PHOTO

Александр Бурьяк

История и теория империй

(наброски)








Барельеф Триумфальной арки в Париже
Обновлено: 10.04.2018
Другие произведения
bouriac@yahoo.com

1. Введение.
2. Понятие империи.
3. База данных об империях.
4. Место империй в истории.
5. Империи и нации.
6. Империи и союзы.
7. Империи влияния.
8. Причины образования империй.
9. Альтернативы империям.

1. Введение.

Дайте мне взглянуть на что-нибудь совершенное, до конца удавшееся, счастливое, мощное, торжеству- ющее, чего еще можно было бы опасаться! Ф. Ницше. "К генеалогии морали" (I.12). В истории любой страны, любого народа есть много страшного, грязного, глупого, абсурдного. И на это следует обращать некото- рое внимание -- чтобы меньше повторяться. Но в первую очередь следует обращать внимание на другое: на великие порывы, на реаль- но полезные достижения, а также на здраво налаженную повседнев- ность. Из истории следует БРАТЬ. Для этого необходимо её ЗНАТЬ. Но поскольку она ОГРОМНА, и по существу необъятна, лучше подхо- дить к ней с определёнными критериями поиска: высматривать что-то конкретное, с конкретными целями. Целью данной работы является исследование феномена империи: многонационального государства, которое создаётся и сохраняется как целое в значительной степени посредством насилия. Антисоветская пропаганда второй половины XX века имела одним из основных мотивов обвинение России в имперскости: в насильст- венном удержании в составе СССР множества народов. Противники СССР использовали то обстоятельство, что Советский Союз, в отли- чие от всех стран Запада, был ярко выраженным многонациональным государством (с обычным для таких государств набором проблем). В подрывной пропаганде Советский Союз стал "Империей зла". Целью этой пропаганды был распад страны. Этой цели достигли, но заодно сильно пострадал образ "империи вообще": им как бы пожертвовали ради победы над "большевизмом". Между тем, все современные более-менее крупные государства про- шли имперскую стадию развития (кто бурно и по-крупному, кто тихо и по мелочам), поэтому для граждан этих государств говорить нехорошо об империях -- значит, дурно отзываться о собственных предках, которым они целиком обязаны тем, что имеют такое-то гражданство и такую-то культуру, а не что-то другое. Да, империи создаются не без крови. Но ведь рожать людей -- это тоже больно, а никто (по крайней мере, явно) не выступает по этой причине против того, чтобы женщины рожали (неявно -- выступает, поэтому и вымирает коренное население Запада). Большим, если не основным, пороком империй считают насилие. Но насилие внутри империй -- это всего лишь альтернатива взаимному насилию между неимперскими мелкими государствами (это помимо насилия внутри таких государств). А поскольку своих обычно душат несколько менее злобно, чем чужих, то выгоднее быть душимыми в империи, а не извне. Обличаемой сущностью антиимперских "поливов" настоящего времени обычно является не вполне ещё добитая Россия -- та самая Россия, которая как империя отличается тем, что она в наибольшей степени, чем другие империи, сохранила своеобразие входящих в неё народов. Разумеется, это следствие, скорее, не особенностей "русского характера", а всего лишь сравнительно малой плотности населения империи и огромности территории, на которой это население страдало (страдает) от гнёта имперцев. Имперские поползновения нынешней российской "верхушки" -- это по большей части пропагандистская чепуха для сеяния надежд у простоватых патриотов. Несколько миллионов иммигрантов в год -- это не увеличение человеческого потенциала Российской империи, а её "размывание", тихое прибирание её к рукам другими империями: явными, вроде китайской, и неявными, вроде исламской. В частнос- ти, Дальний Восток Россией уже почти потерян. Антиимперский пафос обычно имеет своей причиной не неприязнь к опасностям и слабостям империй, а нечто другое. У "инородцев" империи за этим пафосом стоит мечта о собственном государстве с имперскими амбициями (для начала -- маленьком: удушающем только представителей других этносов, оказавшихся на оторванной от империи территории). У "общечеловеков" -- смертельный страх перед военной службой и пренебрежение интересами общества. Принципиально антиимперская позиция может быть только эмоцио- нальная, но никак не рациональная, потому что рациональная анти- имперская не может быть корректно обоснована. Совокупность исто- рических и современных фактов говорит больше о том, что империи -- почти неизбежный и в принципе не бесполезный компонент жизни обществ. Порочными бывают конкретные особенности конкретных империй, но принципиальная конструкция империи -- это всего лишь оболочка, которую можно наполнять различным содержанием. Если хочешь заполучить хорошую империю -- делай её сам. В неимперском государстве (то есть в очень маленьком или в по- старевшей империи) насилие используется не в меньшей степени, чем в имперском, но в имперском государстве оно имеет форму имперско- го, поэтому есть поверхностный повод говорить о насильственном характере империй вообще, как если бы насилие не было необходимым и существенным направлением деятельности любого государства. Антиимперская идеология -- это всего лишь инструмент разрушения конкретных империй, используемый другими империями, в лучшем слу- чае -- местными "элитками", стремящимися урвать себе часть импер- ской территории, а в туманной перспективе -- выстроить собствен- ные империи. Ничего, кроме демагогии и пафоса, имперской идее противопоста- вить невозможно. Люди, пришедшие в этот мир на готовенькое и не отвечающие головой за состояние общества, могут бесконечно позволять себе антиимперские рассуждения -- даже после того, как исчерпается имперское наследие их предков, но картину общества (разделение на государства, культуры, этносы) определяют в конеч- ном счёте не сепаратисты, а имперцы, потому что, даже чтобы како- му-то "угнетаемому" народу иметь шанс добиться "независимости" от империи, надо быть не очень маленьким, а это имеет место лишь то- гда, когда сам этот народ представляет собой продукт интегрирую- щей деятельности небольшой империи, пусть и в очень далёком, варварском прошлом. Народы, не имевшие имперской фазы в своём развитии, как правило, ушли в никуда: растворились в других народах. Хорошо это или плохо, но шло укрупнение народов. Любой народ, конечно, мог сохраняться и наращивать свою численность за счёт культурной самоизоляции и интенсивного размножения, но он вернее достигал этого за счёт ассимиляции других народов в границах империи, которую создавал. Героические личности в политике бывают разных типов. Среди прочего, есть цезари и боливары: первые с благими намерениями выстраивают империи, вторые с благими намерениями их разрушают. Те и другие движимы не только личными амбициями, но также и благими намерениями -- и действительно добиваются решения каких-то проблем, но при этом создают какие-то другие проблемы, так что дают основания для борьбы против себя. Как генералы имеют склонность готовиться к предыдущей войне, так и добропорядочные образованцы имеют склонность бороться с предыдущими гитлерами и сталиными, тогда как реальные угрозы уже, как правило, новые. Нынешние империи -- далеко не такие, как во времена британской королевы Виктории. Сегодня они, скорее, такие, как во времена, когда северные варвары выстраивали собст- венные имперские государства на теле разрушающейся Римской дер- жавы. Да, Запад переживает очередное нашествие (точнее, просачи- вание) варваров: на этот раз чёрных, жёлтых и т. п. из Африки и Азии. Китайцы, правда, не варвары, зато арабы, турки и негры раньше вцепились в Европу фору и более интенсивно размножаются. * * * Если принципиальное антиимперство -- позиция абсурдная, то стремление к демонтажу конкретной загнившей империи вполне может быть правильным, хотя лучше, конечно, в первую очередь сосредото- чиваться на возможностях её оздоровления. Если империя не поддаётся оздоровляющим воздействиям, надо использовать её "материал" для строительства какой-то другой им- перии и только в крайнем случае -- для перехода в промежуточную неустойчивую фазу: в период существования нескольких мелких государств. Разрушители империи изнутри должны честно говорить: "хотим в другую империю", потому что вне какой-либо империи они, если и продержатся, то не очень долго. * * * Выраженный иерархизм, характеризующийся тенденцией к абсурдиза- ции управления, отнюдь не является неизбежной особенностью импе- рии. К примеру, республиканский Рим был крупной империей, но власть в собственно городе Риме была устроена отнюдь не в виде привычной "пирамиды" подчинения. В течение всего времени сущест- вования Римской империи многие входившие в неё территории оста- вались под властью собственных царей, хотя и урезанной. В советской империи определённая степень автономии народов, можно сказать, даже навязывалась: считалось, что каждый народ, обитающий на своей традиционной территории, должен иметь своё административное образование: республику, автономную область или хотя бы автономный округ. * * * "Империя" -- чарующее слово. Вот расхожие образы массовой куль- туры: Emрire State Building, отель "Империал", "Империя игр", "Империя развлечений", "Газетная империя", "Финансовая империя", фильмы "Чингисхан", "Цезарь и Клеопатра" и т. д. Заря империй прекрасна. Старость империй отталкивает, как вся- кая старость. Великие империи относятся к числу самых значитель- ных человеческих достижений. Как сегодня некоторые народы стремятся в Европейский Союз, так несколько столетий назад некоторые народы стремились в Российскую империю, в Австрийскую империю и т. п. Европейский Союз -- это своеобразная империя нынешнего времени. Империи бывают в восходя- щей фазе, в нисходящей фазе. В восходящей они выгодны и привлека- тельны, в нисходящей зачастую представляется, что они очень мешают. Имперская идеология -- в числе важнейших факторов образования империй. Ни одна империя не создавалась на одном лишь насилии. Сначала возникает имперская идеолгия -- потом империя. Сначала разрушается имперская идеология -- потом империя. Критерии качества империи -- количество объединенных ею наро- дов и длительность ее существования. Интегрированный критерий может представлять собой сумму периодов вхождения в империю различных этносов. * * * Есть эстетичность и конструктивный смысл в больших империях, но есть эстетичность и конструктивный смысл и в маленьких государст- вах, если им хватает мозгов, чтобы обустраиваться и защищаться. Примеры таких государств: Швейцария, Израиль, Иордания. Положительное следствие малоразмерности -- небольшая высота управляющей иерархии. Она не располагает к загниванию и облегчает принятие сложных решений. Между "верхами" и "низами" дистанция в малом обществе вынужденно небольшая. Что же касается обеспечения безопасности и сложения усилий для больших дел, это вполне достигается посредством союзов -- в пер- вую очередь с другими малыми государствами. Соль ведь не в коли- честве человек и квадратных километров, а в их качестве. Отсутст- вие возможности добиваться благ грубой силой существенно подтал- кивает к поиску более тонких решений. Принципиальное общее превосходство больших империй над малыми государствами отсутствует. Оно случается только при неиспользова- нии малыми государствами преимуществ их собственной малоразмерно- сти: при нежелании или неспособности работать мозгами, при неуст- ранённости концептуальной зависимости от империй. Дураку, чтобы побеждать другого дурака, нужна сила, а умник может брать верх и хитростью. Для умника его собственная сила опасна тем, что лишает стимула сохранять, развивать и применять умственные способности. При надлежащем подходе к "человеческому материалу" страна может обеспечивать себе и десятикратное преимущество в возможностях при пересчёте на одного человека. То есть, к примеру, государство с 5 миллионами населения может успешно бодаться/соревноваться с го- сударством, в котором 50 миллионов населения. Правда, если малое государство смогло хорошо организовать своих умников, то оно и бодаться ни с кем не будет, а найдёт более спокойные пути решения своих внешнеполитических проблем. Однако у малых государств есть дурной соблазн пристраиваться марионетками младшими союзниками при больших государствах. Это обеспечивает кое-какой подкорм, избавляет от необходимости серь- ёзно думать, но и лишает преимуществ малоразмерности. Ещё один нехороший соблазн у малых государств -- выдуривать по- блажки и ресурсы у большого государства под предлогом подготовки себя к слиянию с ним в "более тесный союз" или под угрозой слить- ся "более тесный союз" с каким-нибудь другим государством. В этом случае малому государству интеллектуализация тоже не требуется, потому что замах на собственный путь сделал бы такую стратегию невозможной. Элемент замаха может разве что имитироваться -- для набивания себе цены при торге.

2. Понятие империи.

В словаре Бракгауза и Эфрона: "Империя (лат.): у римлян Imperium -- высшая государственная власть, принадлежала одному народу, проявлявшему ее в законодательстве, верховном суде, в решении вопроса о войне и мире; временно, как высшее полномочие, переносилась на выборных сановников; со времени Ю. Цезаря и Августа обладателями ее стали императоры. Позже И. стала обозначать территорию, на которую простиралась верховная власть." Империя в современном смысле -- многоэтническое государство, в состав которого часть народов была включена силой и/или в составе которого часть народов силой удерживается. Имперский народ -- основной строитель империи; он занимает в империи руководящее положение; на территории его проживания размещается её столица. Империи бывают разных типов. Общее у них -- наверное, насилие внутри своих границ, направленное на то, чтобы сохранить большое разнородное целое, стремящееся распасться. Все сколько-нибудь крупные государства -- это империи (ныне -- с затухающей имперскостью) или бывшие империи. Правда, аналогично все современные человеки -- потомки людоедов, так что прошлое ни к чему не обязывает. Империи бывают ярко выраженные и неярко выраженные. Почти любая страна -- хотя бы немного империя: притесняет в своих границах какой-нибудь малый этнос и держит в тюрьмах каких-нибудь сепара- тистов. Чаще всего в империи есть только один имперский народ. Бывают империи с двумя, тремя и даже четырьмя имперскими народами. Чёт- кой границы между имперским и неимперским народами нет. В импери- ях с несколькими имперскими народами не все эти народы находятся в одинаковых условиях. В разные периоды существования империи входящие в неё народы играют разную роль. Неимперский народ импе- рии может со временем стать имперским (пример: шотландцы в Британской империи). И наоборот, имперский народ империи может перестать быть имперским (пример: евреи в СССР). Империи с двумя имперскими народами: государство Ахеменидов (мидяне + персы); Речь Посполитая (поляки + литвины); Австро-Венгрия (австрийские немцы + венгры). В полиэтничной империи, существующей физически в виде единой территории, на которой этносы частично смешиваются, социальные границы между имперскими и неимперскими народами могут быть расплывчатыми. Бывают империи без отчётливо выделяющегося имперского народа. К примеру, Османская империя. Турок как народа, можно сказать, не существовало до того, как Османская империя развалилась в 1918 году: существовали только родственные тюркоязычные этнические группы, а империеобразующим фактором был надэтнический чиновничий слой. Некоторые считают (не без оснований), что имперского народа (имперских народов) по большому счёту не было и в царской России. Выдвигать на роль имперского в ней русский народ -- слишком боль- шое упрощение: хотя бы потому, что в правящем слое была сильна позиция немцев (даже "дом Романовых" был по крови немецким). Во- обще, российское дворянство, чиновничество, офицерский корпус были существенно полиэтничными: помимо условно-русских (в значи- тельной части потомков татар) и немцев, они включали в себя весо- мые доли поляков, кавказцев (в том числе мусульман) и вообще представителей "покорённых народов". Основной поставщик "пушеч- ного мяса"-- это ещё не имперский народ, а, может быть, всего лишь наиболее удобный "человеческий материал" для использования в военном деле. Что касается качества жизни, то самым высоким в Российской Империи оно было в массе у финнов, которые в имперских военных и административных делах почти не участвовали. Можно ли считать довоенный СССР империей с тремя имперскими народами (русские + украинцы + белорусы) -- вопрос сложный: хотя бы потому что численность номинальных белорусов отличалась от численности номинальных русских более чем в 10 раз, а среди укра- инцев всегда имела место тенденция к обособлению. В 1920-1930-х годах в СССР в качестве соимперствующего народа заметно выступали евреи, плюс была значительной роль кавказцев (одного из них даже занесло на самый верх), но в целом империеобразующий фактор в СССР был скорее не этнический, а партийно-чиновничий. * * * Города-империи: Рим, Карфаген, Венеция, Генуя, Новгород. В таких империях отсутствует имперский этнос, зато есть имперский город. * * * Факторы, укрепляющие империю: отсутствие значительных различий в правах и качестве жизни между народами империи; разделение труда между частями империи; внешняя угроза; эффективная идеология; общая социальная "верхушка". Методы удержания этносов в империи: расширение политических прав и экономических возможностей обитателей империи; повышение качества жизни и обеспечение безопасности обитателей империи; пропаганда имперского патриотизма; использование внешних угроз в условиях, когда перебежчиками в другую империю быть невыгодно; автономизация народов; устрашение потенциальных сепаратистов; раскол национальных общностей по какому-либо признаку; депортация (переселение или расселение); ассимиляция; поддержание умеренной взаимной вражды неимперских народов; частичное уничтожение активной части неимперских народов. Большинство государств -- полиэтнические. Моноэтнических госу- дарств очень мало. Наиболее крупные из них: Норвегия (98 % населения -- норвежцы) Япония (99 % населения -- японцы) Корея (99 % населения -- корейцы). Можно обратить внимание на то, что эти моноэтнические государ- ства -- островные и полуостровные. Их этническая однородность -- следствие длительного смешивания этнически различных групп насе- ления. И даже среди подобных государств большинство -- бывшие империи. Факторы, способствующие образованию моноэтнических государств: наличие у страны естественных границ; избыток населения (слабость иммиграции); длительность существования страны (слияние этносов); расовая, языковая, религиозная близость соседствующих народов; ассимиляционная политика правительств. Можно выделять империи следующих уровней: мировые; региональные; локальные. Мировые империи чаще заканчивают распадом, локальные -- образо- ванием новых крупных этносов. Все современные большие нации образовались путем смешения этносов в больших и малых империях: предки англичан: кельты (бриты, валлийцы и др.), римляне, германцы (англы, саксы, даны, норманны и др.), евреи и др. предки французов: кельты, италийцы, германцы (франки, скандинавские племена) и др. предки немцев: германцы, славяне (сорбы), балты (пруссы), тюрки и др. предки итальянцев: италийцы, этруски, греки, кельты, германцы (лангобарды), арабы, евреи и пр. предки испанцев: иберы, италийцы, германцы (вандалы), арабы, евреи и др. предки русских: славяне, балты, финны, тюрки, германцы; предки поляков: славяне, германцы, балты, тюрки. Нередко случалось, что большие народы подчинялись малым наро- дам. Иногда малые народы-завоеватели не имели преимущества в вооружениях, но брали организованностью, мобильностью и идеоло- гией. Имеет больший шанс стать имперским народ, который: превышает по численности соседние народы; сплочён; приучен к войне; имеет энергичных и популярных лидеров; выработал перспективную привлекательную идею. Механизмы создания многонациональных государств: добровольное объединение (Швейцария, Чехословакия и пр.); иммиграция из разных стран (Канада и пр.); завоевание, создание империи. Отличия империи от неимперского многонационального государства: фактическое, а иногда и формальное неравенство народов в некоторых отношениях; сепаратистские тенденции, преодолеваемые центральной властью. Неимперское многонациональное государство может со временем превратиться в имперское при сохранении прежних границ и этничес- кого состава: какие-то народы могут со временем получить в нём верховенство над другими народами. В существовании имперского этноса могут выделяться следующие этапы: предимперский; имперский; послеимперский, межимперский. В каждый из этих периодов господствующие настроения имеют свои особенности. Факторы, задающие пределы роста империи: другие сильные империи; естественные границы (горы, моря, пустыни и т. д.: ненаселен- ные и/или труднопроходимые местности). Внутренние факторы, сдерживающие рост империй: сепаратистские тенденции; внутренние межклассовые конфликты; трудности сообщения между областями. Последствия крушения империй: создание нескольких новых государств; прирост соседних империй или превращение соседних государств в империи; создание новой империи в теле разрушенной (Мидия --> Персия, Персия --> империя Александра Македонского); Если некий народ быстро (в течение нескольких лет) становится имперским, то это обычно не надолго -- по следующим причинам: у "верхушки" нет "исторического опыта" управления империей; массовое сознание не включает традиции сосуществования разных этносов в одном государстве. Германия не смогла создать прочный Третий Рейх отчасти потому, что не имела большого опыта управления колониями и повела непод- ходящую политику на захваченных территориях, заселённых народами другой крови. Для империи опасна неравномерность изменения ее частей (измене- ния численности этносов, богатства этносов, состояния среды оби- тания этносов): организация империи перестаёт отражать соотноше- ние потенциалов (= возможностей + амбиций) различных этносов, и это приводит к вспышкам недовольства тех этносов, которые считают себя способными побороться за лучшее место.

3. База данных об империях.

Формальный подход к описанию империй наверняка мало что даст для их понимания. Использование его сильно затруднено частью отсутствием сведений, частью сложностью формализации. К примеру, чем точнее указываются время возникновения и время исчезновения той или иной империи, тем более они сомнительны. Далее, обычно на разных этапах своего существования империя имеет разные характе- ристики, но довольно условным является и выделение этапов, и определение их характеристик. Кроме того, условия существования империй разного времени существенно различаются, так что подхо- дить к этим империям с общей мерой можно лишь с очень большой осторожностью, и уж конечно, не имет смысла их статистическое исследование. Получается, Формальное описание империй годится единственно для облегчения запоминания материала. Формальные характеристики империи: название; тип устройства; территория; имперские (= властвующие) народы; неимперские (= подчинённые) народы; время возникновения; время исчезновения; благодаря чему возникла/держалась; благодаря чему развалилась; что нового привнесла в технологию имперствования.

4. Место империй в истории.

Во всякий момент времени имеют место тенденции... образования и роста империй; распада империй; слияния входящих в империи этносов в единый этнос; возникновения новых субэтносов в границах больших империй, неоднородных по условиям жизни. Империя -- наиболее типичная и наиболее устойчивая форма сосу- ществования этносов. Почти все государства в той или иной степени стремятся стать империями. Гибнущие империи распадаются не только на моноэтнические госу- дарства, но и на империи меньших размеров, а также распределяются между другими империями. К примеру, после распада СССР образовались следующие империи: Армения (насильно удерживаемая территория: Восточный Карабах); Грузия (насильно удерживаемые территории: Абхазия, Аджария, Южная Осетия); Молдавия (насильно удерживаемая территория: Приднестровье) Российская Федерация (насильно удерживаемая территория: Чечня); Украина (насильно удерживаемая территория: Крым). Следующие государства на территории бывшего СССР выразили жела- ние оказаться в Европейском Союзе -- европейской империи: Литва, Латвия, Эстония и др. Европейский Союз -- империя, но слабовыраженная и специфичес- кая: захватывает новые территории посредством идеологической и агентурной подрывной работы, удерживает старые территории посред- ством подавления разномыслия. Процесс образования и разрушения империй продолжается.

5. Империи и нации.

Все современные большие нации своим существованием обязаны империям. Всякая большая нация -- продукт длительно существовавшей империи, в которой многие народы слились в один народ. Таким образом, сам факт существования больших наций доказывает жизне- способность империй. Совпадение этнических и политических границ (выдаваемое за существенный признак наций) является исключением, а не правилом. Можно говорить только о более или менее приблизительном их совпа- дении в некоторых случаях. Складывающееся иногда довольно значи- тельное совпадение этнических и политических границ вскоре нару- шается если не завоеваниями, то миграциями. По большому счёту, нация -- это выдумка "прогрессистов", которым хочется находить полезные новообразования в якобы всё более со- вершенствующемся человечестве. Якобы раньше наций не было, а по- явились они только в 18-19 веках. То, что "прогрессисты" называют нацией, есть один, или несколько, или много этносов в подчинении у одной государственной машины. Всё это имелось и раньше, только в менее сложной форме и с менее определёнными и устойчивыми тер- риториальными границами. Стадии формирования большой нации: 1) несколько несмешанно проживающих этносов в границах империи; 2) несколько полусмешанно проживающих этносов в границах империи (смешение -- территориальное и семейное); 3) преобладающий рост одного из этносов за счёт ассимилирования полукровок; 4) один большой этнос, в котором различия в происхождении становятся всё менее заметными, всё менее значимыми. Всякая империя -- предпосылка формирования нового, общеимперс- кого народа из входящих в неё этносов. В этом состоит её отрица- тельная роль, потому что растворение любого этноса в других -- это для человечества потеря в культурном и генетическом аспектах. Вхождение народа в империю не обязательно ведёт к его ассими- ляции: последствия зависят от народа и от империи. Поэтому поло- жительное отношение к империям может сочетаться с положительным отношением к сохранению своеобразия малых народов. О праве народов на самоопределение. Субъект имеет некоторое право, если группа субъектов, в которую он входит, это право ему предоставляет -- инициативно или по принуждению с его стороны. То есть, право всегда исходит от группы и существует относительно группы. Право -- не более чем условность между субъектами, существующая ради каких-то выгод этих субъектов. Народ имеет право на самоопределение, если сообщество народов решило ему это право предоставить (возможно, потому, что он это право обеспечил себе силой). Право на самоопределение как прин- цип, а не как уступка конкретному народу в конкретной ситуации -- это на практике всего лишь подрывная пропагандистская идея, которую старые большие нации (бывшие империи) могут использо- вать для разрушения тех сравнительно молодых империй, которые ещё не успели уничтожить все межэтнические различия на своей территории. Естественная сторона права народов на самоопределение такова: 1. Всякий народ должен бороться за самоопределение (если ему представляется, что вне империи он будет жить лучше и что затраты на отделение окупятся) -- с перспективой когда-нибудь создать собственную империю. 2. Всякая империя должна бороться за удержание народов в своём составе -- если имперскому народу представляется, что хотя бы ему так будет лучше. Борьба между империей и народом, стремящимся из неё выйти, должна вестись по возможности без ожесточения, без уничтожения людей ценностей. Какая организация эффективнее -- национальная или имперская -- покажет исход борьбы.

6. Империи и союзы.

Между империей, многонациональным государством, союзом госу- дарств нет чёткой границы. Далее, одно и то же государство может представлять собой добровольное объединение нескольких народов и в то же время выступать в качестве империи по отношению к неко- торым другим народам. У нескольких империй могут быть совместные колониальные владе- ния, совместные области влияния. К примеру в 19 веке согласован- но действовали в Китае англичане, французы, немцы, австро-венгры, русские, японцы.

7. Империи влияния.

Империи влияния держатся не силой оружия, а силой экономической и идеологической зависимости. Они -- мягкая форма существования империй. Равенства и добровольности в них зачастую бывает не больше, чем в империях, выстроенных посредством оружия. Военная сила в таких империях применяется только точечно: против очагов идеологического и военного сопротивления.

8. Причины образования империй.

История оправдывает любое желание. Она, строго говоря, ничему не учит, ибо содержит всё и даёт примеры всего. Поль Валери. "Заметки о величии и упадке Европы". Государство присоединяет к себе чужие территории, когда есть внутренняя и внешняя возможность, а также (хотя необязательно) потребность, наиболее доступный способ удовлетворения которой -- захват некоторой территории. Полезности наращивания территории: оправдание войны, затеянной ради её собственных полезностей; эксплуатация населения присоединённой территории; получение доступа к ресурсам присоединённой территории; ослабление внешней угрозы; увеличение экономической и военной мощи государства; увеличение веса государства в международных делах; получение обстоятельства, которое в пропаганде можно представлять как достижение. Иногда первичным является стремление воевать, а присоединение территории оказывается одним из оправданий реализации этого стремления. Иногда первичным является именно присоединение тер- ритории, а война выступает как единственно возможное или наиболее приемлемое средство. Возможные полезности войны: ограбление (однократное получение военной добычи); упражнение в войне; опробование и развитие вооружения, стратегии и тактики; предотвращение нападения; получение особо активными личностями возможности проявить себя; избавление от части особо активных личностей, представляющих собой опасность для существующей власти. Вредности наращивания территории: приобретение внутренних врагов -- обитателей присоединённой территории; порождение опасений у соседей -- потенциального объекта последующих завоеваний. Благополучной, привлекательной империи нет необходимости силой присоединять и удерживать народы: они сами просятся в её границы. Насильственное их удержание впоследствии понадобится тогда, когда благополучгый период существования империи закончится. Некоторые империи возникали не потому, что "экономическое могу- щество" позволяло им вести успешные войны, а потому что будущим имперским этносам нечего было есть и единственное спасение состо- яло в том, чтобы пограбить и потеснить соседей. Некоторые общества бывают устроены так, что могут существовать лишь при условии эпизодического территориального роста. Это ... 1) рабовладельческие общества, в которых плохо налажено воспроиз- водство рабов и которые поэтому нуждаются в притоке пленных; 2) общества, существующие отчасти за счёт военной добычи: контри- буций, ограбления завоёванных территорий; 3) общества, быстро расходующие природные ресурсы своей террито- рии. Стратегия выживания этноса может состоять в увеличении его численности, уменьшении её, удержании её на некотором уровне. Два последних варианта эфективны при ограниченности доступных для этноса ресурсов. Ресурсы разделяются на восполнимые и невосполни- мые. Численность этноса должна быть такая, чтобы при том образе жизни, какой он ведёт, восполнимые ресурсы успевали восполняться, а невосполнимых хватало на время, пока не будет найдена им замена или пока не будет обеспечен доступ к менее удобным их источникам. Доступность ресурсов можно понимать по-разному: доступность на имеющейся территории при имеющихся технологиях; доступность на имеющейся территории при возможных будущих технологиях; доступность на чужой территории, которую можно завоевать; доступность на чужой территории, с владельцами которой можно вести обмен; и т. д. Если нет военой угрозы и соблазна напасть самим (а такое бывает очень редко), то для общества лучше сдерживать свой рост, потому что в этом случае на каждого человека будет приходиться больше ресурсов. Бедность -- тоже средство самозащиты: кто беден, того мало кому хочется пограбить или завоевать (если включать в понятие бедности этноса также бедность ресурсами занимаемой этим этносом террито- рии). Бедность образа жизни не обязательно означает затруднения для военной деятельности: общество может быть бедным потому, что тратит много средств на подготовку к войне. Чем беднее население, тем легче оно переносит тяготы и лишения военного времени: война мало что изменяет в жизни таких людей. Чем меньше у людей имущес- тва, тем им легче защитить свои материальные ценности в условиях военных действий и соответственно тем меньше потери этих ценнос- тей. Этнос стремится расти численно, когда это требуется для успеха в войне (для захвата чужой территории; для ограбления соседей; для защиты собственной территории от захвата её другими; для защиты себя от ограбления). Вместо увеличения собственной числен- ности этнос может ассимилировать или подчинять себе другие этносы. Такой путь способен обеспечить значительно более быстрый рост при неизменности нагрузки на природную среду, но получающе- еся общество менее прочно.

9. Альтернативы империям.

Альтернативы империям: государство из добровольно объединившихся этносов; союз государств; совокупность независимых государств, придерживающихся некоторых правил взаимовыгодного сосуществования. Причиной объединения нескольких государств в одно государство или в союз государств обычно является стремление защититься от какой-нибудь империи. То есть, в этом случае империя первична. Особенности добровольных объединений: 1) большие трудности достижения различных компромиссов, 2) неустойчивость. Наиболее быстро создаваемыми и вполне устойчивыми являются полудобровольные имперские объединения народов. ................................................................. .................................................................

Из обсуждения

Но в принципе против империй правильные историки ведь не возражают? Только против ГОВНОимперий, так? "Нууу, эт смотря о КАКИХ империях идет речь. если о современных нам 'как бы империях' (США, эээ... ?), чисто номинальных 'импери- ях' (Япония, ...) и весьма многочисленных на данный момент 'недо- империях' (=крупные осколки бывших Британской, Голландской, Пор- тугальской, Французской и прочих им подобных колониальных импе- рий) -- то да, против (временного) существования таковых они, как бы тут сказать, ПОЧТИ не возражают (по крайней мере, слишком сильно не выступают). ИМПЕРИЙ же (точнее, ИМПЕРИЙ в полном смысле этого термина, а если уж совсем точно -- сухопутно-континенталь- ных империй 'классического' типа) на сегодня в мире в живых остались всего две -- бывшая Маньчжурская (=так наз. КНР) и .. ну.. Священно-присно-неделимо-триединая Московско-Третьеримская (благо, ГОВНОимперий нонче имеется, по нашим подсчетам, тоже тока две). Ещё ж испанцы удушающе обнимают басков и каталонцев, а сербы точат зубы на косовских албанцев. И Эрдогану неймётся. А в оста- льном таки да, тиховато что-то стало на планете по имперской час- ти. Но мы ж помним, что все крупные государства - бывшие империи. А не будь тех империй, ох и мозаику бы мы теперь имели. И фиг бы установился теперешний относительно спокойный миропорядок. "С посл. вашим утверждением ('А не будь тех империй, ох .....') согласен, но это мое согласие никак не отменяет того факта, что любая империя (даже самая 'мягкая'), -- за исключением, разумеет- ся, псевдоимперий и значительной (?) части 'недоимперий' -- это всегда зло (в той или иной степени). Зло по отношению к предста- вителям 'неимперских', т. е. подчиненных этнонаций или просто этносов (не спорить (тем паче по-детски), не пытаться укусить). Ой -- забыл помянуть ещё одну категорию империй. Это выделяемые нами так наз. 'огрызочные империи'. в их число, кроме уже указан- ной вашей светлостью Испании, входят также Турция (огрызок бывшей Османской империи), Германия (да-да -- и она тоже, паскоку совр. нам с вами Гермаша -- это ж не что иное, как огрызок созданного Оттоном фон Бисмарком 'Второго Рейха', и в состав этого 'огрызка' по-прежнему входят Швабия с Баварией, которые ни по каким параметрам нельзя отнести к этнически немецким территориям), Жабоедия (с Провансом, Корсикой, Бретанью, Новой Каледонией и пр. мелкотней), Дания (ужо без Норвегии, но всё ещё с Гренландией), Швеция (ужо без Финляндии, но всё ещё со Сканией и 'шведской' частью Лапландии), Италия (да, и она -- даже уже без Ит. Ливии и прочих там албаний), Вьетнам, Эфиопия, ....., ....., итд итп. К'огрызочным империям' в некотором смысле (условно) могут быть отнесены даже сегодняшняя Польша (огрызок межвоенной ПР, сохраня- ющий в своем составе довольно-таки обширные литовские, белорусс- кие и украинские этнические территории), Япония (с о-вами Рюкю, насельники которых суть отнюдь не японцы), США (с Гавайскими о-вами и Аляской в своем составе, -- ведь предоставленный этим, заметим, слабовато с основной частью США связанным колониям статус штата ниче, по сути, не изменил в отношении к бесчеловечно угнетаемым гавайским и аляскинским аборигенам да русско-индейским метисам (как ток подумаю об их незавидной участи -- сразу слезы на глазах) со стороны 'белых' америкосов)." Любая империя -- зло, причём не только для подчинённых народов, но в некотором смысле и для имперских. Но это зачастую МЕНЬШЕЕ зло. Далее, некоторые народы "болеют" идеологически, и приходится не только защищаться от них посредством их подчинения (это "гуман- нее", чем истреблять их), но также защищать их посредством этого самого от них самих (чтобы не надорвались с войнах, не напроси- лись на крупные репарации, а то и на геноцид). Если не успокоить "пассионарный" этнос посредством имперского подчинения его, этот этнос будет рваться создать собственную империю, только и всего.

На главную страницу             Александр Бурьяк / История и теория империй