на дорогах войны, не выдержит, и ты, наоборот, совсем остановишься, причём в очень неподходящем месте. Преимущество танка в скорости желательно, но не очень, потому что... - для прицельной стрельбы танк останавливался так или иначе -- и оказывался более уязвимым независимо от того, какую ско- рость был способен развить; не успеешь разогнаться -- надо снова замирать на месте для производства выстрела, а частые разгоны до большой скорости и последующие торможения вдоба- вок увеличивают риск полной остановки из-за поломки ходовой части или двигателя; - стрельба из засады -- нередкая практика в войне танками; - скрытное подкрадывание -- тоже не совсем редкая практика в войне танками, и для неё лучше танки, которые потише; - танкам в бою зачастую было очень нежелательно отрываться от пехоты, а пехота бегала хорошо если со скоростью 15 км/ч.; - если носиться на большой скорости, особенно в условиях пло- хого обзора из танка, не так уж мала вероятность того, что не заметишь чего-то такого, что лучше было бы заметить по- раньше; то есть фактором, лимитирующим скорость движения танка в бою, может быть скорость восприятия и обработки информации командиром экипажа и водителем; - даже на марше большая скорость танков не всегда выгодна -- хотя бы потому, что скоростная езда на танке очень диском- фортна и снижает боеспособность экипажа; у современных тан- ков предписанная скорость на марше -- 20-25 км/ч против в принципе возможных 80 и более км/ч. Потом, если номинально у Т-34 был двигатель мощностью 500 лоша- диных сил, это ещё не значит, что такую мощность демонстрировали двигатели на ВСЕХ экземплярах Т-34, а не только на тех, которые испытывались на полигонах. У водителей ведь обычна ситуация, ког- да они говорят: движок не тянет. Вообще, одно дело -- танк, спе- циально подготовленный для демонстрации его приёмной комиссии, другое -- серийная машина, наспех сделанная подростками и женщи- нами на заводе и вдобавок несколько потрепавшаяся в боях и на маршах. С учётом вдобавок того, что ресурс моторов немецких танков был раза в два больше ресурса моторов Т-34, можно смело предполагать, что дополнительные страдания немцев из-за того, что у Т-34 номи- нальная энегровооружённость была в 1.5 раза выше и вдобавок рус- ские имели возможность тушить факелы в своей солярке, оказывались незначительными. Но скажем честно, что советский дизельный двигатель В-2, приме- нявшийся на Т-34 и ещё много где, был всё же довольно хорош, и его малозаметный вклад в победу был наверняка повесомее даже, чем, к примеру, у товарища Жукова. Но (с сайта topwar.ru, статья "Двигатель В-2 - победитель и долгожитель" Сергея Зиновьева): "Вместе с тем мотор так и не стал надежным, несмотря на требования наркома танковой промышленности В.А. Малышева. Часто ломался -- и на фронте, и на различных испытаниях в годы войны, хотя с начала 1941-го выпускали уже моторы «четвертой серии». Подводили и конструкторские просчеты, и нарушения технологии из- готовления -- во многом вынужденные, поскольку не хватало нужных материалов, не успевали возобновлять изношенную оснастку, а производство отлаживали в дикой спешке. Отмечали, в частности, что через различные фильтры в камеры сгорания попадает грязь 'с улицы' и гарантийный срок в 150 часов в большинстве случаев не выдерживается." Есть мнение, что В-2 происходил от авиационного дизеля V12 француза Луи Коталена. В-2 изначально предназначался для само- лётов, потому и делался из алюминия. * * * О различиях Т-34 и PzKpfv III/PzKpfv IV в проходимости. Номи- нально преимущество -- и значительное -- было на стороне Т-34 из-за его большей энерговооружённости, более широких гусениц и большего клиренса, а в реальности немецкие танки проигрывали по проходимости не очень сильно (или вообще не проигрывали), потому что у Т-34 были... - ненадёжная ходовая часть; - неправильная коробка переключения передач: всего лишь 4-ступенчатая; - тугое переключение передач (требовалось усилие до 50 кг: много не напереключаешься); - тугая педаль сцепления -- из-за плохой конструкции главного фрикциона (тоже лишний раз пользоваться ею не будешь); - дизельный двигатель, который труднее запускать, чем кар- бюраторный; - малый моторесурс у двигателя: если напрягать двигатель, он заглохнет, а то и выйдет из строя; - большеватый в сравнении с конкурентами вес; в 1941 г. у Т-34 он составлял 26.5 т., у PzKpfv III Ausf.G -- 20.3 т., у PzKpfv IV Ausf.D -- 20.0 т.; при движении по не очень прочному мосту это различие могло оказаться не в пользу Т-34; - зачастую неопытные быстрорасходные водители. Не переключил вовремя передачу -- заглох двигатель или что-то сломалось в ходовой части. А если слишком много переключать, тоже что-то сломается, и будет тебе та ещё проходимость. Но на поли- гонных испытаниях, с плечистым натасканным водителем, она -- ра- зумеется, замечательная. И в огромной истории войны, конечно же, наскребается множество боевых эпизодов, в которых потенциальная повышенная проходимость таки срабатывала. * * * А ещё Т-34 был выдающимся по запасу хода: 270 км по шоссе про- тив 140 км у PzKpfv III и 180 км у PzKpfv IV. Только не понятно, зачем. Большой запас хода обусловливался в основном большим запа- сом топлива, а большой запас топлива -- это... - дополнительное количество горючего вещества на случай вос- пламенения топлива в танке; - дополнительная потеря ресурса в случае подбития танка; - большие размеры топливных баков, означающие более высокую вероятность их пробития снарядом -- со всеми вытекающими последствиями; - занятие места в заброневом пространстве в ущерб удобству экипажа и боезапасу; - немножко даже дополнительная нагрузка на драгоценный танковый двигатель. Пустое место в баке танка, насыщенное парами топлива, взрыво- опасно, даже если это топливо -- [жидкость для гашения факелов] солярка. А чем больше бак, тем больше в нём может быть паров. Альтернатива вместительным бакам очень простая. Называется она "бензовоз". Единственная форма боевого применения, при которой очень жела- тельны вместительные баки, -- это рейд по вражеским тылам (и его популярная в РККА разновидность -- выход из окружения). Бензовозы в такой ситуации действительно слишком уязвимы. Но на такой случай есть навесные баки (правда, они не защищены бронёй). Гонять танки в длительных маршах значит зря переводить моторе- сурс, хотя иногда, конечно, делать это приходится. Для дальних перемещений танков есть грузовые платформы железнодорожных поез- дов. Кстати, при этом и танковое топливо экономится. И при длительных маршах танки всё равно так или иначе регулярно останавливаются на технический осмотр и на отдых экипажей -- и соответственно получают возможность дозаправки. Правда, большие баки удобны как средство компенсации ошибок планирования и неблагоприятных поворотов событий. Таким образом, большой запас топлива у танка -- это скорее адаптация к низкому уровню организации снабжения. Вообще, к неразберихе. У кого неразбериха вероятнее, тому и вместительные баки нужнее. Правда, немцы тоже пошли на увеличение запаса хода. В поздних моделях их танков он составлял: PzKpfv III -- 165 км PzKpfv IV Ausf.J -- 320 км PzKpfw VI Ausf. G -- 250 км PzKpfw VI Ausf. H1 -- 195 км Причины этого, скорее всего, были следующие: 1) снижение уровня "немецкого порядка", разлаживание немецкой военной машины; 2) нарастание дефицита топлива у Вермахта (именно так: когда слу- чается нехватка его же на теперешних бензоколонках, водители стремятся заправиться при случае как можно больше); 3) увеличение недовольства немецких танкистов уровнем своих успехов: в поисках возможностей усиления себя танкисты стали пытаться что-то выжать и из запаса хода -- и если бы им не обеспечили повышения этого запаса, то пострадал бы боевой дух; 4) начало преобладания у немцев отступательных операций над наступательными. Большие топливные баки в 1941 году были Вермахту не особо нуж- ны, несмотря на всякие немецкие "клинья", "клещи" и "котлы", а понадобились только после перехода к "стратегической обороне" по следующей простой причине: если без топлива остаётся танк насту- пающей армии, он всего лишь чуть раньше выходит из боя (ну, в среднем), а если танк отступающей армии, он скорее всего достаёт- ся врагу. (Кстати, получается ведь, что Т-34 благодаря своим вместитель- ным топливным бакам -- обнадёживающий кандидат на звание лучшего ОТСТУПАТЕЛЬНОГО среднего танка 1941 года. Ну, такие танки тоже бывают очень нужны.) Вообще же наверняка очень редко случался танковый бой, на кото- рый 150-километровый запас хода был недостаточен: так или иначе танкам требовалась передышка -- для загрузки снарядов, обеда тан- кистов по расписанию и т. п. * * * О пробивной способности снарядов танковой пушки. Любители Т-34 обожают сосредоточиваться на сравнениях расстояний, с которых Т-34 и, к примеру, PzKpfv IV могли поразить друг друга. По этому поводу заметим себе следующее, не вдаваясь в бесполезные детали. Допустим, советский танк был в состоянии поразить немецкий танк уже с расстояния 1500 м, а немецкий танк был в состоянии поразить советский всего лишь с расстояния не более 500 м. Много ли это давало Советам? А почти ничего. Дело в том, что одна и та же цель на расстоянии 1500 м имеет в 3 раза меньшие угловые размеры и соответственно в 9 раз меньшую угловую площадь, чем на расстоянии 500 м, а значит, попасть неё на расстоянии 1500 м если не в 9, то близко к тому раз труднее. А ведь ещё должны учитываться... - качество прицелов (у немцев оно было выше); - качество стрелков (немцы лидерствовали и в этом -- благодаря немецкой основательности, а также более высокой выживаемости немецких танкистов: те успевали набраться опыта); - возрастание сложности учёта перемещения цели при большем расстоянии до неё; - ухудшение видимости цели с увеличением расстояния до неё -- в тумане, в дыму, в запылённом воздухе. По более удалённой приближающейся цели можно вести огонь в течение дольшего времени, это да, но сложность в том, что снаря- ды, как правило, в дефиците, и вдобавок хочется побольше выжать из внезапности, поэтому приходится подпускать противника поближе так или иначе. Потом, если более высокая пробивная способность пушки обуслов- лена большим калибром её снарядов, это означает меньший боезапас в танке, более значительные трудности с подвозом снарядов, боль- ший расход ресурсов страны на один выстрел по врагу, меньшие удобства для экипажа (= быстрое снижение качества боевой работы). Даже если стрелять ПОДКАЛИБЕРНЫМИ снарядами, у пушки меньшего калибра меньше диаметром и подкалиберный снаряд. И гильзы имеют нормальные "калиберные" размеры даже у подкалиберных снарядов. Больший калибр снаряда означает большее заброневое действие этого снаряда, но с заброневым действием ситуация не однознач- но "чем больше, тем лучше". Человеку безразлично, попадёт ему в грудную клетку пуля калибра 12.7 мм или калибра 15 мм. Приблизи- тельно то же с танками: выше некоторого уровня приращение эффекта не требуется. Для быстро наступающей армии даже может быть выгод- нее только слегка портить танки противника, а потом чинить и ис- пользовать их. Такая ситуация была как раз у немцев в 1939-1942 гдах. Единственное преимущество орудия с высокой пробивной способ- ностью на значительных расстояниях -- это то, что такое орудие несколько лучше справляется с бронёй и на малых расстояниях: с более прочной бронёй, при большем наклоне траектории снаряда по отношению к броне. Итого получается, что хотя на полигоне советский танк дырявил немецкий с расстояния 1500 м, а тот его -- лишь с 500 м, выгоды от этого в танковых сражениях было в конечном счёте немного, а то даже, может, наоборот, имел место некоторый убыток. Иное дело, что танковые пушки применялись не только против тан- ков, но также против пехоты и пр. * * * Т-34, PzKpfv III и PzKpfv IV в 1941 году были концептуально разные танки: у Т-34 в качестве основного вооружения выступала длинноствольная пушка, а пулемёты были очень неудобны в примене- нии (плохой обзор, плохой прицел), тогда как у PzKpfv III основ- ным вооружением были, наоборот, пулемёты, а его 37 мм пушка годи- лась только против танков, бронеавтомобилей и просто автомобилей, но не против пехоты, поскольку действие её осколочно-фугасных снарядов массой 0,615 кг оказывалось очень незначительным -- при- близительно как у советской ручной гранаты Ф-1 образца 1940 г., масса 600 г. Правда, уместно брошенная граната -- это тоже непло- хо. Что же касается танка PzKpfv IV, то он уже с самого начала имел пушку калибра 75 мм, но пушку короткоствольную, "противопе- хотную", с не очень большой настильностью траектории снарядов. Можно сказать, что в 1941 году PzKpfv III был противопехотным пулемётным танком с минимальной пушкой, применимой против не сильно бронированных танков, PzKpfv IV был противопехотным пушеч- ным танком с существенной ролю пулемётов, а Т-34 был противотан- ковым танком с малоэффективными пулемётами на всякий случай. Ещё Т-34 был хорош при штурме какого-нибудь населённого пункта с не- плотной застройкой -- когда требовалось разносить в клочья доми- ки и сараи, в которых скрывался противник. Противопехотным пулемётным танком с минимальной пушкой был и немецкий танк чешского производства LT vz. 38 (ко времени нападе- ния на СССР он составлял 17% танкового парка Вермахта, так что есть смысл рассматривать здесь и его). Количество пулемётов у PzKpfv III Ausf A -- три (два спаренных с пушкой), у Ausf G -- два (начиная с Ausf G, танк PzKpfv III сменил калибр пушки с 37 мм на 50 мм и стал более пушечным танком, чем пулемётным). Курсовой пулемёт оснащался 1.8-кратным телескопичес- ким прицелом. Количество пулемётов у PzKpfv IV -- два (Ausf. B и Ausf. C имели лишь пулемёт, спаренный с пушкой). Курсовой пулемет оснащался 1.8-кратным телескопическим прицелом. Количество пулемётов у LT vz. 38 -- два. Оба имели телескопиче- ский прицел с увеличением 2.5 полем зрения 25 градусов. Спаренный с пушкой пулемёт мог "распариваться" и потом наводиться независи- мо от неё. Этим танк LT vz. 38 отличался от других сравниваемых здесь танков. В части использования пулемётов танк LT vz. 38 был самым эффективным из них. Углы наводки курсового пулемёта Т-34 составляли +/- 12 градусов в горизонтальной плоскости и -6/+16 градусов в вертикальной. Те- лескопического прицела у курсового пулемёта не было. Через отвер- стие для прицеливания было мало что видно, подсказать стрелку-ра- дисту, куда стрелять, тоже никто не мог, потому что обзор был плохим у всех членов экипажа и внутренняя связь в танке работала тоже плохо -- если работала вообще. Боекомплекты танков в 1941 г.: |PzKpfv III |PzKpfv III|PzKpfv IV|PzKpfv IV| LT |Ausf. A |Ausf. G |Ausf. A |Ausf. E | vz. 38 ---------+-----------+----------+---------+---------+----------- снаряды |150 (37 мм)|99 (50 мм)| 122 | 80|90 (37 мм) патроны |4500 |2700 | 3000 | 2700|2700 | T-34 | T-34 | 1940 г. | 1942 г. ---------+---------+--------- снаряды | 77 | 100 патроны | 2898 | 3150 По размеру боекомплекта пулемётный характер заметен только у ранних PzKpfv III. А ещё видно, что немецкие танки в конце концов сместились от пулемётности к пушечности (сохранив свои пулемётные качества). А наращивание запаса пулемётных патронов для Т-34, по правде говоря, склоняет к мысли, что возможности пулемётов этого танка оценивались в 1942 г. выше, чем у некоторых теперешних знатоков. Или же повышенным расходом патронов компенсировалась неточность стрельбы. Пулемётность немецких танков 1941 года была в то время, скорее всего, не минусом, а плюсом: для 76 мм пушки, стреляющей прямой наводкой, на поле боя редко появляется видимая подходящая цель. Достойных целей для пулемёта несколько больше, особенно если противник наступает или отступает либо если удалось прорваться на его позицию. На линии фронта обычно все прячутся. Если боец высунулся или побежал, по нему удобнее работать из пулемёта, а если залёг в замеченном месте, то лучше применить миномёт, потому что для 76 мм пушки этот боец на плоской местности почти не уязвим из- за настильной траектории стрельбы в условиях, когда пушка и её цель находятся на одной и той же более-менее горизонтальной по- верхности. Чтобы взорваться и поразить бойца, снаряд, если он не шрапнельный, должен во что-то попасть хотя бы в десятке метров от цели, а это что-то должно быть выступающим над местностью объек- том. Если нет такого объекта, снаряд летит себе в дальнюю даль. (Миномёт потому и популярен, несмотря на свою неточность, что не стреляет прямой наводкой и с ним не возникает проблемы, во что вогнать снаряд, чтобы тот взорвался недалеко от цели.) Шрапнельные снаряды для пушки Ф-34 танка Т-34 в принципе таки имелись. Имелись даже картечные. Но есть большая разница между "имелись в принципе" и "входили в боекомплект". Из пулемёта бывает удобнее, чем из пушки, "работать" по отдель- ным бегающим солдатам ещё и потому, что пулемёт наводится на цель много быстрее, чем пушка. О значении танковых пулемётов в 1941 г. сегодня судить трудно, но таки есть основания полагать, что у немецких танков их пулемё- ты были не вспомогательным вооружением, а просто вооружением, существенно работавшим на результат, и что отчасти из-за ситуа- ции с пулемётам немецкие танки в 1941 г. были эффективны, а Т-34 "не замечались" немцами до октября. В дополнение к пулемётам у немецких танкистов имелись пистоле- ты-пулемёты МП 38 и МП 40, которые изначально разрабатывались как раз для танковых экипажей. А автоматчик, стреляющий из-за брони и к тому же с небольшого возвышения, -- это на поле боя отнюдь не мелочь. Советские танкисты в 1941 г. пистолетами-пулемётами не вооружались, добавить немцам жару, высунув ствол ППШ из какого- нибудь лючка, не имели возможности. Противотанковое действие пушки танка Т-34 было для лета 1941 г. наверняка несколько избыточным, с "запасом", что делало менее эффективной трату материальных ресурсов на стрельбу по немецким танкам ("из пушки по воробьям") и прочие издержки большого калиб- ра. Адекватной пушка танка Т-34 стала в начале 1942 года, когда немецкие танки "подтянулись" по бронированию и начали соответст- вовать этой пушке. Чтобы скорее понять избыточность 76 мм пушки в применении её против немецких танков в 1941 году, можно мысленно приложить к этим танкам калибр 100 мм. Он против них был с очевидностью вели- коват. Потом надо мысленно снижать калибр. Остановка будет где-то на 57 мм, наверное. Это как раз калибр советской противотанковой пушки ЗИС-2 образца 1941 года, разработанной В. Г. Грабиным. В 1941 г. пушку ЗИС-2 сняли с производства "В СВЯЗИ С ИЗБЫТОЧНОЙ БРОНЕПРОБИВАЕМОСТЬЮ", то есть, с отсутствием адекватных целей, с неоправданным расходом ресурсов на стрельбу и на таскание этой слишком мощной противотанковой пушки. Вот эта самая избыточная бронепробиваемость имела место и у пушки танка Т-34. Итого получается, что танк Т-34 в 1941 году был далековато от оптимума в применении как против пехоты, так и против танков. Против пехоты были не очень функциональны его пулемёты, а пушке мешала настильность траектории. Против танков же пушка была слиш- ком мощная. Вполне годилась она лишь для уничтожения противотан- ковых орудий и всяких зданий и сооружений. В общем, объективно в 1941 году это был противопушечный и противосарайный танк. Кстати, против сараев танки Т-34 и PzKpfv IV были на равных, а в стрельбе по противотанковым пушкам танк PzKpfv IV был даже чуть лучше, чем Т-34, из-за меньшей настильности. Так вот, по-видимому, в войсках в начале 1941 года относились к Т-34 прохладно не только потому, что этот танк был ненадёжный, неудобный и с плохим обзором, но также потому что он был неаде- кватен наиболе вероятным условиям боевого использования. А сооб- ражающих танкистов в РККА, надо думать, ещё хватало, несмотря на массовые репрессии против комсостава. Т-34 был войскам НАВЯЗАН, потому что у Сталина попросту не име- лось другого нового танка, способного тягаться с PzKpfv III и PzKpfv IV в 1941 году. М. И. Кошкин о своём подходе к проектированию Т-34: "Работать не вдогонку, а на обгон! В конструировании использо- вать не аналог, а тенденцию! Внедрить такой новый танк, который был бы длительное время перспективным и не требовал существенных изменений..." Это правильно только на первый взгляд, что примером Т-34 как раз и доказывается. Кто слишком рвётся вперёд, тот проводит на себе эксперименты в интересах своего потенциального противника, получает первый блин комом и потом мучает этим блином свои же войска. Предусматривать возможность модернизации в направлении тенденций, которые ты якобы разглядел, -- это другое дело. * * * Очень хороший вопрос: если Т-34 в 1941 г. был такой плохой, почему не он развивался в сторону PzKpfv III и PzKpfv IV, а нао- борот, немецкие танки развивались в сторону Т-34 (увеличивали калибр и/или длину пушек, наращивали броню, делали её наклон- ной)? Непосредственная причина состоит в том, что с конца 1941 года немецким танкам пришлось больше сражаться с советскими танками, а не с советской пехотой, соответственно появилась необходимость делать немецкие танки более противотанковыми. А вот понять, поче- му появилась эта непосредственная причина, -- дело сложное. Идея Гудериана, что танки должны сражаться не с танками, а с пехотой, -- это часть идеи блицкрига: если стремительно и далеко прорываться на узких участках и потом устраивать противнику вся- кие "котлы", то противник зачастую теряет свои танки и вовсе без боя -- из-за прерывания линий снабжения, из-за паники. Так оно и было в России в 1941 г., пока получался блицкриг. Но к ноябрю 1941 г. блицкриг закончился, фронт стал более устойчивым, "котлы" временно (до летней кампании 1942 года) у немцев перестали полу- чаться. Соответственно стал более эффективным Т-34 со своей про- тивотанковостью и своей возможностью крушить всякие постройки 76 мм снарядами. Немцам пришлось срочно повышать своим танкам способность борьбы с Т-34. В условиях немецкого блицкрига танк Т-34 имел мало возможностей для проявления своей противотанковости, в 1941 г. слегка превос- ходившей противотанковость танков противника. Я говорю "слегка" -- и несколько сомневаюсь в том, что даже это "слегка" имело мес- то -- потому что противотанковость обеспечивается не только мощ- ностью пушки и наклонностью толстой брони, но также качеством прицелов, средств наблюдения, радиосвязи, скоростью наведения пушки, темпом стрельбы, обученностью экипажей, общей организацией ведения боевых действий и т. п. По поводу противотанковых качеств Т-34 осторожно скажем так: шесть важных составляющих хорошей противотанковости у Т-34 име- лись: - довольно большая толщина брони; - наклонность брони; - большой калибр пушки; - большая длина пушки (= высокая скорость снарядов); - большая скорость движения; - большая проходимость. На всякий случай заметим, что хорошие тактико-технические ха- рактеристики (ТТХ) танка значат много, но не ОЧЕНЬ много. Потому что они демонстрируются на тщательно собранных и ухоженных маши- нах, лучшими экипажами, в полигонных условиях. Некоторые заяв- ленные ТТХ -- это скорее доступный в принципе идеал, чем реаль- ность. Скажем, наклонность брони какая была заявлена, такая и будет, а вот с качеством брони, качеством скрепления броневых листов уже могут быть проблемы. Массовые машины, как правило, сделаны кое-как, плохо ухожены, частично изношены, частично поломаны и побиты. Их экипажи зачастую плохо обучены, измучены, хотят есть и спать -- и хорошо ещё, если не перебежать к врагу. Качественно работать на поле боя этим экипажам мешает противник, а иногда и начальство. И с не совсем плохими танками противника тоже приходится серь- ёзно считаться, особенно если их много, а у тебя куда ни кинь, всюду клин: поломки, потери, нехватки, усталость. Кстати, сдвигаться в сторону немецких танков советским танкам тоже доводилось, но чаще от бедности. В 1941 г. было выпущено некоторое количество Т-34, вооружённых пушкой калибра 20 мм пушкой. Также производились танки Т-34, вооружённые 57 мм противотанко- вой пушкой ЗИС-2 (позже эти танки стали обозначаться Т-34-57). Их именовали танками-истребителями. Количество произведенных машин -- 14 штук. Т-34 с 57 мм орудиями участвовали в обороне Москвы. В 1943 г. была попытка возобновить производство танков-истребителей -- с усовершенствованной 57 мм пушкой ЗИС-4, но потом больше склонились к применению пушки калибром 85 мм. В 1941 г. некоторые Т-34 выпускались с бензиновыми двигателями, некоторые даже с авиационными. Появление командирской башенки на Т-34 в 1943 г., как в немецких танках, было уже не от бедности, а для повышения эффективности работы командира танка. * * * Любители Т-34, потрудившиеся лучше вгрызться в тему, выражаются об этом танке осторожнее: он не был выдающимся по своим отдельно взятым характеристкам, зато был выдающимся по их СОЧЕТАНИЮ. Про- тив этого возражать очень трудно. Разве что посредством данных о боевой эффективности, но они сильно зависят от тактики примене- ния, от технического обеспечения танка, от взаимодействия танкис- тов с пехотой, артиллерией, авиацией, так что вычленить собствен- но танковую составляющую в боевых результатах сколько-нибудь точно невозможно. * * * В СССР начала 1990-х ситуация с танками была похожей на ситуа- цию с ними же в 1-й половине 1941 года: было много "лишних" тан- ков -- бесполезных из-за неподкреплённости их тем, чем было необ- ходимо их подкреплять. Лёгших ненужным грузом на экономику и только усугубивших трудности страны. Если в 1941 г. танки не были поддержаны обученными экипажами, радиосвязью, эвакуаторами, ре- монтными службами, качественным управлением, то в начале 1990-х -- обновлённой идеологией, жилищным строительством, обилием хоро- шей еды и т. п. Кстати, ситуация с неподкреплённостью танков и пр. повторяется и при "позднем Путине": новое вооружение вроде как есть, а до- стойной идеологической базы под него нету, трудящиеся в среднем живут не очень хорошо и в случае чего, возможно, стеной не вста- нут, а ломанутся в разные стороны. Профессионализация вооружённых сил мало что даёт в смысле неза- висимости возможностей войск от ситуации в народе. Оборона страны -- дело комплексное, и чисто военные, тем более чисто технические средства в нём сами по себе мало что значат. Последнее слово -- всегда за массовыми кадрами: как они скажут, так скорее всего и будет. Если кадры дружно выразят своё "фе", то случится, как в 1917 и в 1991 гг. * * * К лету 1941 г. Т-34 был очень недоработанный, но более-менее боеспособный танк с большим потенциалом. В случае эксклюзивного обеспечения его он мог бы значительно проявить себя в первые ме- сяцы войны, но к нему не относились как к козырю, к Wunderwaffe. Период "детских болезней" Т-34 пришёлся на 1941 г., так что пользы от этого танка до конца 1941 г. было мало. А в начале 1942 г. немцы "подтянули" свои противотанковые средства и свой PzKpfv IV, поэтому потенциальное золотое время Т-34 было профу- кано, и настали трудные танковые будни. Т-34-85 -- это уже несколько другой танк, вполне годный для противостояния PzKpfv IV и способный с не очень маленькой вероят- ностью успеха сражаться против "Пантер" и "Тигров", но не более того. В отрыве от конкурентов он не был. В больших количествах производился, потому что был нужен в крупных дозах и быстровато расходовался. Долго оставался в производстве (до 1958 г.), потому что попал в оптимум, а не потому что сохранял превосходство над конкурирующими машинами: если один и тот же тип ложки (ладно, гранаты) производится десятилетиями, это не значит, что данный тип ложки (гранаты) превосходит другие типы. Долго превосходить, стоя на месте, не получается (если только это не то превосходство, которое никому больше не нужно) -- хотя бы из-за возможности копирования удачных решений конеурентами. Но получается долго идти впереди других. Если бы Т-34, Т-34-85 был негодным танком, его бы заменили, а если бы был особо годным, его бы скопировали (как русские скопи- ровали, к примеру, американский бомбардировщик B-29, ставший у них ТУ-4), чем свели бы на нет даваемое им преимущество. Внёс ли Т-34, Т-34-84 какой-то ОСОБЫЙ вклад в победу? Нет, не внёс: вклад-то был, но вклад НОРМАЛЬНЫЙ, какой делали аналогичные танки в других странах. Был ли Т-34 хотя бы прорывным, особо новым, скачком в развитии? Таки был, но не очень: уже у танка Т-28 образца 1933 г., массой 25.4 т. имелись пушка 7.62 см, энерговооружённость 17.7 л.с. на тонну, приличная скорость 42 км/ч по шоссе и даже 30 мм брониро- вание лба корпуса (которое почему-то называют противопульным; в 1940 г. его, впрочем, нарастили до 80 мм). У этого танка даже наличествовал наклонный [банный] броневой лист спереди. Коничес- кая башня, похожая на ту, которая впоследствии стала характерной для Т-34, впервые появилась на танке БТ-7 с сентября 1937 г., и дизельный двигатель В-2 был впервые установлен на танке БТ-7 -- летом 1938 г. (кстати, под руководством того же М. И. Кошкина, который потом разрабатывал Т-34). В общем, "Т-34" -- это всего лишь одна из пропагандистских, самолюбовательных и бодательных тем, выпяченная не адекватно реальной значимости реального танка и искажающая картину военного прошлого. Кстати, если говорить о прорывном танке, то это был американс- кий танк "Кристи" M1928, закупленный Советским Союзом в несколь- ких экземплярах для изучения и копирования. От "Кристи" произошли танки БТ (БТ-2, БТ-5, БТ-7), от танков БТ -- танк Т-34. * * * Гудериан Г. в "Воспоминания солдата" (фрагмент, популярный у российских закидывателей врагов шапками): "Как уже упоминалось, в ноябре 1941 г. видные конструкторы, промышленники и офицеры управления вооружения приезжали в мою танковую армию для ознакомления с русским танком Т-34, превосхо- дящим наши боевые машины; непосредственно на месте они хотели уяснить себе и наметить, исходя из полученного опыта ведения бое- вых действий, меры, которые помогли бы нам снова добиться техни- ческого превосходства над русскими. Предложения офицеров-фронто- виков выпускать точно такие же танки, как Т-34, для выправления в наикратчайший срок чрезвычайно неблагоприятного положения герман- ских бронетанковых сил не встретили у конструкторов никакой под- держки. Конструкторов смущало, между прочим, не отвращение к под- ражанию, а невозможность выпуска с требуемой быстротой важнейших деталей Т-34, особенно алюминиевого дизельного мотора. Кроме то- го, наша легированная сталь, качество которой снижалось отсутст- вием необходимого сырья, также уступала легированной стали русс- ких... Обращение Гитлера 'Ко всем работникам танкостроения' от 22 ян- варя 1943 г., а также новые полномочия на расширение программы производства танков, предоставленные министру Шпееру, свидетельс- твовали обо все растущей тревоге в связи с понижающейся боевой мощью германских бронетанковых войск перед лицом постоянно увеличивающегося серийного производства старого, но прекрасного русского танка Т-34." На самом деле Гудериан всего лишь нуждался в объяснении того, почему он наступал недостаточно быстро. Кстати, в ноябре 1941 г. он ведь всё ещё наступал -- посредством этих нехороших немецких танков. Проблема с легированной сталью -- это проблема обеспеченности страны ресурсами, а не дефект конструкции немецких танков. Если бы немцы вдруг с какого-то рожна начали производить Т-34, эта проблема не уменьшилась бы ни в малейшей степени. Даже умному и знающему человеку случается ляпнуть какую-нибудь ерунду или очень неудачно выразить в общем-то правильную мысль. Так вот, приведенный первый абзац из гудериановых "Воспоминаний солдата", рассматриваемый "as is", в отрыве от персонажа, -- это редкостная собачья чушь: то ли робкая попытка "вредителя" сбить честных нацистов с толку, то ли наивный лепет человечка "не от мира сего". Ладно, будем считать, что Гудериану из каких-то сооб- ражений пришлось "закосить" под того, кем он не был. Кстати, по- казательно, что он спрятался за анонимных "офицеров-фронтовиков". Во втором приведенном абзаце из Гудериана идёт речь и вовсе о количествах танков, а не об их возможностях. Немцам ни в конце 1941 года, ни даже в последующем не было ни малейшего смысла копирование Т-34 -- по следующим причинам: 1. Т-34 имел по большей части "бумажные", формальные преимущества перед немецкими танками (почти как советский социализм перед западным капитализмом). Тем более в 1941 году, в период своих "детских болезней". 2. Копировать "сырой" танк, напрашивающийся на модернизацию было бы очень глупо. Та же "командирская башенка" была для Т-34 очень кстати уже в 1941 году. 3. Запуск немцами в производство Т-34 был бы очень в ущерб произ- водству собственных немецких танков по отлаженной технологии. А эти танки ведь уже были хорошо освоены в войсках. 4. Модернизация PzKpfv III почти уравняла его с Т-34 к концу 1941 года, модернизация PzKpfv IV -- к началу 1942 года. Немцы РЕАЛЬНО "не замечали" танков Т-34 до ноября 1941 г. -- точнее, не придавали им значения, потому что этих танков Т-34 было мало (после потерь, понесённых в первые дни войны) и приме- нялись они очень неоптимально и потому что был намечен блицкриг, и он более-менее получался. Предполагалось ведь достичь победы до того, как русские компенсируют свою утрату Т-34 в районе границы. Во второй половине 1941 года у немцев не было ничего равного Т-34 и КВ-1, потому что им такие танки попросту не были нужны: у немцев вообще-то был запланирован блицкриг, и провалился он по большей части не из-за того, что у них не было Т-34 и КВ-1 (у Вермахта эти танки -- трофейные -- как раз имелись, пусть и в не- больших количествах, но возня с ними в условиях Восточного фронта немцев, похоже, особо не привлекала). * * * Поскольку танк Т-34 выпускался в годы войны массово, в довольно упрощённом варианте, делался грубовато и был дешёвым, напрашива- ется вопрос, не был ли он, случаем, ОДНОРАЗОВЫМ танком? "Одноразовый" -- отнюдь не значит сразу "плохой": эффективными могут быть РАЗЛИЧНЫЕ стратегии применения изделий, и при некото- рых условиях может оказываться лучше именно одноразовость. Танк Т-34 был, конечно, не "одноразовым" -- и даже был оснащён ЗИП-ом -- "запасным имуществом и принадлежностями" (попросту запчастями и инструментами). Но во всяком случае, он находился ближе к одноразовости, чем, например, противостоявший ему танк PzKpfv IV. Вот что располагает к такому выводу: - огромное количество Т-34 покидало заводы, а в войсках количество Т-34 было умеренным или недостаточным; - эвакуационные средства в танковых войсках были недораз- витыми; - ремонт Т-34 был налажен хуже, чем ремонт PzKpfv IV; - оборудование у Т-34 было минимальное: отсутствовало всё, без чего можно было более-менее обойтись; - ЗИП, входивший в комплект Т-34 был очень ограниченным; - моторесурс у Т-34 был небольшой: 25-125 часов у Т-34-76, 190-300 часов у Т-34-85; для сравнения: у PzKpfv IV он составлял 300-400 часов (взято у А. Мелехова, ст. "Загадка 'ограниченного моторесурса'"); - ходовая часть у Т-34 была не износостойкая; - Т-34 изготавливался грубее аналогичных иностранных танков; - в качестве одного из основных достоинств Т-34 поклонники этого танка дружно указывают его дешевизну. Разумеется, минимализм оснащения, грубость изготовления и огра- ниченность ЗИП-а у Т-34 были "вынужденными мерами", но они ведь делали танк приближенным к "одноразовому". И сама "одноразовость" могла рассматриваться как вынужденная мера -- почему бы нет? Иное дело, насколько она была вынужденной и единственно возможной, и не лучше ли было уходить от "одноразовости" как можно скорее? И ведь таки несколько ушли от неё -- году к 1944-му. Говорят: Т-34 в полевых условиях чинился много легче, чем PzKpfv IV. Но это обстоятельство само по себе мало что значит: надо ещё смотреть, каковы были поломки и как часто они возникали. Одноразовость -- это, конечно, образное выражение: это зачастую означает всего лишь нерассчитанность на долгий срок службы и на сложный ремонт. На самом деле даже "одноразовый" пластиковый ста- канчик может использоваться многократно (что, между прочим, защитники природы и рекомендуют делать). Кстати, заметим, что вообще боевая машина мирного времени и бо- евая машина периода большой войны -- это немного разные боевые машины: первая может эксплуатироваться десятилетиями и неодно- кратно модернизироваться, вторая зачастую живёт недолго: от нес- кольких дней до нескольких месяцев. Такое различие не может не отражаться на конструкции и качестве машин номинально одного и того же образца. * * * По поводу лёгкой ремонтируемости танка Т-34 в полевых условиях -- в отличие от немецких танков. Прежде, чем радоваться, надо смотреть, что за неисправности там были и как часто они возника- ли. Потом, может быть, немцы всего лишь подходили к ремонту более основательно и совмещали его с модернизацией. Ещё одно возможное объяснение: немцы боролись за каждый танк, а русские, если нельзя было обойтись лёгким полевым ремонтом, машину попросту бросали (или пускали на запчасти), отсюда и нехорошая для немцев статис- тика по доле заводского ремонта. Далее, если танк был "простой" (за счёт сокращения функциональ- ности и регулируемости), то в нём действительно было мало чему ломаться. Но толку от этого было не очень много. Скажем, никогда не выходила из строя отсутствовавшая радиостанция. Даже при наличии статистики поломок танков на руках надо обра- щаться с этой статистикой очень осторожно: к примеру, если боль- шинство потерь танков приходилось на повреждения от снарядов, а не на поломки, это может означать не то, что танки надёжные, а то, что они подбивались зачастую ещё до того, как успевали сло- маться. * * * Ладно, поговорим и об удобстве танков для их экипажей. И о стратегических последствиях дискомфортности Т-34. В отличие, скажем, от боезапаса, удобство танка -- качество сложное и в измерении, и в обеспечении. И связь этого качества с успешностью танка не очевидная. Поэтому для среднего российского танколюба удобство танка представляется качеством неважным, третьестепенным. Между тем, это очень неправильно. Удобство боевой машины для её экипажа -- это отнюдь не опцион, не "nice to have", а такая же предпосылка боевого успеха, как скорость, запас хода и т. п. Просторность боевого отделения танка -- это только частичная компенсация непродуманности остального. Если в боевом отделении всё эргономично, "заточено" на обеспечение качества боевой рабо- ты, то экипаж не воспринимает малоразмерное боевое отделение как тесное, а воспринимает его только как компактное, где всё нужное оказывается вовремя под рукой. Составляющие удобства: - компоновка, соответствующая размерам людей, передвижениям людей в кабине, потребностям восприятия и воздействия; - минимальность и сглаженность углов, "рёбер", выступающих частей, обеспечивающая экипажу минимальность травм при сотрясениях и пр.; - эргономичность всяких рычагов, рукоятей, переключателей и кнопок; - эргономичность средств наблюдения. Следствия удобства танка: - своевременность обнаружения экипажем того, что надо обна- руживать; - своевременность управляющих воздействий экипажа на танк; - быстрота оставления танка экипажем в случае возгорания; - быстрота и точность стрельбы; - низкая утомляемость экипажа; - лучшие условия у экипажа для оказания взаимопомощи в бою; - скорейшее обучение экипажа. Чем хуже качество экипажа, тем удобнее должен быть танк, иначе экипаж с ним совсем уж не справится. Удобство танка позволяет экипажу больше выжимать из возможнос- тей танка. Соответственно удобный танк может существенно отли- чаться эффективностью от неудобного танка, имеющего одинаковые с ним тактико-технические характеристики. Может быть, процентов на 30. Может быть, раза в два. А ведь даже за 10% есть смысл бороть- ся. Если пробовать составить некую формулу эффективности танка, включающую все его тактико-технические показатели плюс такие об- щетехнические показатели, как надёжность, ремонтопригодность, стоимость, материалоёмкость и т. п., а также, конечно, УДОБСТВО, то как бы не оказалось, что надо умножать удобство на некоторую сумму в скобках, то есть, что повышение удобства танка на Х процентов ведёт к увеличению на Х процентов эффективности всего танка. Впрочем, это зависит от того, как измерять удобство: оно само по себе -- сложный интегрирующий показатель, из-за чего и обходятся приблизительными субъективными оценками. Кстати, указанная формула едва ли будет полезной, потому что не учитывает местности, тактики, взаимодействия родов войск, подго- товленности экипажа, ситуации у противника и чего-то ещё. * * * По поводу плохой обзорности из танка непроизвольно сочинилась следующая антисоветчина: Мчались танки, ветер поднимая, По своим, на минные поля, И летели наземь самураи, Заражая смехом и меня. * * * Про лучшие и худшие танки. Заведомо плохие изделия военного назначения таки могут попадать в серийное производство (хотя и не часто). Причины: - вредители; - массовые заморочки в технической и военной среде; - индивидуальные заморочки у высших руководителей; - коррупция; - интриги; - алчность предпринимателей; - "охота на ведьм", отбивающая у людей охоту критиковать начальство. Но, как правило, попадающие в серийное производство изделия военного назначения, более-менее хороши для своего времени, своих условий производства и применения. Иное дело, что ситуация не остаётся неизменной. Она может поменяться и очень быстро, если происходит какой-то прорыв в техническом развитии. В этом случае "допрорывные" изделия сразу становятся "плохими", но лишь при условии, что у них не остаётся (или не обнаруживается) какой-то "экологической ниши", для которой этот прорыв не имеет значения. Изделие заведомо является худшим только при условии, что в точ- ности на его место есть другое изделие, не уступающее ему ни в чём, а в кое-чём превосходящее его. Определённость исчезает, если альтернативное изделие метит не в точности на то же место или ес- ли по каким-то параметрам оно хуже конкурента. Ближе к танкам. Танк лучший, если больше конкурентов соответст- вует... - технологическому уровню производства в стране; - экономической ситуации в стране; - качеству технического обеспечения; - качеству боевого взаимодействия; - уровню подготовленности экипажей; - качеству военного управления; - рельефам и грунтам в тех местах, в каких применяется; - климатическим условиям в тех местах, в каких применяется; - потребностям защиты от конкретного противника (в первую очередь состоянию противотанковых средств у него). Относительно легко даётся сравнение танков одной страны, при- надлежащих одному классу. Сравнение воюющих между собой танков двух стран уже сильно буксует, потому что в числе одинаковых условий у этих танков -- только рельефы, грунты и климат в мес- тах боевых действий. А победа в войне может быть интегрирующим показателем годности танков только в глазах у людей, сильно отставших в умственном развитии (но таких всё больше). В общем, после отбрасывания заведомо нехороших танков комплекс- ное сравнение остальных со сколько-нибудь высокой степенью опре- делённости оказывается невозможным. А вот попытка всё же делать такое сравнение, наоборот, является довольно надёжным признаком того, что сравниватель -- не очень большой интеллектуал, и что истина в его рассуждениях может попадаться разве что в каких-то частностях. Что касается столкновения танков "один на один" в бою в чистом и гладком поле, при прочих равных условиях, какие только можно уравнять (чтобы бодались между собой только тактико-технические характеристики, доведенные до заявленного в справочниках уровня), то такая ситуация слишком искусственная, очень далёкая от реаль- ности. В реальности же сильно скажутся и изношенность двигателей, и качество экипажа, и поддержка от других родов войск, и много что ещё, вдобавок каждый экпиаж будет стараться использовать осо- бенности местности в соответствии с особенностями своей машины. * * * Какой молоток лучше -- большой или маленький? А смотря для чего. Точнее, в зависимости от размера гвоздей и прочих предме- тов, по которым надо стучать. Кувалдой не сможешь забивать сапож- ные гвозди, а сапожным молотком не сможешь перековывать меч на орало. С танками ситуация не в точности такая же, как с молотка- ми, но сходство есть: для разных применений наилучшими являются не одни и те же танки. Насколько можно компенсировать тактикой недостатки танка? В не- большой степени -- наверняка да. Иное дело, что нередко оказыва- ется не до выбора способа применения. Но хотя бы выбор каких-то частностей есть и тогда. В общем, если воюющие между собой танки различаются по своим характеристикам незначительно (как Т-34 и PzKpfv IV), то преимущество может получить та сторона, у которой тактика гибче, адекватнее. А в 1941 г., да зачастую и позже, так- тическое преимущество зачастую было у немцев. * * * Одним из аргументов в пользу невыдающести Т-34 является ситуа- ция с советскими лёгкими танками во время Великой Отечественной войны: их не просто продолжали выпускать, но даже разрабатывали и внедряли новые модели. Эти новые модели были таковы: Т-60 Т-70 Т-80 месяц и год разработки авг. 1941 нояб. 1941 дек. 1942 месяц и год сворачивания производства февр.1943 окт. 1943 сент.1943 объём производства, шт. 5920 8231 76 масса, т 5,8 9,2 11.6 длина, мм 4100 4285 4385 ширина, мм 2392 2420 2420 высота, мм 1750 2035 2018 экипаж, чел. 2 2 3 удельная мощность, л.с./т 10,7 15,2 14,6 скорость, км/ч по шоссе 42 42 42 по пересечённой местн. 20 20 20-25 запас хода по шоссе 410 410 320 по пересечённой местн. 250 250 вооружение пушка, см 2 4,5 4,5 пулемёт, мм 7,62 12,7 7,62 броня, мм 10-35 10-35 10-35 Производство танков Т-60, Т-70, Т-80 было прекращено в 1943 г. лишь потому, что их ходовая часть срочно понадобилась для само- ходки СУ-76 (выпущенной в количестве 14292 шт) -- в поддержку... Т-34, не вполне справлявшихся с "плохими" немецкими средними танками. Вдобавок это СУ-76 были не совсем бесполезны против "Пантер". Из воспоминаний ветерана М. Соломина (см. Свирин М. Н., Коломиец М. В. "Лёгкий танк Т-70"): "Я был тогда в танковой армии у Рыбалко в 55-й бригаде и воевал на лёгком танке Т-70 - 'семидесятке'. (...) Как мне этот танк? Да могила на гусеницах, впрочем, как и любой другой. И Т-34 ничем не лучше, и ИС горел не хуже всех их. Хотя у Т-70, как и у любого другого, были свои плюсы. Он был маленький по размерам, тихий на ходу (не громче грузовой машины), вёрткий и проходимый. Так что любить его было за что. Но броня с боков всё же тонкая, и пушчон- ка-сорокапятка тоже слабенькая, особенно против тяжёлых танков." Разумеется, у лёгких танков была своя "ниша", в пределах кото- рой они были не просто вполне эффективны, но даже превосходили по результатам средние и тем более тяжёлые танки. Ну так своя ниша была, кстати, и у "плохих" немецких танков PzKpfv III и PzKpfv IV. Обожатели Т-34 представляют Т-60, Т-70 и Т-80 как "танки для бедных" -- вынужденную меру в условиях сложностей начального пе- риода войны, не позволявших сосредоточиться на замечательном Т-34, но это опровергается хотя бы тем, что заведомо не бедные американцы тоже разрабатывали и выпускали во время ВОВ лёгкие танки, а именно М24 "Чаффи" (годы производства: 1944-1945, коли- чество: 4731 шт). Шла даже подготовка к поставке "Чаффи" в СССР: две машины были отправлены для оценки, но война закончилась раньше. Можно сказать, что якобы выдающаяся роль Т-34 на самом деле су- щественно ограничивалась с нескольких сторон: со стороны лёгких танков, со стороны тяжёлых танков, со стороны самоходных артилле- рийских установок. Все эти "конкуренты" производились в немалых количествах, выполняли свою боевую работу, но для ура-патриотиче- ских "обезьянок" (жертв собственных стадных инстинктов) свет кли- ном сошёлся почему-то на Т-34. Но понятное дело, что количество произведенных изделий не указывает просто и однозначно на их качество и значимость. * * * По поводу умничания на тему, для чего танки предназначены в первую очередь. У Гудериана тратить танки на борьбу с танками противника -- это неправильно, а в советском учебнике для офице- ров запаса (по которому я ликвидировал свои зияющие пробелы в элементарных военных понятиях после двухлетней службы в войсках), говорилось, что, наоборот, основное назначение танков -- это борьба с танками противника. На самом деле танки должны приме- няться сообразно обстоятельствам -- так, чтобы получалась наи- большая эффективность их применения в конкретном месте-времени и в масштабе войны. В каких-то случаях это борьба с танками, в ка- ких-то других -- это поддержка пехоты, обстрел противника с за- крытых позиций в гаубичном, так сказать, режиме или таки устройс- тво танковых прорывов по Гудериану, ладно. При проектировании танков надо стремиться обеспечить им более широкий диапазон воз- можных применений (мало ли как сложатся обстоятельства). И чем меньше "схематизма" на практике, тем вероятнее и значительнее успех. * * * Танковые и прочие ура-патриоты -- это люди без самокритичности, без способности учиться на ошибках, заимствовать чужой опыт, раз- виваться вообще. Они считают, что главное для победы -- не реаль- ное собственное превосходство, а неистовая вера в то, что оно есть. Это заваливальщики сложных дел, а при случае -- также про- дуктивные стукачи и расстрельщики. Ещё они, бывает, годятся на выполнение функции пушечного мяса под руководством таких, как сами, только быстровато при этом заканчиваются. Вера в своё безусловное превосходство воодушевляет народ на борьбу и пугает его врагов, если уж они появились, -- и этим она может быть полезна, но если с ней начинают приставать к думающим людям и требовать от них того же, что требуют от дураков, или -- что ещё хуже -- начинают руководствоваться этой верой в принятии стратегических решений, тогда успех будет вряд ли. * * * Помимо обожателей танка Т-34 (= людей, совсем уж запущенных по части интеллектуального развития), есть ОПРАВДАТЕЛИ этого танка: якобы он был очень хорош (даже гениален) не вообще, а только для тех ужжжасных советских реалий, в которых разрабатывался и произ- водился. Вот пример оправдательской аргументации: "Надо учитывать условия: в разное время они разные в обществе, и после революции мы деградировали страшно. И поэтому в ходе вой- ны наши потери были на порядок больше, чем при 'проклятом цариз- ме', как и сданные врагу территории. После 1917 г. квалификация у обучающих кадров была низведена к минимуму (убиты, эмигрировали и т. д.)." Это уже ближе к сути проблемы, но ещё не в точку. Т-34 ведь не был ПЛОХИМ танком: он был танком с очень СРЕДНИМИ возможностями на практике, но с некоторыми повышенными тактико-техническими показателями (на полигоне и на бумаге, по крайней мере), которые вселяли смутные надежды и от которых в конечном итоге получилось мало толку. СССР справился с разработкой и производством массово- го танка не хуже или не намного хуже, чем Германия, Великобрита- ния или США, потому что Октябрьская революция 1917 года, причинив много вреда, принесла и пользу: ликвидировала деградировавшую верхушку, временно убрала классовые барьеры (расширила дорогу способной молодёжи из низов), решила ряд назревших задач, в част- ности, задачи обеспечения всеобщего образования и индустриализа- ции. Вряд ли удастся убедительно показать, что эта революция больше навредила танковому делу в России, а не подсобила ему. * * * Броня крепка, и танки наши быстры, И наши люди мужества полны: В строю стоят советские танкисты - Своей великой Родины сыны. (Заметим, что процитированная песня появилась в 1938 году, то есть ДО танка Т-34. Видно, что люди ожидали от своей главной бое- вой машины мощной брони и высокой номинальной скорости, а крупный калибр орудия и широкие гусеницы, может быть, попросту не влезли в стихотворный размер.) Танк Т-34 и русский менталитет. Очень многие русские человеки в востроге от Т-34 не потому, что он хорошо лёг своим внешним видом и тактико-техническими характеристиками на русский менталитет, а потому что этот танк много лет впаривался пропагандой, стал при- вычной частью культурной среды и дежурным поводом для упоительных патриотических переживаний. Я уверен, что если бы русским танком был, к примеру, PzKpfv IV, то любовались бы этим PzKpfv IV вряд ли значительно меньше, чем Т-34. Дело не в особенностях конкрет- ной модели танка, а в эмоциональной потребности выпячивать своё и носиться с чем-нибудь милитаристским -- большим, быстрым, тяжё- лым, шумным и стрелючим. Тем не менее хороший вопрос -- как отразился русский менталитет на конструкции, ТТХ, качестве изготовления и особенностях исполь- зования Т-34. Я думаю, выражением русскости являются следующие особенности любимого народом танка: - грубость исполнения ("и так сойдёт"); - неудобство (танкистам всё равно воевать недолго; но это можно истолковать и как суворовский подход: типа нечего в танках засиживаться); - пресловутая простота (точнее, функциональная недообеспечен- ность); - низкая надёжность (знаменитый "авось": [фатализм русского мужика] оптимизм русского человека); - высокая скорость ("какой же русский не любит быстрой езды?"); - плохая обзорность ("еду -- свищу, наеду -- не спущу"); - низкая функциональность курсового пулемёта ("пуля дура, штык молодец"); - слабая обеспеченность радиосвязью ("каждый солдат знай свой манёвр"); - большой калибр пушки ("стрелять -- так стрелять"); - большой запас хода ("степь да степь кругом"). Славянская соборность, вроде, должна была способствовать уменьшению вместимости топливных баков (други не кинут со свое- временной заправкой), а западный индивидуализм -- наоборот, уве- личению этой вместимости, ан вот поди ж ты. Ну, надо думать, немецкий коллективизм вначале войны был сильнее славянской соборности. Грубость исполнения, неудобство и "простота" танка Т-34 навер- няка были обусловлены традиционным для России пренебрежительным отношением к русским же людям ("бабы новых нарожают", если что). * * * Про легендарность танка Т-34 Простите, а что это такое? А это когда про танк треплются много, восторженно и некомпетентно. И треплются в первую очередь те, кому это положено по их пропаган- дистской должности и кто за это получают деньги. Кто треплется зажигательнее, тому повышают и должность, и плату за трёп. Если понимать в применении к техническому средству слово "легендарный" в указанном смысле, то Т-34 -- таки да, очень даже легендарный танк. Легендарнее некуда. * * * Я подхожу к танку Т-34 предвзято-критически? Да-да, именно так. С тех пор, как в конце 1980-х грохнулась половина гуманитарной части моего образования и мировоззрения, я стал относиться очень бдительно к любому популярному и официозному тра-та-та, в особен- ности к тому, которое берёт начало в СССР. * * * На самом деле критиковать раскрученный национальный брэнд "Т-34" -- это ломиться в давно уже высаженную хорошими людьми дверь: многочисленные критические статьи приличного качества попадаются на глаза даже при небольшом углублении в тему. Надеюсь, тем не менее, что и мне удалось привнести в это дело хоть что-то новое. * * * Тех, кто алчут красивых сказок (про танк Т-34 и не только), на- до учитывать в качестве "расходного материала", а тех, кто алчут правды ("как бы ни была она горька"), надо привлекать к сложной работе в качестве интеллектуального ресурса нации. Нужны и те, и другие. Правда, чем больше в стране умников, пра- вильно пристроенных к работе, тем меньше эта страна нуждается в "расходном материале". Разоблачать перед "расходным материалом" его любимые сказки -- занятие малопродуктивное и вредное: Родине может оказаться некем жертвовать. Наверное, должны быть два раздельных круга общения: один -- для умников, другой -- для "расходных" пламенных патриотов, чтобы одни не мешали другим обмениваться мнениями и помогать друг другу в думании. В числе основных причин катастрофы 1941 года и много каких нехо- роших вещей ещё -- неспособность Советской власти работать с умни- ками и неправильная репрессивная политика (эти обстоятельства идут в связке). В правильной работе с умниками должны различаться (и где-то даже противопоставляться) не только умник и дурак, но также... - универсальный умник и специализированный умник; - морально здоровый индивид и моральный калека; - психически здоровый индивид и психически больной; - умник и образованный человек; - умник и эрудит; - волевой индивид и слабовольный индивид. Если правильно выделять полноценных умников и умеренно поддер- живать их (а неполноценных помещать под плотную, но щадящую опе- ку и пробовать работать также и с ними), страна будет творить чудеса. Типы когдатошних врагов Советской власти: 1. Социопат, подведший под свои влечения антисоветскую идеологию. 2. Стадный индивид, увлечённый на антисоветскую стезю своей соци- альной средой. 3. Индивид с завышенной самооценкой, обвинявший в своих неудачах Светскую власть. 4. Религиозный заскочник, отвергший Советскую власть за её атеизм. 5. "Бывший", ненавидевший Советскую власть за утраченное привиле- гированное положение. 6. Гиперактивный потребленец, которому Советская власть мешала обогащаться. 7. Повышенно агрессивный индивид с наклонностью самоутверждаться через борьбу. 8. Эгалитарист и минималист, осуждавший Советскую власть за создание нового сверхпотребляющего привилегированного слоя. 9. Умник, считавший идеологию и политику Советского государства примитивными и не любивший СССР за то, что в нём интеллекту- альное отребье зачастую помыкало действительно думающими людьми. Так вот. Последнюю категорию сильно прессовать не следовало. Тогда бы и танки получались лучше качеством, и меньше в них было нужды. ................................................................. .................................................................

Из обсуждения:

12.01.2020: "Экономия на удобствах и т.п. - это для войны оптимально (до некоторого предела)." Только не на удобствах. Некоторые удобства даются много дешев- ле, чем дополнительная броня и т. п., а эффект от них может быть существенным: люди меньше страдают, меньше утомляются, а значит, дольше сохраняют боеспособность, сильнее любят Родину, не отвле- каются от выполнения функциональных обязанностей. Добавление удобств экипажам на 30% (если удастся это дело как-то измерить) может быть равносильно увеличению количества танков на 15% (а то и более: никто ж не исследовал). 14.01.2020, по поводу моего утверждения, что вряд ли удастся убе- дительно показать, что революция 1917 г. больше навредила танко- вому делу в России, а не подсобила ему: "А что тут доказывать? Достаточно сравнить потери мировых войн 1-й (до свержения царя) и 2-й мировой - более чем на порядок. И как враг дошел до Москвы (не включая) в ВОВ, а при 'проклятом царизме' лишь до части Белоруссии. И ещё - технологические цепочки. Когда у тебя убиты инженеры, администраторы, генералы и т.д., а имеющиеся кадры доносят и убивают ещё живых специалистов, то короткая технологичная цепочка надёжней длинной в геометрической прогрессии. Ты должен произво- дить максимально простую технику, чтобы был вообще шанс её произвести. Иначе у тебя порвётся одно звено в длиной цепи и ничего не будет. Т-34 - это гениальная машина, производимая идиотами для идио- тов, грубо говоря. Не скажу 'созданная идиотами'. Как раз приду- мать такое в точном соответствии с условиями кадрового голода (на квалифицированных людей) при производстве и эксплуатации этой техники - надо суметь. Кроме того, нет смысла обсуждать о возможности альтернативной техники в то время. Чудо, что вообще придумали хоть какие-то варианты и Т-34 оказался лучшим для наших условий. А то, что он оказался так хорош - вообще чудо. Поэтому, в каком-то смысле это - нечто сакральное. Да, при 'проклятом' царизме (не будь он свергнут) сделали бы высокотехнологичную технику на базе длинных технологических цепочек и существенной войны вообще не случилось бы (Россия была бы одним из победителей в 1-й мировой, не допустила позорного версальского мира, разрухи и технологического краха с чудовищным отставанием). Но у нас было то, что было и сравнивать 'прекрасные технологии' с реалиями, близкими к племени 'тумба-юмба' - едва ли уместно. Если Вы одобряете ВОСР, то одобряйте и Т-34. И да, он десятилетия после войны стоял на вооружении многих племен тумба-юмба и этим безусловно доказал свою гениальность и уместность для подобных условий. И ещё. Мы не смогли бы сделать (или это было бы чудовищно труд- нее) тот беспрецедентный маневр с переброской производственных мощностей на восток страны, если бы наши производственные цепочки были более сложными. При 'проклятом царизме' до этого не дошло бы, но в реалиях 'тумба-юмбы' такая возможность оказалась спасительной. И кадры - несчастные дефицитные кадры. Каждый умный человек, задействованный в длинной производственной цепочке оказывается исключён из других производственных цепочек. А в условиях тумбы- юмбы этот 'тришкин кафтан' - не залатаешь. И ещё: может, после ещё пары десятилетий раздумий и удастся придумать, как в тех условиях можно было создать условия для проектирования и производства высокотехнологичной техники. Но проблема в том, что в те годы не было в запасе лет 50-70, не было исторических исследований 'задним числом' и миллиардов человеко-часов, потраченных умными людьми на обдумывание 'по итогам', в хороших условиях и при достаточном количестве коллег рядом, да ещё не в лагере на лесоповале. Вот так. Поэтому, что имели - то и делали. Альтернатив не было. Как и кровавому выдавливанию людей из деревень - которых надо было гнать к станку, накануне 'войны моторов', как скот, хоть голодом, хоть наматывая их кишки себе на руку. Так и гнали. Потому что кадров и времени делать это мягко и человечно - как при 'проклятом царизме' - уже не было. А если и придумают 'как можно было' - так это сейчас придумают. Уже прошло столько лет и сломано столько мозгов, а ничего в качестве альтернативы всё ещё не придумано. Значит - тогда такие идеи тем более не имели хоть сколько-нибудь заметных шансов на появление." В Первую Мировую войну Франция сражалась все 4 года, во Вторую она была побеждена ещё до начала основных событий и в дальнейшем снабжала ресурсами Германию. А Франция -- это не хаханьки: это была худо-бедно глобальная империя, чуть меньше британской. Кста- ти, Францию-то ЧТО так сильно испортило к началу Второй Мировой? И революции 1917 года случились именно потому, что Первая Миро- вая война довела Россию до большой степени истощения: не столько даже ресурсы позаканчивались, сколько терпение человеческих масс. А ещё Германия к 1941 году стала другой. А ещё изменились технологии ведения войны: боевые машины стали куда многочисленнее, быстрее и действеннее. И главное: царская Россия через 4 года войны кирдыкнулась (хотя немцы дошли всего лишь до середины теперешней Белоруссии), а Со- ветская Россия через 4 года войны взяла Берлин (хотя пришлось от- гонять немцев аж от Москвы, Волги и Северного Кавказа). Поэтому тяжесть войны 1941-1945 гг. для России в сравнении с войной 1914-1918 гг. НИКОИМ ОРАЗОМ НЕ МОЖЕТ служить интегрирующим показателем изменения качества российского общества после 1917 г. как в целом, так и в части танкового потенциала. * * * 14.01.2020: "А ведь ваш ненаглядный грушник Суворов начинал танкистом. Ве- роятно, он что-то понимал в танках и любил их. Не зря же он со- брал, по его собственным словам, целую библиотеку про танки. Так вот он отзывался о тридцатьчетверке крайне тепло. Предположим, что Суворов враль, каких мало; каких еще поискать. Предположим, что про Сталина он всё сочинил и наврал. Но зачем ему врать про танки?!" У перебежчика Резуна был объективно ну очень большой интерес в восхвалении советских танков 1941 года, потому что это подкрепля- ло его любимую гипотезу о том, что Сталин рвался напасть на Евро- пу. Раз у Сталина была на ходу армада прекрасных танков, значит, нападение было обречено на успех, так что соблазн оказывался для вождя невыносимым. Моё предположение выглядит немного иначе. Сталин к нападению на Европу готовился, армаду танков сформировал, но от качества этих танков был не в восторге. Т-34 был в общем-то ответом на немецкие PzKpfv III и PzKpfv IV, но ответом с большими недостатками, на которые Сталину указывали военные. А ещё ведь подгадил Шапошников со своей любимой мобилизацией: размножение дивизий клеточным де- лением означало получение вместо одной боеспособной дивизии двух неполноценных, как будто уже почти разгромленных, из которых од- ной вдобавок было негде квартироваться, и Сталин наверняка был немножко в курсе этого. Поэтому у Сталина начались большие КОЛЕБАНИЯ по поводу сроков нападения и по поводу того, нападать ли вообще. А колебания означали ослабление гонки: снижение требо- вательности, сбавление внимания к деталям подготовки, утрату состояния внутренней мобилизованности психики. Намеревался ли Сталин напасть на Германию летом 1941 года? А он сам уже не знал. Подготовка к войне шла по инерции: план подготовки не был отме- нён, но с нарушениями этого плана боролись не яростно. Переварить новую ситуацию, развернуться внутренне в другую сторону, когда дело касается такого большого намерения, как война, -- это сложно и долго, особенно если лидер уже в возрасте. То есть, немцы, среди прочего, подловили большевиков в очень удачный момент, а именно тогда, когда коммунистические вожди топтались на перепутье. 04.05.2020: "Я тот еще танкист, но выскажу такое соображение: если наш дырявил фрица с 1500 м, а фриц только с 500, то вполне может быть, что, например, танк с хорошей точностью попадает в цель с дистанции 1000 м, несмотря на угловые размеры. Тут бы как раз М. спросить (он ведь артиллерист), какая рабочая дистанция прямой наводки у 75 мм пушки. Но думается, 1000 м для нее - это совсем немного. Вроде, обычный калаш на 200 м -- и тот показы- вает хорошую точность." С обычного "калаша" даже на 50 м попадать в "грудную мишень" проблематично: мишень видится такой маленькой, а мушка "калаша" -- такой огромной. И это в условиях стрельбища, когда вам никто и ничто не мешает прицеливаться, кроме товарищей, бабахающих рядом (лично я вздрагиваю). На поле боя наводчику мешает прицеливаться много что. 04.05.2020: "Возможно статью следовало дополнить историей создания танка? Главный конструктор Кошкин создавал гусеничный танк на свой страх и риск, имея задание от РККА на гусенично-колёсный танк, хорошо зарекомендовавший себя в Испании. Сталин на жалобу военных на своеволие Кошкина отреагировал Соломоновым решением: пусть делают два, потом выберем лучший. Кошкин, имея за плечами машиностроите- льный техникум кондитерского оборудования, проявил незаурядные способности, как идеолог стратегической концепции в конструкции танка, его форм, ходовой части и использования дизельного двигателя." А зачем добавлять то, что Вы и так знаете? Я ж не пропагандист- скую статью делал. И не за деньги. И графоманией страдаю не силь- но. В статье есть то, что я считаю новым, своим. Известное в ней используется только для аргументации. ................................................................. .................................................................

Литература:

Мелехов А. М. "Загадка 'ограниченного моторесурса'", сайт military.wikireading.ru Мощанский И. Б. "Средний танк Т-34-76. Первый год войны", М., "Вече", 2010. Свирин М. Н., Коломиец М. В. "Лёгкий танк" Т-70. Уланов А. А., Шеин Д. В. "Первые Т-34. Боевое применение", М., "Тактика-Пресс", 2013. Широкорад А. "Броня крепка и танки наши быстры", сайт topwar.ru. Сайт voennoe-obozrenie.ru.

Возврат на главную страницу            Александр Бурьяк / Плохой хороший танк Т-34 и загадка русской катастрофы 1941 года