Александр Бурьяк

Поэт Владимир Некляев как страдалец
за Нобелевскую премию

bouriac@yahoo.com Другие портреты На главную страницу
Из речи Владимира Некляева на суде 06.05.2011: "Человек подлежит суду только за то, что он совершил, а не за то, что он мог бы, или даже собирался сделать." Некляев демагогом был, демагогом остался. За то, что человек собирался сделать, но не успел, в серьёзных случаях (к примеру, угроза убийством) очень даже судят. Это нормальная, разумная практика. Я не могу осуждать человека за желание свергнуть нелегитимный и -- главное -- вредный, с моей точки зрения, режим (правда, я потерпел бы нелегитимность режима, если бы от него хоть польза была). Но я могу не принимать человека за его демагогию, в кото- рой и нужды-то особой нет, то есть за демагогию в силу привычки, в силу склада мозгов. Если Некляев рвётся послужить родной стране хотя бы в качестве "расходного материала" (некляевское творчество я интересным не нахожу), то -- Бога ради. Но заполучить потом такого человека в качестве вечномелькающей ФИГУРЫ, пусть и без высокой должности, -- это зачем? Я всего лишь думаю уже о пост- АГЛ-овских временах: кто тогда будет не по делу "распинаться" часами по телевизору за неньку-Беларусь. Я полагаю, что "отсидка" с небольшим сроком если не намечалась определённо в личных планах некоторых кандидатов в белорусские презики на "выборах" 2010 г., то хотя бы вполне допускалась. Пос- ле тюремного прецедента с Козулиным, случившегося по окончании "выборов" 2005 г., не надо было иметь большой пророческий ум типа моего, чтобы предположить умеренные репрессии. Я бы не трогал сидельца Некляева, если бы он проводил время на нарах так, как это принято у нормальных людей, -- ни за что или за "политику". Но Некляев, похоже, сидит за уже начавшую всё отчётливее вырисовываться Нобелевскую премию. Из википедии: "В феврале 2011 года белорусский ПЕН-центр предложил выдвинуть Некляева в качестве кандидата на Нобелевскую премию в области литературы." На голову многострадальному белорусскому народу только шустрого Некляева в качестве лауреата Нобелевской премии не хватало. А раз так, незачем особо сдерживаться в выражениях по адресу Некляева. Христос вот, к примеру, тащил свой крест не за сребники, поэтому пренебрежительно выражаться о страданиях Христа -- нехорошо, а о страданиях Некляева -- можно (точнее, нужно). Это, надо думать, теперь как бы общественное звание такое: кандидат на Нобелевскую премию. Выражение высочайшей оценки со стороны лучших из современников. Пусть премии человек и не получит -- из-за предвзятости Нобелевского комитета -- но ведь кандидатом же выдвигался! Я только не понимаю, почему у нас выдвигают так мало. Я бы назвал ещё человек двадцать не менее достойнейших из достойнейших. Почему бы их тоже не выдвинуть, если это недорого стоит? Вообще, надо бы завести такую традицию: вместо вручения Государственной премии выдвигать пачками на много более престижную -- Нобелевскую: и Родине честь, и людям приятно. Это не говоря уже об экономии. По правде говоря, помочь за просто так соседу получить миллион нобелевских долларов -- это не по-белорусски. Большие чудаки в наших местах встречаются, но они не при делах, а для выдвижения на Нобелевку требуются люди влиятельные. Значит, есть договорён- ность о "распиле"? Не знаю, не знаю. Но "распиливать" халявные западные денежки у нас умеют, и это абсолютная правда: ведь так по белорусскому телевидению сказали. Чтобы человеку из Восточной Европы получить Нобелевскую премию по литературе, как правило, надо быть евреем и/или посидеть за свободу и демократию. У Вацлава Гавела в анамнезе было и то, и другое. У Иосифа Бродского вместо отсидки значилось только отбы- тие ссылки, зато еврейство было совсем уж налицо. В своё время "поэт" Василь Быков сидеть, по-видимому, отказался. Поэт Рыгор Бородулин -- тоже. Понять их можно -- если учесть качество белорусских тюрем. Вдобавок оба не евреи, так что зачем было зря париться? Крепыш же Некляев, не особо изнурённый поэтической и общественной жизнью, решился пойти на прорыв. Разумеется, не в одиночку, а при поддержке таких же предприимчивых, как сам. Некляев -- человек насквозь косячный: весь в связях. Дело в том, что белорусские литераторы держатся косяками. В Белоруссии почти нет пишущих людей, которые рассчитывают исключительно на свои творческие способности, а не на пробивную силу косяков. Большинство белорусских литераторов работало/работает редакто- рами в газетах, журналах, издательствах и т. п., в крайнем случае -- просто журналистами, секретарями Союза писателей или начальни- ками в Институте литературы и языкознания. То есть, оно кормится в конторах, где удобно заниматься самораскруткой и организовывать раскруточный бартер с себе подобными. Некляев в этом отношении отличался от большинства письменников и пр. только более плотной встроенностью в указанную систему. * * * Каким образом спортсмен Некляев (борец и боксёр) "закосил" в своё время от военной службы, не известно. В википедии этот во- прос (пикантный в отношении как бы чуть было не состоявшегося "верховного главнокомандующего") не освещается. Может быть, послужить Родине помешала неизлечимая спортивная травма (я всегда говорил, что спорт вреден для здоровья). * * * Сидка по обвинению в финансовых нарушениях не подходит для получения Нобелевской премии, поэтому в 1999 году, когда стало горячевато вокруг журнала "Крынiца" в связи с денежными делами, Некляев предпочёл сбежать на заграничный харч, а не "говорить правду" на суде, если бы до такого дошло. Храбро вернулся на многострадальную родину по истечении срока давности. * * * От голодухи ли или от чего-то ещё Некляев пробовал одно время побираться эротической прозой. С первой страницы его "романчика" "Лабух": "Яна ведае, як мяне будзiць, павольна-павольна сцягвае з мяне коўдру, сядае мне на нiз жывата, схiляецца нада мной, накрывае лоскатнай, бязважкай хваляй валасоў, пад якой нядаўнi шлях шоўка- вых падушачак яе пальцаў паўтараюць яе аксамiтныя, вiльготна- цёплыя губы. Яна не спяшае спускацца з нiзу майго жывата, сядзiць на мне, як ангорская кошка, выгiнаючыся i ўсё болей даючы волю гуллiваму языку, якi чым нiжэй па шыi, па грудзях, па жываце, тым цяплей, тым гарачэй, i калi ён горача кранаецца майго пупка, я ўжо ўвесь стаю, i тады яна пачынае рухацца клубамi па маiх сцёг- нах, зноў нiжэй, нiжэй..." Дальше первой страницы я эту извращенческую лабуду для озабо- ченных подростков и покинутых женщин не читал. Говорю правду. (Ради сохранения остатков психического здоровья я уклоняюсь от восприятия некоторых текстов даже в исследовательских целях.) * * * По-видимому, Некляев в своё время серьёзно вчитался в то, что Василий Аксенов написал о нобелевском лауреатстве Иосифа Бродс- кого. У Аксёнова Бродский -- "вполне середняковский писатель, которому когда-то повезло, как американцы говорят, оказаться 'в верное время в верном месте'. В местах, не столь отдаленных он приобрел ореол одинокого романтика и наследника великой плеяды. В дальнейшем этот человек с удивительной для романтика расторопнос- тью укрепляет и распространяет свой миф. Происходит это в резуль- тате почти электронного расчета других верных мест и времен, верной комбинации знакомств и дружб. Возникает коллектив, многие члены которого даже не догадываются о том, что они являются чле- нами, однако считают своей обязанностью поддерживать миф нашего романтика. Стереотип гениальности живуч в обществе, где редко кто, взявшись за чтение монотонного опуса, нафаршированного име- нами древних богов, дочитывает его до конца. Со своей свеженькой темой о бренности бытия наша мифическая посредственность бодро поднимается, будто по намеченным заранее зарубкам, от одной премии к другой и наконец к высшему лауреатству..." (в статье "Крылатое вымирающее", "Литературная газет" от 27 ноября 1991 г.) * * * О пресловутом несчастном котёнке, которого зверски укокошил Вольдемар Некляефф. Опус Некляева "Армагедон. Драматычная паэма": "Мне было гадоў дзесяць, калi я злавiў i забiў котку. Яна жыла ў свiране, бяздомная. Я забiў яе, узяўшы за заднiя лапы -- гала- вой аб бетонны слуп. Доўга, размахваючыся, я бiў i бiў кацiным целам аб бетон, у коткi галавы ўжо не было, а я ўсё лупiў, лупiў i лупiў!" Из комментариев разных людей к этому отвратительному тексту: "Публичная избирательная кампания человека с такими взглядами, как у господина Некляева, будет способствовать дегуманизации белорусского общества. В первую очередь, это может нанести огромный ущерб моральному здоровью молодежи и детей. Кроме того, появление политического лидера с реноме 'убийца котенка', станет дискредитацией всего белорусского общества в глазах европейской общественности, показателем его низкой цивилизованности." "Вы хотите оправдать издевательство над животным банальными фразами 'а кто так не делал?'. Ни я, ни мои друзья никогда так не делали. Говоря о садизме и о детской психике: садизм как явление само по себе не возникает. Воспитали вас так просто. И не надо оправдывать свое поведение компаративом 'как все'. В вашем воспитании отсутствует элемент доброты и человечности. А посему 'нормальные люди' из вас никак получиться не могли. Вы и такие как вы потом убиваете людей. Да в общем долго можно продолжать. Вывод один: агрессия, тем более направленная по отношению существ беззащитных в сравнении с нами -- это дурной повод для бравады." (http://news.open.by) "Ничему не удивляюсь. Уже давно в нашей стране стало НОРМОЙ топить новорожденных и не только котят, закапывать живьем щенков, вешать, травить, стрелять........Это делают родители вместе с детьми, об этом СПОКОЙНО говорят при детях , это.... Это -- НАША с ВАМИ страна." "Если ЭТОТ поступок (долго лупил, головы уже не было, а он все бил!!!!!) для многих нормален, заметьте -- не в 2-3 года и даже не в 5, а в 10 и не один раз стукнул в порыве злобы, а долго лупил, то тогда вообще о чем речь? А утверждать, что у многих мальчишек и часто бывают дикие порывы жестокости, -- не слишком ли много на себя берете?"(http://egida.by) О том, почему зверобой Некляев с возрастом охладел к делу ис- требления котят. Я думаю, причина -- в собственных размерах Некляева: когда он подрос, кошки перестали на него нападать, и он получил возможность остыть и расслабиться.
кошкодав Некляев
Никто не забыт, ничто не забыто. Кошкодав Некляев, мы придём за тобой ночью.
* * * Капание массам на мозги -- сначала лживое советское, потом лживое антисоветское -- было основным профессиональным занятием Некляева. Возглавлявшийся им журнал "Крыница" делал то же, что делает большинство современных СМИ: осуществлял абсудизацию, псевдоинформирование, оглупление, моральное разложение людей в коммерческих и политических целях. Собственно, и оппозиционером- то Некляев стал только после того, как в 1999 г. сбежал от возможного следствия за границу. А в 1998 г. Некляев ещё Государственную премию от гр. Лукашенко успел получить. Такой премии за действительно ценный вклад в культуру, разумеется, не дают, а дают её за вклад малоценный либо за вредный: у властей в вырождающемся авторитарном обществе ведь довольно специфические представления о ценностях. * * * И у нас, и на Западе в глазах людей, знающих, что к чему, Нобе- левская премия далеко не является надёжным показателем выдающихся заслуг её получателя, хотя нередко её давали и деятелям вполне до- стойным. Вдобавок размер этой премии впечатляет массу обывателей независимо от того, за что её дали. Поэтому чтобы не создавать излишних сложностей в постлукашенковском обществе (а сложностей в нём будет МНОГО), лучше позаботиться о том, чтобы у нас не вырос- ла ещё одна проблематичная фигура -- пусть и в возрасте -- у которой личные качества не заслуживают глубокого уважения, твор- ческие достижения не особо велики и местами предосудительны, об- щественные заслуги спорны, обстоятельства биографии пугают детей. Вдобавок будет нехорошо, если инструментом дальнейшей дискредита- ции Нобелевской премии окажется человек из Белоруссии. Ведь замысел Нобеля был по существу неплохой... Гр. Некляев по своему психическому складу -- феномен приблизи- тельно того же уровня качества, что и гр. Лукашенко: никто из них явно не превосходит другого морально, интеллектуально, идеологи- чески. У одного в детстве вышло нехорошо с котёнком, у другого -- по-видимому, с утёнком. Если зверобой Некляев успеет пробиться на высшую государственную должность, к изменению качества белорус- ской политики это не приведёт: изменится только разве что её на- правленность в географическом аспекте. Между тем, и национальные, и глобальные обстоятельства требуют как раз повышения качества управленческой деятельности. Валять дурака по-старому больше нет ресурсных возможностей. До того, как появилась возможность попозировать в роли кандида- та в белорусские президенты, кошкодаву Некляеву на будущее бело- русского народа было, наверное, по большому счёту накакать. Или же он стеснялся публиковать свои незрелые мысли по этому поводу. Во всяком случае, в интернете никакие его прежние тексты по этому вопросу не обнаруживаются. Теперь же, выступив с очень свежей геополитической идеей объединения всех европейских народов, Некляев перешёл сразу на боле высокий уровень демагогии и заодно решил вопрос с темой, на которую будет сотрясать воздух следующие лет пять во время своих халявных визитов в Западную, Центральную и совсем Восточную Европу. * * * Некляевские два года тюрьмы с отсрочкой на фоне реально начав- шейся отсидки некоторых, откликнувшихся на его призыв явиться на площадь 19 декабря, -- это почти как если бы Христос отделался условным распятием, когда его апостолов распинали по-настоящему. Заслуживает ли кошкодав Некляев эпитета "провокатор"? Человек, который подтолкнул других людей к рискованным действиям, рассчи- тывая при этом в личном плане получить много больше этих других, и который отделался впоследствии значительно меньшими потерями, чем другие, и не постарался о равной с ними участи, на "провока- тора" более-менее тянет. Я почитал выступления Некляева на суде. По-моему, в них отсутствует просьба к суду позволить посидеть хотя бы полгода вместе с осуждёнными за эксцессы на площади. И нельзя ведь сказать, что любой бы так поступил на его месте. Бывало, и без личной вины люди проявляли большее великодушие. К примеру, в Википедии можно найти следующее: "Когда в августе 1942 пришёл приказ о депортации Дома сирот, Корчак пошёл вместе со своей помощницей и другом Стефанией Вильчинской (1886-1942) и 200 детьми на станцию, откуда их в товарных вагонах отправили в Треблинку. Он отказался от предложе- нной в последнюю минуту свободы и предпочёл остаться с детьми, приняв с ними смерть..." Разумеется, лукашенковцы С РАСЧЁТОМ не прессуют Некляева тюрем- ными тяготами и лишениями: не хотят сделать его великим страдаль- цем за народ. Но Некляев этому рад и строгости к себе не требует. * * * О геройском попадании зверобоя Некляева 19 декабря в реанима- цию. Если человек с побитой физиономией лежит пластом и не шеве- лится, то у врачей, разумеется, возникает предположение, что ему совсем плохо, так что даже кричать от боли нет сил. Между тем, как потом выяснилось, обошлось без выбитых зубов, поломанных костей, разрыва селезёнки, кровавого мочеиспускания и т. п. Даже без сотрясения мозга. Может быть, не было и потери сознания, а просто человек сильно испугался и прикинулся умирающим, чтобы его больше не били. Бить людей без острой служебной необходимости -- это, конечно же, очень нехорошо, и за такое -- верю -- когда- нибудь ответят. Но показательно поведение легкораненого героя: он решил больше не изображать крутого, а срочно выйти из боя, стать лежачим больным и выжать максимум из полученных лёгких телесных повреждений. Надо полагать, Некляев совсем не был готов к нападению-избиению-задержанию: не вполне понимал, с кем имеет дело и в какую игру играет. Или полагался на кандидатскую непри- косновенность и рассчитывал каким-нибудь чудом проскочить мимо всех типичных неприятностей, которые авторитарные режимы обеспе- чивают своим гражданам, выходящим с протестным настроением на улицы -- по собственной простоте или поддавшись пламенным призы- вам деятелей, нуждающихся в "массовке". В общем, человек с недо- развитым "чувством реальности". Таким, наверное, самое место в лидерах кризисующей и вымирающей нации. Некляевский "нокдаун" 19 декабря -- это как если бы товарищ майор, недавно из штабных, подняв батальон в атаку и тут же полу- чив от противника лёгкое ранение в левое предплечье, побыстрее упал обескровленный, а на самом деле внутренне сотрясаемый ужас- ной мыслью: "Господи, так они же СТРЕЛЯЮТ!!!". Ну да, разумеется! Верю, что, когда пришли "брать" Некляева в больнице, он вцепил- ся в матрас и не хотел уходить. Показалось, что на расстрел потащат. "Людям в штатском" пришлось выносить его на руках -- завёрнутым в одеяло. Можно предположить, что у борца с тиранией попросту отнялись от страха ноги. Почти отлились Некляеву кошачьи слёзы: котёнок ведь тоже хотел жить. (Правда, и я -- не мазохист за белорусский народ и вообще не особо храбр за пределами своего дивана, но я ведь и не агитирую людей ходить на площадь за побоями и тюремными сроками по поводу моего возможного президентства.) Ну, может быть, Некляев сначала слишком хорошо о себе думал. Вообще, в спокойной обстановке мы почти все хорошие -- и через одного умеем правильные слова говорить. Но Некляеву в диагноз всё-таки допишем завышенную самооценку и трусость. http://www.udf.by, 20.12.2011: "Состояние здоровья Владимира Некляева позволяет покинуть больницу, но он решил остаться под наблюдением медиков. Об этом сообщил сегодня журналистам врач-реаниматолог отделения нейрохирургической реанимации Минской городской клинической больницы скорой медицинской помощи (БСМП) Николай Маркевич. Николай Маркевич отметил, что консилиум врачей подтвердил первоначальные данные обследования после поступления Некляева в приемное отделение больницы. "Диагноз остается тот же без изменений. Это закрытая черепно-мозговая травма легкой степени, гематома левой орбиты, ушибы мягких тканей и ссадины теменно- затылочной области, которые обработаны и не требуют дальнейших манипуляций", -- сказал врач-реаниматолог. (...) "Некляев решил остаться под наблюдением медперсонала", -- отметил врач-реаниматолог, подчеркнув, что прогнозы медиков при таком диагнозе благоприятные, угрозы жизни нет." Другими словами, Некляев решил "закосить" под совсем разбитого и укрыться от спровоцированных им репрессий в больнице. Когда я слышал по телевизору, как упомянутый реаниматолог сообщал с иро- нией о состоянии Некляева, сначала подумалось: лукашист, бесстыд- ный. Теперь понимаю: ирония была его собственная, потому что он видел тогда Некляева совсем близко. Первоисточник, так сказать. А медики -- они же большие циники, поскольку насматриваются всяко- го. Их несколькими вавками на физиономии не впечатлишь. ria.ru (19 декабря 2010): "Как сообщил РИА Новости один из сотрудников больницы, Некляева обследовали на компьютерном томографе, внутренних гематом и кровотечений нет." Вот и агентурные источники подтверждают, что, несмотря на мно- гочисленные попадания в голову, мозг Некляева задет не был. * * * Почему обычно стремятся как можно раньше допросить задержанных? Да потому что люди ещё не успели адаптироваться к своему новому статусу, собраться с силами, обдумать линию поведения. Некляев в отношении адаптации был в более выгодном положении: он знал дату своих перипетей -- 19 декабря -- и имел достаточно времени, чтобы морально подготовиться к возможным нехорошим вариантам -- или хотя бы сообразить, что некоторых из них он достойно не выдержит. Получив 19-го первый урок по голове, прикинувшись от страха полу- мёртвым и попав с лёгкими кожными повреждениями в реанимационное отделение больницы, он мог бы и превозмочь уже проявленную слабость, но такой шаг оказался несовместим с его личностью. И вот, когда пришли за ним страшные люди в штатском, 65-летний крепыш Некляев вместо того, чтобы достойно приготовиться к тёплой встрече с Богом, о котором он столько натрындел в своих стихах на продажу, снова элементарно "засцал" и вцепился в матрас. Ясное дело, не захотел стать местной Жанной д'Арк. Признание титана: "Потом в больницу ворвались неизвестные люди в штатском и выво- локли его из палаты.'Я был счастлив, что меня отвезли в СИЗО, так как думал, что этим людям я живой не нужен', -- подчеркнул он." (газ."Белорусы и рынок" от 16.05.2011, "Владимир Некляев: обвинение -- это 'юридическая фантастика'") "Люди в штатском" (я, кстати, тоже в штатском хожу), зная, с кем имеют дело, наверняка намеренно не объявляли Некляеву, куда и зачем его тащат. Злая и меткая шутка с их стороны. Но у Некляе- ва, полагаю, могучее сердце, и об этом они тоже были осведомлены. (Те, кто думают, что я здесь глумлюсь над беззащитным, несколько ошибаются: с моей точки зрения, я ещё очень даже сдерживаюсь. Но элемент мести за котёнка, не скрою, присутствует.) * * * Новая роль Некляева -- геополитическая: "Я на гэтым судзе праз тое, што хацеў, каб змесцi смецце дыкта- туры дапамаглi нам суседзi з усходу i захаду, Расiя i Еўразвяз. Я хацеў, каб яны паразумелiся ў гэтым - i не цягнулi Беларусь, як коўдру, кожны на сябе. Каб яны ўбачылi Беларусь не памiж сабой, а побач з iмi, з iмi разам. Гэтаксама, як i Украiну. Толькi ў такiм выпадку можа паўстаць адзiная Еўропа ад Альпаў да Урала - тая геапалiтычная прастора, якую мусiм мы стварыць, каб захаваць еўрапейскую цывiлiзацыю." Таким образом Некляев взял тон, на котором можно худо-бедно тянуть волынку последующие лет пять -- не меньше -- при всяких халявных визитах на Запад и на "ближний" Восток. Некляевская свежайшая геополитическая идея на уровне кота Леопольда ("Ребята, давайте жить дружно!") в применении к европейцам, разумеется, продерёт глаза заблудшим политиканам по все стороны от Белоруссии, и им, наконец, удастся слепить Великую Европу под чёрт знает каким соусом, раз уж сам Некляев стал, наконец, ЗА. Имеется, правда, одна сложность, а именно этот самый соус: нужны очень весомые общие интересы, а их-то как раз и нет. Скорее развалится Европейский союз и по частям войдёт в состав Великой Турции, чем новейшее "I have a dream" гр. Некляева, выданное под предвкушаемые поездки, хоть сколько-нибудь приблизится к вопло- щению. Более широкое и более перспективное объединение европей- цев может быть осуществлено только на основе новой идеологии -- адекватной новым глобальным условиям и представляющей собой не перепев старых дискредитированных заповедей, а восхождение на более высокий уровень самопознания человеков. А поэт Некляев в этом деле только путается под ногами. Если бы он мог родить что-то стоящее, родил бы ещё до своего 60-летия. * * * Показательно, что уголовное дело Некляева заняло 29 томов, тогда как его главного конкурента Санникова -- только 8. И это при том, что Санников получил реальные 5 лет строгого режима. Как заметил один комментатор, "кто на сколько наговорил". * * * В Белоруссии на несанкционированные массовые мероприятия надо собираться, как на бой: привести в порядок дела, исповедаться, помыться, одеться "по первому сроку" и т. д. Мало ли как взбрык- нут власть имущие и как поведёшь ты себя сам. На всякий случай надо также прихватывать тюремную ссобойку -- с запасными носками и пр. А как красиво начиналось шествие вниз по Коллекторной ("Говно- водной"): Некляев в красном во главе клина... Почти как царь Леонид в известном фильме 1960-х. Не могу смотреть спокойно, когда идут на прорыв! Даже если немцы. Шествие могло стать леген- дарным, а стало фарсовым. А ведь всё, что надо было, так это, сплюнув кровь, выдать: Положите меня, други, на площади -- Под знамёнами умирать! ...и продолжить путь, пусть даже и на носилках! У меня есть два "заводных" приятеля, способных под настроение возглавить штурм чего-нибудь во славу Отечества, так один из них потащился было на площадь, но, покрутив носом в толпе "мiрных людзей", подался домой ещё до начала разгона, а другой и вовсе остался при родных пенатах -- чтобы не делать халявной массовки политическим импотентам. (Что до меня, то я вечером 19-го декабря был занят серьёзной работой и не считал возможным отпрашиваться у своих коллег на либералистическую революцию, которая, по моему прогнозу, всё равно не случилась бы. Да и какой был коллегам ре- зон подставлять мою голову под дубинки, пусть даже за демократию? Разумеется, можно было соврать им, скажем, про срочно заболевшую покойную бабушку, но я обманываю только женщин -- и по очень ограниченному набору поводов. Вдобавок для меня категорически не приемлемо пребывание в каталажке в одной камере с курильщиками. Пока не будет налажено раздельное содержание курящих и некурящих, я сидеть в тюрьме за светлое будущее ОТКАЗЫВАЮСЬ; у меня с курильщиками разные светлые будущие: в моём нет табачного дыма.) * * * О судебных приговорах Санникову и др. Вялый эксцесс с ломанием дверей в Доме Правительства был НЕ МАССОВЫМ, а очень даже локаль- ным, и тут всё очевидно. Но вот подготовка к провоцированию мас- совых беспорядков на случай, если собравшаяся толпа будет для этого достаточно многочисленной и агрессивной, -- дело тонкое: труднодоказуемое, трудноопровержимое. В такую подготовку нет необходимости вовлекать много народа, да и материальный аспект её может быть минимальным и неоднозначным. На надоевший вопрос "кто вместо?" был у главных белорусских "декабристов" неплохой временный ответ: премьер-министр Сидорс- кий. Собственно, Сидорского потому и сняли с должности 29 декабря того же года, через 10 дней после "выборов". Всё бы неплохо, но... народ не поддержал. Как и в 1825-м. Вер- нее частично поддержал, но недостаточно -- и больше морально, чем личным активным участием. А причины неподдержки присутствием на площади две: 1) пока ещё неголодность масс, 2) несимпатичность лидеров оппозиции. Одно дело -- голосовать за них на безнадёжных выборах (это могли делать и из мести нынешнему баши), несколько другое -- подставлять за них головы под дубинки и вообще что-то предпринимать, чтобы кто-то из них ДЕЙСТВИТЕЛЬНО оказался на троне. Кто-то там правдоподобно сказал: "Некляева использовали в тём- ную Санников и Станкевич". Верю. Причина непосвящения Некляева: "правдоговорильщик" и кандидат в новые харизматики мог что-то ляпнуть не к месту и выдать наличие большого плана. Прочие соис- катели заветной должности -- кандидатская мелочь -- тоже исполь- зовались в тёмную, но за ними не было ни денег значительных, ни сторонников, так что они большего и не заслуживали. * * * Итого. Кто там у нас покушается на местное президентство и Но- белевскую премию в придачу? Котёнкоубийца, конъюнктурщик, эроти- ческий писатель, политический провокатор (предпочитающий "косить" в случае опасностей и трудностей), человек с недоразвитым "чувст- вом реальности", международный деятель кот-леопольдовского поши- ба, демагог. Доберётся ли он до вожделенного? Если принять во внимание моральный и культурный уровень белорусского общества, надо будет признать, что это очень даже возможно. В своё время, когда нынешний президент был ещё депутатом, а я -- наивным моло- дым человеком, мне не приходило в голову, что индивид с такой манерой говорения и таким диапазоном любимых тем может стать президентом моей страны. Тем не менее, он стал, и мне пришлось поправлять свои представления о том, как всякие такие вещи проис- ходят в обществе. Сегодня я могу уверенно утверждать, что никакие личные качества, кроме правдивости и порядочности, становиться президентами особо не мешают. И что ни один человек, занимающийся ключевыми проблемами общества и предлагающий существенно новое их понимание и новые их решения, Нобелевской премии за это не полу- чит. Вполне могут правильно дать её за какое-нибудь открытие в физике, но за общественную деятельность, за общественную роль -- это уж вряд ли. Кому-то рак -- рыба, кому-то Некляев -- великий поэт. Немало есть в этой стране людей, про которых говорят: ему писай в глаза, а он -- божья роса. Я бы сказал, что Некляев даже на белорусского президента потянет, как вполне тянет на него Лукашенко. Каков приход, таков и поп. Что сеете, то и жнёте. Как стелете, так и спите. Какие камни разбрасываете, такие и собираете (или наобо- рот: никак не могу запомнить). "Да и какое мне дело до радостей и бедствий человеческих, мне, странствующему офицеру, да ещё с подорожной по казённой надобности!" (М. Лермонтов ) Я свой долг приличия исполнил: сказал, что думаю. А вы уж там дальше души- тесь, как хотите: бейте один другого по голове, в тюрьмы сажайте, производите в великие поэты, выбирайте в президенты. Сколько верёвочке ни виться, конец будет. * * * На будущее. За что могут посадить в Белоруссии лет на 5, если сильно захочешь и ОНИ -- тоже. По белорусскому уголовному кодек- су, за ПОДГОТОВКУ преступления ("умышленное создание условий для совершения конкретного преступления", ст. 13), в данном случае -- огранизации массовых беспорядков (ст. 293) -- наказывают, как за "оконченное преступление". В подготовке организации массовых беспорядков я бы различал подготовку ситуационную, материальную, организационную, техноло- гическую, теоретическую, идеологическую, пропагандистскую. В каждом из этих направлений ещё надо бы выделять подготовку непо- средственную и косвенную. По существу многие вещи в обществе являют собой непосредственную подготовку к организации массовых беспорядков и очень многие -- косвенную. К примеру, трансляция в положительном ключе телевизионных новостей о "правильных" и до- стигающих цели массовых беспорядках в других странах является косвенной пропагандистской подготовкой условий для организации массовых беспорядков в собственной "неправильной" стране. А рез- кое падение курса национальной валюты по отношению к доллару -- является уже непосредственной ситуационной подготовкой условий для того же самого. Как ни крутись в условиях кризиса, а дамоклов меч массовых беспорядков висит над буйной головкой с зачёсом или без оного.

О движении "Говори правду!"

06.08.2010: В преддверии очередных президентских псевдовыборов в Белоруссии появилось и очередное либеральное движение -- на этот раз с дурацки-претенциозным названием "Говори правду!". Между тем, правильнее ведь было бы что-то вроде "Грантососы -- вперёд!" или "Шило на мыло": это более соответствовало бы действительности. Как называть сторонников рассматриваемого движения? Варианты: правдеры, правдуны, правдобздёры. Нет смысла изучать их програму и тайные планы: одного названия уже достаточно для печальных выводов. Людишки решили проехаться на слове "правда" -- чтоб в массовом сознании ничего необгаженно- го не осталось. В прошлые псевдовыборы пытались проехаться на слове "свобода" (склепали движение "За свободу!"), но на свободу масса клевала не сильно: нахавалась её уже. Мне, конечно же, чихать на нынешнее белорусское государство, но за правду я-таки вступлюсь. В Белоруссии очень опасно критиковать её президента, зато не очень опасно критиковать его оппозицию, между тем она почти то же самое по моральным и интеллектуальным качествам, а именно они меня больше всего и огорчают. Чтобы говорить правду, надо как минимум её знать. А с выявлени- ем правды обычно много более сложностей, чем с её говорением, потому как особые умственные способности нужны. И надо ведь уточнять, что понимается под правдой, а то каждый своё думает. И ещё важная деталь: если говорить не всю правду о чём-нибудь, а только выгодную, это будет своеобразная ложь. Ну и кто там вздумал начальству правдой угрожать? Да тёртые всё личности, которые в политике много лет занимались по преиму- ществу демагогией и осваиванием заграничной помощи. Прежде чем начинать швыряться в кого-то своими "правдами", надо подумать, не швырнут ли потом и в тебя ещё более веские "правды", так что мало тебе не покажется. На всякую их "правду" отыщется противоположная "правда" такого же пошиба, но более впечатляющая. А если вдруг не отыщется, то ничего ведь по большому счёту не изменится: в самом крайнем случае на место нынешних @&#%$ков придут во власть другие @&#%$ки. Между тем, лучше бы было сделать так, чтобы белорусские оппозиционеры слились в удушающих объятьях с нынешней властью и вместе с нею аннигилировали. Характерное: правдострадатели развернули показушную борьбу за то, чтобы в Минске одну из улиц назвали именем письменника Василя Быкова. Это достаточно выявляет их интеллектуальный и моральный уровень. С некоторыми вещами ведь даже ради предвыборной показухи шутить не надо бы. По ПРАВДЕ говоря, этот письменник был творцом третьеразрядным, вдобавок эпилептоидом и приспособленцем. Самое правильное к нему отношение -- это забыть, как друной сон, и жить дальше. Правда может убивать людей и разрушать нации. Правду вполне выдерживают только здоровые организмы с развитым интеллектом, а много ли в народе таких? А среди вас, правдеры? Правда -- в том, что вы непреодолимо бездарны и что в России любой второразрядный писатель покрепче ваших перворазрядных, именами которых вы поганите минские улицы. Правда -- в том, что вы на пару с властями участвуете в оглуп- лении белорусского народа. Правда -- в том, что за 20 лет ваши физиономии и фамилии надоели едва ли меньше, чем самая главная физиономия и фамилия. Правда -- в том, что ваши подросшие чада так же раздражают своей настроенностью наследовать папашкам, как и подросшие чада вашего основного противника. Правда -- в том, что вы проиграете эти выборы, как проиграли все предыдущие. Я говорю вам то же, что вы сами говорите нынешнему "жесточай- шему": уйдите -- и лучше насовсем и подальше. Гляжу я на туповато-болезненные физиономии сограждан на оста- новке общественного транспорта и думаю: их нынешний президент им очень подходит. Пусть радуются, что хоть такой есть. Собственно, они именно это в массе и делают. Вообще, в стране, в которой считают Василя Быкова великим писателем, проявлять недовольство таким президентом, как нынешний, -- это неблагодарность судьбе, нахальство, покушение на гармонию.

Из вялой дискусси в интернете:

"Дело в том, что Некляев не для среднего ума." Вот как? Но соль в том, что подавляющее большинство людей -- ума среднего или ниже среднего. Простите, Некляев -- это поэт для кого? "Я не знаю, кто для вас авторитет, но вот люди говорят: '16:05 Следующий свидетель -- Геннадий Буравкин. Был доверенным лицом Некляева. Это его добровольный выбор. Некляев -- замеча- тельный поэт европейского уровня, лауреат Государственной премии, которую получил в наше время. Песни звучат по всей стране. Был руководителем Союза писателей, руководителем ПЕН-центра. Этот человек может претендовать на самую высокую должность в этой стране. И моральную, и политическую позицию Некляева поддержива- ет.'" Писать про моральную и политическую позицию, а также про твор- ческий облик Геннадия Буравкина я не буду: в президенты и на Нобелевку не выдвигался, значит, -- мелочь пузатая. Угроза для общества не очень большая. У нас и более противные индивиды годами необкаканные ходят. И почему Буравкин -- авторитет? Не потому ли, что его похвалили Некляев и т. п.? А почему надо доверять в этом Некляеву и т. п.? Да потому что их похвалил Буравкин! Белорусская система литера- турных "авторитетов" выстроена в основном таким вот образом. Место в обществе каждого предопределено этим каждым: У дрэва, што ў полi адно Штогод пясчаныя смокча сокi, Пытацца нятрэба, дзе быць яно павiнна. Бо кожнае дрэва ведае месца сваё, Калi перасадзiш, засохне яно... Что за вирши, любезный? Сами накропали или живой классик Ваш? Надо бы ещё поработать над текстом, ботаники! "У Вас в стране только один гражданин -- это гражданин Лукашенко." Скорее -- у ВАС в стране. Что до меня, то я во внутренней эмиграции, по большей части на диване. "Здесь на форуме очевидно присутствуют и деятели культуры и искусства, которые уж очень по животному нападают на раненного Некляева. И НИКТО ИЗ НИХ НЕ ПРЕДСТАВИЛСЯ. О потому, что трусы или просто деньги так вот зарабатывают. Интересно, когда за сребрен- ники расписываетесь, так там в графе тоже Belly rus или Zadira?" Задира -- деятель вашей культуры?! Эй, Вы, случаем, головой не ударенный? И не знать, кто такой Задира -- это, знаете ли, как-то совсем уж по-простому. Строчишь тут годами, интернет-ресурсы на себя от нехороших людей оттягиваешь, а потом вдруг высовывается какой-нибудь борец за говорение правды и наивно спрашивает: а кто такой Задира? Я что -- к стене все эти годы обращался?! Да уж, видно, всё-таки к стене. К дубовой. Если Вы не в состоянии по высказываниям отличить деятеля куль- туры от деятеля контркультуры, то Вам, наверное, лучше воздер- жаться от категоричности в оценках чьего-либо литературного твор- чества. "Много вы пишете, считаете, что много знаете... Только знания ваши какие-то тёмные и грязные.. Что-нибудь светлое в мозгах есть? Может, ошибаюсь, а накропайте-ка свои стихи, с удовольст- вием почитаем, может, и на Нобелевскую тянете?!!!" Думаю, что я-то на Нобелевскую потяну, а вот она на меня -- не очень: антилибералам и антипрогрессистам её не дают. Поэтому и Льву Толстому её в своё время не дали. О светлом, наверное, не Вам, защитнику котёнкоубийцы, судить. Где я тут успел блеснуть знаниями -- не вижу (но, может, для Вашего уровня я и высказал что-то особенное). "Ваша мнимая объективность отлично работает на режим." Ваши неразборчивость и поверхностность дискредитируют идею борьбы с режимом: выпячивать кошкодава, эротического писателя, демагога и коньюнктурного оппозиционера Некляева -- значит, подталкивать людей к мысли, что другие "борцы" и того хуже. Вы-то сами хоть нормальны, надеюсь? Просто не доразвились ещё? "Я смело вычеркиваю вас из списка образованных людей." А я в том списке был? А я туда просился? А какого чёрта меня вставили туда без моего ведома? Манера реагирования на несогласных у большинства штатных оппо- зиционеров и примкнувших к ним идентична той, какую демонстрируют защитники деградирующего "режима". Оно, конечно, понятно: обе стороны могут сказать в оправдание, что не было возможности брать хороший пример с оппонента. Смешно только, когда удивляются, по- чему люди, не впутанные в этот оппозиционно-властный междусобой- чик, ни тем, ни другим сочувствуют -- и даже на "плошчу" не хо- дят, а если и появляются там, то как бы сами по себе и не рвутся лезть на рожон ради трудоустройства сомнительных индивидов во власть. В Белорусси власть не в состоянии изжить оппозицию, оппозиция -- не в состоянии подсидеть власть. Причина этого унылого стаби- литета не столько в том, что им и друг с другом не совсем плохо, сколько в идеологической и кадровой слабости обеих сторон. Полу- чается как бы бодание двух безрогих бычков: летальный исход невозможен. Обе стороны в указанных отношениях слабы в почти равной степе- ни. Правда, у одной стороны есть в руках государственная власть, зато у другой -- гарантированная денежная подпитка из-за бугра и возможность за этот бугор сбегать. Признак идеологического и кадрового превосходства -- отсутствие необходимости лгать, замалчивать, подтасовывать, риторизировать, оскорблять противников. У людей, обладающих идеологическим пре- восходством, есть логически корректные и для многих убедительные аргументы (на которые, так и быть, можно накладывать речевой "орнамент", иначе масса, приученная к манипулятивным воздействи- ям, не сможет воспринять информацию). "Жестче надо. Что вы кошками Некляева попрекаете? У него жена несовершеннолетняя и еще целый гарем любовниц-6-классниц, по лицу видно, что наркоман и некрофил. Вот где работы для пропаганды: непочатый край, а вы все с кошками цакаетесь." По-моему, одного замученного котёнка достаточно, чтобы 90% малолетних детей сказали мамам-папам и бабушкам-дедушкам: нам такой президент не нужен. Если дело серьёзно дойдёт до Нобелевки, я похлопочу о плакате-карикатуре, на котором возбуждённый Некляев в трусах будет расправляться с котёнком. "...вы мыслите не масштабно, а мелко, приземленно и вообще по-опповски." Думаете, уже и я их мелочностью заразился? Очень даже может быть, но по-моему, это пока что неправда. Скажем, до разбора подтирочных программ этих кандидатов в местные презики я-таки не опускался. Ну, заглянул в пару-тройку на всякий случай. "Конъюнктурщик -- человек, который чувствует настроение людей и может этому настроению соответствовать. В чем проблема?" Проблема в том, что люди, настроение которых чувствуется конъ- юнктурщиком, называются не просто согражданами, а начальниками, спонсорами и т. п. Ещё одна проблема в том, что в существующей глобальной ситуации надо не идти на поводу у каким-то образом сложившихся настроений массы, а стараться формировать их в нужном ключе. "ПОСТ-времена приходят НЕ АВТОМАТИЧЕСКИ, а через усилия и жертвы конкретных людей в том числе через Некляева, через Усса и остальных." Я же и говорю: я не против того, чтобы кошкодав Некляев послу- жил "расходным материалом", если стремится. Мне его биография в википедии не понравилась: слишком шустрый и предприимчивый. Если дадут развернуться, будет "слишком много Некляева", а толку ника- кого. Стихи гладкие, но не трогают. И стихами нацию не накормишь. "Смотреть, как безбожники нарабатывают себе 'карму', доставляет большое удовольствие. Продолжайте, прошу вас." Я рад, что Вы тоже верите в Карму и, может быть, даже старае- тесь её себе не портить. По-видимому, мы расходимся только во взглядах на то, что такое хорошо (для Кармы) и что такое плохо. С моей точки зрения, выпячивать на роль выдающегося деятеля челове- ка с биографией типичного конъюнктурщика, к тому же эротического писателя и зверского убийцы в детстве котёнка -- это определённо плохо. Совсем плохо. Настолько плохо, что надо епитимью просить. Если же Вы считаете, что это просто такой ловкий ход (стравить двух грешников, и пусть мучают один другого), то как бы и в этом случае не просчитаться -- в отношении Кармы в том числе. Аллах -- он ведь такой: всё видит, всё замечает. Всемогущий Б-г! "Если медики такие циники, то что же вавками занимаются медики- реаниматологи?" Если человек лежит трупом, но ещё совсем тёплый, его обычно везут к реаниматорам. В переводе на русский -- к оживителям. Везут на всякий случай: вдруг ещё выкарабкается. Оживители же обнаружили, что у Некляева ничего, кроме вавок. Ну, может, ещё штаны воняли. "Ваша PR-акция, что Некляев эротический писатель, сработала: в магазинах исчезли все его книги. Может, вы в доле?" А они там были? Может, их там просто не нашли, когда стали интересоваться, есть ли что. Как правило, книжные магазины не берутся продавать неходовую литературу. А если где-то взяли на всякий случай пару книг, и те нашли двух читателей, это не показатель. Далее, если книга 2003 года издания с тиражом 1000 экземпляров кое-как разошлась, наконец, к 2011 году, назвать это коммерческим успехом -- некоторое преувеличение. "Молодежь трудно эротикой напугать, может, только древних старушек." Сексуально-озабоченная молодёжь предпочитает натуру, на худой конец -- нехорошее видео, а не буковки от похотливого старичка разбирать. "Александр Федута: 'Предлагая власти компромисс, в Некляеве говорил политик, а не поэт'." Литературовед Федута никак не выучится говорить по-русски. По-русски будет: "Предлагая власти компромисс, Некляев говорил как политик, а не как поэт". На самом деле Некляев говорил как позёр, которому надо хоть что-то говорить, чтобы создавать "информационные поводы". "Ўладзiмер Някляеў наведаў Рыгора Барадулiна...(фото)" Наведаў. Разам з фатографам. Два старичка создали "информаци- онный повод" на двоих, чтобы ещё раз мелькнуть и прочнее заяко- риться в мозгах современников если не продуктами своего творчес- тва, так хотя бы тем, что "Ўладзiмер Някляеў наведаў Рыгора Барадулiна". И что-то у Некляева на фотографии почти смертельная черепно- мозговая травма не бросается в глаза. Или он теперь всё время улыбается? Кстати, Вы хоть пару стихов Бородулина по памяти можете? Только говорите правду! А у других не спрашивали? Если судить по Вашим запятым, Вы в литературе -- не очень. Почти как я. О том, как у нас появляются великие фигуры и усугубляются социальные проблемы: - NN -- великий человек современности! Мы все должны смотреть ему в рот! - А на чём основывается это мнение? - На том, что так сказал сам BB. - А почему я должен BB верить? - Потому что BB -- великий человек современности! - Так сказал сам NN? - Разумеется! А кто же ещё? - А что великого NN сделал? - Великие вещи! - Какие? - Я уже говорил: великие! - Вы можете их назвать? - Всякий культурный человек их и так знает. - А всё-таки? - Эээ.. кажется, Зю-зю и Пу-пу! - В первый раз слышу про такие. А почему они великие? - Так оценил их сам BB. - Вы-то их хоть читали? - Не обо мне речь. - А всё-таки? - BB читал. Наверняка. Ему больше делать нечего. - И что великое он там вычитал? - Что бы ни вычитал, резюме известно: NN -- великий человек современности! Мы все должны смотреть ему в рот! У оппозиции своя система липовых экспертов, пустых авторитетов и лживых идеологем, у власти -- своя. Обе системы выстраиваются на подтасовках, натяжках и взаимных поддакиваниях. Паразитировать на обществе такие системы позволяют вполне, решать ключевые про- блемы этого общества -- разве что случайно. "Теперь читаем, как было на самом деле." Да уж, Некляева теперь словесный понос прохватит надолго. Раз- бирать всё, что он при этом нагородит, у меня нет физической воз- можности. Но к уже сформулированным ключевым обвинениям (котёнко- убивец и пр.) -- так и быть -- добавим: неудержимый болтун (чему в подтверждение и 29 томов уголовного дела!). "Барсик слева, Некляев справа." Попытка Некляева реабилитировать себя в части отношения к мел- ким беззащитным животным. Барсик явно обеспокоен. Кошачье чутьё подсказывает верно: этот человек неискренен, у него руки в ко- шачьей крови. * * * "Вы путаете синее с кислым. Во-первых, 'угроза убийством' -- это не 'собирался сделать, но не успел', это 'сделал'. Это само- стоятельный, законченный состав преступления (противоправного, опасного и виновного деяния). 'Собирался сделать, но не успел' по-русски называется 'покуше- ние'. За него тоже судят. Но при условии, что этим человеком а) предприняты умышленные ДЕЙСТВИЯ, направленные на совершение какого-либо преступления и б) действия эти не были доведены до завершения (до совершения этого преступления) по независящим от злодея обстоятельствам. На совершение какого-именно преступления покушался этот самый Некляев, и какие реальные действия он для этого предпринял?" По-моему, Вы обчитались дурными комментариями к Уголовному ко- дексу. Угроза убийством -- это декларация намерения, а не только лёгкая вибрация воздуха. Судить людей за лёгкую вибрацию воздуха -- это даже для тоталитарных режимов слишком. Судят за информа- цию о предполагаемом будущем, какую эта вибрация несёт. По-моему, я говорил лишь о том, что Некляев извращённо предста- вил -- в свою пользу -- принцип права. По поводу того, что Некля- ев делал, почти делал, собирался делать, не собирался делать, написано 29 томов угловного дела, ознакомиться с которыми у меня нет ни возможности, ни желания. Я говорю Вам: "Я Вас убью". Попробуйте обжаловать это моё ДЕЯНИЕ в суде. Не получится при всём желании, потому что за этими словами нет НАМЕРЕНИЯ. А слова ведь всё правильные, про убийство мною Вас. В большинстве современных государств, включая Белоруссию, правовая система не настолько ущербная, как это некоторым поэтам представляется. В определённых случаях ограничение в правах в судебном порядке осуществляется даже за то, чего человек не собирался сделать, а только МОЖЕТ. К примеру, в судебном порядке могут признать человека недееспособным по причине психического заболевания, хотя он ещё не откусил своему адвокату уха. Иногда ограничение в правах за ВОЗМОЖНЫЕ в будущем действия осуществляется даже во внесудебном порядке. К примеру, интерниро- вание иностранных граждан в случае начала войны с их страной. Всё по закону, разумным образом, здравомыслящие люди не возражают. Кстати, Вы бы для начала поинтересовались в интернете, кто там у нас основатель отечественной школы пенитенциарной философии: я или гражданин Некляев. "...ваше действие ввиду своей неисполнимости не может вызвать у меня чувство тревоги и дискомфорта, поскольку Вы до меня попросту не дотянетесь." Чувство тревоги у Вас не возникает, потому что у меня нет НАМЕРЕНИЯ. Если бы судили за вызывание чувства тревоги, тогда бы требовалось доказывать, что оно у Вас есть: представлять свои обкаканные штаны, справку от психиатра и т. п. "Угроза убийством -- само по себе опасное и потому уголовно наказуемое деяние, постольку поскольку направлено на запугивание потрепевшего, создание у него чувства тревоги и тем самым само по себе наносит ему вред вне зависимости от того, действительно ли он собирается это сделать." Чувство тревоги в принципе не является вредным для организма. Оно является вредным лишь при некоторых условиях. Но при некото- рых условиях вредно ВСЁ. А если нет ущерба, то нет и вины. Далее, чувство тревоги субъективно, и если оно возникает без серьёзных оснований и при этом вредит, оно представляет собой личную проблему тревожащегося и связано с его личной "виной" за низкий уровень его психической самоорганизации. Иного слабонерв- ного может и от чтения газетной статьи кондрашка хватить. Или от посещения продуктового магазина в Минске при нынешних ценах. Далее, если у человека не случилось чувства большой тревоги, а его обращение в суд по поводу угрозы убийством вызвано нежеланием оказаться в ситуации, когда ему самому придётся убивать ради самозащиты (скажем, он не хочет травмировать своих малолетних детей сценой кровавой расправы -- вроде той, что у Некляева с котёнком), ему разве отказывают в возбуждении уголовного дела на основании отсутствия у него обкаканности штанов? "Человека не судят, за то, что он невменяемый: просто констати- руют в судебном порядке факт того, что он ввиду своего психичес- кого состояния не способен пользоваться определенными принадлежа- щими ему правами." Не констатируют, что человек не в состоянии пользоваться некото- рыми правами, а ЛИШАЮТ его некоторых прав посредством судебного решения. Иначе бы получалось, что право есть, а пользоваться им нельзя. Об интернировании. "Это вообще действие экстраординарное, и кстати говоря, внесудебное." По-моему, это сначала я здесь сказал, что интернирование -- дело внесудебное. То есть, считают его целесообразность настолько очевидной, что даже не видят необходимости разбираться в судебном порядке ни перед интернированием, ни после его. Здесь существенно то, что законным -- и разумным -- образом ограничивают в правах за ВОЗМОЖНЫЕ действия, в отношении которых даже не было намере- ния.

Из прочего:

(http://www2.polskieradio.pl, 16.05.2011)

Ляўрэатка Нобэлеўскай прэмii: Свабоду Паэту Някляеву!

Каля сотнi паэтаў, лiтаратараў i дзеячоў культуры з усяго сьвету падпiсалi лiст салiдарнасьцi з Уладзiмерам Някляевым i заклiкалi беларускiя ўлады й суд неадкладна вызвалiць паэта. Прыводзiм зьмест лiста цалкам: "У сваёй прамове на судовых слуханьнях 6 траўня паэт Уладзiмер Някляеў сказаў: 'Я паэт. У мяне няма "юрыдычнага" мысьленьня. i нiхто ўжо нiчога ня можа з гэтым зрабiць. Ёсьць рэчы нашмат важнейшыя, чым юрыспрудэнцыя цi палiтыка. Сакральныя рэчы. Чалавек - больш чым проста юрыст або палiтык. Усе мае сябры стаялi на Кастрычнiцкай плошчы ў Менску. Я да гэтага часу стаю на Плошчы зь iмi -- Плошчы нашай будучынi.'" Если нет юридического мышления, не надо декларировать принципы правосудия в собственной редакции ("Человек подлежит суду только за то, что он совершил и т. д."), не посоветовавшись с толковым адвокатом, иначе будешь выглядеть как человек, у которого нет и здравого смысла. И отсутствие юридического мышления не является на суде смягчающим обстоятельством. "Але Ўладзiмр Някляеў так i ня трапiў на Плошчу 19 сьнежаня 2010 г., каб далучыцца да пасьлявыбарчага мiтынгу. Ён быў зьбiты да страты прытомнасьцi, да чэрапна-мазгавой траўмы яшчэ да таго, як мiтынг пачаўся, калi за яго яшчэ галасавалi на выбарчых участках. Ён быў выкрадзены з рэанiмацыi й арыштаваны." Точнее, он был взят под стражу в реанимационном отделении боль- ницы, в котором занял место (и отказывался его оставлять) не из-за болячек, а из-за смертельного страха. "Цяпер ён паўстаў перад судом за арганiзацыю дзеяньняў, у якiх у яго нават не было магчымасьцi ўдзельнiчаць." Это демагогия людей, прикидывающихся, что у них тоже нет юриди- ческого мышления. Организатор преступных действий подлежит уго- ловной ответственности, даже если сам не входит в число исполни- телей этих действий. "Мы заяўляем аб сваёй падтрымцы Ўладзiмеру Някляеву й яго сябрам. Мы стаiм на Плошчы разам зь iмi. Камусьцi можа здацца дзiўнай наша еднасьць моцнай веры ў тое, што ёсьць рэчы, больш важныя, чым палiтыка альбо юрыспрудэнцыя. Але мы заяўляем, што жыцьцё Паэта, свабода Паэта нашмат важнейшыя, чым часовыя патрабаваньнi дадзенага гiстарычнага моманту. Уладзiмер Някляеў аддаў свой голас, голас Паэта, за тых у Беларусi, хто марыць аб лепшым жыцьцi, хто хоча больш выбару й больш свабоды. i мы хацелi б дадаць свае галасы да яго голасу." А жизнь и свобода какого-нибудь не поэта, а, скажем, инженера, -- менее важны, чем требования 'исторического момента'? Разве люди не должны быть равными перед законом? Разве не все челове- ческие жизни равны перед Господом? Или поэтические -- равнее? Там ещё куча безвестных людей предстала перед судом почти за то же самое, что и Некляев, но 'сто поэтов' подписались только за главного, за провокатора. А за непоэтов должны собирать подписи уже непоэты? "Мы зьвяртаемся да ўраду Беларусi й да Высокага суду вызвалiць Уладзiмера Някляева, даць яму волю пiсаць i ствараць." Как бы это выглядело, если бы, к примеру, около ста видных финансистов и социалистов написали письмо-ходатайство в амери- канский суд по поводу процесса над директором-распорядителем Международного валютного фонда Домиником Строс-Каном, обвинённым 16.05.2011 в сексуальных домогательствах и пр.? Суд бы принял это к сведению или счёл нахальной попыткой влияния на судебный процесс? "Яму ёсьць чым папоўнiць скарбнiцу беларускай культуры." Сумняваюся. Говорят же: до сорока лет -- тексты, после сорока -- комментарии к ним. Если бывают исключения, то лишь у людей, которые и в более молодом возрасте сотворяли что-то значительное, чего нельзя сказать о подсудимом. В те далёкие годы, когда Некля- ев был не кандидатом в президенты, а вполне успешным приспособ- ленцем, который строчил и немало публиковал свои гладкие стихи, большинство местных культурных людей не имело о нём понятия: не потому, что эти люди были всё-таки недостоточно культурные или что Некляев предлагал вещи слишком необычные для средних умов и/или сложные, а потому что он терялся на фоне многих таких же, как сам. Я уверен, что и сегодня, после всей площадной шумихи, большинство как бы сторонников Некляева не сможет рассказать наизусть и трёх его стихов. 11.09.2011: Мощную антилукашенковскую установку в белорусском обществе не удаётся сформировать отчасти из-за того, что многие "критики" нынешнего "режима" дискредитируют идею перемен своей мелочностью, грызючестью, малокультурностью, политической ограниченностью, неразборчивостью в средствах. Когда начнётся интенсивный пропих очередного вождя нации взамен нынешнего, мой личный лозунг будет "ШИЛО -- НА МЫЛО!". * * * Особенность честной политической позиции состоит в том, для выражения и защиты такой позиции нет необходимости лгать, увили- вать, предаваться демагогии. Более того, использование указанных приёмов попросту не совместимо с честностью позиции. Можем ли мы признать, что политическая позиция Некляева честная? Нет, не можем. Потому что есть ложь, увиливания, демагогия. * * * Почти в тему. Лукашенко и Гитлер. "Либерастическими пропагандонами" (выражение не моё; фиксирую его здесь для истории), в том числе некляевскими, иногда исполь- зуется в подрывных целях следующее высказывание А. Г. Лукашенко о Гитлере, неосторожно сделанное в 1995 г.: "История Германии -- это слепок в какой-то степени истории Беларуси на определенных этапах. В свое время Германия была поднята из руин, благодаря очень жесткой власти известным Адольфом Гитлером: Не все только плохое было связано в Германии с известным Адольфом Гитлером. Немецкий порядок формировался веками, при Гитлере это формирование достигло наивысшей точки. Это то, что соответствует нашему пониманию президентской республики и роли в ней президента: Гитлер сформировал мощную Германию благодаря сильной президентской власти: Германия поднялась благодаря сильной власти, благодаря тому, что вся нация сумела консолидироваться и объединиться вокруг сильного лидера: Глава государства -- президент, его авторитет, его ведущая роль выходят на этом этапе на первое место: Этому учит нас немецкая история." Это высказывание -- якобы жуть, после которой можно уверенно кропать по ночам на заборах кривыми буквами "Лукашенко = Гитлер" и обращать против главы несчастного белорусского государства весь имеющийся в массовом сознании негатив по поводу фюрера. Но разберёмся по существу. Если пренебречь обычными для извест- ного деятеля неточностями (не Германия слепок с Белоруссии, а Белоруссия -- с Германии; Германия была в руинах в 1945 г., а не в 1933; Гитлер был канцлером, а не президентом), то разве он сказал о Гитлере НЕПРАВДУ? Отнюдь нет (если не так, тогда в чём неправда?). Может, он сказал о Гитлере то, что думал, а не то, что принято говорить? По-видимому, да. То есть, он поступил именно так, как надо и как мы ждём (но обычно не дожидаемся) от каждого политика. Так в чём тогда состоял грех Лукашенко? Может, в пропаганде нацизма? А почему не в пропаганде объективности и искренности? Или это не нужные обществу вещи? Из "Предварящего размышления" в книге "Гитлер" Иоахима Феста, вполне объективного и авторитетного биографа фюрера: "Если бы в конце 1938 года Гитлер оказался жертвой покушения, то лишь немногие усомнились бы в том, что его следует назвать одним из величайших государственных деятелей среди немцев, может быть, даже завершителем их истории. Его агрессивные речи и его 'Майн кампф', его антисемитизм и его планы мирового господства канули бы, вероятно, в забытье, как творение фантазии его ранних лет, и лишь от случая к случаю вспоминались бы, к негодованию нации, её критиками." Неправильное у Лукашенко состояло лишь в том, что впоследствии он отрицал факт высказывания, хотя можно было выкручиваться и более разумным образом. В затюканной либералами Европе можно говорить о Гитлере aut male, aut nihil ("или плохо, или ничего"). Если кто-то отступает от этого правила, стараясь быть объективным, то в СМИ и на улицах начинается "ату его!". А с чего бы? Такая реакция только иррацио- нализирует вопрос и затрудняет выработку адекватного отношения к феномену "Адольф Гитлер". По существу -- продлевает Гитлеру политическую жизнь после смерти. Причина иррационализации темы Гитлера -- в том, что в Европе сложилась система кормления от антифашизма: довольно много актив- ных людей самоутверждаются и зарабатывают на пропитание отчасти (или в основном) тем, что якобы защищают мир от "коричневой чумы", мелкие рецидивы которой сами же и провоцируют, чтобы было от чего защищать мир. Правильное отношение к Гитлеру -- спокойно-аналитическое. Да, был, да, хотел, как лучше, но получилось в целом очень плохо -- потому-то и потому-то. На рациональном уровне вопрос о Гитлере можно более-менее уладить, на эмоциональном же он вечен, и заклинающие "nie wieder!" как раз эту вечность и обеспечивают. И ведь нельзя сказать, что нынешние европейцы седьмой дорогой обходят любую опасность: наоборот, они в массе своей некоторые опасности упорно игнорируют. Но на Гитлере многих клинит. Между тем сегодня коренная Европа вымирает отнюдь не из-за национал- социализма и скоро потеряет тихо-мирно куда больше населения, чем даже во Вторую Мировую войну. Современная либеральная политика, проводимая в Европе (и не только там), может привести (точнее, постепенно ведёт) к такой ситуации, что кошмарная эпоха Гитлера будет выглядеть заурядной страницей истории. Особенно огорчительна в этом отношении дерационализация европейцев. Говорят же: сон разума рожает чудовищ. Очередной (последний?!) пик европейского благополучия пришёлся на конец XX века, и этот пик уже более-менее пройден. Впереди -- только усугубление дефицита природных ресурсов и нарастание конфликтов в глобальном масштабе. А мы -- белорусы -- к такому не готовы. Вот это -- ПРОБЛЕМА. Возможно, будут в Европе ещё пики благополучия, но -- с другим в расовом аспекте населением и в других условиях. Наверное, снова будут пережиты большие радости по поводу того, что вот ведь нау- чились, наконец, добывать огонь трением палочек и т. д. * * * 03.10.2011: "Некляев -- ум, честь и совесть Беларуси!" Есть мнение, что там ни ума, ни чести, ни совести. Да и не в Беларуси он. "По себе судите, али как?" Ага, себя как эталон использую. За неимением под рукой другого. А Вы кем Некляева измеряете? Если он у Вас так высоко оценивает- ся, то я боюсь, что от Вашего эталона и вовсе воняет. "Некляева при задержании избили так, что он попал в больницу, а потом отказано было в возбуждении дела по факту избиения." А разве избиение прибавляет человеку ума, чести и совести? Ну, ума некоторым прибавляет, но, кажется, это не ваш случай. "Главная стратегия Лукашенко - это броуновское движение. У него полное отсутствие стратегии развития страны: перед Площадью 'стремился' в Европейский Союз, а как только Путин объявил о Евразийском союзе -- 'устремился' туда." Может быть, некоторым просто не хватает способностей, чтобы рассмотреть в этом движении закономерности. 13.10.2011: Перемен! Мы все хотим перемен! Шило -- на мыло, редьку -- на хрен! Перемен! 14.10.2011: "Лукашенко в вашей риторике это шило или мыло? очень прошу, ответьте, а то мы не знаем, по какой статье вас привлекать." По-моему, это вам один хрен. Ну, или редька. Я верю, Давно Учили тебя Отец твой и мать: Любить -- так любить, Стрелять -- так стрелять, МЕНЯТЬ -- ТАК МЕНЯТЬ! Но шанс-то уже Далеко-далеко, Его не поймать, Ему Помаши рукой... 15.10.2011: "Нынешний вполне доказал, что даже кухарка будет лучше. Против кухарок возражений нет?" Оппозиционная демагогия подросткового уровня. Я не имел дела с кухарками. Может, Вы имели. Если Вы считаете, что Ваш кандидат -- на уровне кухарки, то, наверное, так оно и есть: Вам же виднее. * * * Как послесловие. С некляевского сайта zapraudu.info, 29.12.2012: ЛИДЕР 'ГОВОРИ ПРАВДУ' НЕКЛЯЕВ ИЗВЕСТЕН ПОЧТИ ПОЛОВИНЕ БЕЛОРУСОВ Такие данные получены зарегистрированным в Вильнюсе Независимым институтом социально-экономических исследований (НИСЭПИ) в ходе декабрьского опроса общественного мнения. Опрошены были 1500 человек, ошибка репрезентативности не превы- шает 3%. Правда, согласно исследованию, вторая половина опрошенных ответила, что ничего не слышала о политике Некляеве. О самой кампании 'Говори правду' известно 57,6% респондентов. При этом 17% опрошенных заявили, что положительно оценивают ее деятельность. При проведении парламентских выборов за кандидата от 'Говори правду' уже сегодня готовы проголосовать 19,4% респондентов. Итого после трёх лет интенсивной "раскрутки", кульминацией которой было присутствие физиономии Некляева крупным планом на плакате кандидатов в белорусские президенты, который висел на каждом избирательном участке и не только там, половина населения многострадальной не имеет понятия, кто Некляев такой. Немножко уточним: причина не только в качествах кандидата и ре- жима, но также в качествах населения. В любой стране значительная часть народной массы в силу своего врождённого психического склада имеет очень поверхностные представления о политике. Хорошо ещё, если такие люди совсем не ходят голосовать. А если всё-таки притаскиваются?! Это скорее к вопросу об абсурдности обещаемой Некляевым "демократии". Ну её к чертям -- вместе с Некляевым и ему подобными. Типичный продукт "демократии" мы уже почти 20 лет имеем на самом верху и никак не можем сковырнуть законными способами, потому что продукт ничтоже сумняшеся переписал законы "под себя". * * * Ещё. Семён Букчин ("Жизнь как хохма и прикол. О романе Владими- ра Некляева 'Автомат с газировкой с сиропом и без'.", 17.03.2013, сайт www.belaruspartisan.org): "И вот думаю: что если бы вместо собрания разных приколов и хохм, демонстрации своей близости к убийце Кеннеди и участникам театрализованного покушения на Хрущева в Минске Некляев написал роман о том, как мальчик из Сморгони становится поэтом, любимцем властей, комсомольским лауреатом, который от лица советской молодежи выступает на XXV съезде КПСС, одновременно возглавляет журнал и газету, будучи главой союза писателей, терпит поражение в борьбе за 'близость к телу' Хозяина Беларуси, бежит за границу от преследований врагов, затем встает во главе никуда не движуще- гося движения 'Говори правду', ну и далее -- Площадь, избиение, изолятор КГБ, суд, политическая слава, превышающая литературную: Только чтобы без приколов. Всю правду, как вроде принято в его 'движении'. Да за такой роман могли бы не то что 'Гедройца' -- 'Нобеля' дать."

Возврат на главную страницу            Александр Бурьяк / Поэт Владимир Некляев как страдалец за Нобелевскую премию