три богатыря

Александр Бурьяк

Россия со стороны

(наброски)     

Обновлено: 13.02.2018
Другие произведения
bouriac@yahoo.com

1. Предисловие.

Как известно, русские -- народ почти святой. Народ-богоносец. Когда кажется, что они делают какие-то гадости себе и другим, это впечатление ошибочное: в действительности вместо них этим занима- ются маскирующиеся под русских евреи и другие инородцы. Конечно, даже в великом русском народе попадаются негодяи, но это -- отщепенцы; они уже не совсем русские, а может, никогда ими и не были. Могут возразить, что не то сейчас время, чтобы разбирать по косточкам многострадальный русский народ. А вот как раз наоборот: кризис -- самое время избавляться от иллюзий по своему поводу, потому что именно иллюзии и доводят до кризисов. Если даже в ТАКИХ условиях продолжать заниматься бредовым самолюбованием, тогда уж точно не выжить. Основные причины неприятностей любого народа -- в нём самом. Разумеется, обвинять других -- это много легче, чем обвинять самих себя, но критическое самоосмысление всё-таки продуктивнее. Вдобавок великорусским знаменем стали размахивать люди, причи- няющие России наибольший ущерб: распродающие её ресурсы, сдающие её иностранцам, насаждающие "общечеловеческие ценности" под пред- логом непонятно зачем нужной интеграции в несуществующее "мировое сообщество". Они то ли маскируются под патриотов, то ли вредят по неразумению. Они насобачились говорить умно, красиво и зажига- тельно. Возражать на их гладкую демагогию -- это, можно сказать, долг перед русским народом. Чтобы сохранить Россию и русских, надо перенести центр тяжести русской мысли с любования отечественной историей, с подсчёта достоинств, заслуг и обид русского народа, с пережёвывания старых мифов на выработку радикальной программы действий, ориентирован- ной не только на свой народ, но отчасти и на всё человечество, потому что без решения глобальных проблем достижение благополучия отдельно взятой нацией невозможно. Душа нации -- это не коллекция старых бредней, а совокупность новых замыслов, причём замыслов крупных -- завораживающих масштабом. Прошлым живут только вымира- ющие нации, а нации перспективные смотрят в будущее.


 1. Предисловие.
 2. Введение.
 3. Русское самомнение.
 4. Русские глазами белорусов, украинцев и поляков.
 5. Русские глазами грузин.
 6. Русские глазами южных славян.
 7. Русские глазами румын.
 8. Русские глазами "монголо-татар".
 9. Русские глазами "народов Севера".
 10. Русские глазами немцев.
 11. Русские глазами евреев.
 12. Русские глазами заезжих иностранцев.
 13. Русские глазами прочих.
 14. Русское объяснение ненависти к русским.
 15. Русская самокритика.
 16. Русский анализ нелюбви к русским.
 17. Заключение.
 18. Анекдоты о русских.
 19. Литература.
 20. Приложение. Про русский характер.





2. Введение.

Лубочный фильм "Садко". Сказка, на которой воспитывают юных русичей. Даже опера одноимённая есть -- композитора Римского- Корсакова. В фильме русские "гости" высадились на скандинавском берегу, а когда аборигены предложили им убраться по добру по здорову, аборигенам накостыляли от души. Объяснение: наказали за негостеприимство. Те же "гости", добравшись до Индии, продолжили в том же духе: привязались к радже, чтобы выдурить у него птицу-феникса. В конце концов сбежали с фениксом, ничего не оставив радже взамен. Но плохой всё-таки раджа, а наши -- чистенькие. И находчивые. В общем, когда какое-нибудь непотребство получается у русских, -- значит, молодцы-удальцы, а когда получается у других, -- значит, мерзавцы. К такой неодинаковости в оценке своих и чужих тяготеют ВСЕ народы, но ведь не все из них считают себя богонос- цами. Соседи русских, конечно, тоже бывают по-своему отвратительны, но надо же не оправдываться чужой мерзостью, а искоренять свою. Хочешь быть лучшим -- будь им. Но только так, чтобы это было очевидным и не нуждалось во вколачивании в чужие головы силой. Нет, просить прощения ни у кого не следует, да и никто его, наверное, особо не заслужил. Надо всего лишь постараться стать действительно лучше всех. Ничто внешнее этому серьёзно не мешает, а мешает только малая способность смотреть в корень и самооргани- зовываться, а ещё настроенность решать свои проблемы за чужой счёт.
русские
Пример пропаганды дурного национализма:
в России большинство -- русские, поэтому прочим лучше помалкивать.


3. Русское самомнение.

О русском самомнении. Из работы С. Н. Булгакова "Расизм и христианство": "Конечно, мы не хотим ему [иудейству] приписывать того единст- венного и высшего избрания, которое дано Израилю, лишь его дары и призвание Богом непреложны. (Рим. XI, 29). Но из всех историчес- ких народов, и в это мы верим, непреложно призванным к грядущему откровению является народ русский. И его брачный час приближает- ся, на небе духовном восходит его созвездие. Мы не будем связы- вать эту веру с империалистическими мечтаниями, хотя великому на- роду, казалось бы, должно соответствовать и великое земное царст- во, которое уже ознаменовано в исторических предвестиях прошлого. Однако эта 'священная империя' не есть прямая цель или даже только необходимое условие русского возрождения; по крайней мере, в первую очередь Россия может и не ожидать этого свершения, но она не может не ждать и не должна не ждать того, к чему она призвана, -- явить миру творческий лик русского православия. Эта великая задача есть внутренняя цель всего ныне совершающегося в мире со всеми его потрясениями. Россия есть в этом смысле энтелехия мировой истории, ее подлинная 'ось', и это всегда знала русская душа. Это сознание завещано нам из прошлого и коренится в ее глубинах, и его не могли в ней угасить ни сатанизм большевизма, ни горечь эмиграции. Россия воскреснет и воскресает, и сие буди, буди." "Национальное самосознание в России преимущественно выражалось в религиозной мысли (учение о 'третьем Риме', славянофильство, философия нового времени). Аналогию расизма можно указать лишь на задворках русской жизни, в варварстве 'истинно-русских людей', 'союза русского народа'. Но все это было настолько невлиятельно и малокультурно, что никогда не представляло опасности самоотравле- ния расизмом для русского духа. Но всегда гораздо серьезнее была опасность интеллигентщины и религиозного нигилизма. Но в этом нигилизме, которым была отравлена Россия до революции, неповинно было еврейское влияние уже потому, что оно и количественно, да и качественно оставалось в России слабо, частью наносное, как обще- европейская инфекция 'нового времени', частью же как стихия соб- ственной пугачевщины и бунтовства. Интернационал же, символически выразившийся в триумвирате 'Ленина-Сталина-Троцкого' и иже с ними, принял в себя всю нечисть, поднявшуюся со дна нашего вели- кого отечества. И бунт, и цареубийство имеют в русской истории русское, а не интернациональное происхождение. Однако, именно такими 'вождями' наша родина приблизилась к роковой черте своей истории, отмеченной проклятием, -- к большевизму." * * * Н. В. Гоголь (1810-1852): "Надо писать по-русски, надо стремиться к поддержке, упрочению одного, владычного языка для всех родных нам племён. Доминантой для русских, чехов, украинцев и сербов должна быть единая святыня - язык Пушкина, какою является Евангелие для всех христиан, католиков, лютеран и гернгуттеров." ................................................................. .................................................................

4. Русские глазами белорусов, украинцев и поляков.

С белорусского интернет-форума (2009): "Cначала Иван Иваныч добрейший десятилетие резал население в оккупированом Полоцке (собственно, в Новгороде-Пскове его пред- шественники проделали тоже самое), потом Лёха Тишайший -- каждого второго жителя Литвы уничтожил, потом Петя -- каждого третьего (из тех, кто остались) положил. Ну, и конфликты поменьше на про- тяжении 5 веков. Удивительно, как белорусы столько веков давали отпор восточному извергу и какие-то жалкие остатки от тех настоя- щих (не понаехавших из 'братской страны') всё ещё живы в 21 в." "Уже после одной только войны 1654-67 удивительно, что Речь Посполитая дожила до конца 18 века." "После геноцида, устроенного в 17 веке Москвой на територии Беларуси Речь Посполита ещё успешно давала отпор московским бан- дитам и в дальнейшем успешно провела боевые действия против Швеции. Однако постоянные войны таки истощили силы РП, и она была раздавлена соседними империями. Ну так и что в этом удивительно- го? Восточные коллеги говорят, мол посмотрите какие вы дураки, довели государство до развала своей демократией, а вот монрхия "богопомазанного" садиста -- это ого-го. Так легко, конечно, врать за зарплату. Основная причина, по которой Речь Посполита прекратила своё существование, это геноцид Москвы против литви- нов. У них-то, москалей, половину населения не вырезали в 17 в." * * * По поводу россиянских территориальных как бы подарков Украине образца 1991 года. Из журнала escapistus.livejournal.com, 03.01.2016:
украинцы
Якобы русские подарки Украине. (Украинский комментарий к этому -- далее в тексте.)
"Смотрите на представленную выше, всем уже набившую оскомину, лживую карту. 'Подарки' добрых россиянских правителей видите? Так вот, все - ровно наоборот. Это все подарки придурочных пассионар- ных хохлов Российской империи во всех ее ипостасях за последние столетия. Это они, тупые недоумки, по приказу тех самых москальс- ких царей, поливали своим потом и кровью практически все эти зем- ли (исключение - 'подарки' Сталина). Покорно, я это особо подчер- киваю, покорно, как мычащая скотина на бойне, они, энергичные бандерлоги, но жалкие, в сущности, созданья, завоёвывали эти пространства для российской короны." "Это тупые хохлы клали свои хвостатые головы, бескорыстно добы- вая горделивым российским царям земли Ржечи Посполитой и земли Османской империи, Крым и Новороссию. Кстати, той Новороссии хохлы, эти безудержные идиоты, добыли для родимой, горячо любимой, Российской империи вдвое больше, чем им потом милостиво 'подарили' большевики. В частности, земли, где и стоит столица той екатерининской Новороссии, город Новороссийск, им решили не дарить, хватит с них и половины. А всю украино-язычную Кубань с Таманью оставили в 'Великороссии'. А вы думали, это цари посылали на завоевание для них новых земель в тех краях дружины новогород- ские? Или, может быть, костромские полки стрельцов? Тульских пушкарей? Нет, посылали тех, кто жил неподалеку. А потому что историю надо учить, неслухи! Хотя бы ту ее часть, которую от вас не захотели или не сумели скрыть. И думать, думать надо! Кому есть, чем." "Какая главная причина поражения России в Крымской войне 1853- 1856 гг.? (...) От вас причин этого позора никто никогда и не скрывал: практически полное отсутствие транспортного сообщения между Крымом и остальной тушей российского бегемота, растекшегося своими рыхлыми телесами по совершенно невообразимым в те времена пространствам. Из Вологды царь прислал стрельцов? А на чем он их довез, если ему даже ядра возить было не на чем? Сами дошли, не ядра, поди? А где им царь столько сапог взял? В Германии купил? Нет, он просто припахал близлежащее население, которое и не надо никуда перемещать в армейских количествах, а оно тогда было сплошь украинским. К тому же, украинские земли всегда были, и это совершенно закономерно, более густонаселенными, а боец там был поупитанней, там у скота кормовая база лучше. И ловить свиней в том малом загончике сподручнее." "Это этнические хохлы зачем-то тупо 'прославили русское оружие' под Севастополем. И это их же, прямо по ходу того героического действа, загнали в знаменитые чумные бараки. Собственно Россию в той битве представляли лишь офицеры, гнавшие хохляцкое пушечное мясо под англо-французские пули, выпускаемые из нарезных дально- бойных ружей. Но гнали. И шли, как миленькие! Матрос Кошка откуда родом был, из какого дивного далёка его пригнали прославлять русское оружие? Западенцем был тот Кошка, проклятым бандеровцем! А остальных героев той войны из числа нижних чинов откуда на ту бойню пригнали? Неужели из самых муромских лесов?!" "Солдаты Румянцева и Суворова, бравшие лихими штурмами Рымник и Измаил! Были такие. И Скобелев потом тоже турку воевал, было дело, и с тем же успехом - проливы ихние. А кто там в рядах-то состоял? Донские казаки, говорите? Были и такие, если вы готовы считать тогдашних казачков сермяжными россиянами (главное, казакам не ляпните). А все остальные сухопутные были кто? Да что вы говорите! Из-под Рязани они там так красиво нарисовались? Ой, а расскажите, откуда они там взялись? И как им это удалось? Пешим строем притопали? Чудо-богатыри и есть! А кто их из Рязани отпустил?" "Всю дорогу, от самых времен Екатерины - 'матушки', Россия стремится к завоеваниям, в первую очередь, в юго-западном направлении. Помимо того, что там вся кормовая база для скотины, она всю дорогу стремится к этим долбанным Проливам и к выходу в Индийский океан. Единственный океан, куда ей, бедненькой, выйти так до сих пор и не дали, а выйти, по-прежнему, очень хочется! Зачем? А в России отродясь все делается с одной и той же единственной целью: 'Отсель грозить мы будем шведу!' Ну, смысл жизни у нее такой. Это реально больная на всю голову и очень беспокойная Империя." "И главным тупым тараном ее всегда выступали хохлы! По самое советское время, когда именно этой - крутой, но туповатой, послушной, но сатрапистой - публикой комплектовался становой хребет любой армии мира - ее унтер-офицерский корпус. В Совке эту роль традиционно выполняли хохлы. Угу, вот, те самые кухаренки (милай, ты еще не забыл фамилию своего любимого прапорщика?), которые теперь на родную империю так обижаются, мучители Европы." "Да так называемые 'великороссы' и появились-то в той же Ново- россии совсем недавно! Сначала их какое-то, очень мизерное, коли- чество туда пригнали, как скотину, собственные помещики-неудачни- ки, не обретшие счастья в наследственных вотчинах. Вы 'Мертвые души'-то когда-нибудь читали? Великого россиянского писателя Гоголя? Угу, великорусскага. В чем смысл афёры г-на Чичикова заключался, помните? В Новороссию россиян приходилось заманивать! Посулами да особыми условиями налогообложения. И было это непосредственно перед Крымской войной." "А по-настоящему много и густо 'великороссы' стали проникать в завоеванную для них бравыми козлотиграми Новороссию лишь с последней трети XIX века. Когда впервые появилась сама возможность массово туда добраться! Когда дороги царь-батюшка, наконец, соизволили. И когда всех до гроба преданных барину придурков выгнали из крепостного права на вольные хлеба без земли. И когда промышленность вдруг начала развиваться в этой удивительной стране. В частности, особенно бурно в тех местах, которые в дальнейшем получили название Донецкого угольного бассейна. И порты для той промышленности в приморской зоне, сиречь в той самой Новороссии. Вот лишь тогда и потянулись первые заметные потоки переселенцев с неправильными фамилиями на '-ов', '-ев' в ту далекую 'Америку'. Тогда же и Крым впервые в истории стал превращаться в 'великорусский', и Одесса со всей прочей херсонщиной. Сон тогда у Хохляндии приключился такой нехороший: ПОНАЕХАЛИ." "Теперь 'коренные жители' из Челябинска требуют обратно всю эту 'Кемску волость'. Воевали, говорят, так возвращайте! А воевал-то кто? Кто там скрывался под общим расплывчатым именем 'русских' 'чудо-богатырей'? Вот, теперь, хотите -- гордитесь, придурки, хотите -- рубахи на себе рвите от обиды." Там же (escapistus.livejournal.com, 19.12.2015): "...поляки, если достаточно вооружены и кто-то их нормально снабжает, превосходят боеспособностью и хохлов, и москалей, вместе взятых. Причем, превосходят заметно, что железно доказано всей многострадальной историей этой вечно раздираемой со всех сторон страны, привыкшей воевать на три-четыре фронта одновремен- но. Причем, воевать в такой ситуации веками! Такого жесткого уконтрапупливания в Европе не переживала ни одна страна, а глядит-ко, 'вще польска нэ згинэла!' И польский этнос сохранился, такое ощущение, что в первозданном состоянии. Поляки - твердый орех. И очень сплоченная нация! Закаленная в таком горниле, какого жалкая Вперда и не ведала никогда, если разобраться. Кстати, об этнической принадлежности поляков. Когда начались всевозможные углубленные генетические исследования, то внезапно выяснилась такая 'неприятная', в том числе и для самих поляков, штука: наибольшая плотность 'русских' гаплотипов R1H1, R1H2, R2H1 и так далее наблюдается именно в Польше. Поляки - самые неразбавленные русские. Выходит, что так. Не знаю, но подозреваю, что на втором месте должна стоять Украина, а на третьем - Беларусь. Или наоборот. Удивляться здесь нечему, оказалось, что в Европе русский ген, вообще, поразительно широко распространен, скажем, норвеги - 'на четверть наш народ', как пел Высоцкий, 25% тамошнего населения является носителем именно 'русского' гаплотипа." Название "поляки" -- от "могучего племени полян. Тех самых полян, что так широко разлились по всей Восточной Европе, и составивших некогда основной костяк государства т.н. 'Киевской Руси' по версии официальной истории. Собственно, генетически, поляки - куда больше Русь, чем та же Россия, где русская кровь сильно разбавлена всякой чудью-мерей-татарвой в результате ее неуемных завоеваний. То есть, поляки и украинцы, по сути, вообще, единый этнос, разделившийся некогда по религиозной принадлежности. Как сербы и хорваты. Отсюда и такая же лютая ненависть друг к дружке." * * * Адама Мицкевича в СССР особо не издавали и в школе не прохо- дили. Равно как и Генриха Сенкевича. А почему? Да потому, что оба -- польскоязычные литвины (иначе говоря, белорусы), которые относились к России так, как положено относиться к ней патриотам собственной Родины, а не чужой. * * * Адам Мицкевч ("Пан Тадеуш", кн. 12):
Домбровский Матека окликнул восхищенно: "Не ты ль с Костюшкой был еще во время оно? Ты точно ль Матек тот? Твоей наслышан славой! Ты свеж по-прежнему, как прежде воин бравый! А сколько лет прошло! Не тот я, что бывало; Князевич поседел, взгляни на генерала, --- А ты и молодым не уступил бы в силе, И 'Розгу' славную года не подкосили, Ты москалей побил, не изменила смелость! Где родичи твои? Безмерно мне б хотелось Увидеть 'Ножички' и 'Бритвы' ваши снова, Цвет дедовской Литвы и рыцарства былого."
'Розга', 'Ножичек', 'Бритва' -- это прозвища сабель и шпаг. * * * Мицкевич о Петербурге ("Дзяды", ч. III, "Пригороды столицы"):
Решеткой дома, как зверей, оградили, Дома всех размеров и стилей любых, Строения всякого вида и рода. Но где же свое, самобытное, в них, Где нации гений, где сердце народа? А зданья чудесны! Искусной рукой Взнесен на болоте их каменный строй. Для цезарей цирк воздвигали когда-то, И золото в Риме струилось рекой, А в этих снегах, чтоб дворцы и палаты Воздвиглись на радость холопам царя, Лились наших слез, нашей крови моря. И сколько измыслить пришлось преступлений, Чтоб камня набрать для огромных строений, И сколько невинных убить иль сослать, И сколько подвластных земель обобрать! Слезами Украйны они оплатили, И кровью литовской и польской земли Все то, что сюда из Парижа ввезли, Чем в Лондоне их магазины прельстили. И моют в их замках шампанским паркет, И модный его залоснил менуэт. Но зданья пусты. Двор в столице зимой. И мухи придворные радостным роем Вослед ему ринулись, к царским помоям. В домах только ветер танцует шальной.
Кстати, название "Украина" появилось ещё в Речи Посполитой и означало краевое положение по отношению к Польше, а не к России. А название "Малороссия" -- это переделка названия "Малопольша", использовавшегося в отношении большей части земель нынешней Украины (изначальная Украина располагалась на правобережье Днепра в его среднем течении и в районе Запорожской Сечи). В. Грабеньский в "Истории польского народа пишет: "Сейм Люблинской унии [1569 г.] ввёл разделение Речи Посполитой на три провинции: две коронных -- Малую и Великую Польшу, и одну Литовскую." (стр. 199) Так что "Великия, и Малыя, и Белыя Руси" в титулах русских царей -- это заимствование чужого опыта. У Грабеньского о договоре между казаками и Московским царём, подписанном в 1654 г. в Переяславле: "В условиях договора Украина ВПЕРВЫЕ названа Малороссией." (стр 281) "Дзяды", ч. III, "Петербург":
Бог, ремесло иль некий покровитель, Вот кто был древних городов зиждитель. А кто столицу русскую воздвиг, И славянин, в воинственном напоре, Зачем в пределы чуждые проник, Где жил чухонец, где царило море? Не зреет хлеб на той земле сырой, Здесь ветер, мгла и слякоть постоянно, И небо шлет лишь холод или зной, Неверное, как дикий нрав тирана. Не люди, нет, то царь среди болот Стал и сказал: 'Тут строиться мы будем!' И заложил империи оплот, Себе столицу, но не город людям. Вогнать велел он в недра плавунов Сто тысяч бревен -- целый лес дубовый, Втоптал тела ста тысяч мужиков, И стала кровь столицы той основой. Затем в воза, в подводы, корабли Он впряг другие тысячи и сотни, Чтоб в этот край со всех концов земли Свозили лес и камень подобротней. В Париже был -- парижских площадей Подобья сделал. Пожил в Амстердаме -- Велел плотины строить. От людей Он услыхал, что славен Рим дворцами, -- Дворцы воздвиг. Венеция пред ним Сиреной Адриатики предстала -- И царь велит строителям своим Прорыть в столице Севера каналы, Пустить гондолы и взметнуть мосты, -- И вот встают Париж и Лондон новый, Лишенные, увы! -- лишь красоты И славы той, и мудрости торговой. У зодчих поговорка есть одна: Рим создан человеческой рукою, Венеция богами создана; Но каждый согласился бы со мною, Что Петербург построил Сатана.
Как говорится, Пушкин мне друг, но истина мне дороже. Кстати, "Дзядов" переводил на русский еврей В. Левик, а "Пана Тадеуша" -- еврейка С. Мар. У "истинно русского человека" рука бы не поднялась. * * * Из поэмы "Дзяды", фрагмент "Памятник Петру Великому". У Мицкевича Пушкин ("русский гений") якобы произнес следующее:
"Вершителю столь многих славных дел Воздвигла монумент Екатерина. На буцефала медный царь воссел, И медный конь почуял исполина. Но хмурит Петр нетерпеливый взор; Хоть перед ним без края даль открыта, Гиганту тесен родины простор. , Тогда за глыбой финского гранита В чужой предел царица шлет баржи, И вот скала, покорствуя царице, Идет, переплывает рубежи И упадает в северной столице. Тут скакуну в веселье шпоры дал Венчанный кнутодержец в римской тоге, И вихрем конь взлетел на пьедестал И прянул ввысь, над бездной вскинув ноги. Нет, Марк Аврелий в Риме не таков. Народа друг, любимец легионов, Средь подданных не ведал он врагов, Доносчиков изгнал он и шпионов. Им был смирен домашний мародер, Он варварам на Рейне и Пактоле Сумел не раз кровавый дать отпор, -- И вот он с миром едет в Капитолий. Сулят народам счастье и покой Его глаза. В них мысли вдохновенье. Величественно поднятой рукой Всем гражданам он шлет благословенье. Другой рукой узду он натянул, И конь ему покорен своенравный, И, кажется, восторгов слышен гул: "Вернулся цезарь, наш отец державный" И цезарь едет медленно вперед, Чтоб одарить улыбкой весь народ. Скакун косится огненным зрачком На гордый Рим, ликующий кругом. И видит он, как люди гостю рады, Он не сомнет их бешеным скачком, Он не заставит их просить пощады. И дети близко могут зреть отца, И мнится -- ждет бессмертье мудреца, И нет ему на том пути преграды. Царь Петр коня не укротил уздой. Во весь опор летит скакун литой, Топча людей, куда-то буйно рвется, Сметает все, не зная, где предел. Одним прыжком на край скалы взлетел, Вот-вот он рухнет вниз и разобьется. Но век прошел -- стоит он, как стоял. Так водопад из недр гранитных екая Исторгнется и, скованный морозом, Висит над бездной, обратившись в лед. Но если солнце вольности блеснет И с запада весна придет к России - Что станет с водопадом тирании?"
* * * Мицкевич, поэма "Дзяды", фрагмент "Смотр войска":
Есть плац обширный, псарней прозван он, Там обучают псов для царской своры. Тот плац еще уборной окрещен, Там примеряет царь свои уборы, Чтоб, нарядясь в десятки батарей, Поклоны принимать от королей. С утра дворцовый раут предвкушая, Пред зеркалом кокетка записная За целый день не скорчит тех гримас, Какие царь тут сделает за час. Еще и саранчатником иные Тот плац зовут, затем что, возмечтав Опустошить пределы всех держав, Там саранчу выводит царь России. Еще тот плац зовут станком хирурга: По слухам, точит царь на нем ножи, Чтобы Европу всю из Петербурга Проткнуть, перерезая рубежи, В расчете, что смертельной будет рана И, прежде чем разыщут лекарей, Он, обескровив шаха и султана, Прирежет и сармата поскорей. Еще зовут... но кончить не пора ли? Плац этот власти смотровым назвали. Сегодня смотр. На башне десять бьет. Мороз -- колючий. Но толпа густая Все прибывает, площадь обрамляя, Как темный берег -- чашу светлых вод. Любого пикой оттеснить готовы Или нагайкой съездить по лицу, Как над водою чайки-рыболовы, Казаки заметались на плацу. Вот из толпы, как жаба, вылез кто-то, Хлестнула плеть -- и он назад, в болото. Внезапно, монотонный и глухой, Как мерный стук цепов на риге дальней Иль грохот молотков по наковальне, Вдали раздался барабанный бой. И вот -- они! Мундир на всех зеленый, Но черной массой движутся войска - На белый плац, колонна за колонной, Вливаются, как в озеро река. Дай, Аполлон, уста мне ста Гомеров, Дай языков парижских трижды сто, Дай перья всех бухгалтеров -- и то Смогу ли всех исчислить офицеров, Всю перебрать ефрейторскую рать И рядовых героев сосчитать? И как поймешь, герой ли, не герой ли? Стоят бок о бок, точно кони в стойле; И так однообразны их ряды, Как в книге -- строки, на поле -- скирды, На грядке -- всходы конопли зеленой, Как саженцы вдоль черной борозды, Как разговоры, коими горды Столицы русской модные салоны. Я лишь скажу: иные москали На четверть ростом прочих превзошли, И у таких на шапке литер медный Отсвечивает лысинкою бледной. То -- гренадеры. Я стоял вдали, Но насчитал три взвода их. За ними, Как огурцы под листьями большими, Все, кто до мерки той не доросли, Построились рядами, рота к роте. Чтоб сосчитать полки в такой пехоте, Быть зорким надо, как натуралист, -- Он выудит вам червячка в болоте И без раздумий скажет: "Это глист". ................................. ................................. Играют трубы -- конница въезжает. Тут всех мастей, цветов и форм игра, Все яркое, все взоры поражает: Папахи, шапки, каски, кивера. Так на прилавке шапочник с утра Раскладывает свой товар. Гусары, Драгуны, кирасиры, полк улан - Все блещут медью, словно самовары, И снизу -- морда конская, как кран. Отличий много есть у каждой части, Но отличать -- верней по конской масти. Таков обычай русский испокон, Таков и новой тактики закон. Сам Жомини признал его всецело, Сказав: не всадник -- конь решает дело. В России ценят издавна коней; Гвардейский конь солдатского ценней, За трех солдат идет он при расчете, А офицерский, тот совсем в почете: В одной цене с ним писарь, брадобрей Иль гармонист, а в дни худые -- повар, -- Как постановит полюбовный сговор. Казенных кляч, возящих лазарет, Которые стары, худы и слабы, Таких на карту ставят, -- споров нет: Цена за клячу -- две хороших бабы. ................................. ................................. Внезапно все застыло в тишине. Царь едет, царь! В кортеже генералы, Полк адъютантов, старцы-адмиралы, Но первым -- царь на белом скакуне. Кортеж причудлив. Те желты, те сини, Нет счета лентам, ключикам, звездам, Портретикам, и пряжкам, и крестам. Так на ином заправском арлекине Побольше пестрых насчитаешь блях, Чем пуговиц на куртке и штанах. Любой блестящ и горд, но вся их сила В улыбке государевых очей. Нет, эти генералы -- не светила, А светлячки Ивановых ночей; Иссякнет царских милостей поток, -- И, смотришь, гаснет жалкий червячок. Он не бежит служить в чужой пехоте, Но где влачит он век? В каком болоте? Сраженья генерала не страшат: Что пули, раны, если царь доволен! Но если был неласков царский взгляд, Герой дрожит, герой от страха болен. Пожалуй, чаще стоика найдешь Среди дворян: хоть скверное почует, Не сляжет он, не всадит в горло нож, А только в свой удел перекочует, В деревню -- и письмишки застрочит, Тот -- камергеру, тот -- придворной даме, А либерал снесется с кучерами, И смотришь, он уж снова фаворит. Так, выкинь пса в окно -- он разобьется, А кот мяукнет, вмиг перевернется, На лапки мягко станет и потом Найдет дыру и вновь пролезет в дом. А стоик, вольнодумничая тихо, В деревне ждет, пока минует лихо. Мундир зеленый с золотым шитьем Был на царе. Рожденный солдафоном, Он сросся с облачением зеленым -- Растет, живет и даже тлеет в нем. Едва на ножки стал наследник царский, Ему приносят пушечку и кнут, Игрушечную сабельку дают, Рядят в мундир казацкий иль гусарский; И, сабелькой по кубикам водя, Как войско, их выстраивает в слоги, Иль такт, в танцклассе упражняя ноги, Отхлестывает кнутиком дитя. А подрастет -- есть новая забава: Солдат набрать, из них составить рать, Потом рычать "налево" и "направо", Скликать на смотр и плетью муштровать. Вот почему Европа их боится, Ведь каждый царь воспитывался так. Старик Красицкий прав: как говорится, Мудрец докажет, разобьет дурак. Самим Петром -- ему за это слава -- Открыта царепедии забава: Величием облек он царский трон, Недаром был Европой просвещен. Сказал он: "Русских я оевропею, Кафтан обрежу, бороду обрею". Сказал -- и мигом, как французский сад, Подрезаны кафтанов княжьих полы; Сказал -- и бороды бояр летят, Как листья в ноябре, и лица голы. Кадетский корпус дал дворянам он, Дал штык ружью, настроил тюрем новых, Ввел менуэт на празднествах дворцовых, Согнал на ассамблеи дев и жен. На всех границах насажал дозорных, Цепями запер гавани страны, Ввел откуп винный, целый штат придворных, Сенат, шпионов, паспорта, чины. Умыл, побрил, одел в мундир холопа, Снабдил его ружьем, намуштровал, -- И в удивленье ахнула Европа: "Царь Петр Россию цивилизовал!" Он завещал наследникам короны Воздвигнутый на ханжестве престол, Объявленный законом произвол И произволом ставшие законы, Поддержку прочих деспотов штыком, Грабеж народа, подкуп чужеземцев, И это все -- чтоб страх внушать кругом И мудрым слыть у англичан и немцев. Но дайте срок, француз, германец, бритт! Когда начнут вас потчевать кнутами, Когда указы зажужжат над вами, Когда ваш край пожаром загудит (О, разве это выразить словами!), Когда вам царь прикажет обожать Мундир, этап, Сибирь, остроги, плети, -- С какою песней вы и ваши дети Царю восторг придете выражать? Влетает царь, как палка в городки, Здоровается с войском для начала. "Здравья желаем!" -- шепчут все полки, И точно сто медведей зарычало. Царем сквозь зубы брошенный приказ Мячом несется в губы коменданта, Из уст в уста, все дальше, и как раз Доносится до крайнего сержанта. И по рядам нестройный гул прошел, Штыки блеснули, сабли засверкали. Вы кашеварный видели котел, Коль на линейном крейсере бывали: Валят пшено -- бочонков шесть туда, Шипя, хрипя, работают насосы, Рекою шумной хлынула вода, И, чтоб варилась весело бурда, Ее мешают веслами матросы. Еще стократ бурливее котла Французская палата депутатов, Когда проект комиссия внесла И, наконец, подходит час дебатов, А уж Европе подвело живот, И на обед она свободы ждет. Крик начался. Один в потоп словесный Спешит облечь свой либеральный пыл; Тот вспомнил вольность, а народ забыл; Тот веру славит. Некий неизвестный О страждущих народах говорит, Царя и разных королей корит. Ему ответом -- гул весьма нелестный. Орут: "К порядку болтуна призвать!" ................................. ................................. Плац опустел. Ушли актер и зритель. На площади чернеют здесь и там Убитые. На этом белый китель: Улан. Другой разрезан пополам, И кто, кем был он? В грязь одежда вбита, И размозжили голову копыта. Один замерз и так стоит столбом, -- Полкам он здесь указывал дорогу. Другой в шеренге сбил со счета ногу И, по лбу ошарашен тесаком, Пал замертво. Жандармы на носилки Его швырнут, и в яме гробовой Очнется среди мертвых он, живой. Вот снова труп -- с проломом на затылке. Другой раздавлен пушкой. Нет руки. И на снегу распластаны кишки. Упав, он, колесом уже прижатый, От боли трижды страшно закричал, Но капитан взревел: "Молчи, проклятый! Молчи, здесь царь!" И что ж, он замолчал. Солдатский долг -- послушным быть приказу Плащом закрыли раненого сразу: Ведь ежели случайно на смотру Заметит царь такой несчастный случай, Увидит кровь и мясо -- туча тучей Потом он приезжает ко двору. Там для придворных стол уже накрыт, -- А у царя испорчен аппетит. Зато последний раненый немало Всех удивил. Угрозами взбешен, Бранился, не боясь и генерала, А на царя проклятья сыпал он. И люди, слыша крики, за парадом Несчастных жертв следили скорбным взглядом. Скакал -- передавали -- стороной С приказом отделенному связной, Но конь вдруг стал -- и далее ни шагу. А сзади мчался целый эскадрон. Лавиной так отбросило беднягу, Что под копыта камнем рухнул он. Но, видимо, коням знакома жалость: Они не люди. Пять полков промчалось, Но лишь одним он был задет конем - Подковою плечо ему сломало. Прорвав мундир зеленый острием, Белела кость кровавая. Сначала - От боли белый сам, -- как говорят, Надолго впал в беспамятство солдат. Потом очнулся, поднял к небу руку И хоть терпел неслыханную муку, Но приподнялся из последних сил И звал к чему-то, что-то говорил. Чего хотел он? Люди разбежались, Затем что царских сыщиков боялись, И все ж народ рассказывал потом, Что говорил по-русски он с трудом, Что слово "царь" он повторял стократно, А остальное было непонятно. И слух пошел, что это был литвин Или поляк, и, видимо, богатый, Быть может, князя или графа сын, Что был из школы силой взят в солдаты, Потом попал в кавалерийский полк; Ему полковник, невзлюбив поляка, Дал дикого степного аргамака, -- Пускай свернет, мол, шею лях-собака!
Из "Пана Тадеуша":
Война! Война! В Литве нет ни угла, ни чащи, Куда бы не проник язык ее гремящий. Лесные жители, чьи предки-старожилы Не покидали чащ с рожденья до могилы, Кто в небе слышал гром да вихрь неугомонный, А на земле -- зверей рычание и стоны, А из людей -- одних лесничих, -- увидали, Как зарево встает, окрашивая дали, И услыхали свист летящего снаряда, Что заблудился вдруг, попал куда не надо И все крушит в пути. Страшило бородатый - Зубр ощетинился, сминая мох косматый, Тревожно поднялся близ векового клена, И бородой трясет, и смотрит изумленно На языки огня, -- на черном пепелище Граната кружится, как бешеная, свищет И лопается вдруг. Испуганный впервые, Зубр в ужасе бежит в чащобы вековые. Война! И юноши тотчас же рвутся в битвы, А женщины творят с надеждою молитвы, И повторяют все с восторгом умиленным: "С Наполеоном Бог, и мы с Наполеоном!"
............................................................... ............................................................... О том, как русские национальные герои воспринимаются в Польше. В. Грабеньский в своей знаменитой "Истории польского народа" пишет о Петре I следующее: "Москва, не будучи в состоянии уничтожить унию с помощью агитации, ждала случая отомстить ее исповедникам и опекунам. Эту месть выполнил царь Петр I, вступив в границы Речи Посполитой как союзник Августа II В Витебске он велел уничтожить икону св. Иосафата Кунцевича. В Полоцке, в кафедральном соборе св. Софии, он кощунствовал над причастием, ругал и убивал монахов. Одного базилианина он ударил по лицу и повалил на землю за то, что последний назвал убийц св. Иосафата безбожными схизматиками, а после бил его тростью по голове, отрезал ему шпагой нос и уши, наконец, велел вынести из церкви и повесить, другому отрубил саблей голову. Тела убитых он велел сжечь и бросить в Двину. Монастырь и церкви были ограблены московскими солдатами и обращены в военные магазины. Во время похода к Вильно царь издевался как над базилианами, которых высылал вглубь своей страны, так и над светским духовенством. Преследуя унию, он объявил себя протектором польских дизуниатов не только на время своего пребывания в Речи ПосполитоЙ, но и после ухода из ее границ." "Отмечая свой поход через Литву грабежом и убийствами, Петр I остановился в Тыкоцине..." (стр. 318) * * * Литвинский счёт "москалям" (из газ. "Народная воля", статья кандидата ист. наук А. Петрашкевича "О чем не написал генерал Куропаткин императору Николаю II", 10.06.1999 г.): 1500 г. -- захоп Гомелю. 1500-1503 г. -- вайна Маскоўскага княства супраць ВКЛ. 1500, 1502 г. -- (двойчы), 1508(двойчы), 1514, 1535 асады Мсцiслаўля. 1500, 1507, 1519, 1561, 1562, 1564 г. -- асада Воршы. 1502, 1516, 1519, 1534, 1535, 1536, 1562, 1563 г. -- безвынi- ковыя асады Вiцебску. 1506, 1534 г. -- спусташэньне ваколiц Койданава (Дзяржынск) 1506, 1535 г. -- напад маскалёў на Сьвiслач. 1506, 1512, 1518, 1519, 1520, 1534, 1535 г. -- паходы маскалёў на Беларусь i асады Полацку. 1506, 1523 г. -- асады Чачэрску. 1507-1508 г. -- вайна Масковii супраць ВКЛ. 1507, 1508, 1514, 1535 г. -- асады i разбурэньнi (двойчы) Крычава. 1508 г. -- асада Менску (безвынiковая). 1512-1522 г. -- вайна Маскоўска княства супраць ВКЛ. 1512, 1515, 1535 г. -- асады Браслава. 1514 г. -- параза маскалёў пад Воршай. 1514, 1519, 1539 г. -- асады Барысава. 1514, 1524, 1535 г. -- разбурэньне Друцка. 1515 г. -- спаленьне Друi. 1515 г. -- спаленьне Iказанi (Браслаўшчына). 1519 г. -- асада i ўзхяцьце Крэва. 1519 г. -- (двойчы) асады Меску. 1534 г. -- захоп Мозыра. 1534-1537 г. -- вайна маскоўскага княства супраць ВКЛ 1535 г. -- разбурэньне Рагачова, асада Радомлю, Копысi, Петрыкава. 1535 г. -- асада Навагрудка i Турава. 1535, 1562, 1580 г. -- асады i спусташэньне Копысi. 1535, 1562, 1580 г. -- асады i спаленьне Шклова. Адначасова i дамоўлена з маскалямi нападалi крымскiя татары -- 1497, 1500, 1502, 1503, 1505, 1506, 1508, 1521, 1523, 1527, 1529, 1538, 1539 г. Спустушаны такiя гарады Бярэсце, Каменец, Бабруйск, Слуцак, Крэва, Клецк, Навагрудак, Друцк, Вiцебск, Мозыр i iнш. 1558-1583 г. -- Лiвонская вайна. 1562 г. -- асада Воршы, Дуброўны, Мсцiслаўлю. 1563 г. -- асада i спаленьне Лепелю. 1563 г. -- асда i штурм Полацку. 1564 г. -- асада Мсцiслашлю, Крычава, Магiлёва, Копысi, Воршы. 1576 г. -- захоп Гомелю. 1580 г. -- спаленьне Магiлёва. 1616 г. -- спаленьне Суражу. 1633 г. -- асада Полацка. 1654-1667 г. -- самая крававая вайна маскалёў супраць ВКЛ. 1654 г. -- асада i штурм Дуброўны. 1654 г. -- асада i ўзяцьце Вiцебску. 1654 г. -- спаленьне Клецку. 1654, 1659, 1660 г. -- асады i штурм Нясьвiжу. 1654, 1660 г. -- асады Ляхавiч. 1654-1657 г. -- асады Быхава. 1654 г. -- асада Гомеля, Вiцебска, Чачэрска i iнш. 1654, 1638, 1661 г. -- асады i штурмы Крычава. 1655 г. -- асада Езерышча. 1656 г. -- асада Суражу. 1655 г. -- штурм i захоп Барысава. 1655 г. -- двойчы асаджалi Слуцак. 1655 г. -- асада i спаленьне Менску. 1655 г. -- штурм i спаленьне Бабруйска. 1655, 1659 г. -- асада Лiды. 1655, 1660 г. -- асада i ўзяцьце Наваградка. 1659 г. -- асада Чачэрску. 1660 г. -- баi пад Ляхавiчамi. 1661 г. -- паўстаньне ў Магiлёве супраць маскалёў-захопнiкаў. 1661 г. -- тое самае ў Дзiсне. 1664 г. -- асада Пiнска. 1772 г. -- першы падзел Рэчы Паспалiтай. 1793 г. -- другi падзел Рэчы Паспалiтай. 1795 г. -- трэцi падзел. Толькi ў вайне 1654-1667 гг. "братскiй русскiй народ" зьнiшчыў 1 млн. 800 тыс. беларусаў, загiнуў кожны другi. Вайна маскалей са шведамi на тэрыторыi Беларусi ў 1700-1721 гг. унесла жыцьцi 800 тыс. беларусаў. Загiнуў кожны трэцi. 1708 г. -- спаленьне Пятром першым Вiцебска, Воршы, Магiлева, Полацка i iнш. У крывi былi патоплены паўстаньнi беларусаў у 18 ст., асаблiва вызначыўся Сувораў. Кацярына другая сказала -- "для полного замирения захваченных западных земель необходимы три вещи: русский чиновник, русская школа, православная вера". Гэта робiцца i па сёняшнi дзень. * * * Колонизаторы и имперцы из современных русских в целом никакие, потому что, как и в прежние времена, им очень хочется брать чис- лом, а не умением, и не мучить своих мозгов политическими и пси- хологическими тонкостями. Везде, где активисты русского натиска заводят свою лживую песню про благостность навязывания мелким народцам великого русского языка, великой русской культуры и великой русской государственности, у более-менее думающих нерус- ских людей, не лишённых чувства достоинства, возникает желание дать им ногой под зад, чтобы летели кувырками аж до московских палестин. Вот как видится, к примеру ,"белорусский вопрос" русскому писа- телю, проживающему в Витебске: "Белорусский язык не имеет широкого хождения и употребления -- это, скорее, язык местной 'самастойнай' интеллигенции. Оконча- тельно он был создан в начале прошлого века и является искусст- венной смесью различных местных диалектов. При этом создатели белорусского языка старались в основном опираться на те элементы местных говоров, которые были наиболее далёкими от общепринятого русского языка, преднамеренно игнорируя то, что было близко к русской лексике и фонетике. Конечно, в деревне широко распространены белорусские, точнее западнорусские, говоры и диалекты, однако они куда ближе к русскому языку, нежели к официальному белорусскому, да и между собой различаются в весьма большой степени. Национальное самоопределение в Белоруссии -- вопрос, скорее, политический -- те белорусы, кто считает себя русскими, не видят своего будущего без единства с Россией, с русским народом. Те же, кто смотрит в сторону Европы, имеет польские, униатские или като- лические корни, или просто следует выгодной коньюнктуре 'незалеж- насти', везде и всюду подчёркивают свою нерусскость и европейс- кость в противовес 'русской азиатчине'. Они считают себя не столько белорусами, сколько литвинами (не путать с литовцами), ностальгируя не просто по временам Великого княжества Литовского, а по выдуманному ими мифическому облику этого средневекового государства. При этом намеренно замалчивая о русской составляющей ВКЛ. Следует отметить, что еще с советских времен именно белорусы- литвины практически полностью контролируют ряд значимых сфер в области культуры -- театры, СМИ, издательства и т.п., что и приводит к иллюзии проживания в Белоруссии как бы совершенно иного, не русского народа. К сожалению, в рядах литвинов немало и русских (великороссов), приехавших из самой России, выучивших официальный белорусский язык и не понимающих, что таким образом они играют на руку тем недругам Русского мира, что хотят навечно оторвать Белую Русь от России и окончательно лишить белорусов их исконной русскости. Один из самых ярких примеров подобных заблуж- дений -- ушедший из жизни руководитель ВИА 'Песняры' Владимир Мулявин, родившийся и выросший в Сибири. Во многом благодаря деятельности пролитвински настроенных россиян, многие белорусы искренне верят, что они и в самом деле 'забыли' родной язык и пытаются развивать белорусскую культуру. Однако при более глубоком рассмотрении становится понятно, что вся эта белорусизация -- не более, чем попытка расколоть единый русский народ и внушить белорусам мысль о том, что они -- нерусские и их дальнейшая успешная судьба связана с Европой, точнее с католической Польшей, а не с Россией. И при этом, многие выходцы из России призывают нас 'уважать местную культуру и язык', как будто они, а не мы здесь родились, и не наши предки жили на этой исконно русской земле со времён Полоцкого и Турово-Пинского княжеств, как будто бы у нас не было единых со смолянами и псковичами славянских предков -- кривичей. Гораздо больше удивляет, что так же поступают и многие нынешние российские писатели и политики -- они готовы демонстрировать свои уважение и дружбу к белорусам-литвинам, печатать их переводы в России, приглашать их на разные экскурсии в Москву и совершенно не замечают русских белорусов, которые и являются их единокров- ными соплеменниками и составляют большинство белорусского народа. А потом почему-то удивляются, почему это братья-белорусы смотрят в сторону Европы. А потому и смотрят, что это совсем не те рус- ские белорусы, с которыми и нужно было бы выстраивать отношения. Если бы сегодня предложили перевести на белорусский язык всё делопроизводство, это просто привело бы к параличу государствен- ного управления и даже социальному взрыву. Сегодня это просто невозможно. Русский язык -- это язык молодёжи, язык инженеров, рабочих и врачей, сельских тружеников и военных -- то есть родной язык белорусского народа. Но пример Украины говорит о том, что в случае активной белорусизации, точнее дерусификации в отдалённой перспективе вполне возможно увеличить сферу белорусского языка и затем оторвать белорусов от русской цивилизации. Поэтому пересмотр прежней политики России в Белоруссии, смещение крена сотрудничества от попыток наладить отношения с проевропейскими белорусами-литвинами к поддержке русских белорусов является непременным условием сохранения Белоруссии в качестве ближайшего союзника России." ("'Русский дом' в Белоруссии", интервью с писателем Андреем Геращенко, 14 февраля 2010 г., с сайта http://www.imperiya.by) Цитируемый писатель говорит в основном неправду. Белорусская деревня разговаривала и всё ещё разговаривает более-менее по-бе- лорусски, пусть и с некоторыми региональными различиями. Русско- язычность белорусов -- это феномен городской, результат происков русизаторов. Значительная часть белорусов не в состоянии вполне освоить "родной" русский язык и выражается на так называемой трасянке -- смеси русского и белорусского -- или хотя бы с бело- русским акцентом, или (в лучшем случае) с белорусскими особеннос- тями в ударениях. С белорусской националистической точки зрения, смоляне и пско- вичи -- это омоскалившиеся белорусы, а русские в Великом княжест- ве литовским, русском и жемойтским -- это вовсе не предки нешних русских, а частичные предки нынешних белорусов. Вообще, белорус- ский националистический миф о Великом княжестве литовском хуже русского националистического мифа о трёх братских народах разве что в глазах приверженцев последнего. Белорусский язык не есть переходный феномен между русским и польским языками, хотя заимствований с обеих сторон много. Если взять, к примеру, слово "веды" (знания, по-польски wiedy), то оно не взято из польского языка, а сохранилось в белорусском с очень древних, арийских времён, тогда как в русском языке вышло из употребления. Белорусские деревенские говоры в целом не ближе к русскому языку, чем к польскому. Если убрать свежие заимствования, навя- занные русскоязычным телевидением, то картина будет такая: какая страна ближе к деревне располагается, к языку той ближе и говор. Публично принижать "беларускую мову" могут только люди поверх- ностные. Даже многие русскоязычные белорусы воспринимают это как проявление невежества и оскорбление. Разумеется, как и любое изменение в обществе, тотальная белору- сизация получила бы своих многочисленных противников, особенно если бы осуществлялась в манере нынешней белорусской "верхушки" и в условиях подзуживания русскоязычников такими вот не очень крепкими мыслителями, как цитируемый выше. Каждый "недонарод" имеет естественное право (= принципиальную возможность, не уничтожимую никакими "субъектами") стать и наро- дом, и нацией: с каким хочет языком, с какой хочет культурой. Каждая национально-озабоченная группа интеллектуалов имеет есте- ственное право объявлять существование народа и конструировать этому народу национальный миф по образцу других мифов. Эффективно препятствовать этому можно только предложением более привлека- тельного мифа или более выгодной рациональной позиции. Критико- вать чужие мифы можно и нужно, но не с позиции другого мифа, не менее уязвимого для критики. Примитивное обгаживание чужих нацио- нальных мифов лишь демонстрирует умственную ограниченность "критиков" и дискредитирует их собственный миф. Да, белорусы -- это в значительной степени новоделанная нация, но соль в том, что любая существующая нация была в какой-то пери- од времени новоделанной, так что видеть в новоделанности нации аргумент против доделывания её -- это проявление недоумочности, неспособности рассматривать феномен в динамике и в историческом контексте. Если бы русский народ пребывал в весьма привлекатель- ном состоянии, то представители других этносов примазывались бы к нему в больших количествах и без приглашения, а не отмазывались бы от него. Недостаточная способность новоделанной нации толком доделаться, наладить самостоятельную жизнь -- это уже аргумент серьёзный, но опять-таки, во-первых, надо давать людям какое-то время, а во- вторых, не надо всё это время усиленно мешать им своей подрывной "критикой". Поскольку цитируемый автор выражает недовольство "пролитвински настроенными россиянами", то надо думать, что далеко не все обра- зованные русские -- такого же пошиба "имперцы", как он сам. Прав- да, не они нынче заправляют империей. * * * С сайта www.pravda.com.ua (11.06.2008, Александр Палий): "ГЕРОЯМИ ДЛЯ МОСКВЫ МОГУТ БЫТЬ ТОЛЬКО УКРАИНСКИЕ ХОЛУИ. С Министерства иностранных дел России поступил поток "фе" по поводу того, что украинцы решают, кто у них в истории герой, а кто нет. В комментарии Департамента информации и прессы МИД России осуждено намерение Украины отпраздновать 350-тую годовщину победы украинского войска под руководством гетмана Ивана Выговского над московским войском в Конотопской битве. В комментарии, в частности, сказано, что "российский отряд Алексея Трубецкого вынужден был, после ощутимых потерь, но отнюдь не разгромленный, отойти в Путивль. Сам же поход отряда Трубецко- го был вызван необходимостью противодействия планам гетмана Выговского, который нарушил свою клятву в верности Москве, включить часть украинских земель под названием Великое княжество Русское в состав Речи Посполитой". По данным МИД России, "Гетман Иван Выговский закончил свой жизненный путь отнюдь не героически -- в октябре 1659 года казаки его свергли и заставили бежать в Польшу, где через пять лет уже поляки обвинили его в измене и казнили". Согласно заявлениям департамента российского МИД, в Украине "поднимаются на щит имена и действия, которых в других условиях можно было бы и постыдиться. Кровавая битва из-за очередного предательства очередного гетмана -- из их числа". Такое трактование истории традиционно не дружит ни с фактами, ни с минимальной логикой. Если победа под Конотопом была не разгромом, то откуда же тогда взялся общеизвестный в российской историографии факт подготовки эвакуации царя из Москвы после Конотопской битвы? И что значит в интерпретации российского МИД "ощутимые потери, но отнюдь не разгром?" Как известно, во время осады Конотопа московские войска потеря- ли 10 тысяч войск и еще 30 тысяч во время самой битвы. Это в четыре раза больше, чем потери шведов в Полтавской битве. Неужели и там не было разгрома? Упреки в том, что гетман Выговский "закончил свою жизнь отнюдь не героически", выглядят с явной натяжкой. Негероически убегал из Украины Алексей Трубецкой, оставив на поле битвы воеводу Семена Пожарского и остатки своих войск. Да и сам Иван Выговский боролся против Польши так же, как и против Москвы, за что и был казнен поляками. Чем не героизм, с точки зрения Украины? Если же героями могут быть только те, кто сами россияне, или кто предает свой народ ради интересов России, тогда в интерпретации российского МИД все хорошо. Между тем, говорить, что украинский гетман мог кого-то предать -- дурной тон. Украинский гетман не должен ничего ни одной другой стране. Итак, об измене не может идти и речь. Он отвечает только перед своей страной и своим народом. А иначе можно дойти до того, что и Дмитрий Донской -- предатель Золотой Орды, или Андрей Боголюбский -- предатель Киевской Руси. Вообще, с этой искаженной точки зрения, все украинские гетманы -- предатели, поскольку они почему-то упрямо думали об интересах Украины, а не России.
Конотопская битва
Битва под Конотопом, 1659 г.
  Но настоящим апофеозом стала речь уже российского министра
иностранных дел Сергея Лаврова, который сделал заявление о
праздновании 1020-летия Крещения Руси, на которое президент 
Ющенко пригласил в Киев патриарха Алексея Второго.
  "У Российской православной церкви существует серьезная
озабоченность в связи с тем, что на эти же торжества приглашен и
Константинопольский патриарх... Территория Украины -- это
каноническая территория РПЦ".
  Хотя, на самом деле, больше логики в том, что Россия -- это
каноническая территория Киевского патриархата, ведь даже
российскому МИД потребуются значительные усилия, чтобы доказать,
что христианство пришло в Россию из Киева, а не наоборот.
  Для Москвы почему-то оказалось проблемой и то, что в Киев прие-
дет патриарх Константинополя, откуда в Киев пришло христианство.
  Между тем, Ющенко формально мог бы и не приглашать Московского
патриарха на празднование. Ведь хорошо известно, что на террито-
рии России никакого утверждения христианства в 988 году не было.
  Этот процесс растянулся на столетия. И не факт, что закончился.
  Еще через столетие после крещения киевлян, воевода Киевского
князя Ян Вишатыр, при сборе дани на территории современного
Нечерноземья, десятками вылавливал местных шаманов.
  Через столетие после крещения Руси даже в Новгороде, который
крепко контролировался Киевом, сын Великого Киевского князя
Святослава Ярославича Глеб вынужден был прибегать к суровым мерам
против язычников.
  Как пишет отечественная летопись: "И разделились люди надвое:
князь же Глеб и жена его стали вокруг епископа, а люди все шли за
волхвом, и произошел мятеж очень большой.
  Глеб тогда, взял топорик под полу, пришел к волхву и говорил 
ему: "Знаешь ли ты, что должно быть завтра, а что до вечера?" И
он сказал: "Я все знаю". И спросил Глеб: "А знаешь ли ты, что
тебе сегодня должно быть?" И он сказал: "Я чудеса великие
сотворю". Глеб тогда, вынув топорик, разрубил его. И упал он
мертвым, а люди разошлись".
  Возможно, только с чисто педагогической точки зрения, присутст-
вие на праздновании в Киеве Московского патриарха может иметь
какой-то смысл.
  На все эскапады российского МИД можно было бы и не реагировать 
-- если бы они распространялись, например, российской школой. В
конце концов, это их внутреннее дело: выдумывать сказки и верить
в них.
  Однако, российское внешнеполитическое ведомство неизвестно с
какой это радости беспардонно присвоило себе право указывать
Украине, как ей относиться к самой себе.
  Когда-то византийский император попробовал указать князю
Святославу, что тому полезно и что нет, но был поднят киевским
князем на смех. Похоже, это единственно правильное отношение к
такой наглости."

                            *  *  *

  Есть, впрочем, и другие мнения об отношениях России и Украины. 
К примеру, Наталья Витренко (www.obozrevatel.com):
  "...росiйська мова нам, українцям, -- рiдна мова. Вона народи-
лась в Києвi, а українська -- це дiалект мiж росiйською i польсь-
кою. i росiяни в Українi -- не нацiональнi меншини, а державоут-
ворюючий етнос. Достатньо згадати, що на момент приєднання
України до Росiї (1654 рiк) Україна не мала у своєму складi анi
Донбасу, анi Новоросiї, Криму, Закарпаття та й Галичини. Тобто
Україна збiльшила свою територiю в п'ять разiв, зберегла свою
державнiсть, свою культуру, перетворилась на потужну iндустрiаль-
но-аграрну державу саме завдяки нашiй єдностi -- i культурнiй, i
духовнiй. Нас хочуть роз'єднати, по черзi колонiзувати -- ось
чому витравлюють росiйську мову. А я -- українка, народжена в
Києвi, матерi мiст руських. Мова мого дитинства, мова моїх
почуттiв, моя рiдна мова -- це росiйська мова."
  Кстати, было бы любопытно узнать, какое НА САМОМ ДЕЛЕ "рассто-
яние" выявили лингвисты между языками древнерусским, русским,
украинским, белорусским и польским. Впрочем, какое бы расстояние
ни выявили, какие-нибудь другие лингвисты могут выявить несколь-
ко иное.
  Что касается генетического расстояния между русскими, украин-
цами, белорусами и поляками, то картина якобы следующая. Совре-
менные русские на исконных русских территориях распадаются на две 
группы -- северян и южан. Северяне ближе к финнам, чем к южанам, 
а южане ближе к белорусам, украинцам и полякам, чем к северянам. 
Так что в давний спор славян между собою постоянно вмешивается
кто-то с Севера.
  Примесь у русских тюркской крови, согласно недавним генетичес-
ким исследованиям, якобы очень незначительная ("The American 
Journal of Human Genetics", №1, 2008). Правда, не ясно, кого в 
этих исследованиях считали тюрками. Ввиду того, что все боятся 
оказаться похожими на нацистов, СМИ и политики озабочены привле-
чением к себе внимания, а наука работает на политиков и вообще на 
тех, кто платит, добраться до истины в этой области очень трудно.
  Так или иначе, а родство народов объявляется основанием полити-
ческой стратегии лишь в случаях, когда надо прикрыть им менее 
презентабельные соображения и когда сторонников политической 
стратегии собираются приобретать манипулятивными методами, то 
есть, обращением к инстинктам, а не разуму, а ситуация в области 
родства случайно оказывается благоприятной. Правда, сложность 
состоит в том, что только манипулятивными методами и можно приоб-
ретать сколько-нибудь многочисленных сторонников. Единственное 
политическое движение, которое действительно исходило в своей 
политике из соображений кровного родства, -- это движение нацио-
нал-социалистов. Вообще говоря, они поступали правильно. И, кста-
ти, теперь про всякого либерального политикана, который заводит 
лживую песню о кровном братстве народов, можно заявить, что он в
этом повторяет Адольфа Гитлера. А если политикан не заводит 
лживой песни о кровном братстве народов, можно заявить, что он
пренебрегает здравым человеческим влеченем, не считается с приро-
дой и вообще не в ладах с разумом.

                            *  *  *

  С форума на сайте www.odnarodyna.ru:
23.02.2009:
  "Галичина -- это не вся Западная Украина. Волынь 130 лет прожи-
ла в Российской Империи. После присоединения к Польше в 1918 г. 
поляки, прежде чем проводить полонизацию, проводили там украини-
зацию. На административные должности, в основном, были назначены 
около 6000 петлюровцев-галицаев, оказавшихся в Польше. Запрещено 
преподавание в школах на русском языке, издание газет и книг на 
русском языке, захватывались православные храмы и насильно пере-
давались униатам. Во время войны по заданию СД и Абвера галицкие
националисты стравили полесских мужиков с поляками, выступив в
роли провокаторов, вырезая польские сёла, создав ОУН-УПА."

  "Живут в Восточной Галичине (Западная Галичина осталась на
исторической родине в Польше), насильно оторванной Сталиным от
Польши и насильно к нам присоединённой Сталиным -- галицаи (лемки
и гуцулы), истекающие злобной слюной к России. Или, проще говоря,
НЕРУСЬ.
  В основе ненависти к России и всему русскому, является униатст-
во. Это ополяченные и окатоличенные за столетия жители Галицкого
княжества с изнасилованной поляками и австрийцами идентичностью.
  Проповедуемая ими идеология українство, именно идеология, а не
этничность, по сути, является только лишь стремлением доказать,
что они не русские."

24.02.2009:
  "При проведении переписи в 1926г. для новосозданной республики
Украина была отдельная инструкция для переписчиков. Если опраши-
ваемый называл себя РУССКИМ (а так называли себя большинство),
нужно было задать вопрос -- А из каких русских? Из малороссийс-
ких? -- и потом записать "УКРАИНЕЦ". Вот так малороссы стали
украинцамами. До 1917 г. здесь жили малороссы, то есть, русские
Малой Руси. В произведениях Тараса Григорьевича Шевченко этноним
украинец или украинка не встречается ни разу, в отличие от
географического названия Украина, например, в Заповiте. Потому
что Тарас Шевченко считал себя малороссом, то есть, русским Малой
Руси, и никогда в австрийской Галиции не был. Повторяю, почти вся
проза Т. Г. Шевченко написана на русском языке. А мы и есть и
будем русские Малой Руси (МАЛОРОССЫ), переименованные большевика-
ми в украинцев. Наши предки были русские и православные и мы
будем. И этого вы у нас из исторической памяти не вытравите
никакими манипулятивными технологиями."

  "Или не соответствует действительности, что вся срань: РУХи,
КУНы, НУНСы, ОУН, УПА, ублюдочная Тягнибоковская Свобода, как
тараканы, лезут в Украину (Малороссию) ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ИЗ ГАЛИЧИНЫ?
  Разница в ментальности окатоличенных галичан и православных
малороссов огромна. Нынешняя власть хочет подчинить большинство
меньшинству. Хочет навязать нам то, что мы не приемлем и
отторгаем. Они, видишь ли, Пьемонт сраный. Поэтому они должны
двигать национальную идею. А мы должны их кормить, и на них
работать.
  Пьемонт -- это самая развитая экономически провинция на северо-
западе Италии. А Восточная Галичина, где половина трудоспособных
разбежалась по заграницам, такой же Пьемонт, как и Зимбабве.
Причём, эти "заробитчане", устроившись за границей, мечтают
перевезти туда семью. Патриоты сраные.
  Окатоличенные галицаи разваливают Украину также, как
окатоличенные хорваты разваливали бывшую Югославию.
  Подчёркиваю, что українство -- это не этничность, а идеология, 
в основе которой лежит униатство, ненависть к России и ко всему
русскому, стремление доказать. Что мы не русские. Никакого
позитива в идеологии українства НЕТ. Это чужой внешний проект."

24.02.2009:
  "Хотите верить в сказки о том, что по приказу какого-то поляка
или папы римского 40 млн. человек стали называть себя украинцами
и срочно выдумали 'искусственный' украинский язык, да еще и стали
на нем говорить назло 'кацапам' -- нет проблем, верьте. Ваше пра-
во. Так же как право этих 40 млн. считать свой язык полноценным, 
писать и говорить на нем (не спрашивая разрешения ни у кого), и
хотеть видеть свою страну и культуру в ряду развитых европейских
(не взирая на ваше неудовольствие). Неужели для вас принципиаль-
но, когда украинцы начали себя называть украинцами? Да хоть
вчера. Что это меняет? Румыны когда-то были даками, итальянцы --
ромеями, французы -- галлами и т.д. Никогда не существовало пле-
мен испанцев, португальцев, французов, голландцев, немцев, поля-
ков, чехов, румын, итальянцев, швейцарцев, литовцев, норвежцев 
и т.д., как и украинцев и русских. Список этот огромен и его 
можно продолжать. Все эти этнонимы происходят в основном от гео-
графических названий или от других этнонимов. Ну и что? От этого 
реальность существования Испании или Румынии не уменьшается.
Народ принял одно из этих самоназваний -- и никакие аргументы его
не изменят. Так как никакие аргументы не заставили украинцев
называть себя искусственным названием 'малороссы'. Думаю, что
насаждение Москвой этого названия и стало основной причиной
распространения самоназвания 'украинец'."

25.02.2009:
  "Самое смешное, что 'Галицкий князь Юрий 2-й в грамоте к
великому магистру немецкого ордена Дитриху, от 20 октября 1335
года называл себя "dux totius Rusiae Minoris" ("князь всея 
Малыя Руси")'. А нынешние мутанты-галицаи -- все украинцы,
НЕРУСЬ. И с пеной у рта доказывают, что они не русские. И
ненавидят русских по одной простой причине: предатели больше
всего ненавидят тех, кого они предали.
  Вы как-то стеснительно забыли про то, как с помощью украинст-
вующих галицаев в начале 1-й мировой войны в концлагерях Талергов
и Терезин австрийцы замучили около 250 тысяч русофилов. Что-то с
памятью стало?
  Может быть, вы не знаете, что в рамках польско-австрийского
проекта Украина как австрийские. так и польские власти активно, 
в том числе и финансово, поддерживали украинствующих, и жестоко
преследовали русофилов. Причина проста: Россия, как наследница
Киевской Руси, в геополитическом плане преследовала цель
воссоединения всех земель, имевших отношение к Киевской Руси.
Австрийские власти, в сотсав которых входила Галичина, всячески
этому противодействовали.
  Об истории создания ОУН, и их служении немцам, а конкретно, СД 
и Абверу -- это отдельная история. Именно против советских и
польских партизан СД и Абвером создавалась ОУН-УПА в православной
Волыни, а не в униатской Галичине, где ОУНовцы выступили
провокаторами, вырезая польские сёла под видом украинцев, а
украинские под видом польских. Стравив тем самым поляков и
украинцев. Немцы при этом довольно потирали руки. И тем и другим
было не до немцев.
  Саму Галичину немцы выделили в отдельную административную
единицу: Дистрикт Галиция, где немцев встречали цветами. В
остальной же части Украины (Генерал-губернаторство Украина) немцы
проводили политику геноцида и освобождения жизненного
пространства для немецких колонистов. А помогали им усердно в
этом галицаи.
  Дело в том, что их и Гитлера объединяло то, что и они и Гитлер
были бывшими подданными Австровенгрии. И когда пришли немцы, для
них пришли "НАШИ".
  И по поводу массовой поддержки галичанами бандеровщины на почве
русофобии придётся вас тоже расстроить.
  Весомый вклад в разгром бандеровщины внесли истребительные
батальоны (ястребки), набиравшиеся из местного населения, которым
надоел бандитский беспредел. Не верите? Спросите у видного нацика
Павличко, как он в ястребках бандеровцев мочил. Раньше он об этом
любил школьникам рассказывать, а сейчас что-то затих.
  Не пора ли вам за речку Збруч с вашим українством и сраной 
свiдомiстью? Терпение уже кончилось. Наши предки в 17 веке
вырезали польских панов, католических проповедников и их галицких
холуёв-униатов. И нам завещали...

26.02.2009:
  "Термин 'Russiae minoris' -- греческого происхождения, распро- 
странившийся в латинской Европе из Византии. У греков была Малая
Греция (исконная) и Большая Греция (вместе с колониями). Ту же
терминологию они распространили на Русь: Малая -- это исконная (в
современных украинских этнических границах), Большая (или Великая
-- смотря как переводить) -- вместе с колонизированными неславян-
скими землями (современные Беларусь и Россия). Вначале терминоло-
гия эта касалась только церковного деления, а позже распространи-
лась и в европейском официозе. Понятно, что в переписке с немцем
руский князь употреблял латинскую книжную терминологию. Интересно
не это, а то, о чем вы умалчиваете. Жители т.н. позднейшей Вели-
кой Руси Русью называли современную Украину -- летописи перепол-
нены записями о том, что ростовчанин, суздалец или новгородец
'иде на Русь' (в Киев, Переяслав или Чернигов). Галицкий князь в
14 ст. как раз и остался единственным независимым руским князем,
и считал себя правителем всей Малой (по латинской терминологии)
Руси (т.н. позднейшая Великая была татарским улусом). Перелис-
тайте карты того времени -- Русь на них заканчивается на границах
современной Украины, а дальше идет Moskoviae. Даже в 17 ст.,
когда т.н. Малая Русь уже была известна в Европе как Украина,
француз Боплан в своем известном описании Украины на восточных ее
границах помещает Московию (полное название труда -- Описание
Украины, нескольких провинций Польского королевства, которые
лежат от границ Московии до границ Транссильвании). Только Петр
своей железной рукой заставил Европу называть Московию Россией.
Понятно, что украинцам не оставалось ничего другого, как принять
название Украина (наверное, из любови к русским :) Все остальное,
что вы пишете о Галиции, с точки зрения украинца выглядит так --
ради независимой Украины -- хоть в ад. Если в данный момент немцы
помогут этому -- используем этот шанс. Если в следующий момент
немцы против этой цели -- они наши враги. Как сказал Черчиль, у
нас нет ни друзей, ни врагов, а только вечные интересы. Для
сравнения -- Александр Невский для сохранения своей власти снимал
шкуры со своих подданных, каждый год возил эти шкуры в ставку
хана, где лизал его сапоги и клялся в верности для получения
ярлыка. Больше того -- стал кровным братом чингизидов (что
больше, чем родня) и всегда выполнял все приказы от хана (или
царя, как называли его в Московии, а позже стали и себя так же
называть). Все его потомки (тоже чингизиды) из шкуры лезли,
выполняя волю ханов -- своей родни. Некоторые брали в жены сестр
ханов (Юрий сестру Узбека). Некоторые (как Дмитрий Донской) вы-
ступали на стороне центральной ханской власти против сепаратиста
Тохтамыша на Куликовскую битву. Последняя битва -- тоже интерес-
ный мифологический сюжет. На стороне Дмитрия достоверно выступило
всего 2 княжества, даже тесть и митрополит были против (последний
отъехал в Киев, откуда предал Дмитрия анафеме). Т.е. большинство
считали, что для блага христиан лучше поддержать Мамая против
Тохтамыша. В результате проигрыша Мамая в эйфории Дмитрий мстит
Рязани за неучастие, а Тохтамыш для наказания Дмитрия за это
сжигает пустую Москву (князь 'со всею свитою' бежал в лес). Но не
взирая на все эти факты, московские князья от Александра и до 
упора -- все сплошь святые, а т.н. 'Ледовое побоище' и Куликовс-
кая битва -- 'поворотные моменты' в истории. Резюме -- для блага
своего отечества можно вначале воевать с ангелом против дьявола,
а потом с дьяволом против ангела. Главное -- все то же благо
отечества."

27.02.2009:
  "Вас, галисийских, вместе с разбежавшимися заробитчанами, всего
около 5% в составе населения страны. 90% это малороссы , то есть
русские Малой Руси и русские Новороссии, Слобожанщины и Крыма.
Когда 5% галицаев ненавидят 90% населения, то имеет смысл
провести границу по речке Збруч. Вы нас уже достали. И это всего
лишь вопрос времени.
  Галичина стала раковой опухолью на теле нашей страны.
  Вашему президенту Ющенко, окружённому понаехавшими из Торонто и
Мюнхена потомками бандеровских недобитков-галицаев, управляемому
американской женой из Госдепа (а сотрудники Госдепа, как и
сотрудники спецслужб, бывшими не бывают) даже Кравчук на днях
предложил уйти в отставку. Уйдёт Ющенко, уйдёте и вы.
  Если по-хорошему, то объединяйте свою Восточную Галичину с
Западной, оставшейся на исторической родине в Польше, и не лезьте
в украинцы (малороссы, переименованные большевиками в украинцев)
и в Украину (Малороссию).
  Если нет, то всё будет по-взрослому.
  Доказывать свiдомим дебилам что-либо не имеет смысла. Логика у
вас в мозгах не ночевала.
  Галичина с 1381 года, почти 600 лет, прожила в других государ-
ствах. Поэтому к нашей стране отношения не имеет. Вы лезете гряз-
ным рылом в историю страны. где ваши предки не жили, и пытаетесь
её переписать под себя. Ваша история -- это история Литвы, Польши
и Австровенгрии. В вашей истории были польский король Сигизмунд и
австрийский Император Фердинанд. Вот, о них и пишите, как о
своих.
  Исходя из того, что ваш польско-австрийский суржик чем-то похож
на украинский язык, вы вдруг решили, что вы справжнi українци. И
даже записались в строители украинской нации. Это всё равно, что
негры США, говорящие на английском, и англичане, живущие в
Англии, -- это одна нация. Нацию объединяет общее историческое и
культурное прошлое. А у нас с галицаями общего исторического
прошлого ПРОСТО НЕТ. Нам, украинцам (малоросам) русские -- братья.
Нас объединяет общая история и миллионы смешанных браков, число
которых больше, чем галицаев в Восточной Галичине, насильно
оторванной Сталиным от Польши, и насильно к нам присоединённой. С
галицаями, прожившими пол-тысячелетия в других государствах, нас
не объединяет ничто. Вы прыгаете на могилах наших предков, и тихо
воруете нашу историю, типа 'мы козацького роду'. Не было в вашей
истории Богдана Хмельницкого. Не было в вашей истории казачества,
потому что, повторяю, казаки пойманных униатов сажали на кол за
предательство веры предков. У нас с вами разная история.
  И самое главное, в чем заключается самая, наверное, страшная
тайна галичан, в освободительной войне под руководством Богдана
Хмельницкого. Три с половиной века назад 18 -- 29 июня 1651 г. 
под Берестечком произошла самая значительная битва Освободитель-
ной войны Украины против Польши середины XVII столетия. Где были
галичане на полях битвы 2-й половины июня 1651 г.? На чьей
стороне? Там же, где и в Пилявецком сражении 1648 г., в боях под
Збаражем 1649 г., под Львовом 1655 г., т. е. на стороне
единоверцев-католиков, то есть, Варшавы (в отличие, скажем, от
волыняков).
  И дело не в украинофобии, как вы тут пишете. А в неприятии
изобретённого поляками и австрийцами и навязанного нам большеви-
ками українства, как долгосрочного проекта стравливания русских
Малой и Великой Руси.
  Вам, галицаям, с изнасилованной за столетия поляками и австрий-
цами идентичностью, поменявшим веру, ставшим НЕРУСЬЮ, ненавидящим
русских и всё русское по факту существования, не сумевшим создать
ничего путного и разбежавшимся по всему миру от Торонто до Порту-
галии в качестве низкоквалифицированных гостарбайтеров, уверен-
ным, что только русские (в вашей заимствованной у поляков терми-
нологии -- москали) мешают вам жить, не умеющим уже жить так,
чтобы не лизать вельможные западные сапоги и задницы своих
хозяев, авторы проекта назначили роль иуд."

27.02.2009:
  "Несколько цитат по теме из классиков истории России:
  К. Валишевский в своей книге 'Иван Грозный', 1912 г., стр. 16: 
'Съ этнографической точки зрънiя девять десятыхъ страны 
[Московии] имъли только то русское населенiе, которое оставила 
здъсь прокатившаяся волна недавняго колонизацiоннаго движенiя. Не
было необходимости въ то время 'скресь' русскаго, чтобы найти
татарина и особенно финна. Основой населенiя вездъ являлось
финское племя'.
  В. О. Ключевский, профессор Московского университета и Московс-
кой Духовной Академии, приемник С.М. Соловьева на кафедре русской
истории Московского университета, "Исторические портреты", Москва,
1990 год, стр. 41:
  '"Великорусское племя" было делом новых разнообразных влияний:
притом в краю, который лежал вне старой коренной Руси и в ХII в.
был более инородческим, чем русским краем: Финские племена
водворялись среди лесов и болот центральной и северной России еще
в то время, когда здесь не заметно никаких следов присутствия
славян'. 
  Еще ранее эту мысль высказал Н. М. Карамзин: 'жили тогда: Меря 
вокруг Ростова и на озере Клещине, или Переславском; Мурома на
Оке, где сия река впадает в Волгу; Чудь в Эстонии и на Восток к
Ладожскому озеру; Нарова там, где Нарва; Весь на Белеозере;
Перьм в Губернии сего имени; Печора на реке Печоре. Некоторые
из сих народов уже исчезли в новейшие времена или смешались с
Россиянами:' (Н. М. Карамзин 'История государства российского',
том I, стр. 45.)
  И подытожил в своей книге профессор В.О. Ключевский на стр. 44:
  'Наша великорусская физиономия не совсем точно воспроизводит
общеславянские черты: именно, скулистость великоросса,
преобладание смуглого цвета лица и волос и особенно типический
великорусский нос, покоящийся на широком основании, с большой
вероятностью ставят на счет финского влияния.'
  А вот цитаты из БСЭ:
  Том 16, стр.205: 'Мещера, древнее племя: Говорило на языке
финно-угорской группы. По археологическим данным, с Мещерой
связаны могильники и городища 2-12 вв., расположенные по среднему
течению Оки: Большая часть Мещеры к 16 в. обрусела:'.
  Том 16, стр.101: 'Меря, племя, предки которого в :1-м тысячеле-
тии новой эры жили в районе Волго-Окского междуречья. Впервые
Меря (merens) упоминаются в 6 в. готским историком Иорданом: Язык
Мери относился к финно-угорской семье'.
  Том 17, стр.127: 'Мурома, племя, родственное мордве, жившее на
берегах Оки: Язык Муромы относится к финно-угорской группе: В
10-11 веках Мурома платила дань Киевской Руси, в 12 в. полностью
обрусела'.
  Так кто у нас русь, а кто нерусь?"

02.03.2009:
  "Чтобы не было никаких предположений о моих целях, повторюсь, 
что я только привожу свое мнение о вопросах, затронутых моим
оппонентом Умником, и хочу, чтобы была ясность в терминах. Как
правило, в таких дискуссиях основная проблема -- отсутствие
одинакового понимания слов. Напр., упоминая Русь, многие
респонденты из России идентифицируют ее со своей страной только
из-за созвучия названий. Анализ же фактов показывает, что Русью
она никогда не была. Владимиро-Суздальское княжество, о котором
упоминал мой оппонент, никогда так не называлось во времена его
существования (термин Владимиро-Суздальская Русь введен
историками). Называли его Залесье, и заселено оно было финскими
племенами (меря, весь, чудь, мещера), обрусевшим аж к 16 ст.
  Вот что пишет Ключевский В. О. об этом: 
  'Финские и русские названия сёл и рек идут не сплошными полоса-
ми, а вперемежку, чередуясь одни с другими. Значит, русские
переселенцы не вторгались в край финнов крупными массами, а, как
бы сказать, просачивались тонкими струями, занимая обширные
промежутки, какие оставались между разбросанными среди болот и
лесов финскими посёлками... Вопрос о взаимодействии руси и чуди,
о том, как оба племени, встретившись, подействовали друг на
друга, что одно племя заимствовало у другого и что передало
другому, принадлежит к числу любопытных и трудных вопросов нашей
истории. Но так как этот процесс окончился поглощением одного из
встретившихся племён другим, именно поглощением чуди русью, то
для нас важна лишь одна сторона этого взаимодействия, т. е.
влияние финнов на пришлую русь. В этом влиянии этнографический
узел вопроса о происхождении великорусского племени,
образовавшегося из смеси элементов славянского и финского с
преобладанием первого. Это влияние проникало в русскую среду
двумя путями: 1) пришлая русь, селясь среди туземной чуди,
неизбежно должна была путём общения, соседства кое-что
заимствовать из её быта, 2) чудь, постепенно русея, всею своею
массою, со всеми своими антропологическими и этнографическими
особенностями, со своим обличьем, языком, обычаями и верованиями
входила в состав русской народности. Тем и другим путём в русскую
среду проникло немало физических и нравственных особенностей,
унаследованных от растворившихся в ней финнов... Московское
наречие, усвоенное образованным русским обществом как образцовое,
некоторыми чертами ещё далее отступило от говора древней Киевской
Руси: гаварить па-масковски значит едва ли ещё не более нарушать
правила древнерусской фонетики, чем нарушает их владимирец или
ярославец. Московский говор -- сравнительно позднейший, хотя его
признаки появляются в памятниках довольно рано, в первой половине
XIV в., в одно время с первыми политическими успехами Москвы.
Кажется, в духовной Ивана Калиты 1328 г. мы застаём момент
перехода от о к о, когда рядом с формами отця, одиного, росгадает
читаем: Андрей, аже вместо древнего оже -- ежели. Таким образом,
говоры великорусского наречия сложились путём постепенной порчи
первоначального русского говора. Образование говоров и наречий -
это звуковая, вокальная летопись народных передвижений и местных
группировок населения. Древняя фонетика Киевской Руси особенно
заметно изменялась в северо-восточном направлении, т. е. в
направлении русской колонизации, образовавшей великорусское племя
слиянием русского населения с финским. Это наводит на
предположение о связи обоих процессов. Даль допускал мысль, что
акающие говоры Великороссии образовались при обрусении чудских
племён. Восточные инородцы, русея, вообще переиначивали усвояемый
язык, портили его фонетику, переполняя её твёрдыми гласными и
неблагозвучными сочетаниями гласных с согласными. Обруселая Чудь
не обогатила русского лексикона: академик Грот насчитал всего
около 60 финских слов, вошедших большею частью в русский язык
северных губерний; лишь немногие подслушаны в средней Великорос-
сии, например пахтать, пурга, ряса, кулепня (деревня). Но, не
пестря лексики, чудская примесь портила говор, внося в него
чуждые звуки и звуковые сочетания.' Выводы: 'Так, мы ответили на
вопрос, как встретились и подействовали друг на друга русские
пришельцы и финские туземцы в области верхней Волги. Из этой
встречи не вышло упорной борьбы ни племенной, ни социальной, ни
даже религиозной: она не повела к развитию резкого антагонизма
или контраста ни политического, ни этнографического, ни нравст-
венно-религиозного, какой обыкновенно развивается из завоевания.
Из этой встречи вышла тройная смесь: 1) религиозная, которая
легла в основание мифологического миросозерцания великороссов, 
2) племенная, из которой выработался антропологический тип
великоросса, и 3) социальная, которая в составе верхневолжского
населения дала решительный перевес сельским классам.' Ключевский
В.О. Курс русской истории . Соч. в 9 тт., М., 1987. -- Т.1."

11.03.2009:
  "О каком, прости господи, национально-освободительном движении 
вы несёте бред?
  Никто, никогда, ни за что не боролся. 
  И в 1991 г. незалэжнiсть упала с неба, как результат предатель-
ства Союзной коммунистической элиты. Местная местячковая
партноменклатура с большого перепугу вдруг решила строить что-то
незалэжное.
  Или вы работали в подполье, а не на кафедре Истории КПСС, и
полжизни провели по тюрьмам?
  Из вашего списка никто никогда никого не представлял, начиная с
Грушевского, приехавшего с началом войны в Киев из Галичины,
которого русская контрразведка несколько раз пыталась арестовать
за связь с австрийским генеральным штабом, но почему-то не
арестовала.
  Центральную Раду, которую он со товарищи самозванцы провозгла-
сил, никто не хотел защищать, поэтому он пригласил немецкую армию
для защиты его українства, правда, под обязательство кормить эту
иностранную армию.
  Немцы быстро разобрались, что эти самостийники никто и ничто, и
заменили их на гетьмана Скоропадского, генерала Царской армии. У
того хоть порода была, в отличие от всей этой шушеры.
  Народ за этими самозванцами не пошёл, о чём свидетельствует
печальный конец, например, Петлюры. Никого они не представляли:
ни элиту Малороссии, ни народ Малороссии.
  И не от них пошёл диаспорно-галицкий национализм, заботливо
культивировавшийся поляками и австрийцами.
  Галичина была инкубатором, куда сбегалось всё дерьмо, в том 
числе и из Малороссии.
  Кстати, Иван Франко говорил, что "Галичина -- это не украинский 
Пьемонт, а Вандея, откуда ползёт в Украину всё самое мракобесное, 
хуторское и невежественное...".
  Что касается настоящей элиты Малороссии, то следует вам напом-
нить, уважаемый, что в 17 веке наши предки вырезали польских 
панов, католических проповедников и их галицких холуёв-единовер-
цев. Ни одного в Малороссии не осталось. И нам завещали...
  А галичане остались польскими холопами, потом австрийскими и 
снова польскими.
  Козацькая старшина получила после воссоединения с Российской
Империей дворянство и влилась в состав российской элиты.
Возносимый вами из грязи предательства на пьедестал героя Мазепа
имел 500 тысяч душ крепостных.
  Малороссия поставляла царскому двору канцлеров, графов,
президентов Академии наук, генералов, то есть, была составной
частью Российской элиты.
  В отличие от Галичины, поставлявшей для офицеров австрийской
армии денщиков, конюхов и горничных.
  Ещё раз повторяю, при Российском дворе служили славные
представители Малороссии:
  Канцлер, то есть, первый министр, Александр Андреевич 
Безбородко, родом из Глухова.
  Его брат Илья Андреевич, генерал, сенатор, участник суворовских
войн, штурма Измаила и присоединения Крыма.
  Граф Алексей Григорьевич Разумовский, вышедший в графы из
простого хлопца, пастуха.
  Его брат граф Кирилл Григорьевич Разумовский, генерал-адьютант
Гетмана Малороссийского, член Государственного Совета, Президент
Российской Академии наук, кстати, первый малоросс, назначенный на
эту должность после четырёх немцев.
  Генерал-фельдмаршал Пётр Степанович Котляревский.
  Генерал от инфантерии Иван Фёдорович Паскевич, разгромивший
Шамиля и взявший Варшаву.
  Генерал-майор Василий Степанович Завойко.
  Родственник великого композитора Николая Лысенко,
генерал-лейтенант Михаил Захарович Лысенко (погиб при обороне
Севастополя).
  Генерал-фельдмаршал Иван Дараган.
  Можно ещё продолжать, но для вас и этого хватит. 
  Положение крестьянства того времени везде было одинаковым. Но, 
главное, не было ополячивания и окатоличивания, как в Галичине. У
галичан вообще не было дворянской элиты. С 1381г вся ваша элита 
-- это польские паны.
  Мы малороссы, русские Малой Руси. И нас с великороссами связы-
вает общая история и самое главное, миллионы смешанных браков, 
число которых больше, чем галичан в Восточной Галичине.
  А с вами нас не связывает ничего.
  По-поводу ОУН. Эта террористическая организация не продукт 
Галичины, как территории, а продукт польской спецслужбы Дефен-
зивы, позже Абвера и СД. Как и в любой террористической
организации в ней было контролируемое спецслужбами руководство и
пушечное мясо.
  Представления ваши об Украине (Малороссии) и её жителях в
пределах территории западнее речки Збруч. Когда-то в советской
пропаганде был такой тезис, что все негры за нас. Оказалось, что
нет. У вас аналогичное представление об украинцах (малороссах).
Хоть и туго до вас доходит, но запомните: Не за вас мы. И готовы
отменить пакт Молотова-Риббентропа, и вас обратно присоединить к
Польше. Уже достали своей свiдомiстью. До вас просто не доходит,
что мы, малороссы, и вы, галичане, это разные народы. Не надо к
нам лезть со своими представлениями и нас поучать. Не надо
выступать от имени всей Украины, и строить у нас галицкую нацию.
Нам ваш диаспорно-галицкий национализм до одного места. Жрите его
сами. Сунетесь с ним к нам, мало не покажется.

                            *  *  *

  Антон Павлович Чехов -- туда же:
  "Хохлы упрямый народ: им кажется великолепным всё то, что они
изрекают, и свои хохлацкие великие истины они ставят так высоко,
что жертвуют им не только художественной правдой, но даже здравым
смыслом. Эти упрямые мужики всегда хватаются за великое, потому
что не умеют творить малого, и имеют необыкновенные грандиозные
претензии, потому что вовсе не имеют: вкуса. Это глубокомысленные
идиоты, которые бранят Гоголя за то, что он писал не по-хохлацки,
которые, будучи деревянными, бездарными и бледными бездельниками,
ничего не имея ни в голове, ни в сердце, тем не менее стараются
казаться выше среднего уровня и играть роль, для чего и нацепляют
на свои лбы ярлыки 'украинофильства'."

                            *  *  *

18.03.2009:
  "Об истоках українства:
  Поляк Духинский после разгрома Варшавского восстания в 1863 
году рванул в Австрийскую Галичину и озаботился там созданием
українства. ОН говорил: "Для того, чтобы вернуть "быдло малорос-
сийское" под власть Речи Посполитой, надо переделать их в другой
народ. Пока они считают себя русскими и правславными, это
невозможно. Пусть будут украинцами."

18.03.2009:
  "История украины -- история не прекращающихся предательств тех,
для кого мова (ополяченный, онемечченный диалект русского языка)
-- способ существования. За бабло "украийнець" брата застрелит,
жену продаст. Бабло давали поляки -- служили полякам, бабло дава-
ли татары -- бросали поляков -- служили татарам, переметнулись,
казалось бы к своим, православным (Богданэй Биновьевич на
четвереньках 6 лет у русского царя просил принять под русское
крыло), в том же году поляки его опять перекупили и кинул
Богданэй Биновьевич единоверцев, бабло давали немцы -- служили
немцам, шведам, кому попало. Бейчас бабло, много бабла дали
ротшильды. Бабла столько, что до войны рукой подать."

30.03.2009:
  "По русски обращение 'ребята' означает то же, что по американс-
ки guys -- парни, хорошие парни. На твоей мове хлопцi -- произ-
водная от хлоп посполитый, т.е. селюк, деревенщина, рогатые.
Усек? Возьмем, еще для примера, всем понятное слово презерватив,
вещь необходимая в домашнем хозяйстве. На твоей мове --
нацюцюрнык. Во первых не понятно что ты на цюцюрку надеваешь
(шапку-ушанку или дырку в заборе), и уж совсем не ясно, с какой
целью ты это делаешь. Понял разницу между великим и могучим
русским языком и хлопской мовой?"
  На самом деле "ребята" очень похожи на "рабов" с уменьшительным 
суффиксом, а деревенщины -- это люди, которые мало порчены разру-
шительными факторами цивилизации.

14.02.2010:
  "Украина (= окраина, периферия) -- временное территориальное 
недоразумение, и суверенного государства из него никогда не 
получится. Не объединить в одной нации русский Юг и Восток с
галицийскими бандерами. Будет в Москве нормальная власть --
вернем Малороссию, а бандеровщину отделим. Пусть живут сами по
себе, на хрен они никому (как показали европейцы) не нужны,
ридным своим салом отапливаются и им же заправляют автомобили.
Чем быстрее это убожество будет ликвидировано, тем лучше для
России. Я думаю, как только в Кремле будут истинные патриоты, а
не болтуны о патриотизме, -- вот тут-то 'самостийным' и 'незалеж-
жным' придет конец. И очень быстро."
  Да уж, не дай Бог "истинных патриотов" в Кремле. Лучше, навер-
ное, терпеть нынешних недоделков. "Истинные патриоты" в упор не 
видят того, что у "бандеровцев" тоже есть некоторые "исторические 
права" на Правобережную Украину. Можно было бы потягаться с ними 
"правами", а лучше -- "пряниками", привлекательными для оспарива-
емого населения, но "истинные" не могут пройти мимо возможности 
позволить себе угрозы и оскорбления ("убожество будет ликвидиро-
вано"), после которых начинает горчить от их "пряников" (нефти с 
газом).
  Сложность отношений между русскими и украинцами порождается 
тем, что между теми и другими в расовом, языковом, культурном,
территориальном аспектах нет чёткой границы, а есть плавный
переход. Переходная зона воду и мутит.

                            *  *  *
13.02.2015:
  (По поводу "Запад был всегда враждебен России".)
  Да, да, да, конечно. Это не ЗАПАД, конечно, создавал 'Киевскую
русь' - джойнт-венчер скандинавских пиратов с еврейскими работор-
говцами-рахдонитами для лучшей торговли рабами из местного насе-
ления по всей Европе и Ближнему Востоку - из-за чего в европейс-
ких языках слово 'раб' происходит от слова 'славянин'. 'Русь' -
чисто западное творение, колониальная администрация по торговле
сырьем и людьми на покоренных ЗАПАДОМ территориях.
  А 'Московия'? Искусственно оторванный от Великой Татарии
плацдарм, где Запад посадил марионеточную узурпаторскую династию
Романовых ('Римских'), чтобы получить доступ к богатствам Урала и
Сибири.
  'Петр Великий', после возвращения 'оттуда' почему-то разучив-
шийся писать по-русски, зато втравливавший 'Россию' во все новые 
и новые межевропейские разборки, что протянулось на протяжении
трехсот последовавших лет. Именно тогда, после того, как 'Россия
молодая' стала 'западной', в ней начали менять русских мужиков на
породистых собак и попугаев (в Великой Татарии такого и близко не
было). Во внешней же политике новое ЗАПАДНОЕ государство пребыва-
ло в основном под управлением Великобритании. Когда же умный и
порядочный царь Павел Первый не захотел расплачиваться жизнями
русских мужиков в англо-французском конфликте, английская
разведка попросту устроила заговор. А уж сыночек-отцеубийца верно
гробил мужиков, то ли отдавая интернациональные долги то прусской
королеве Луизе, то ли расплачиваясь с британскими хозяевами за
трон. Англичане стояли и за 'восстанием декабристов'.
  Да, в Первую мировую войну Россия вступила тоже исключительно 
в интересах Англии и Франции. А стоило Григорию Распутину
заикнуться о сепаратном мире, как его убили - снова английская
разведка.
  Когда Сталин в 30-х годах начал склоняться к сближению с
Германией, то английская агентура начала готовить заговор. Именно
разгром этого заговора и привел к репрессиям 1937-1938 года.
  Весной 1941 года британская разведка в США подбросила в немец-
кое посольство материалы, свидетельствовавшие о подготовке СССР
нападения на Германию. Это ускорило военные приготовления Рейха,
т.ч. и в войне 1941-1945 вина англичан не меньше вины немцев. Да,
русский Ванька снова воевал за британские интересы.
  После смерти Сталина в советском руководстве сложились две
группировки - пронемецкая (Берия и Маленков) и пробританская
(Хрущев и Булганин). Берия был убит в результате госпереворота, а
Хрущев и Булганин через пару лет поплыли на крейсере в Англию за
ярлыком на княжение.
  Между прочим, хваленые 'советские шпионы' в Великобритании 
(Филбии др.) своей деятельностью вредили исключительно американ-
цам, а также иногда антисоветским элементам (албанцам, украинцам,
прибалтам), но не Великобритании.
  Вывод: как 'Киевская русь', так и 'Российская Империя', так и
'Советский Союз' были ЗАПАДНЫМИ конструктами, управлялись проза-
падными марионетками и использовались одними западными странами в
борьбе против других. Подлинно независимым было лишь Московское
княжество, а потом Царство в составе Великой Тартарии в тринадца-
том-шестнадцатом веках. (Кстати, именно тогда на Руси не было и
алкоголизма.)
  Так что и сейчас мы имеем дело с борьбой в английских интере- 
сах. Британской королевской династии, имеющей мировую монополию 
на торговле опиумом, нужно иметь надежный коридор из Афганистана 
в Европу и лучше всего его провести именно по югу Украины. Вот
эту задачу (а не только освобождение территории для Новой Хазарии
- переселения Израиля в случае победы ИСИС) и решает сейчас
'хозяин Кремля' - очередная марионетка британского Дрогенрайха."

                            *  *  *

22.02.2015:

  "Пока в новом СССР в 1920-1930-е годы был футуристический,
направленный в будущее проект,и (оставшиеся) попЫ сидели на пОпах
ровно, СССР имел перспективы. Но где-то во время войны Сталин
понял, что народу этот футуристический проект на фиг не нужен, а
нужно биться лбом о пол перед иконой. Он вернул церкви, и стал
перестраивать СССР в очередную российскую империю в духе
семнадцатого века. В идеологическом, не в техническом смысле. Вот
за это Сталина так и любят "российские патриоты". Вот Хрущева они
не любят. Мыкыта Сэргыйовыч, конечно, был тиран и самодур, но он
был сторонником футуристического проекта, хотел "догнать и
перегнать Америку", запустил спутник и Гагарина (и сельское
хозяйство), начал снова зажимать церковь, ибо видел ее духовным
тормозом. Сбежавшие из Америки советские шпионы грек Саррант и
еврей Барр создавали в СССР микроэлектронику, в море плавал
атомный ледокол, а ракеты "делали как сосиски". Русской
патриархальной духовности в этом мире не было места, достаточно
полистать "Технику - молодежи" 1960-х годов и посмотреть
фантастические фильмы того времени. Потому Хрущев был обречен.
  И если Брежнев еще некоторое время пытался продолжать
футуристический проект, то его опора на т.н. "русскую партию" в
КПСС не могла этот проект не затормозить. Вместо фантастики
хлынула "деревенская проза", луноходы заменили прялки.
  Сейчас РФ является крайне патриархальной в духовном плане
страной, с лекциями по богословию в Бауманке. Это одна из причин
ее непривлекательности для других. Как экзотика - интересно. На
2-3 дня, для туриста, но жить в семнадцатом веке - вибачте, не
треба."
  Модель интересная, сразу и не возразишь.
  "А еще замечу, что в 1920-1940-х годах на СССР куча иностранцев
работала - как шпионы, как агенты влияния, просто как сочувствую-
щие - не за деньги, а идейно. Потому что СССР был ИНТЕРЕСЕН,
что-то новое, необычное, передовое (пусть даже декларативно).
Где-то с конца 1950-х (почти) все иностранцы, кто что-то делал
для СССР, делали это чисто за деньги. Интерес, новизна пропали,
потому что СССР превратился в обычное Московское царство."
  Да, было такое дело. У человечества существовала надежда на 
прорыв к лучшему миропорядку, пусть и через кровь. Сегодня везде
на практике только серость, мерзость и дешёвый образованческий
трёп, что лучшего общества, чем пропедерасченный вымирающий
Запад, быть не может. Сорри, про Великий Халифат забыл, но туда
даже мусульмане не особо рвутся.

                            *  *  *

  В развитие украинского взгляда на Россию и русских. Некто Олег 
Соскин, бывший советник двух украинских президентов (vz.ru,
15.07.2011):
"ВЗГЛЯД: Вы утверждаете, что российский государь 'бандит Петр I
украл у Украины ее генетическое название 'Русь', назвав свою
империю латинскими буквами RUSSIA, которая стала называться в
романо-германском мире 'Раша'. А финно-угорцы трансформировали ее
в 'Россия'. Но известно, что впервые слово 'Русь' употребляется
как название государства в тексте еще русско-византийского
договора 911 года, а более ранние свидетельства имеют дело с
этнонимом 'русь'. Более того, согласно летописцу 'Повести
временных лет', название 'Русь' произошло от одноименного
варяжского племени, призванного новгородскими славянами в 862
году в качестве воинской дружины.

Олег Соскин: Так Русь -- это же наше название! Это же наше
государство было. Была просто Московия -- часть славянской русской
империи. Главы наших государств осваивали эти территории.
Московию создал сын Юрия Долгорукого, великого князя Киевского,
Андрей, который потом получил название Боголюбский.
  Был один из претендентов на Московское царство Петр. У него была
сестра Софья, которую он устранил, и брат был. А потом он вдруг
решил, что ему надо стать императором. Он начитался и насмотрелся
всяких примеров в Европе. Западные учителя его немножко научили.
Эту империю надо было как-то назвать. Вот он и украл название
Русь. А это название нашего государства, современной Украины,
потому что Украина -- наследие Руси и славянства! А Московия --
это тюркское образование было.
  Поэтому Петр... да просто Петрушка украл у нас наше генетичес-
кое название современной Украины. Сегодня речь идет о восстанов-
лении государства, наследницы славянской Руси -- Великой Скифии.

ВЗГЛЯД: Почему же финно-угорские народы, по-вашему, трансформиро-
вали название страны в Россию? Откуда такая версия?

О. С.: России как таковой нет. Это просто объединение финно-угор-
ских тюркских протонациональных государств: Удмуртия, Калмыкия,
Тува, Мордовия, Якутия, Татарстан, Башкортостан. А где Российская
Республика? Нету. Поэтому все это -- или проявленные финно-угорс-
кие национальные образования тюркские, или не проявленные, ска-
жем, тот же Муром. Это были полностью колонизированные славянским 
этносом земли. На Руси не было деления на Российскую и Московс-
кую. Была просто Русь, и была Московия, которая не была Московс-
кой Русью. Это все ложь, пропаганда.

ВЗГЛЯД: Вы также утверждали, что 'московиты украли у нашего наро-
да язык, православную веру, название страны', 'поэтому пришло 
время это все нам вернуть'. Историк Лев Гумилев пишет, что массо-
вое переселение русских из нынешней Украины на север началось в
первое столетие после присоединения русских княжеств к орде. А
татары собирали ясак в основном в южных областях, вокруг Киева, а
северные дань не платили или платили меньше, поэтому народ
перетекал туда... Но народ-то тот же самый.

О. С.: Эта орда захватила Русь и уничтожила ее как государствен-
ное образование. А всегда была Киевская митрополия. Но, к сожале-
нию, в 1686 году за деньги московитов наша митрополия -- Констан-
тинополя -- была продана патриархатом штучно созданному Московс-
кому патриархату. Как церковь-мать может стать дочерью своей же
дочери? Это же извращение. Поэтому надо вернуться к состоянию
независимой Киевской митрополии. И все киевские митрополиты --
Петр и Алексий -- они, к сожалению, переехали во Владимир, а по-
том в Москву. Но назывались они киевскими митрополитами. Московия 
украла у нас нашу независимую церковь.
  Это было абсолютно беспрецедентное нарушение, когда мать-
церковь Киевская митрополия стала дочкой Московской патриархии.
Поэтому надо вернуться в правильное состояние, то есть независи-
мой Киевской митрополии, как это было в 1924 году, когда констан-
тинопольским томосом была восстановлена Польская патриархия в
связи восстановлением Польского государства. Нам тоже надо со-
здать свою Киевскую патриархию и уйти из-под контроля Московской
патриархии.
  Русский язык -- это наш генетический язык, а современная его
форма -- это украинский язык. Наречия финно-угорского этноса
совсем другие. Это уральская языковая группа языков, которая
никакого отношения к русскому языку не имеет. Финно-угры пришли с
Урала, а на Урал они, если не ошибаюсь, попали с территории
современного Китая.
  То есть мы славяне, мы арии, мы скифы, мы Русь, а ваша
территория, извините, это финно-угорская тюркская территория с
совершенно другой этничностью и другим языком, который к нашему
славянскому, русскому никакого отношения не имеет. То есть язык
тоже украден. Таким образом, название нашего государства 'Русь'
было украдено Петром. Бандит натуральный. По ноздри в крови,
убивал всех подряд. Потом сделали его великим императором, а он
был простым московским полукриминальным авторитетом.

ВЗГЛЯД: Почему вы считаете современных русских не родственным
славянским этносом, а финно-угорским? Ведь все родственные связи
налицо -- язык и общая история?

О. С.: Это за счет переселения с Руси-Украины у вас еще имеется
наш славянско-русский элемент. По мере того как наши с вами
государственные дороги разошлись, русского славянского элемента
на вашей территории становится все меньше, он не продуцируется. У
вас восстанавливается та этничность, которая всегда была присуща
этим землям, -- это финно-угорская тюркская общность. У вас есть
государства, которые составляют эту общность. Они имеют свои
правительства, свои атрибуты и символы, флаги, конституции,
советы, школы, академии. Вот на этом и надо строить современную
финно-угорскую тюркскую конфедерацию.
  Но у вас, конечно, есть небольшое количество территорий, на
которых находились этнические славяне. Это Новгород, Псков, Брян-
ская область, Курская область, Воронежская область, Белгородская
область, Кубань. Это территории проживания славянского этноса,
входившие в наше государство Русь. По мере того как будет распа-
даться государство-химера под названием Российская Федерация,
видимо, эти части должны быть включены в наше государство,
которое должно быть восстановлено под названием Русь-Украина.

                            *  *  *

  История как основа для укрепления "дружбы народов" и завлечения
народов в союзы и империи является вещью очень шаткой и может 
использоваться в качестве средства надлежащего воздействия на умы 
лишь при условии лжи и замалчиваний, потому что предки современ-
ных лжецов и замаличателей тоже не отличались добродетелями и
успели натворить очень много чего.
  Идеологической основой для вовлечения народов в союзы и империи 
и удержания в них должны быть не прошлые грехи и подвиги, а теку-
щие и будущие выгоды, причём выгоды для народов, а не для их вер-
хушек. Но поскольку на самом деле от всяких разделений, слияний, 
сохранений и восстановлений рядовые граждане обычно мало что вы-
игрывают, то и приходится подбивать их на эти дела не конкретными 
обещаниями (выполнение которых легко проверяемо), а возбуждением 
всяких эмоций посредством тенденциозных исторических экскурсов, а
также поминания всяких общих и необщих атрибутов, как то "кровь", 
массовые заблуждения (религия), территория и т. п.
  Из новостей (www.newsru.com, 19 мая 2009 г.):
  "Президент России Дмитрий Медведев подписал указ 'О Комиссии 
при президенте Российской Федерации по противодействию попыткам
фальсификации истории в ущерб интересам России'. Об этом, как
передает ИТАР-ТАСС, сообщила во вторник пресс-служба Кремля.
  Возглавлять новое ведомство будет руководитель администрации
главы государства Сергей Нарышкин, передает РИА "Новости". Всего
в состав комиссии вошли 28 человек, в том числе представители
администрации президента, МИД, ФСБ, СВР, Совбеза, Минрегионразви-
тия, Минюста, Минкультуры, Общественной палаты, Госдумы,
Росархива, Роснауки, говорится в тексте указа, размещенном на
сайте Кремля.
  Президент неоднократно заявлял о недопустимости фальсификации
истории, в том числе Великой Отечественной войны. В записи в
своем видеоблоге накануне Дня Победы он отметил, что попытки
фальсификаций 'становятся все более жесткими, злыми, агрессивны-
ми'.
  Напомним, что в России готовится к принятию законопроект 'О
противодействии реабилитации на территории независимых государств
-- бывших республик Союза ССР нацизма, нацистских преступников и
их пособников'. Предполагается, что наказание по нему как для
российских, так и для иностранных граждан будет составлять от 3
до 5 лет."
  Объявление преступным критического подхода к официальным взгля-
дам на Вторую мировую войну -- это не только отвлечение внимания
масс от кризисных экономических реалий, но и подготовка идеологи-
ческой почвы для прибирания российской "верхушкой" к своим рукам
Украины и Белорусси.
  Не могущие вырваться из братских объятий России народы зачастую 
в своих национальных мифах преувеличивают порочность русских и
отрицательную роль России в своей истории и упускают из виду то, 
что эгоцентризм, глупость и жестокость характеризуют в той или 
иной степени политику любого государства, а не только России, но 
этими преувеличениями они отчасти обязаны именно русским, не 
сумевшим явить собой достойного примера для подражания.
  Русские -- не хуже или не намного хуже других народов, но ведь
хочется, чтобы хоть кто-то был лучше. Выражения неприязни к рус-
ским нередко являются местью за пережитые разочарования. Империя
Романовых, СССР -- это провалившиеся РУССКИЕ проекты: именно 
русские, а не еврейские, масонские, английские или чьи-то ещё.
Людям претят не империи вообще, а империи уродливые и напропалую
лгущие.
  Да не покаяния ждут от русских, а хотя бы признания ими их 
заурядности, их неспособности наладить толком собственную жизнь, 
не говоря уже о жизни других. Очередной русский проект должен в 
основе своей заключать идею совершенствования русского человека
как необходимое условие успеха всего остального.
  Подсознательная надежда на русских как на народ с ПОТЕНЦИАЛОМ
ещё имеется у многих, но русские пока что лишь разочаровывают -- 
своей неспособностью к развитию, своей мелочностью. Подавляющему
большинству современных русских интеллектуалов очень далеко до
Пушкина, Герцена, Тютчева, Достоевского, Блока, Шульгина, 
Кожинова.
  Если бы русские были сегодня убедительно успешными (в здраво-
охранении, образовании, защите окружающей среды, жилищном строи-
тельстве, устройстве городской среды, организации вооружённых 
сил, налаживании межнациональных отношений и т. д.), их соседи 
ТЯНУЛИСЬ к России, искали бы у себя общее с русскими, потому что 
это ничем бы им не угрожало, кроме как выгодами. Имеем же мы в 
России в настоящее время совсем другое: нация не просто дегради-
рует физически и морально, но ещё на государственном уровне 
отключает у себя способность к здравой саморефлексии (Комиссия по 
противодействию попыткам фальсификации истории...).


5. Русские глазами грузин.

Из "журнала" zurabus.livejournal.com "Неполная хронология принуждений к миру (военных операций Москвы по захвату чужих земель, БЕЗ добровольных и наследственных присоединений): 1301 Принуждение к миру Коломны 1302 Принужден к миру Переславль-Залесский 1303 Принуждение к миру Можайска 1364 Принуждение к миру Галича 1392 Окончательное принуждение к миру Нижнего Новгорода 1452 Принуждение к миру Кассимовсого ханства 1471 Принуждение к миру Важской Земли 1472 Принуждение к миру Перми (Пермская земля) 1478 Принуждение к миру Великого Новгорода 1482 Принужден к миру Клин 1485 Принуждены к миру города:Тверь, Кашин, Микулин, Зубцов 1489 Принуждение к миру Вятской Земли 1494 Принуждена к миру Вязьма 1510 Принужден к миру Псков 1552 Принуждение к миру Казани 1556 Принуждена к миру Астрахань 1582 Принуждение к миру Сибирского Ханства 1586 Принуждены к миру Демьянское, Цингальское, Белогорское княжества 1594 Принуждены к миру Ляпинское княжество, Обдорское княжество 1594 Принуждены к миру Кондинское княжество, Пелымское княжество 1619 Принуждена к миру Пегая Орда 1716 Принужден к миру Мекленбург-Шверин 1724 Принуждены к миру Новая Земля, Таймыр, Камчатка 1725 Принуждение к миру Чукотки ( мужественное сопротивление чукчей) 1739 Принуждение к миру Кабарды 1739 Принуждение к миру Левого берега Терека 1756 Принужден к миру Алтай 1762 Первое принуждение к миру Восточной Пруссии 1770 Принуждение к миру Кикландских островов 1772 Принуждена к миру Восточная Белоруссия 1773 Временное принуждение к миру Бейрута ( да, да, того, что в Ливане) 1774 Принужден к миру Азов 1774 Принужден к миру Таганрог 1774 Принуждена к миру Керчь 1774 Принужден к миру Энни Кале 1774 Принужден к миру Кинбурн 1775 Принуждение к миру Валахии 1775 Принуждение к миру Молдавии 1775 Принуждена к миру Запорожская Сечь - окончательный захват Украины 1791 Принуждено к миру Крымское Ханство 1798 Временно принуждение к миру Ионических островов 1798 Принуждена к миру Парга 1801 Принуждение к миру Картли-Кахети 1811 Принуждение к миру Имеретинского царства 1813 Принуждение к миру Дагестана 1815 Принуждение к миру Польши 1825 Принуждение к миру Калмыцкого Ханства 1854 Принуждены к миру Заилийский край, Сырдарьинская линия 1859 Принужден к миру Северо-Кавказский имамат (Чечня, часть Дагестана) 1864 Принуждена к миру Адыгея 1866 Принуждены к миру Туркестан, Чимкент, Ходжент, Ташкент 1867 Принуждены к миру Семиречье, Семипалатинская область 1868 Принуждены к миру Самарканд, Зеравшанская долина, Пенджикент, Катта-Курган 1876 Принуждение к миру Хивинского Ханства 1876 Принуждение к миру Ферганы 1900 Первое принуждение к миру Маньчжурии 1920 Окончательно принуждено к миру Бухарское Ханство" Из дискуссии там же: -- А Картли-Кахети к миру примерно также принуждали, как Самарканд или Казань? -- По-другому - упразднив царство, нарушив Георгиевский трактат, разоружив дворянское ополчение, силой принудив часть дворянст- ва присягнуть императору. Восстания в Картли начнутся потом, но будут подавлены. Имерети сопротивлялось больше. -- ...события из серии разоружения местной знати, которая мягко намекала Центру "вы нас иногда от внешнего агрессора прикры- вайте, а в мирное время мы сами что захотим, то и будем де- лать, и налоги себе в карман положим, а не нравится - мы и к соседнему государству можем присоединиться" - не трогают почему-то. (Напомним себе, что мы не докапываемся до того, как было на самом деле: мы исследуем, как это видится нерусским людям.)

6. Русские глазами южных славян.

Ф. М. Достоевский ("Дневник писателя", 1877): "...по внутреннему убеждению моему, самому полному и непреодо- лимому -- не будет у России, и никогда еще не было, таких нена- вистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобожденными! Начнут они непременно с того, что внутри себя, если не прямо вслух, объявят себе и убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшею благодарностью, напротив, что от властолюбия России они едва спаслись при заключении мира вмешательством евро- пейского концерта, а не вмешайся Европа, так Россия проглотила бы их тотчас же, 'имея в виду расширение границ и основание великой Всеславянской империи на порабощении славян жадному, хитрому и варварскому великорусскому племени'. Особенно приятно будет для освобожденных славян высказывать и трубить на весь свет, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия -- страна варварская, мрачный северный колосс, даже не чистой славянской крови, гонитель и ненавистник европейской цивилизации."

7. Русские глазами румын.

Румын Эмиль Чоран в 1937 году о России, Румынии и православии: "Большой раной России и так же Румынии является византийская традиция, дыхание византийской духовности, которое, внедренное в чужую культуру, закрепилось в ней и свернулось в абстрактный схематизм, одновременно приводя на политическом и социальном уровне к систематической реакционности. ... И если задуматься о том, что Румыния на протяжении веков жила под проклятием византийского духа!" "Вся византийская культура - это ничто иное, как темная туча, закрывшая от нас свет, мрачный жалостливый плач нашего горя. ... Я умер бы от печали, если бы из-за какого-то извращения судьбы византийская культура в будущем возродилась в Румынии. Один единственный крик Французской революции для нас это бесконечно больший стимулятор, чем все то, что может объединить в себе византийская духовность. Потому что, если мы ничему не научимся из безграничного воодушевления великих наций, тогда нам не останется ничего иного, кроме как похоронить наш дух между стен прокуренных ладаном церквей, и со всхлипами цепляться за мощи этих идиотских святых, которые составляли компанию нашему народу во время нашего пребывания в пустыне истории."

8. Русские глазами "монголо-татар".

Один друг по переписке, скрывающийся от мести славянских воинов под псевдонимом Bozkurt (30.03.2017): "А славяне, особенно т.н. 'восточные', действительно тупые. Только то и могут, что за еврейские деньги и под дудку западных хозяев майданы устраивать, что в 1917, что в 1991, что в 2014. Еще могут поскакать в кастрюлях вокруг пеньков, в лапоть подрочить, в вазы Эрмитажа насрать, это у них 'волюшка-воля' называется. Могут гражданскую войну против собственного народа развязать. А так, в основном, перед западными хозяевами на пузе ползают и пушечным мясом для Европки работают. Еще с девятого века начиная, со времен Рюриковичей-Рахдонитовичей, педиков и наркоманов, пиратов с Балтики, которые вместе с еврейскими рабо- торговцами славянским живым товаром по всей Европке торговали. За это им и памятники, и в Украине, и в России ставят. Потому что и там, и там западные марионетки у власти сидят. Но безмозглому стаду 'склавов' это знать не обязательно, под небом Аустерлица или в очередном 'котле' они и так сдохнуть смогут." Ещё от него же (13.02.2018): "Какая вам 'швабода', быдло анархистское?! Вы же только то и умеете, что все разваливать. Швабода? В вазы Эрмитажа насрать, городового убить, вокруг пенька поскакать в кастрюльках на голове -- вот и вся ваша швабода. Сидели бы лучше на своих деревьях, как вас ваш поцриарх Гундяй учит, да хвостами мух отгоняли, высокоду- ховные. Что-то вы с вашей дебильной швабодкой в полном говне си- дите и хрюкаете. Как только нет над вами татарина с кнутом, немца с палкой, еврея с маузером и грузина с ГУЛАГом, вы сразу в свое скотское первобытное состояние проваливаетесь. Только и можете, что майданить, свинина тупая." Bozkurt, разумеется, преувеличивает, но с его стороны это, наверное, не заметно. Кстати, аналогичное и выглядящее довольно убедительно можно нарассказывать (или отыскать готовое в интер- нете) также о монголо-татарских... эээ... тюркских народах, как и вообще о ЛЮБОМ народе, поэтому относиться к подобным выпадам надо как к предмету исследования, а не принимать их на личный счёт. Иррациональная гиперкритика чужих этносов и погружение в этно- культурные фантазии по поводу собственного -- это всего лишь вариант эскапизма. Это так мизантропится некоторым людям с в общем-то хорошими задатками по части мировосприятия, но с неко- торым преобладанием эмоционального над рациональным и недоповёр- нутостью в сторону размашистого организационного креатива. Для действительно креативных людей этнос -- не природная данность, а объект приложения преобразующих воздействий. Человеческий мир -- в значительной части такой, каким мы его делаем. Этносы в нём -- не исключение: если что-то тебе в них не нравится -- подправ- ляй (кстати, начни на всякий случай с себя). Получится конечно, не сразу. А может, не получится вовсе, но в сложных делах так бывает всегда. Ещё этнографический материал от незаменимого Бозкурта. Тюркский ассоциативно-критический ряд по поводу восточнославянской духов- ной жизни. Приводится "as is" -- исключительно в исследовательс- ких целях (даже бред заслуживает фиксации и изучения: это путь в глубины подсознания -- другого нету). Тут, правда, и украинцам достаётся (12.09.2017): "Паки-паки. Вельми понеже. Весьма вами благодарен. Иже херуви- мы. Братие и дружино. Не ляпо ли бяше нам Путину жопу целоваше? На пузе перед попом ползаху, в КГБ стучаху. Азъ есмь червь смер- дящий ибо православный. Нам науки ни к чаму, мы и без таго право- славныя. Мерзок пред лицом Господа всяк, любящий геометрию. Уся- ка власть от бога, ибо ежели не от бога, то и не власть. Учение Маркса всесильно ибо оно верно, энтер, тьфу, аминь. Россия третий Рим, а четвертому не бывати. ПравосКлавие, жоподержавие, урод- ность. Духовность. Гулаг. Вертухай. Толстоевский идиот. Портянка. Лапоть. Капуста. Емеля и Балда. Князь Владимир, с мамой, дочкой рэбе. Обменяю две пары крепостных на одного говорящего попугая. За что Герасим утопил Муму? Она утонула. Партия наш рулевой. Путята крестил Новгород мечом, а Добрыня огнем. Есть Путин - есть Россия, нет Путина - нет России. Воевали деды - управляли жиды. Святой Пигидий. Велесова Книга - Зевесова фига. Петр Первый при- нял Россия с сохой, а оставил без сохи. Во пале бирьозка стаяла. Еще парочку! Абырвалг. Низабудим, нипрастим. Калинка-малинка. Ни на адну марку ни абманул миня гаспадин Коль. Обама чмо. Миллион алых роз. Очередь к срачице. План Дуллеса. Мы асвабадители и спасители Явропы. Я устал, я мухожук и ряшил назначить сибе приёмника. Крест над Святой Софией. Геть Масковськага попа. Хто не скаче, той маскаль. Уси на Майдан. Украина цэ Эвропа, жопа, жопа, жопа, жопа. Юля, Юля, боже, боже, Украйына пэрэможэ. Четыре ноги хорошо, две ноги плохо. Теллурократия и талассократия. Пидпильнык Киндрат. Вяликое славянскае братство. Куевская Русь. Анна Ярославна - королева Свазиленда. 'До принятия православия славяне были животными и сидели на деревьях' - Патриарх Гундяй. Бухаринско-троцкистский блок. Новое мЫшленье. Культур-мультур." * * * С сайта lenta.ru (11.06.2008): МОСГОРСУД НЕ ПРИЗНАЛ ШКОЛЬНЫЙ УЧЕБНИК ОСКОРБИТЕЛЬНЫМ ДЛЯ ТАТАРО-МОНГОЛОВ. Во вторник Мосгорсуд не удовлетворил иск троих жителей Набереж- ных Челнов, которые считают, что изданный в 1997 году школьный учебник "История Отечества" для 6-7 классов оскорбляет национальное достоинство татар. Об этом в среду пишет газета "Московский Комсомолец". Таким образом было оставлено без изменений решение, принятое в прошлом году Тверским судом Москвы. Однако истцы намерены продолжить борьбу. Они указывают на то, что в тексте одобренного Минобразования учебника татаро-монголов представляют извергами. Более того, в книге есть рисунок, на котором татаро-монголы жарят на костре и едят русских воинов.
монголо-татары
Рисунок из учебника "История Отечества".
  "Мы требуем, чтобы этот учебник запретили, а также возместили 
нам тот моральный ущерб, которые мы получили, прочитав это", -- 
заявил представитель истцов Мухамед Миначев.
  В Минобразования утверждают, что книга соответствует всем
требованиям. А художник-оформитель учебника Никита Ордынский (!!! 
-- А. Б.) говорит, что точно не помнит происхождения возмутившего
истцов рисунка, однако скорее всего эта иллюстрация была взята из
западноевропейской летописи. "Вовсе не обязательно, что на ней
изображены именно монголо-татары. Поскольку татарами западные
европейцы называли и русских людей", -- добавил художник.



9. Русские глазами "народов Севера".

Высказывания древних чукчей по поводу присоединения Чукотки к России, по-видимому, не сохранились, зато сохранились письменные свидетельства о национально-освободительной борьбе чукчского народа, из которых можно понять, что отношение чукчей к вхождению в Русский Мир довольно долго оставалось не вполне положительным. В книге А. Нефёдкина "Военное дело чукчей" приводится история борьбы чукчей с русскими колонизаторами Чукотского полуострова. Согласно указанному источнику, ко времени появления русских на Северо-Востоке Сибири чукчи были далеко не вялыми и беззащитными, а напротив, отличными воинами и где-то даже начинающими локальны- ми имперцами. История чукчей в составе Россиийской Империи -- это история превращения сильного и самодостаточного народа в анекдо- тическое маргинальное недоразумение, вымирающее от пьянства. Из parasonium.livejournal.com (статья "Войны полярного круга"): "Непосредственно на Чукотке русские первопроходцы (казаки под предводительсвом атамана Семена Дежнева) появились в 1648 г. В 1649 году Дежнев в верхнем течении Анадыря основал зимовье, на месте которого в 1652 г. был построен Анадырский острог. Чукчи и русские сразу не взлюбили друг друга и их встречи редко оканчива- лись мирно. Попытки заставить чукчей платить ясак предпринимались неоднократно, однако без особого успеха. Вообще, среди народов Крайнего Севера чукчи оказали русским наиболее ожесточенное сопротивление. Надо отметить, что к этому времени чукчи были местными экспансионистами и вели частые войны против соседних народов. Именно чукосткий беспредел привел к тому, что коряки, ительмены и юкагиры с радостью и облегчением приняли русское подданство и ходили вместе с русскими в походы на чукчей." "...в 1727 г. по инициативе якутского казачьего головы Афанасия Шестакова Сенат Российской империи утвердил "мнение": "Иноземцев и которые народы сысканы и прилегли к Сибирской стороне, а не под чьею властию, тех под российское владение покорять и в ясачный платеж вводить". С этой целью на Чукотку отправили экспедицию численностью в 400 солдат и казаков, опорной базой которой стал Анадырский острог. Во главе был поставлен Шестаков, а начальником военной команды определен капитан Тобольского драгунского полка Дмитрий Павлуцкий." "В 1729 г., разделив свои силы на два отряда (каждый был попол- нен якутами и коряками), Шестков и Павлуцкий начали покорять Чукотку. Следует отметить, что сенат постановлял аборигенов "уговаривать в подданство добровольно и ласкою". Однако, Шестков и Павлуцкий, не всегда ограничивались ласкою, да и аборигены не все были восприимчивы к ней." "Чукчи, не смотря на то, что могли противопоставить мушкетам и саблям завователей лишь стрелы и копья с костяными наконечниками, оказали русским ожесточённое сопротивление. В марте 1730 г. они разгромили отряд Шестакова, убив самого казачьего голову. Отряду Павлуцкого чукчи дали три крупных сражения, в которых понесли серьезные потери. Это были действительно крупные сражения, по дальневосточным меркам просто огромные." "После поражений от Павлуцкого, чукчи отказались от открытых битв с русскими, перейдя к партизанским действиям, продолжая воевать с принявшими российское поддантво коряками и юкагирами." "Узнав о войне, сенат в 1742 г. издал указ: 'на оных немирных чюкч военною оружейною рукою наступить, искоренить вовсе'. Сдав- шихся же предписывалось 'из их жилищ вывесть и впредь для безопасности распределить в Якуцком ведомстве по разным острогам и местам'. В 1744-1746 гг. Павлуцкий, произведенный в майоры, с командой в 400-650 солдат, казаков и ясачных юкагиров и коряков совершил три похода на Чукотский полуостров. В марте 1747 г. близ Анадыря чукчи разгромили отряд Павлуцкого. С русской стороны в сражении погибли сам майор, 40 казаков и 11 коряков. К тому же чукчам удалось захватить оленей анадырского гарнизона, оружие, боеприпасы и снаряжение отряда Павлуцкого, в том числе одну пушку и знамя. Этот разгром произвел ошеломляющее впечатление на русские власти. Сенат и Сибирский приказ спешно приняли решение о переброске в Анадырь дополнительных войск." "События, развернувшиеся в 1730-1750-х гг. на Чукотке и Камчат- ке, были насыщены многочисленными сражениями, взятием русских и аборигенных крепостей-острогов, взаимным ожесточением и немалыми жертвами." "Война чукчей с русским колониальными войсками продолжалась почти 150 лет. Причем на определенном этапе чукчи даже одержали в ней победу." "В начале 1763 г. в Анадырь прибыл новый комендант подполковник Фридрих Плениснер. Ознакомившись с состоянием дел, он предложил вообще ликвидировать Анадырскую партию. Во-первых, на ее содержа- ние за время существования было израсходовано 1 381 007 руб. 49 коп., тогда как от ясачного и других сборов получено всего 29 152 руб. 54 коп. Во-вторых, чукчи в подданство не приведены, чукотс- ко-корякско-юкагирские столкновения не прекратились." "И Сенат согласился с закрытием Анадырской партии, признав, что она "бесполезна и народу тягостна". В 1765 г. из Анадыря начался вывод войск и гражданского населения, а в 1771 г. - разрушены крепостные укрепления. Форпост русской власти на северо-востоке Сибири перестал существовать. Это не только свидетельствовало о прекращении боевых действий против чукчей, но и означало фактическое поражение России. Это позволило чукчам проникнуть на Анадырь, оттеснив коряков на Гижигу, а юкагиров - на Колыму." "Но появление у берегов Чукотки английских и французских экспедиций заствило власти Российской империи снова задуматься о покорении этого края. В 1776 г. Екатерина II указала приложить все усилия для принятия чукчей в подданство. Действуя не военной силой, а подкупом, русские добились значительно большего. В марте 1778 г. стараниями коменданта Гижигинской крепости капитана Тимофея Шмалева и сибирского дворянина, крещеного чукчи Николая Дауркина с "главным" тойоном Омулятом Хергынтовым был заключен договор о принятии чукчами русского подданства." "По указу Екатерины чукчи освобождались от ясака на 10 лет и сохраняли независимость во внутренних делах. Сравнительно привилегированное положение чукчи сохраняли и позже. По "Указу об управлении инородцев" 1822 года, чукчи жили по своим законам и судились собственным судом, ясак - шкурка лисицы с лука (то есть с мужчины) - платился по желанию. В 1885 году капитан А. А. Ресин, присланный с инспекцией, писал: "В сущности же весь крайний северо-восток не знает над собой никакой власти и управляется сам собой"." "Даже в середине XIX века в своде законов Российской империи чукчи относились к народам, "не вполне покоренным", которые "платят ясак, количеством и качеством какой сами пожелают". Впрочем, с помощью меновой торговли власти и предприниматели научились выманивать у чукчей гораздо больше, чем с помощью налогов." "В чукотской мифологии образ русских завоевателей сложился самый что ни есть монструозный: "Одежда вся железная, усы как у моржей, глаза круглые железные, копья длиной по локтю и ведут себя драчливо - вызывают на бой". Однако, наибольший ужас наводила жестокость русских, воспринимавшаяся аборигенами как абсолютно немотивированная. В фольклоре истребление чукчей выступает для русских как самоцель. Каких-либо рациональных объяснений причины конфликта чукчи найти не смогли. Образ же казака характеризуется полным отсутствием любых позитивных черт. Ну, а главным злодеем чукотского фольклора, эдаким Фредди Крюгером, стал майор Павлуцкий." "Впрочем, благодаря воинской силе и жестокости, русские заслу- жили у чукчей определенное уважение. Чукчи относились ко всем своим соседям крайне высокомерно и ни один народ в их фольклоре, за исключением русских и их самих, не назван собственно людьми. В чукотском мифе о творении мира предназначением русских считается производство чая, табака, сахара, соли и железа и торговля всем этим с чукчами. Но по непонятой причине русские презрели своё предназначение и стали воевать..." * * * Вот статья из "Комсомольской правды" (Дмитрий Стешин, 08.08.2007): Журналист "Комсомолки" побывал в Республике Саха (Якутия) и посмотрел, как там живут русские -- "нетитульная" половина населения.

Памятник поверженному православию

Официально этот памятник посвящен 375-летию вхождения Якутии в состав Российской Федерации. Бронзовый мужик, сидящий верхом на бревне, -- основатель Якутска Петр Бекетов, нареканий ни у кого не вызывает: рубит что-то у подножия грандиозного сооружения. Но дальше начинается самое интересное: фундамент памятника непростой - древнерусская церквушка. Вот только вместо куполов и положенного креста на нее водружен 20-метровый тотемный столб, сэргэ, увенчанный четырьмя конскими головами. По замыслу создателей памятник должен был наконец-то закрыть собой старинный Преображенский кафедральный собор, построенный на доминанте. В народе эта постмодернистская конструкция восторга не вызвала. Скорее наоборот. Писались коллективные письма в правительство и в Москву, и памятник то прекращали строить, то опять начинали -- по принципу "собака лает, караван идет". И сейчас на стройплощадке кран неспешно тягал бетонные плиты -- укреплял фундамент хамоватого сооружения. В Департаменте народов и федеративных отношений руководитель Афанасий Мигалкин посоветовал мне "не противопоставлять и не искать различия". И в утешение мне долго перечислял русские слова, заимствованные из тюркских языков. А по поводу шаманизма сказал как отрезал: "Нравится он кому или нет, но шаманизм есть, и я его запрещать не буду". Я зашел на воскресную службу в Преображенский собор. Как и говорили мне, якутов и русских в храме было примерно поровну, и мнение о памятнике было, мягко говоря, любопытное: "Давайте выйдем за ограду храма, и я вам скажу все, что думаю, а здесь такие слова произносить нельзя". В епархии дела духовные отказались комментировать наотрез. Как сообщил мне секретарь владыки Якутского: "Все-все уехали, вообще все, никого нет в епархии. Вы здесь до понедельника будете? Ну вот, все только в среду приедут". Позиция иерархов церкви в вопросах твердости и сбережения веры меня удивила в бог знает какой раз. Но Бог им судья. Ситуацию прояснил один из священнослужителей, правда, взяв с меня клятву о том, что я и на Страшном суде не открою его имени. По словам батюшки, владыке Зосиме постоянно напоминали об этом памятнике. Но он сказал просто: "Ничего страшного, пусть строят" -- и на этом вообще закрыл обсуждение этой темы. Я удивился: - Почему? Нельзя прощать врагам веры! Батюшка смиренно ответил: - Они уже наказаны своим безверием. Вы знаете, что бич северных народов -- самоубийства? С недавних пор они вернулись в Якутию. Просто христианская вера такой грех не попускает, а в вере языческой в этом нет ничего страшного. Просто переходишь из одного мира в другой. Якутский народ во имя православия совершил множество духовных подвигов, как ни один другой. Так что и это пройдет. Уже проходит. Не прижились здесь неоязычники, это всем уже понятно. Я удивился: -- Не прижились, но кто-то ставит везде сэргэ, этот памятник опять же в копеечку обойдется! Батюшка махнул рукой в туманные дали. За спиной бронзового Ленина высился Дом правительства. - Там поспрошай, и храни тебя Господь.

Незваный журналист

Удивительное дело, в июне мне раз десять звонили из Якутии -- звали в гости, специальным чартером для журналистов, за счет правительства. Зазывали так настойчиво, что к пятому звонку стало ясно -- ерунда какая-то творится в далекой Якутии. Точно. Минис- терства, департаменты и деканаты ушли в глухую оборону, и пару раз мне намекали: мол, приезжать надо, когда приглашают, а не болтаться по республике без спроса. На любой вопрос следовал ответ: "Мы с вами не будем разговаривать без распоряжения из администрации президента". Плюнув, я начал осваивать вертикаль власти явочным порядком.
Республика Саха
"Судя по архитектуре, Департамент народов и федеративных отношений в Республике Саха представляет только один народ -- якутский."

  В Министерстве культуры, куда я заявился инкогнито и без вещей,
царила легкая суета. Взад и вперед на вытянутых руках переноси-
лись  какие-то  здоровенные картонные макеты юрт и оленьи рога,
бегали люди с папками. Наконец, в одном кабинете распахнулась
дверь и кто-то звонко крикнул в коридор: "Ура! Минфин дал денег
на фильм "Рождение шамана"!" Я пошел на гул голосов разделить
радость с работниками культуры. Встретили меня неприветливо:
- Вы кто?
- Журналист "Комсомолки".
- Что вам угодно?
- Хочу поговорить о возрождении шаманизма, православии,
духовности, национализме.
- Тут поговорили с одним... Как вы прошли в здание? Если вы не
выйдете сейчас же, мы позвоним охране!
  Я вышел, но не ушел. На лестнице меня догнал парень, Тускул
Афанасьев, как он представился, из "Союза Саха Омук". Предложил
поговорить откровенно. Мы выбрали коридор потише и подоконник
пошире.
- Поймите, мы возрождаем нашу культуру, возвращаемся к ее
истокам. Мы 400 лет назад совсем не добровольно приняли другую
веру. Разумеется, это многим не нравится, но мы не взрываем и не
убиваем ради возрождения, и что в этом плохого? Вот объясните,
что вас там в России не устраивает?
- Скажу за себя. Меня лично не устраивает, что это делается
навязчиво, без учета мнения иных верующих, коих в республике 80%.
И мне непонятна конечная цель.
  Тускул посмотрел на меня, как на душевнобольного ребенка:
- Народ саха уже ощущает себя нацией, но этого мало. Мы не хотим
смотреть, у нас берут все ценное -- нефть, алмазы, пушнину, а
взамен сбрасывают всякий мусор -- ссыльных и уголовников. Слышали
выражение: "Якутия -- зона без забора"?
  По словам собеседника, они могли бы и сами прекрасно работать с
Западом без посредничества России и российского же безбрежного
воровства и колонизаторства. Хотел я напомнить своему собеседнику
про разницу между "российским колонизаторством" и западным,
рассказать про десять миллионов индейцев или тех же иракцев,
которые сейчас в полный рост "сотрудничают с Западом напрямую".
Но не стал. Как бы ни звучало это цинично, но такую разницу лучше
постигать на практике. Правда, ни России, ни Якутии в этом случае
на карте уже не будет.

Учение -- свет или все-таки тьма?

В Якутский государственный университет я отправился, как метко выразились в Министерстве образования Республики Саха, "с уже сложившимся, предвзятым мнением". Мнение мне "сложил" злокознен- ный Госкомстат РФ, который знает все. Из скучных цифр вырисовыва- лись любопытные факты. Например, 26% якутов старше 15 лет имеют высшее образование, а образованных русских лишь 14%. В Якутске мне не раз жаловались, что русскому невозможно поступить на бесплатное обучение в вуз. Клевета, уверяли меня в администрации президента, такой статистики никто не ведет! Однако по таблице № 10 Госкомстата "Население отдельных национальностей по источникам средств к существованию" 5127 якутов получают стипендию, а русских стипендиатов всего 271 человек... Я битый час бродил по двум корпусам ЯГУ, и среди поступающих нашел только двух русских абитуриентов. Толстая и некрасивая отличница из Мирного говорить со мной не захотела по банальной причине: "Не хочу вылететь с первого курса". Зато со мной пообщался отец абитуриента из Нюрбы. В прошлом году у него поступала дочь-медалистка на таможенное дело. В приемной комиссии сказали, что мест нет, а потом неосмотрительно вывесили список с несколькими зачисленными. Мой собеседник успел этот список сорвать. Скандал закончился тем, что дочери пришлось подавать документы в Воронежский университет. Ни Питер, ни Москву семья не потянула, а про поступление в якутс- кие вузы можно было забыть. К поступлению сына готовились основа- тельнее -- он целый год учил якутский язык. На собеседовании очень удивились, поинтересовались национальностью и документы взяли. В ректорате о национальной политике ЯГУ со мной говорить отказались, отправили обратно в Министерство образования, но, на мое счастье, со мной согласилась пообщаться Евгения Михайлова, вице-президент республики, чиновник с огромным педагогическим стажем. Разговор у нас получился странный -- слепого с глухим. - Вот мне только что прислали ответ из Госкомстата. В нем написано, что государственная статистика РФ не занимается такими вопросами. Поэтому утверждение, что якутов, получающих высшее образование, в два раза больше, чем русских, не имеет под собой основания. - Хорошо, допустим, не занимается. Но я так и не понял, почему среди абитуриентов, поступающих в ЯГУ в этом году, я нашел всего двух русских ребят. - Может быть, вы не в то время зашли? - Я два или три раза заходил. - Если вы увидели в университете двух якутов и одного русского, это не дает вам права утверждать, что только якуты поступают в университет.

Мы сами во всем виноваты

В последний день командировки я уехал за Лену, к настоящему якутскому казаку Руслану Хмелеву. Атаман восстанавливает не декоративно-городской, а самый настоящий казацкий курень Хатасский Наслег. Мы сидели на лавочке над почти что бездонным обрывом и смотрели, как в Лену садится солнце. Атаман говорил, я слушал: - Пассивность меня и убивает, и объясняет, почему мы, русские, находимся по всей империи в таком плачевном и жалком состоянии. Это Господь дает нам такие испытания, и мы расплачиваемся. Здесь национализм идет сверху. Положение русских внизу в целом не самое плохое. То, что наверху кричат, мол, русские -- завоева- тели, это уровень трепа, не более. Говорил я тут с якутским националистом... (Атаман повел могучими плечами.) Умные люди всегда договорятся. Вот я его спрашиваю: сколько было якутов по первой ясачной переписи? Три тысячи пятьсот душ, а сейчас почти 500 тысяч. Разницу чуешь? Математическую? Вот ты стоишь передо мной. Якут, знаешь свой родной язык. У тебя есть культура -- якутские художники и писатели, якутский театр и газеты... Какие мы тебе завоеватели, мы братья! Он подумал-подумал и говорит: ты прав! А эта легенда знаменитая... Якобы в середине 90-х какой-то якут кричал в автобусе: "Мы все с папками будем ходить, а вы с метлами!" Мало кто знает, какая концовка у этой легенды. Так вот старый якут так и сказал этому пассажиру: "Если они (русские. -- Прим. авт.) отсюда уедут, тебе метелка не понадобится, ты забудешь, что это такое!" В общем, парень этот вышел на следующей остановке, стыдно ему стало. А все поехали дальше, в одном автобусе -- и русские, и якуты.

КОМПЕТЕНТНО

Вячеслав ГЛАЗЫЧЕВ, член "Общественной палаты": Национальные республики -- кормушка для местных кланов. - Мина была заложена германскими романтиками. От них идею "права наций на самоопределение" перенял Бисмарк, который эту идею воплотил в жизнь, слепив из множества княжеств единую Германию. Идею переняли и русские большевики, увидевшие в "национально- освободительной борьбе" возможность развалить государства и весь капиталистический мир. Давняя мина сработала, как только в 1991 г. лопнули проржавев- шие скрепы КПСС. Деструктивное прилагательное "титульный" было мгновенно подхвачено советской номенклатурой, занявшейся "национализацией" власти. Укрепление России в путинский период пригасило этот энтузиазм, но он никуда не исчез. Подогреваемые из-за рубежа попытки раскру- тить финно-угорский мотив "угнетенности", к счастью, не дали сколько-нибудь существенного результата. В Татарстане Шаймиеву удалось охладить наиболее горячие головы. Но казанский журналист яростно убеждал меня, что латиница гораздо лучше передает оттенки произношения татарских слов, чем кириллица! А у входа в мечеть в Набережных Челнах на вопрос, заданный по-русски, можно услышать: "Вы тут в гостях, говорите по-татарски!" Удалить ядовитые сорняки можно только одним способом -- признать наконец, что есть только одна нация -- Россия, в которой мирно сосуществу- ют и развиваются крупные и малочисленные этнокультурные общности. Якутия президента Штырова стоит особняком, тенденция выдавлива- ния неякутов из системы управления и системы высшего образования подтверждается немалым числом компетентных якутов по крови, осознающих себя и гражданами России. Мало кто обращает внимание на факт, что практически вся прибыль от продажи алмазов возвращается в Якутию в виде субсидий из федерального бюджета, обеспечивая там наивысший уровень бюджетной обеспеченности на одного жителя -- свыше 50 тыс. руб. в год (в соседней Магаданской области в два с половиной раза меньше). Все сливки с этого потока снимает местная семейно-клановая бюрокра- тия. Теоретически есть путь искусственного, нажимного изменения ситуации, но он чреват неприятностями. Есть другой путь -- вхож- дение на территорию агентов экономического развития, будь то госмонополии или частные корпорации, тесно сопряженные с общего- сударственными интересами и в минимальной степени зависящие от локальных элит. И есть основания полагать, что в ближайшие годы изменения пойдут именно этим путем. Тогда пережитки "минной" операции полуторавеко- вой давности вроде нелепой практики заключения договоров между органическим целым и органическими его частями отомрут так же, как рано или поздно отмирают все пустые формы.

10. Русские глазами немцев.

Отношения у русских с немцами особенные: обусловленные тем, что две самые тяжелые недавние войны были именно с ними. Из книги А. Г. Здравомыслова "Немцы о русских на пороге нового тысячелетия". Мнения представителей немецкой "интеллектуальной элиты" -- выданные в интервью, то есть без тщательного редактиро- вания, а в том виде, в каком они лезли на язык: "...образ русских солдат, которые насиловали массу немецких женщин. Этот образ несет особую отрицательную нагрузку. И если вы спрашиваете о предрассудках людей в Германии относительно рус- ских, то вы обязательно встретитесь с этим аргументом, несмотря на время, которое прошло с тех пор!" "Никакой враждебности нет, абсолютно. Наоборот, исключительно дружеские отношения, теплые дружеские отношения. Это очень трога- тельно. Да потом вообще, у бывших военнопленных немецких, бывших солдат немецких -- нормальных солдат, я не говорю об эссэсовцах и других -- у них отношение к России очень положительное, значи- тельно более положительное, интереса больше к России, чем, пред- положим, у молодых людей." "У нас нет негативного отношения -- даже среди старшего поколе- ния в Восточной Германии, которое страдало во времена советской оккупации. Особенно если принять во внимание факты, что миллионы немецких женщин были изнасилованы после 1945 года с согласия командования, и даже с согласия Политбюро, а население Восточной Пруссии было насильственно выдворено со своего места жительства." "Вспомним колоссальные потери русских солдат во время Второй мировой войны. Миллионы смертей, в которых не было необходимости и которые лежат на совести российских генералов и офицеров. Даже в одной из последних битв -- на Зееловских высотах, где немецкие войска обладали явным преимуществом в средствах защиты, Жуков потерял 50-60 тысяч человек только ради того, что Сталин хотел взять Берлин к определенной дате, не считаясь с людскими потерями своей собственной армии." "Что касается ошибок и просчетов, то это было типично для существовавшего режима. Ценность человеческой жизни стояла очень низко. С другой стороны, была хорошая военная техника. Я даже думаю, что касается, например, танков и некоторых других видов оружия, то они были гораздо лучше, чем немецкие или те, которые производились союзниками. Но их было не так много." " ГДР очень все-таки... отмахнулась от некоторой доли ответст- венности. Ну, она стала больше праздновать День Победы, чем День Освобождения." "В 1995 году был проведен общенациональный опрос, в ходе кото- рого спрашивали: "Следует ли события 1945 года называть 'пораже- нием' или 'освобождением'?" 80% опрошенных высказались за то, что это было освобождение." "Русские ничего не приобрели в результате этой войны, они поне- сли только потери! Это была не Великая патриотическая война -- это была война небольшой элиты, война аппаратичиков и догмати- ков." "Что значит -- победа? Что русские вступили в Берлин? Но что это означает в наше время? Это значило что-то во времена Фридриха Великого. Или во времена Цезаря. В наше время не может идти речи о победе, когда убивают миллионы людей! А кто побеждает?.. Но Сталин -- это не государство, он -- преступник! Преступник, организовавший массовые убийства вместе с этими купленными генералами, которые преследовали свои личные интересы, убивая русскую молодежь!"

11. Русские глазами евреев.

Карл Маркс: "Русская политика - неизменна. Русские способы, тактика меня- лись и будут меняться, но путеводная звезда российской политики - покорить мир и править в нем - есть и будет неизменной. Московский панславизм - это лишь одна из форм московского захватничества." * * * Владимир Жаботинский ("О языках и прочем", 1911 г., полемика с П. Б. Струве ): "Что в Киеве, то было и повсюду. Всюду на окраинах русская культура появилась только после того, как земский ярыжка расчистил ей дорогу, затоптав сапожищами всех ее конкурентов. На Литве с 1863 года были запрещены польские спектакли, польские газеты и даже польские вывески, а литовцам запретили печатать литовским алфавитом что бы то ни было, даже молитвенники. Воспрещены были спектакли на еврейском жаргоне (еврейских актеров заставляли играть 'по-немецки'), и до начала этого века не разрешали ни одной газеты на жаргоне. То же или почти то же происходило на Кавказе, и только по тому П.В. Струве имеет ныне возможность записать и Тифлис в перечень городов, завоеванных русскою культурой. Точнее, куда точнее было бы сказать: 'Завоеванных урядником для русской культуры'. Это, конечно, не мешает нам всем высоко ценить и даже любить русскую культуру, которая многому хорошему нас научила и много высокого дала. Но зачем игнорировать историю и уверять, будто все обошлось без кулака и будто успехи русского языка на окраинах доказывают внутреннее бессилие инородческих культур? Ничего эти успехи не доказывают, кроме той старой истины, что подкованными каблучищами можно втоптать в землю даже самый жизнеспособный цветок." Владимир Жаботинский ("Обмен комплиментов"): - ...Речь у нас не о евреях, а о русских. Я только разъяснял, что понимаю под словом 'самосознание' и почему считаю наличие такого самосознания главным признаком высшей расы (если конечно, допус- тить, что есть высшая и низшая расы). Высшая раса должна обла- дать, прежде всего, самосознанием: ей присуща необоримая гор- дость, выражающаяся, конечно, не в спеси, но в стойкой выдержке. В уважении к ценностям своего духа. Самая мысль о том, чтобы подчинить себя и свою душу чужому началу, должна быть органически неприемлема для такой расы. Теперь возьмем Иловайского и начнем мерить этой меркой вашу русскую историю. - Посмотрим. - На заре этой истории мы встречаемся с призванием варягов. Факт замечательный. Вы скажете мне, что это басня, а не факт. Я знаю. Конечно, на самом-то деле все произошло не так: вероятно, варяжские викинги просто-напросто захватили когда-то власть силой, и потом смутное воспоминание об этом событии превратилось в легенду. Но ведь легенда есть плод народного творчества, и в ней сказывается народная душа. Поэтому, если за 'призвание варягов' русский народ не ответственен, то за легенду о призвании варягов он отвечает. Та идея, которая лежит в основе этой легенды, была, очевидно, вполне приемлема, совершенно естественна для русского народного самосознания, иначе легенда не сохранила бы этой идеи. А в чем эта идея? Что собрались вожди русской земли и решили поставить над собой вождя из-за границы. Не кто-нибудь, не простое мужичье, а воеводы собрались, и не нашлось у них достаточно самолюбия, чтобы додуматься до другого выхода из положения. Очевидно, народу, который создал эту легенду, который так объяснял себе факт воцарения чужеземцев, это казалось естественным; очевидно, его не шокировала мысль о том, что предки его сами управлять не могли и что единственным средством завести порядок было выписать начальника из-за границы. Чтобы понять всю соль этой басни, сравните ее с еврейской легендой о том, что произошло на заре еврейской истории. На заре еврейской истории Израиль уходит из-под власти чужеземного царя и пускается через пустыню -- завоевывает себе обетованную отчизну. Вам не кажется, что в этих двух легендах -- две народные психологии? - Нет, не кажется. Впрочем, я ведь не спорю, я слушаю. - Перелистываем Иловайского дальше. Останавливаю ваше внимание на странице, где рассказывается, как весь народ при Владимире прини- мал новую веру. Стоят по горло в воде и принимают новую веру. В это же самое время они кричат Перуну, которого по княжьему прика- зу сбросили в воду: 'Выдыбай, боже!' То есть Перун для них еще бог, который может выплыть. Я понимаю, народ меняет веру, когда старая расшатана. Но когда старая вера еще белехонька, когда она из глубины души народной кричит 'Выдыбай, боже!', -- в это самое время лезть всем скопом в воду и принимать новую веру -- это ясно говорит об одном: не было самосознания, не было гордого уважения к своему внутреннему достоинству, не было ощущения, что мне нельзя ничего навязать такого, чему нет корней в моей совести. Если есть расы высшие и низшие, то так не действует высшая. - Одно замечание: у Иловайского приведена поговорка, объясняющая, почему пришлось лезть в воду. 'Добрыня крестил мечом, а Путята огнем'. - Не сомневаюсь. Позвольте вам только напомнить для сравнения, что нас, евреев, крестили и огнем, и мечом; это у нас не поговорка, и вся наша история за 2000 лет этим полна -- и, однако, ни Путята, ни Добрыня ничего с нами не поделали. Очевидно, мы такой народ, с которым нельзя разговаривать с палкой в руках... Но я отвлекаюсь: вернемся к Иловайскому. Перед нами татарское иго. Это одно из самых странных политических явлений на свете. Оно почти беспримерно. Когда римляне завоевывали страну, они ставили там гарнизон, выводили туда римские или латинские колонии: это была оккупация -- в той или иной форме. Тут же было совершенно другое. После страшного разгрома татары отхлынули к себе в орду; они, собственно, оккупировали Русь, и не фактическим постоем, а одним только угрожающим видом своим, издали, держали ее в повиновении. Вам не кажется, что для этого нужен был ей какой-то особенный... талант повиновения? Конечно, разгром был ужасный, память об этом уроке изгладиться не могла: но, все-таки, есть характеры строптивые, жестоковыйные, которые быстро забывают самый кровавый урок и дерутся, пока не обрубят им рук. И есть другие характеры, помягче. Сравните опять-таки, ради параллели, отношение евреев к чужеземному владычеству над Палестиной. Пока хоть горсть иудеев оставалась на Святой Земле, страна не покорилась. Не с ордою кочевников, а с великим Римом воевали Бар-Гиора и Бар-Кохба! Татары оставили удельной Руси полную автономию, и она смирялась и платила дань. Римлянам пришлось провести плуг по Иерусалиму, сравнять с землей цветущие города Галилеи, истребить и разогнать еврейское население чуть ли не до последнего человека, и только тогда Иудея подчинилась. Кровавая баня Тита была тоже страшным 'уроком', но через 70 лет Бар-Кохба уже успел его забыть. Очевидно, не все расы обладают счастливой способностью так свято помнить 'уроки', чтобы достаточно было хорошенько 'проучить' один раз, и повиновение гарантировано на 200 лет. Есть расы неукротимые и есть поддающиеся укрощению. Какие 'выше'? - Дело вкуса, как вы сами сказали. Но я вас слушаю, продолжайте. - Нет, признаться, мне уж надоело. Мы ведь не так интересуемся вашей историей, как вы, антисемиты, нашей. Разве еще укажу на одну маленькую деталь, относящуюся к той же странице Иловайского, -- о татарском иге. Там рассказывается, что ваши князья ездили в орду на поклон и становились на колени перед ханом. Я этого не осуждаю, это было очень благоразумно и патриотично. Но вот вам параллель -- из романа 'Камо грядеши', сочинение Сенкевича. К Нерону приходят разные лица и становятся на колени: только два раввина не преклоняют колен, и Нерон с этим мирится, ибо, очевидно, понимает, что тут ничего не поделаешь: евреи не станут на колени. Да, словом, есть расы и расы. И какая из них 'выше' - трудно разобрать... - Знаете, что я вам на все это скажу? Вы еще больший русофоб, чем я антисемит. - Это я самым решительным образом отрицаю. Для меня все народы равноценны и равно хороши. Конечно, свой народ я люблю больше всех других народов, но не считаю его 'выше'. Но если начать меряться, то все зависит от мерки, и я тогда буду настаивать, между прочим, и на своей мерке: выше тот, который непреклоннее, тот, кого можно истребить, но нельзя 'проучить', тот, который никогда, даже в угнетении, не отдает своей внутренней независимости. Наша история начинается со слов 'народ жестоковыйный' -- и теперь, через столько веков, мы еще боремся. Мы еще бунтуем, мы еще не сдались. Мы -- раса неукротимая во веки веков: я не знаю высшей аристократичности, чем эта. - Гм... -- сказал русский. -- Да, вы правы, это дело вкуса. Я... остаюсь при моем вкусе." * * * Аркадий и Борис Стругацкие ("Жиды города Питера...", от лица Кирсанова -- героя пьесы): "Я давно пытаюсь представить себе, как должен выглядеть чело- век, отдельный человек, личность, но обладающий теми же свойст- вами, что наша страна... Вы только подумайте, какой это должен быть омерзительный тип - чванный, лживый, подлый, порочный... без единого проблеска благородства, без капли милосердия..." * * * С сайта www.nr2.ru (16.06.2010): ХУДОЖНИЦУ, ИЗОБРАЗИВШУЮ 'РУССКУЮ ДУШУ', ОБВИНЯЮТ В ЭКСТРЕМИЗМЕ. Москва, Июнь 16 (Новый Регион, Виталий Акимов) -- На художницу Елену Хейдиз завели уголовное дело за картины, изображающие Россию. Нападки на нее начались еще два года назад, и сейчас вдруг возобновились с новой силой. Елену Хейдиз обвиняют по статье 282 ч. 1 УК РФ по факту совершения действий, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам национальности, совершенных публично или с использованием средств массовой информации. Художницу подозревают в том, что она оскорбила русский народ и Россию в целом. Елена Хейдиз нарисовала и выставила на обозрение картины 'Химера загадочной русской души' и 'Наша Раша'. Своеобразное видение России не устроило активистов организаций национально-патриотического характера. Активисты ДПНИ, например, писали заявления на нее еще два года назад. И вот спор о том, как правильно рисовать Россию и ее душу, разгорелся вновь.
русские
Картина Елены Хейдиз "Химера загадочной русской души".

  С форумов:
  "Именно с народом проблемы, а не с Павловскими, Немцовыми и пр. 
Это что, Павловский заставляет дембелей, в российской армии,
лупить и гнобить парней всего на год моложе себя и зачастую
делать их калеками? Это Немцов превращает молодых парней, идущих
в МВД, в скотов издевающихся над собственными гражданами? Именно
народ нравственно прогнил, народ завистлив и жаден, а вы нам тут
про политиков и политологов, которые интересны и известны, по
большому счету, только в Москве. (...) реакция на все проблемы --
попытки найти оправдание, а решений никто не ищет."
  (Справедливости ради: духовное прогнивание народа обеспечивает-
ся в значительной степени средствами массовой информации, а они в
России довольно-таки еврейские.)

  "Признать, что русский народ глубоко болен. Он атомизирован. Он
развращён. Он обескультурен. Он насквозь пронизан явным или
подспудным преклонением перед буржуазными ценностями. СОВРЕМЕННЫЙ
русский народ завистлив. СОВРЕМЕННЫЙ русский народ лицемерен.
СОВРЕМЕННЫЙ русский народ хамоват. СОВРЕМЕННЫЙ русский народ
индивидуалистичен и жесток. То есть, СОВРЕМЕННЫЙ русский народ
есть ПРЯМАЯ ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЬ того идеала великого народа,
который был нарисован славянофилами, народниками и другими
философами Русской Идеи. Именно с признания этого, как говорится,
эмпирического факта нужно начать. 
  А затем нужна комбинация мер -- от социально-экономической и до
духовной трансформации. Нужна смена экономической философии, рез-
кий и радикальный отказ от монетаризма. Нужен отказ от коммерчес-
кого национализма, который сейчас такими быстрыми темпами растёт
в популярности (это и не удивительно).". (www.echo.msk.ru,
24.09.2010)

  "Если бы не разгром еврейской культуры и фактическая ликвидация
еврейской идентичности в СССР в 1948-53 гг., то состояние еврейс-
ко-русских отношений было бы значительно иным. Было время, когда
в СССР слово 'еврей' вообще годами нельзя было по телевизору или
по радио услышать. А когда его произносили, то многие от неожи-
данности вздрагивали. Или такой случай из личного опыта приведу.
  Была у моей семьи небольшая дача в посёлке под Москвой. Как-то
ребёнком сдружился с одним деревенским пареньком года на два
помладше меня. Дело было летом. И вот однажды я заметил, что он
со мной перестал общаться. Мне тогда было лет 13. Неделя прошла,
десять дней. Потом я поймал его где-то на улице и спрашиваю: так,
мол, и так -- почему не приходишь, скрываешься? А он мне совер-
шенно искренне говорит: Слушай, бабка моя мне с тобой дружить
запретила. Спрашиваю в изумлении: Почему? Он говорит: да говорит,
мол, что ты 'яврей', а 'явреи' -- люди страшные, их стороной об-
ходить надо. Я смекнул что к чему и говорю: Слушай, а я не знаю, 
что это такое 'яврей'. Спроси-ка у бабки, а потом мне расскажи.
Прошел день. Я спрашиваю у него: узнал у бабки, кто такие 'энти
явреи-то'? Да, говорит, узнал -- это, мол, такие плохие люди, они
бандиты и воры.
  А теперь, многоуважаемый, поставьте, ПОСТАРАЙТЕСЬ поставить себя
на место подростка, которому совершенно нормальный деревенский
паренёк говорит такие вещи со слов своей бабки. Какие у Вас будут
чувства? Кстати, справедливости ради должен сказать, что бабка
его была с Украины, из Енакиево..." (www.echo.msk.ru, 24.09.2010)

русские
Еврейская интерпретация российского гербового орла.


                            *  *  *
  Игорь Губерман:

               Царь-колокол безгласный, поломатый, 
               Царь-пушка не стреляет, мать ети; 
               И ясно, что евреи виноваты, 
               Осталось только летопись найти. 

                            +  +  +

               К Родине любовь у нас в избытке
               теплится у каждого в груди,
               лучше мы пропьем ее до нитки,
               но врагу в обиду не дадим.

                            +  +  +

               Дороги к русскому ненастью
               текли сквозь веру и веселье;
               чем коллективней путь ко счастью,
               тем горше общее похмелье.

                            *  *  *

  Анатолий Кардаш, "Справка для президента":
  "Ещё задолго до присоединения к Русскому государству польских
земель с их еврейским населением, ещё только-только одинокие
еврейские купцы промелькивали на торговых площадях Московии или
Великого Новгорода, но и не видя еврея во плоти, Русь восприняла
христианский образ иудея - вездесущего дьявольского отродья,
сакрального врага."
  "Московский князь Иван III не брезговал пользоваться дипломати-
ческими услугами крымского еврея Хозы (Ходжи) Кокоса, но едва
запахло ересью 'жидовствущих', беспощадно выжег заразу и велел
'на Москву жидов не пущать' - то гостеприимство ХV в. Внук его
Иван IV Грозный жёг и топил евреев, только в Полоцке утопили 300
человек - ХVI век. В ХVII в. приближённые богобоязненного русско-
го царя Алексея Михайловича писали письмо со словами 'богоубийц-
жидов, которых всем христианским людям ненавидеть дoлжно'. Не
видели тех богоубийц, не знали, а - 'ненавидеть дoлжно'! Церковь
велит - не ослушаешься."
  "...о погромах. Первый состоялся в 1821 г. в городе Одессе. 
Были убитые. Находившийся в ту пору рядом, в Кишинёвской ссылке,
великий Пушкин, всё окрест засекавший зоркостью гения, погрома,
если судить по дошедшему до нас его дневнику, не приметил. А ведь
не был вовсе равнодушен к евреям: 'презренный еврей', 'он к жиду-
лиходею приходит', 'он жида убил, как собаку' - это всё его,
Александра Сергеевича, словечки. Страдающие от них интеллигентные
пушкинолюбы (а как его не любить?!) вскрикивают, мол, это не он,
автор, это его герои жидоедствуют; но вот и сам он, от себя в не-
отправленном письме к Чаадаеву 19 октября 1836 г. брезгливо мор-
щится: 'Вы говорите, что источник, откуда мы черпали христианст-
во, был нечист... Ах, мой друг, разве сам Иисус Христос не
родился евреем?.. Евангелие от этого разве менее изумительно?'. В
набросках предисловия к 'Борису Годунову' Пушкин говорит о Марине
Мнишек ('ужас что за полька'), что она ради трона готова отдаться
любому 'проходимцу', разделить 'отвратительное ложе жида' - это у
автора тоже вполне от себя."
  "Великая русская литература девятнадцатого столетия. Её еврейс- 
кая мелодия началась с юдофоба Державина, который Пушкина 'в гроб
сходя, благословил', с самого Пушкина - 'солнца нашей поэзии',
включила в себя ярко?бразные картины разудалого убийства евреев у
Гоголя, тургеневского жадного жида-шпиона, вздохи-размышления
Достоевского о вреде евреев для России - и докатилась до начала
двадцатого столетия, до того журналиста, который в 1913 г., когда
гремело лживое обвинение киевского еврея Бейлиса в ритуальном
убийстве, писал в газете 'Русское слово': 'Жидов надо поставить
искусственно в такие условия, чтобы они постоянно вымирали'.
Гитлеру тогда было только 24 года - политический несмыслёныш."
  "Сколько авторов русских ни перебирать - нет сердечней, точней,
звонче, умнее Пушкина. Нечеловеческой, необъяснимой силы слово.
Какой мощи агитатор рисовал Жида-отравителя в 'Скупом рыцаре'!
Там, кстати, гениально кратко вычеканено двусмысленное отношение
христианина к еврею: 'Проклятый жид, почтенный Соломон'.
Читатель, однако, почерпнёт у классика только 'проклятый жид'."
  "Гоголь Николай Васильевич, другой русский гений. (...) Как 
Божий дар весело описать в повести 'Тарас Бульба' еврейский
погром: 'Бедные сыны Израиля, растерявши все присутствие своего и
без того мелкого духа, прятались в пустых горелочных бочках, в
печках и даже заползывали под юбки своих жидовок; но козаки везде
их находили... Жидов расхватали по рукам и начали швырять в
волны. Жалобный крик раздался со всех сторон, но суровые
запорожцы только смеялись, видя, как жидовские ноги в башмаках и
чулках болтались на воздухе'."
  "В дневнике молодого Л. Толстого: 'Еврея любить трудно. Надо
стараться.'"
  "Как ни довлеют авторитеты, а пролитие христианской крови евре-
ями осталось легендой, мифом, виртуальностью, современно говоря.
Реальность - обратна: православные громилы в ХIХ - ХХ веках лили
еврейскую кровь по бескрайней России невиданными для западноевро-
пейского глаза потоками. Погромы отсчитываются с Одессы (1821,
1859, 1871 годы) и Аккермана (1862 г.), когда число убитых ещё
отмеривают единицами. Потом счёт уже десятками и сотнями."
  "После убийства императора Александра II в марте 1881 г. многие
сочли убийцами евреев, организация же убийц 'Народная воля' в
своих листовках призывала громить евреев как врагов русского
народа и называла нового императора Александра III 'жидовским
царём'. В результате поднялась погромная волна 1881-1883 гг.,
только в марте-апреле 1881 г. и только в Киевской губернии евреев
избивали в 50 сёлах и местечках. Выразительна картина погрома
1884 г. в Нижнем Новгороде, когда были убиты 9 евреев. Тамошний
губернатор писал: 'В народе сложилось убеждение в полной
безнаказанности самых тяжелых преступлений, если только таковые
направлены против евреев'."
  "В 1827 г. императором Николаем I была введена воинская
повинность для евреев с вроде бы благой целью приобщения их к
русскому населению. Провозглашалось императорским указом, что
воинская повинность должна быть 'уравнена для всех состояний, на
коих сия повинность лежит', однако брали евреев на условиях более
жёстких, чем для христиан: призывался примерно в три раза больший
процент населения; требования к здоровью рекрутов-евреев (объём
грудной клетки и т. п.) были ниже; при неявке или бегстве рекрута
он по принятому установлению заменялся аналогичным, той же веры,
однако, если отсутствующий еврей до того принял христианство, его
всё равно заменял еврей же. И служили евреи не на равных с
христианами: 'трусливым' евреям долгие годы не доверяли служить
во флоте, в гвардии и многих других подразделениях; им
препятствовали в получении воинских званий; часто не разрешали
проживание родителей по месту их службы вне 'черты оседлости'."
  "В годы Крымской войны 1853-56 гг. шесть евреев-врачей служили
под бомбами в севастопольских госпиталях. Указом императора
Александра II они стали первыми евреями-кавалерами русских
орденов, причём их наградили 'мусульманским' вариантом ордена
святого Станислава, где императорским орлом заменена христианская
символика, неприемлемая для верующего еврея. Уважительно! Как и
поставленный в Севастополе памятник пятистам солдатам-евреям,
павшим при защите этого города. Только не забыть бы, что в этом
городе евреям жить запрещалось; такого права даже к 1880 г.,
через ещё четверть века, удостоились только 400 евреев, меньше,
чем убитых тогда."
  "В войне с Японией 1904-1905 гг. евреев, по некоторым сведени- 
ям, участвовало больше 30 тысяч. В списках георгиевских кавалеров
Дубовиц, Боришевский, Островский, Лейбошиц и ещё много подобных
фамилий. Рядовой Виктор Шварц дрался во всех крупных боях, 11 раз
ранен, заслужил три Георгиевских креста и медаль. Бомбардир
Лазарь Лихтмахер, потеряв руку, вернулся в свою батарею
наводчиком. Врач Беньяш после отхода своих остался один на поле
боя и, вопреки троекратному приказу, не ушёл, пока не помог всем
раненым.
  Но настоящего признания евреи-военнослужащие не удостоились. В
1912 г. Государственная Дума России озаботилась службой евреев в
армии и попросила высказаться о том 50 генералов. Большинство
генералов сочло необходимым не призывать евреев в армию из-за их
'общеизвестных' отрицательных свойств, а также из-за 'их племен-
ного устройства', делающего их 'интернационалистами, не заинтере-
сованными в кровных интересах отечества'. На соответствующую
записку Генштаба военный министр отреагировал резолюцией 12
января 1913 г.: 'Исходным пожеланием признаю совершенное удаление
евреев из армии'. А в 1914 г. грянула Первая Мировая война и к
1917 г. в русской армии служило полмиллиона евреев, из них 60
тысяч заслужили боевые награды.
  В начале Первой мировой войны командование русской армии обви- 
нило евреев прифронтовой полосы в шпионаже."
  "Носились слухи об использовании евреями подземных телефонов и
аэропланов. Жиды, говорилось, злодействовали всяко: подбрасывали,
к примеру, врагу золотишко, подвязав его под крылья гусей, нароч-
но выученных перелетать линию фронта. Догадлив оказался народ
православный! Только евреям было не до смеха - сотни тысяч были
выселены и ограблены, немало погромлено или расстреляно."
  "Русский писатель Максим Горький, в дневнике в 1921 году: 'Не 
надо скрывать мрачную правду, - ведь нигде в мире не режут, не
истребляют евреев с такой горячей любовью к делу, как у нас, на
Руси. Еврейские погромы по энергии своей, несомненно, стоят на
первом месте в ряду "великих исторических деяний русского
народа", и для меня ясно, что страсть к этой деятельности все
возрастает у нас'."

русские
Некоторые русских в целом всё равно любят. Японский коллектив "Поляночка" 
исполняет русские песни военного времени. Трудно представить себе аналогичный 
русский коллектив, который исполнял бы песни японские или немецкие 
того же времени, одевшись в униформу бывших врагов.



12. Русские глазами заезжих иностранцев.

Знаменитый историк Сергей Соловьёв в "Истории России с древ- нейших времён" ("Россия перед эпохою преобразования") цитирует серба Юрия Крижанича, в XVII веке обитавшего в Московии и написавшего книгу "Политические думы". У Крижанича: "Русский человек сам ничего не выдумает, если ему не укажут; книг у него никаких нет ни о земледелии, ни о других промыслах; он ленив, не промышлен, сам себе не хочет добра сделать, если силою не будет принужден; язык его беден, беднее всех главных европейских языков, потому неудивительно, что и разумы наши тупы и коосны; чего не можем словом сказать, того не можем и думою замыслить; истории русский человек не знает, никаких политических разговоров вести не может и потому иностранцы его презирают. В покрое платья высказывается разум народа: русское платье некрасиво и неудобно, за него иностранцы зовут нас варварами, особенно нерасчесанные волосы и борода, остриженная голова делают нас мерзкими, смешными, какими-то лесовиками. Едим мы нечисто, деньги прячем в рот; мужик держит полную братину и пальцы в ней окунуты, так и гостю подает; квас продается погано, посуда не моется. Датский король сказал о наших послах: 'Если эти люди еще ко мне придут, то должен буду построить им свиной хлев: потому что, где они постоят, там полгода ниикто не может жить от смрада'. Неуменье изъясняться, лень, пьянство и расточительность -- главные наши природные свойства; от расточительности происходит жестокость относительно подчиненных. У нас нет пририродной бодрости, благородной гордости, одушевления, не умеем держать себя с достоинством. Турки и татары, хотя и побегут, не дадут себя даром убить, но обороняются до последнего издыхания. А наши ратные люди когда побегут, то уже не оборотятся, но дают себя сечь, как мертвые. Великое наше народное несчастие -- эта неумеренность во власти: не умеют наши люди ни в чем меры держать, не могут средним путем ходить, но все по окраинам и пропастям блуждают. То то у нас правительство вконец распущено, господствует своеволие, безнарядье, то уже чересчур твердо, строго и свирепо. Во всем свете нет такого безнарядного и распутного государства, как Польское, и нет такого крутого правительства, как в России, Расплодились в русском народе премерзкие нравы, так что пред другими народами русские являются обманчивыми, неверными, склонными к воровству, убийству, неучтивыми в беседе, нечистоплотными. А отчего все это происходит? Оттого, что всякое место наполнено кабаками, заставами, откупщиками, целовальниками, выемщиками, тайными доносчиками: люди отовсюду и везде связаны, ничего не могут свободно делать, трудом рук своих не могут свободно пользоваться. Все должны делать и торговать тайком, в молчанку, со страхом и трепетом, укрываться от такой огромной толпы правителей или палачей. А сами эти целовальники и притеснители народа, не получая достаточного жалованья, не могут как должно исполнять своих обязанностей, нужда заставляет нх искать корысти и брать подарки от воров. Таким образом, люди, привыкши все делать тайком, как воры, со страхом, с обманом забывают всякую честь, становятся трусливы на войне, делаются склонны ко всякой нелюдскости, нескромности и нечистоте; не умеют они ценить чести, не умеют делать различия между людьми. Первый вопрос, с которым обращаются к незнакомом человеку: 'Есть ли у тебя жена?' Второй: 'Сколько поучаешь царского жалованья? Сколько у тебя имения?' Не стыдятся купаться перед всем народом. Если они в ком-нибудь нуждаются, то не знают меры унижению. Итальянцы, испанцы, турки бережливы и трезвы; немцы бережливы, но большие пьяницы; все славяне расточительны и любят попировать; однако ни у немцев, ни у остальных славян, нигде на свете, кроме одной русской державы, не видно такого гнусного пьянства: по улицам в грязи валяются мужчины и женщины, миряне и духовные, и многие от пьянства умирают, У турок нам должно учиться трезвости, стыдливости и правосудию. Эти неверные не менее нас грешат противуестественным грехом, но они соблюдают стыдливость: никто у них не промолвится об этом грехе, не станет им хвастаться, ни упрекать другого. Если кто проговорится, то не останется без наказания, а у западных народов сожигают таких преступников. В России же этот гнусный грех считают шуткою. Публично, в шутливых разговорах, один хвастает грехом, иной упрекает другого, третий приглашает к греху, недостает только, чтоб при всем народе совершали преступление. Необходимо в этом государстве употребить какие-нибудь средства, чтоб поднять стыдливость против содомии, общественную трезвость против гнусного пьянства, правосудие против чиновников, о которых говорит Исайя: 'Начальники твои -- сообщники воров'." Комментарий Соловьёва: "Такую-то печальную картину народного банкротства в экономи- ческом и нравственном отношении начертывает нам славянский патриот, которого нельзя заподозрить в равнодушии или злорадстве относительно язв Древней России." * * * Г. Стеллер о покорении Дальнего Востока: "...Между тем мирные отношения между казаками и ительменами продолжались только до той поры, когда была завершена постройка острога. После этого пришельцы направились к ближайшим острогам и стали там грабить и насильно похищать все, что им ни понравилось. У мужей они отнимали жен и детей, а сыновей их брали себе в услужение; равным образом забирали они нарты и собак для своей личной надобности и похищали соболей, лисиц и запасы из балаганов. Затем они уговаривали население ближайшей к разгромленному острогу местности напасть на последний и окончательно разорить его, не оставя там в живых ни одной души." "Так как казаки всегда хитро поддерживали дружеские отношения с некоторыми продувными ительменами, то через них и через туземных девушек, которых они целыми толпами принуждали к разврату, они всегда заблаговременно узнавали о всех замышлявшихся соседними ительменами враждебных против них действиях и принимали против них соответствующие меры защиты..." "Ительмены в первый раз явились сюда по суше, и притом в таком количестве, что их нельзя было даже сосчитать, и стали хвастать, что они закидают казаков шапками и истребят их, но казаки, которых было всего приблизительно человек 70, ринулись им навстречу из острога и сразу же прогнали их, перебив при этом столько ительменов, сколько это было возможно. В другой раз туземцы прибыли в лодках по Большой реке, притом тоже в таком числе, что у казаков душа ушла в пятки. Тем не менее казаки искусно распределили свои силы по речным протокам, воспрепятствовав таким способом ительменам поддерживать связь друг с другом. Благодаря этому большая часть туземцев, избегнувших пуль и копий, утонула в реке. Так была одержана вторая победа. Взятые тогда в плен туземцы были безжалостно забиты насмерть ремнями и дубинами; некоторых туземцев раздели догола, без различия возраста, вымазали все тело вонючею рыбою и бросили их живыми на растерзание голодным псам." Когда казаки увидели, что этот народ слишком все же многочислен и что им в конце концов невозможно будет ни справиться с ним, ни прочно осесть среди него, они стали, сильнейшим образом обижая туземцев, подавать последним повод к началу неприязненных действий, а затем начали убивать всех попадавшихся им под руку стариков и взрослых мужчин, а жен и детей их обращать в рабство; имуществом же их они овладевали как добычей. Таким образом, они в течение 40 лет низвели численность туземцев до одной двенадцатой или пятнадцатой части первоначального их количества. А так как, кроме того, туземцы и сами враждовали между собою, то казаки, воспользовавшись этим обстоятельством, стали оказывать одной партии поддержку против другой и, наконец, ослабив их еще больше, окончательно покорили их". (Г. Стеллер "Описание земли Камчатки", гл. 21 "О первоначальном присоединении Камчатки").

13. Русские глазами прочих.

Теодор Рузвельт: "Я никак не могу понять русский характер. Русский лжёт вам в глаза и, зная, что вы видите его ложь, ничуть не устыдится. Мне кажется, что русский вообще не знает что такое стыд." * * * Мой греческий приятель Яннис Б., родившийся и выросший в СССР и даже успевший послужить в Советской Армии: "Быдлу нужно на кого-то молиться. После масонской французской революции религию не отменили, а попытались заменить 'культом Верховного Существа'. В Совке устроили культ Ленина-Сталина, потом Сталина затушевали, остался один Ленин, потом русским дуракам сказали, что это была шутка, но они до сих Ленину молятся, причём культ Ленина у них соединился с православным поповским суеверием - в рассеянской армии пытаются ввести попов и ... мобильные храмы(!!), (...) русский дурак совсем сбрендил: там, наверное, иконы Ленина в этих храмах. Это даже уже не совки, а куда более маразматические постсовки - ВАТНИКИ."

14. Русское объяснение ненависти к русским.

Из статьи Ильи Прокудина "Цена глупости, или Почему же всё-таки дружно рванули от нас освобождённые народы в НАТО": "Русских ненавидят и презирают везде, но в Восточной Европе особенно. Градус русофобии в этих приятных местах зашкаливает за всё мыслимое. Особенно это наблюдалось во времена 'соцлагеря' и после 'освобождения'. Сейчас руссо туристо может ходить по той же Праге, не встречая откровенной ненависти -- хотя, казалось бы, 'что изменилось'. Впрочем, понятно, что: немцы оказались прижимистее русских, в смысле бабла. Чехи жадные, они любят деньги. Поэтому они готовы скрыть свои чувства. Но они никуда не делись." "То же происходит и во всей Восточной Европе. Русских ненавидят везде, хотя в последнее время стараются не демонстрировать это так уж открыто. Но на уровне элит и властей -- о, как оно прёт и фонтанирует!" "Откровенно говоря, СССР только и делал, что кормил, холил и защищал эти самые народы. Например, послевоенная Польша приобрела массу новых территорий (которыми она никогда не владела и прав на которые не имела), подняла экономику, решила множество проблем. Именно 'социалистическая' Польша стала сытым, богатым, образован- ным государством. Кстати, государством мононациональным -- 'Поль- шей для поляков'. Им даже позволили разрешить еврейский вопрос -- а в Европе полякам пришлось бы лет пятьдесят платить и каяться перед еврейским народом за участие в неиллюзорном Холокосте. Русские отмазали поляков от всего, даже от исторической ответственности." "Надо ли говорить, КАК поляки ненавидят русских? Это что-то животное, звериное. И чем интеллигентнее поляк, тем больше в нём этой звериной ненависти. Русские хуже собак." "Далее. Ненависть к русским была свойственна и тем странам, которые ни разу не были 'оккупированы Совдепией'." "Например, одна из самых русофобских стран -- Финляндия, где само слово 'русский' ('русся') является грязным ругательством. Русских там считают даже не собаками, не свиньями, -- хуже. Советский Союз, напомним для беспамятных манкуртов, Финляндию к соцлагерю не присоединял, социализм там не строил. в Варшавский пакт не пихал. Напротив, Финляндия жила под боком у русского медведя сытно и привольно, её экономика поднялась на советских заказах, благодаря советскому Внешторгу." "И что же? Ненависть и презрение -- вот что испытывали и испыты- вают финны к 'русне'." "Пора переходить в выводам. Они будут просты, неприятны и непо- литкорректны. Извините. Вечные истины вообще неполиткорректны." "Прежде всего. Сколько-нибудь вменяемые люди и народы отлично знают: благодарности не существует." "Ещё раз: БЛАГОДАРНОСТИ НЕ СУЩЕСТВУЕТ." "То есть её не существует как 'естественного чувства', не поддерживаемого специальными средствами." "Напротив. НЕБЛАГОДАРНОСТЬ ЕСТЕСТВЕННА. Нормальный человек и особенно нормальный народ всегда недолюбливает того, кому ДОЛЖЕН. И презирает того, кто этот долг не торопиться взыскивать. Потому что он начинает думать, что ДОЛЖЕН не он своим благодетелям, а благодетели -- ему." "Поэтому всякое благодеяние, сделанное по отношению к народу, всегда вызывает у этого народа одно чувство: 'наверное, эти ребята очень виноваты передо мной, что они со мной так возятся'. Ну а вина находится быстро, на то существует национальная интеллигенция." "Можно спасти целый народ от уничтожения, потом дать ему землю, учить его, лечить, кормить, развивать его национальную культуру -- и в результате вырастить на свою шею худших ненавистников." "Более того, всё вышеописанное -- лучший способ вырастить себе ненавистников." "Когда мы уныло талдычим, что спасли Восточную Европу от Гитлера, мы забываем о простой вещи: оказанная услуга ничего не стоит. Да, мы, как последние лохи, клали жизни наших солдат, чтобы уцелели архитектурные красоты Праги. Той самой Праги, где нашим солдатам потом плевали в лицо -- за то, что мы помешали прекрасным пражским девушкам отдаваться американским солдатам за чулки. У советских солдат не было капроновых чулок по карманам. Этого -- именно этого! -- им не простят никогда и ни за что." "Не надо забывать, что 'Пражская весна' была самым обыкновенным антисоветским заговором, только в 'оранжевой', как сейчас мы бы сказали, стилистике. Подавляли его крайне мягко: никаких массовых репрессий, никаких расправ и расстрелов. Понятное дело, что чехи, прочухав слабость 'оккупантов', изрыгали проклятия и упражнялись в ненависти -- ведь им было не страшно. В Венгрии всё было жёстче - и, кстати, с венграми потом было меньше хлопот." "Но в самом деле -- что делать?" "Ответ прост. Хочешь, чтобы тебя любили -- делай усилия, заставляй себя любить." "Западные страны умеют это делать. Любовь покупается, и её надо уметь покупать." "Делается это так." "Во-первых, ни в коем случае нельзя делать ничего полезного для народа." "В особенности не надо устраивать для него всеобщую грамотность, отличную систему здравоохранения и тем более развивать культуру. Народ не любит, когда его учат, лечат и воспитывают." "Заметим -- никакой народ этого не любит. Он готов иногда тер- петь воспитательные и образовательные усилия, если их предприни- мают свои. Но чужим он такого страшного насилия над своими скотскими инстинктами не позволяет. Учителей и врачей всегда убивали в числе первых (как сейчас на Кавказе убивают русских врачей и учителей). Потому что они тянут за уши из грязи, а народ хочет валяться в грязи. Всякий, повторяю, народ, этого хочет." "Зато народ нельзя лишать простых удовольствий. Прежде всего -- алкоголя, наркотиков и дешёвой порнографии. Всего этого должно быть в достатке, и по недорогой цене. За это народ будет готов простить любую оккупацию, любое насилие над 'национальными ценностями' и прочую ерундистику. Ах да, разумеется, развлекательные телепрограммы. Это тоже необходимо." "Далее. Необходимо купить всю элиту народа." "Всю -- значит именно всю. То есть и официальную элиту -- которая состоит из чиновников и богатых людей -- и неофициальную, контрэлиту, то есть интеллигенцию. Для этой последней нужно дать несколько тем для словесного онанизма, в том числе блябляканье про 'национальные ценности'. Но -- жёстко держать в руках кормуш- ку, то есть средства всяких образовательных фондов, культурные программы и так далее. Все центры интеллектуальной жизни нужно перенести в метрополию. В общем, должна сложиться ситуация, когда местный интеллектуал может реализоваться только в столице 'оккупантского государства'." "Также. Нужно соблюдать внешние приличия. Не нужно называть себя 'оккупантом' или даже 'освободителем'. Нужно всячески подчёркивать суверенитет и независимость контролируемого тобой государства или народа, и чем сильнее контроль, тем больше демонстративного политеса нужно оказывать. Все сколько-нибудь непопулярные решения должны предлагаться, приниматься и исполняться самими же местными. Только так." "И наконец. Любые попытки рыпнуться и посмотреть на сторону должны наказываться -- незаметно для окружающих, но очень больно. Тут нужен изощрённый садизм -- но так, чтобы 'следов на теле не оставалось'. Например, если в каком-то университете обнаруживает- ся гнездо неприятного вольнодумства, то ректор университета должен быть застукан с блядью, в общежитии -- обнаружиться эпидемия СПИДа, пара корпусов -- сгореть, а рейтинг учебного заведения -- понестись к минусовым отметкам. И чтобы 'кто надо', вовремя узнал -- за что наказали. Сами удавят голубчиков." "Коммунисты, разумеется, этому учиться не могли и не хотели -- слишком сложны для них техонлогии белых цивилизованых людей, да и цели такой не было. Напротив, коммунисты, сами ненавидящие рус- ский народ, вполне разделяли польскую и чешскую ненависть к нему. И не особенно возражали, когда в Праге и Варшаве выпускалась злобно-русофобская литература, а на русских смотрели как на идиотов. Они и сейчас у власти, и сейчас относятся к русским хуже, чем все Адамы Мицкевичи вместе сложенные и перемноженные на Папу Римского с пресвятым Валенсой в степени Адама Михника." "Да, о покаянии: Что ж, хорошая вещь. Красиво разыгранное покаяние -- тоже отличная технология. Она обычно используется для отмывания чёрного кобеля добела малозатратными средствами. Например, Америка покаялась в геноциде индейцев. Когда индейцев не осталось как сколько-нибудь заметной силы, а их остатки мирно спиваются в резервациях -- что ж, можно и покаяться." "Увы. Русским каяться пока не в чем. Мы -- ничтожества, которые ни разу не смогли решить проблему ни с одним народишком. Теперь все эти народишки, спасённые нами от уничтожения, выкормленные, выхоленные и разгулянные, дружно гужуются у Вашингтонского обкома на сворке, а на нас ссут, как псы. И поделом. Мы же показали себя последним лошьём." "Но ничего. Даст Бог ума -- даст и силы. И мы тоже когда-нибудь сможем вступить в эксклюзивный клуб настоящих цивилизованных народов, которым есть в чём себя упрекнуть." "Вот тогда-то нас полюбят. Ибо -- будет за что." На самом деле причины особой (то есть, более сильной и более глубокой, чем к другим народам) ненависти к русским следующие: 1. Россия территориально очень большая, поэтому у неё особенно много соседей, а они подпитывают друг друга русоненавистническими идеями. 2. В отличие от других цивилизованных стран, в пределах России уцелело множество мелких народов, и их антирусски (сепаратистски и т. д.) настроенные отдельные интеллектуалы тоже подпитывают друг друга и своих зарубежных единомышленников русоненавистничес- кими идеями. 3. Русские по европейским масштабам многочисленны, и они значи- тельную часть своей истории были довольно сильны, поэтому их опа- сались и опасаются больше других, а значит, им больше достаётся и ненависти. 4. Русские в сравнении с западноевропейцами диковаты и в массе живут беднее, а поскольку у народов пока ещё высоко котируется цивилизованность, а не близость к природе, то русское присутст- вие, русское влияние представляется как помеха стремлению народов развиваться и предаваться сверхпотреблению, разрушительному для биосферы. 5. В России много ресурсов, которые европейцам и пр. желательно у неё отнять, чтобы тратить их самим, а для этого требуется мораль- ное оправдание. 6. В среде русских политизированных интеллектуалов преобладают две крайности -- "низкопоклонство перед Западом" и "русский мес- сианизм" -- из которых ни одна не располагает соседей к уважению: первая -- потому что заставляет презирать, вторая -- потому что в глазах посторонних не имеет сколько-нибудь серьёзных оснований. 7. Сложилась довольно мощная традиция ненависти к русским, и интеллектуалам более удобно зарабатывать на жизнь в рамках этой традиции, чем бороться с нею или активничать в рамках какой-ни- будь менее популярной аналогичной традиции -- к примеру, ненавис- ти к американцам, англичанам и т. п. Далее, к примеру, если анти- семитизм во всех странах Европы запрещён законом, то антируссизм проходит совершенно безнаказанно. 8. Русские со своей специфической культурой не попадают ни в общий европейский ряд, ни в общий азиатский: они -- особенные и в Европе, и в Азии, а к "белым воронам" неприязнь развивается в первую очередь. 9. Россия никак не войдёт в устойчивый качественный режим сущест- вования, что далеко не способствует уважению к русскому. 10. Социализм -- проваленный (не провалившийся!) глобальный рус- ский проект XX века. Россия позволила провалить свой глобальный проект, из-за чего оказались напрасными понесённые ради него жертвы и из-за чего зазря пострадали многие вовлечённые в него иностранцы. Такие вещи очень плохо смотрятся и не прибавляют русским уважения.

15. Русская самокритика.

русские

  Насколько склонен тот или иной народ к самокритике -- вопрос
чрезвычайно сложный. Убедительной меры нет, а изучение фактичес-
кого материала чрезвычайно затрудняется языковым барьером и ог-
ромностью современных литератур. Определённо можно только утверж-
дать, что у ВСЕХ народов самокритика находится в недостаточно 
развитом состоянии, иначе хотя бы один из них был известен своим 
действительным благополучием, а не высоким "уровнем жизни", кото-
рый оказывается причиной вырождения. Но речь не о том, что рус-
ские в некоторых отношениях не хуже многих других народов, а о 
том, что нет у них установки на достижение превосходства над 
другими народами в положительных качествах.
  Немцы вот хотя бы в одном каются: да, было дело, порешили мы 
евреев, Гитлер нас попутал. От русских же, как правило, не до-
ждёшься не только покаяния, но даже признания их не очень боль-
ших недостатков. Вместо того, чтобы спокойно констатировать, что 
такие-то вещи в национальном характере, национальном образе 
жизни, национальных деяниях прошлого не так хорошо выглядят, как 
могли бы, и переходить к вопросу о возможных исправительных 
мерах, осуществляются злобные атаки на критиков, а также экскурсы 
в "у некоторых других ещё хуже".
  У русских есть очень нехорошая манера отгораживаться от жизни 
мифами. Вообще говоря, другие народы тоже отгораживаются, но у
русских эта манера особенно заметна. И особенно прискорбна,
потому что именно она больше всего мешает им и их соседям лучше
устроить свою жизнь.
  Русские никогда ни в чём не виноваты: виноваты коммунисты, 
сталинисты, англичане, немцы, жидомасоны, просто евреи, географи-
ческие условия, исторические обстоятельства и т. п. Все вокруг
стремятся изничтожить русский народ, чтобы завладеть принадлежа-
щей ему территорией или хотя бы её ресурсами, а если сами русские
что-то у кого-то отхватывают, то это вынужденная справедливая 
мера или даже благо для тех, у кого.
  Даже пресловутые "дураки", "дороги", "воруют" и "пьют" призна-
ются далеко не всеми, а если и признаются, то без надлежащих вы-
водов, а больше как следствие чьих-то козней или неблагоприятных 
обстоятельств. Те из русских, кто всё-таки худо-бедно признают
национальные пороки соотечественников, обычно попросту собирают
чемоданы и эмигрируют.
  В самом деле, зачем развиваться? Зачем что-то в себе анализиро-
вать и исправлять, если можно просто задурить себя каким-нибудь 
приятным мифом? Тем более, что есть масса народа, которая вам
поддакнет и разделит с вами радость коллективного самолюбования
на фоне тенденциозно представленной великолепной истории.
  Люди, которые критично высказываются о русских, о России, --
это как-правило, нерусские, и их, как правило, русские встречают
в штыки. Если критично высказываются о русских сами русские, их 
тоже обычно встречают в штыки. Пример встреченного -- Пётр 
Чаадаев. Между тем, критика бывает ведь очень разная: подрывная,
сочувственная, конструктивная, отчаянная и т. д. Но любую -- в
штыки! Да, говорилось, что "мы ленивы и нелюбопытны", "страна 
рабов, страна господ" и т. п., но это критика отчаянная,  и кон-
структивного в ней нет. Стать неленивыми и любопытными? Но как?!
  Что-то русские "мыслители" не очень озадачиваются, к примеру,
вопросом, как сделать, чтобы русский народ поумнел. (Ведь даже
если он на самом деле не глупее многих других, некоторое допол-
нительное развитие ума ему так или иначе не помешает!) Вместо
этого русские "мыслители" озадачиваются вопросом, как сделать,
чтобы русский народ ПОГЛУПЕЛ: к примеру, как подбавить в нём 
приверженности христианским догмам и/или бездумного национализма
и/или бездумного патриотизма.
русские
Картина Василия Шульженко "Направляющий"

русские
Картина Гелия Коржева "Встань, Иван!", 1997 г.

                            *  *  *

  Трудно сказать, насколько это самокритика, а насколько простая
констатация фактов, но в "Повести временных лет" есть, среди
прочего, следующее:
  "В год 6449 (941). Пошел Игорь на греков. И послали болгары 
весть царю, что идут русские на Царьград: 10 тысяч кораблей. И
пришли, и подплыли, и стали воевать страну Вифинскую, и попленили
землю по Понтийскому морю до Ираклии и до Пафлагонской земли, и
всю страну Никомидийскую попленили, и Суд весь пожгли. А кого
захватили -- одних распинали, в других же, перед собой их ставя,
стреляли, хватали, связывали назад руки и вбивали железные гвозди
в головы. Много же и святых церквей предали огню, монастыри и
села пожгли и по обоим берегам Суда захватили немало богатств."

русские
русские

                            *  *  *

  Александр Пушкин (1799-1937) в письме П. А. Вяземскому от 27 мая 
1826 г.:
  "Я, конечно, презираю отечество мое с головы до ног..." 
  Правда, дальше у Пушкина стоит вот это:
  "...но мне досадно, если иностранец разделяет со мною это 
чувство".

                            *  *  *

  Михаил Юрьевич Лермонтов (1814-1841):

                    Прощай, немытая Россия,
                    Страна рабов, страна господ
                    И т .д 

  (Правда, некоторые исследователи считают, что это стихотворение 
только приписано Лермонтову.)

                            *  *  *

  В. Г. Белинский (1811-1848) в письме Н. В. Гоголю, 1847 г.:
  "Ей (России) нужны не проповеди (довольно она слышала их!), не
молитвы (довольно она твердила их!), а пробуждение в народе чувс-
тва человеческого достоинства, столько веков потерянного в грязи
и навозе, права и законы, сообразные не с учением церкви, а с
здравым смыслом и справедливостью, и строгое, по возможности, их
выполнение. А вместо этого она представляет собою ужасное
зрелище: страны, где нет не только никаких гарантий для личности,
чести и собственности, но нет даже и полицейского порядка, а есть
только огромные корпорации разных служебных воров и грабителей."

                            *  *  *

  Н. И. Костомаров (1817-1885) о русском человеке ("Русская
история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей" / "Борис
Годунов"):
  "Неуверенность в безопасности, постоянная боязнь тайных врагов,
страх грозы, каждую минуту готовой ударить на него сверху,
подавляли в нём стремление к улучшению своей жизни, к изящной
обстановке, к правильному труду, к умственной работе. Русский
человек жил как попало, приобретал средства к жизни как попало,
подвергаясь всегда опасности быть ограбленным, обманутым,
предательски погубленным, он и сам не затруднялся предупреждать
то, что с ним могло быть, он так же обманывал. грабил, где мог
поживлялся за счёт ближнего ради средств к своему, всегда
непрочному существованию. От этого русский человек отличался в
домашней жизни неопрятностью, в труде - ленью, в отношениях с
людьми - лживостью, коварством и бессердечием."

                            *  *  *

  Александр Энгельгардт (1832-1893) о том, в каком положении 
русское государство и русское дворянство держали русских крестьян
("12 писем из деревни"):
  "Дети питаются хуже, чем телята у хозяина, имеющего хороший 
скот. Смертность детей куда больше, чем смертность телят, и если
бы у хозяина, имеющего хороший скот, смертность телят была так же
велика, как смертность детей у мужика, то хозяйничать было бы
невозможно. А мы хотим конкурировать с американцами, когда нашим
детям нет белого хлеба даже в соску? Если бы матери питались
лучше, если бы наша пшеница, которую ест немец, оставалась дома,
то и дети росли бы лучше, и не было бы такой смертности, не
свирепствовали бы все эти тифы, скарлатины, дифтериты. Продавая
немцу нашу пшеницу, мы продаём кровь нашу, то есть мужицких
детей."

                            *  *  *

  Антон Чехов пишет о впечатлениях от Венеции:
  "Русскому человеку, бедному и приниженному, здесь, в мире 
красоты, богатства и свободы, нетрудно сойти с ума. Хочется здесь 
навеки остаться, а когда стоишь в церкви и слушаешь орган, то
хочется принять католичество."

                            *  *  *

  Архиепископ Николай (Касаткин), 18.07.1904 г.:
  "Бъют нас японцы, ненавидят все народы. Господь Бог, по-видимо-
му, гнев Свой изливает на нас. Да и как иначе? За что нас любить
и жаловать? Дворянство наше веками развращалось крепостным правом
и сделалось развратным до мозга костей. Простой народ веками
угнетался тем же крепостным состоянием и сделался невежественен и
груб до последней степени; служилый класс и чиновничество жили
взяточничеством и казнокрадством, и ныне во всех степенях служе-
ния - поголовное самое безпросветное казнокрадство везде, где
только можно украсть. Верховный класс - коллекция обезьян-подра-
жателей то Франции, то Англии, то Германии... И при всём том мы -
самого высокого мнения о себе: мы только истинные христиане, у
нас только настоящее просвещение, а там-мрак и гнилость; а сильны
мы так,что шапками всех забросаем... Нет, недаром нынешние
бедствия обрушиваются на Россию - сама она привлекла их на себя."

                            *  *  *

  Максим Горький пишет про русский народ, "что он пассивен, но -- 
жесток, когда в его руки попадает власть, что прославленная доб-
рота его души -- карамазовский сентиментализм, что он ужасающе 
невосприимчив к внушениям гуманизма и культуры". ("Несвоевремен-
ные мысли")
  Он же:
  "Я думаю, что русскому народу исключительно -- так же исключи-
тельно, как англичанину чувство юмора -- свойственно чувство
особенной жестокости, хладнокровной и как бы испытывающей пределы
человеческого терпения к боли, как бы изучающей цепкость,
стойкость жизни." ("Несвоевременные мысли")
  Он же:
  "Жестокость форм революции я объясняю исключительной жестокос-
тью русского народа". ("О русском крестьянстве", 1922)
  Горький о причинах зверскости русского народа: "Условия, среди 
которых он жил, не могли воспитать в нём ни уважения к личности,
ни сознания прав гражданина, ни чувства справедливости, -- это
были условия полного бесправия, угнетения человека, бесстыднейшей
лжи и зверской жестокости." ("Несвоевременные мысли")
  Ещё он пишет (в связи с врейскими погромами)  "о разительном 
обличии садистской жестокости, присущей русскому народу, 
очевидно, по натуре его, -- натуре бесконечного раба, который сам
способен наслаждаться муками других тоже бесконечно долго".
  Тоже Горький:
  "...я везде вижу одно и то же: слабость воли, шаткость и неус-
тойчивость мысли, отсутствие твердо намеченных целей, живых забот
о будущем, печальную склонность к расплывчатой мечтательности и
туманному философствованию на восточный манер."
  Ещё Горький:
  "Вспомним, как добродушный русский человек вколачивал гвозди в
черепа евреев Киева, Кишинева и других городов, как садически му-
чили тюремщики арестантов, как черносотенцы разрывали девушек-
революционерок, забивая им колья в половые органы; вспомним на
минуту все кровавые бесстыдства 906-7-8 годов."
  Правда, критическое отношение Максима Горького к русскому наро-
ду почему-то сочеталось с особо снисходительным к еврейскому,
хотя хрен вряд ли слаще редьки, так что надо подозревать в анти-
русской писанине этого автора не проявление объективности, а
всего лишь своеобразный мазохизм.

                            *  *  *

  Великорусская самокритика у Александра Куприна ("Немножко
Финляндии", 1908):
  "... Однако недалеко то время, когда финны притворялись глухи- 
ми, и немыми, и слепыми, едва заслышав русскую речь. Это было в
эпоху крутых мер генерал-губернатора Бобрикова. И то сказать,
хорошо было наше обрусительное культуртрегерство. Помню, лет пять
тому назад мне пришлось с писателями Буниным и Федоровым приехать
на один день на Иматру. Назад мы возвращались поздно ночью. Около
одиннадцати часов поезд остановился на станции Антреа, и мы вышли
закусить. Длинный стол был уставлен горячими кушаньями и холодны-
ми закусками. Тут была свежая лососина, жареная форель, холодный
ростбиф, какая-то дичь, маленькие, очень вкусные биточки и тому
подобное. Все это было необычайно чисто, аппетитно и нарядно. И
тут же по краям стола возвышались горками маленькие тарелки,
лежали грудами ножи и вилки и стояли корзиночки с хлебом.
  Каждый подходил, выбирал, что ему нравилось, закусывал, сколько
ему хотелось, затем подходил к буфету и по собственной доброй во-
ле платил за ужин ровно одну марку (тридцать семь копеек). Ника-
кого надзора, никакого недоверия. Наши русские сердца, так глубо-
ко привыкшие к паспорту, участку, принудительному попечению стар-
шего дворника, ко всеобщему мошенничеству и подозрительности,
были совершенно подавлены этой широкой взаимной верой. Но когда
мы возвратились в вагон, то нас ждала прелестная картина в истин-
но русском жанре. Дело в том, что с нами ехали два подрядчика по
каменным работам. Всем известен этот тип кулака из Мещовского
уезда Калужской губернии: широкая, лоснящаяся, скуластая красная
морда, рыжие волосы, вьющиеся из-под картуза, реденькая
бороденка, плутоватый взгляд, набожность на пятиалтынный, горячий
патриотизм и презрение ко всему нерусскому - словом, хорошо
знакомое истинно русское лицо. Надо было послушать, как они
издевались над бедными финнами.
- Вот дурачье так дурачье. Ведь этакие болваны, черт их знает! Да
ведь я, ежели подсчитать, на три рубля на семь гривен съел у них,
у подлецов... Эх, сволочь! Мало их бьют, сукиных сынов! Одно
слово - чухонцы.
  А другой подхватил, давясь от смеха: 
- А я... нарочно стакан кокнул, а потом взял в рыбину и плюнул. 
- Так их и надо, сволочей! Распустили анафем! Их надо во как держать! 
  И тем более приятно подтвердить, что в этой милой, широкой,
полусвободной стране уже начинают понимать, что не вся Россия
состоит из подрядчиков Мещовского уезда Калужской губернии."

                            *  *  *

  Великорусская самокритика у Ивана Бунина ("Окаянные дни", ):
  "Сократ видеть не мог бледных. А современная уголовная антропо-
логия установила: у огромного количества так называемых 'прирож-
денных преступников' -- бледные лица, большие скулы, грубая ниж-
няя челюсть, глубоко сидящие глаза."
  "А сколько лиц бледных, скуластых, с разительно асимметрически-
ми чертами среди этих красноармейцев и вообще среди русского про-
стонародья, -- сколько их, этих атавистических особей, круто за-
мешанных на монгольском атавизме! Весь. Мурома. Чудь белоглазая.. 
И как раз именно из них, из этих самых русичей, издревле славных 
своей антисоциалыюстью, давших столько 'удалых разбойничков', 
столько бродяг, бегунов, а потом хитровцев, босяков, как раз из 
них и вербовали мы красу, гордость и надежду русской социальной 
революции. Что ж дивиться результатам?
  Тургенев упрекал Герцена: 'Вы преклоняетесь перед тулупом, 
видите в нем великую благодать, новизну и оригинальность будущих 
форм'. Новизна форм! В том-то и дело, что всякий русский бунт (и 
особенно теперешний) прежде всего доказывает, до чего все старо 
на Руси, и сколь она жаждет прежде всего бесформенности. Спокон 
веку были 'разбойнпчки' муромские, брянские, саратовские, бегуны, 
шатуны, бунтари против всех и вся, ярыгп, голь кабацкая, пусто-
цветы, сеятели всяческих лжей, несбыточных надежд и свар. Русь 
классическая страна буяна. Был и святой человек, был и строитель, 
высокой, хотя и жестокой крепости. Но в какой долгой непрестанной 
борьбе были они с буяном, разрушителем, (со всякой крамолой, 
сварой, кровавой 'неурядицей и нелепицей'!" (11 июня, 1919 г.)
  "Что это, как не первая страница кашей истории? 'Земля наша 
велика и обильна, а порядка в ней нет... растащите нас, а то мы 
перегрызем друг другу горло... усмирите нас -- мы слишком жестоки 
при всем нашем прекраснодушии и малодушии... введите нас в оглоб-
ли сохи и принудьте нас пролагать борозды, ибо иначе наша бога-
тейшая в мире земля зарастет чертополохом, ибо мы зоологической 
трудоспособности... словом, придите и володейте нами, в нас все 
зыбкость, все чересполосица... мы и жадны -- и нерадивы, способны 
и на прекрасное, на высокое -- и на самое подлое, низменное, 
обладаем и дьявольской недоверчивостью -- и можем быть опутаны 
нелепейшей, грубейшей ложью, заведены в какую угодно трясину с 
невероятной легкостью...' Вот наше начало, а дальше что? А дальше 
Васька Буслаев горько на старости кающийся, что уж слишком было 
много смолоду 'бито и граблено'. А дальше 'великие российские
революции': удельные вековые смуты, московские вековые смуты, 
лже-вожди, лже-цари из последних ярыг и бродяг, перед которыми 
при исступленных криках радости и колокольных звонах окарачь 
ползали и над растерзанными трупами которых так исступленно и 
гадко измывались потом... Дальше -- несметные украинские побоища 
и зверства, кровавый хан Разин, которого буквально боготворили 
целые поколения русской интеллигенции, страстно жаждавшей его 
второго пришествия, той заветной поры, 'как проснется народ...'. 
Дальше, говорю, все то же: шатание умов и сердец из стороны в 
сторону, саморазорение, самоистребление, разбои, пожарища, раз-
ливанное море разбитых кабаков, в зелье которых ошалевшие люди 
буквально тонули порой, 'захлебывались до смерти', а наутро -- 
тяжелое похмелье и приступы лютой чувствительности, слезы покая-
ния перед святынями, вчера поруганными, 'поклоны' перед Красным
Крыльцом отрубленными головами лже-царей и лже-атаманов, -- 
помни, помни это, 'самая революционная часть человечества', 
засевшая в Кремль!" ("Великий дурман")

                            *  *  *

  Интересные замечания на великорусскую тему есть у советского 
писателя и бывшего царского офицера Леонида Соболева в романе 
"Капитальный ремонт":
  "Кавказ подымает к снеговым вершинам десятки годов жестокой и 
темной истории завоевания его аулов. Иртыш качает в желтых струях 
год 1582, когда на тундры, тайгу и многоводные сибирские реки 
легло хмурое и тяжелое слово: 'Сибирское царство'. Угрюмо хранит 
Гельсингфорс год 1809, год окончательного присоединении Финляндии 
'к семье российских народов'."
  "Они идут покорной толпой -- разноязычные, разнолицые, в разное 
время завоеванные города, княжества и царства: Москва, Киев, 
Владимир, Новгород, царство Казанское, Астраханское, царство 
Польское, Сибирское царство. Псковское государство, царство 
Херсонеса Таврического и Грузинское царство, великое княжество
Смоленское, Литовское, Волынское. Подольское, Новагорода низовс-
кие земли великое княжество, великое княжество Финляндское, 
княжество Эстляндское, Курляндское, Лифляндское, Семигальское, 
Самогитское, Вятское, Югорское, земли ивсрские, кабардинские и 
карталинские, область Армейская, государство Туркестанское, -- 
все владения, перечисленные в титуле императора и самодержца 
всероссийского, царя польского, великого князя финляндского и 
прочая, и прочая, и прочая. И идет среди них Финляндия, хмурая, 
как темь ее лесов, твердая, как гранит ее скал, непонятная, как 
ее язык, и враждебная, как колония. В этой толпе российских 
княжеств и азиатских царств она идет, ненавидя и молча, твердым 
финским временем. Не в пример всем им, великое княжество Финлян-
дское, 'составляя нераздельную часть государства Российского, во 
внутренних своих делах управляется особыми установлениями на 
основании особого законодательства'."
  "И всероссийский обыватель, попадая в Финляндию, чувствует себя 
не дома, здесь он -- всегда в гостях. Он старается идти по улице 
не толкаясь, он приобретает неожиданно вежливый тон и даже извоз-
чику говорит 'вы'. Он торопливо опускает пять пенни в кружку, 
висящую в входной двери в трамвай, опасаясь презрительно безмолв-
ного напоминания кондуктора -- встряхивания кружкой перед забыв-
чивым пассажиром. Чистота уличных уборных его ошеломляет, и он 
входит в их матовые стеклянные двери, как в часовню, -- молча
и благоговейно. Он деликатно оставляет недоеденный бутерброд за 
столом вокзального буфета, где за марку можно нажрать на все пять 
марок. Всероссийский обыватель ходит но улицам Гельсингфорса, 
умиляясь сам себе и восторгаясь заграничной культурой, тихий, как
на похоронах, и радостный, как именинник...
  Но истинно-русский человек не может быть долго трезвым на собс-
твенных именинах: он робко напивается в ресторане, и вино разжи-
гает в нем патриотическое самолюбие. Чья страна? Финская? Что это 
за финская страна? Чухляпдия! Провинция матушки России! Кто здесь 
хозяин?.. Российский обыватель вспоминает фельетоны Меньшикова в 
'Новом времени', где ясно доказывается, что Россия погибнет от 
финнов, поляков и жидов. Тогда он хлопает кулаком по столу. Шведы
и финны брезгливо оглядываются. Потом появляются полицейские в 
черных сюртуках и молча выводят его в автомобиль, -- даже не 
дерутся. В полицейском управлении точно и быстро называют сумму 
штрафа; она крупна так, что веселье и удаль спадают. С этого дня
российский обыватель начинает отвечать чухнам их же ненавистью, 
перестает умиляться порядком и теряет всякий вкус к газовым 
плитам, дешевым прокатным автомобилям и автоматическим выключате-
лям на лестницах, включающим свет ровно на столько времени, 
сколько нужно трезвому человеку, чтобы подняться на самый верхний 
этаж. Он живет в Гельсингфорсе напуганно, скучно, без размаха. 
Скучная страна Финляндия! Но в Гельсингфорсе стоит флот..."
(Часть первая, глава первая) 
  Заметим только, что большинство достижений цивилизации появи-
лось в Финляндии уже в период пребывания её в составе Российской 
империи. То есть, под властью этих вульгарных русских каждый 
народ имел возможность обустроить свою жизнь в какой-то степени 
сообразно своим желаниям, способностям и национальным традициям:
кто -- в юртах, кто -- с автоматическими выключателями на лест-
ницах.

                            *  *  *

  Академик Иван Петрович Павлов о русском уме (из нобелевской 
лекции, читанной в 1918 году в Санкт-Петербурге):

1. (...) сила не в подвижности, не в рассеянности мысли, а в
сосредоточенности, устойчивости. Подвижность ума, следовательно,
недостаток, но не достоинство.

2. Мы главным образом интересуемся и оперируем словами, мало
заботясь о том, какова действительность.

3. Перейдем к следующему качеству ума. Это свобода, абсолютная
свобода мысли, свобода, доходящая прямо до абсурдных вещей, до
того, чтобы сметь отвергнуть то, что установлено в науке, как
непреложное. Мы всегда в восторге повторяли слово "свобода", и
когда доходит до действительности, то получается полное
третирование свободы.

4. Следующее качество ума -- это привязанность мысли к той идее,
на которой вы остановились. Если нет привязанности -- нет и энер-
гии, нет и успеха. Вы должны любить свою идею, чтобы стараться
для ее оправдания. Но затем наступает критический момент. Мы
глухи к возражениям не только со стороны иначе думающих, но и со
стороны действительности. В настоящий, переживаемый нами момент я
не знаю даже, стоит ли и приводить примеры.

5. Следующая, пятая черта -- это обстоятельность, детальность
мысли. Что такое действительность? Это есть воплощение различных
условий, степени, меры, веса, числа. Вне этого действительности
нет. Что же? Как эта черта в русском уме? Очень плохо. Мы
оперируем насквозь общими положениями, мы не хотим знаться ни с
мерой, ни с числом. Мы все достоинство полагаем в том, чтобы
гнать до предела, не считаясь ни с какими условиями. Это наша
основная черта.

6. Следующее свойство ума -- это стремление научной мысли к
простоте. Простота и ясность -- это идеал познания. Русский
человек, не знаю почему, не стремится понять то, что он видит. Он
не задает вопросов с тем, чтобы овладеть предметом, чего никогда
не допустит иностранец. Иностранец никогда не удержится от
вопроса. Бывали у меня одновременно и русские, и иностранцы. И в
то время, как русский поддакивает, на самом деле не понимая,
иностранец непременно допытывается до корня дела. И это проходит
насквозь красной нитью через все.

7. Следующее свойство ума -- это стремление к истине. Люди часто
проводят всю жизнь в кабинете, отыскивая истину. Но это стремле-
ние распадается на два акта. Во-первых, стремление к приобретению
новых истин, любопытство, любознательность. А другое -- это 
стремление постоянно возвращаться к добытой истине, постоянно 
убеждаться и наслаждаться тем, что то, что ты приобрел, есть
действительно истина, а не мираж. Одно без другого теряет смысл.
А у нас прежде всего первое -- это стремление к новизне,
любопытство. Достаточно нам что-либо узнать, и интерес наш этим
кончается. ("А, это все уже известно"). Как я говорил на прошлой
лекции, истинные любители истины любуются на старые истины, для
них -- это процесс наслаждения. А у нас -- это прописная, избитая
истина, и она больше нас не интересует, мы ее забываем, она
больше для нас не существует, не определяет наше положение. Разве
это верно?

8. Перейдем к последней черте ума. Так как достижение истины
сопряжено с большим трудом и муками, то понятно, что человек в
конце концов постоянно живет в покорности истине, научается
глубокому смирению, ибо он знает, что стоит истина. Так ли у нас?
У нас этого нет, у нас наоборот. Я прямо обращаюсь к крупным
примерам. Возьмите вы наших славянофилов. Что в то время Россия
сделала для культуры? Какие образцы она показала миру? А ведь
люди верили, что Россия протрет глаза гнилому Западу. Откуда эта
гордость и уверенность? И вы думаете, что жизнь изменила наши
взгляды? Нисколько! Разве мы теперь не читаем чуть ли не каждый
день, что мы авангард человечества!

                            *  *  *

  Г. В. Андреевский ("Повседневная жизнь Москвы в сталинскую 
эпоху. 1930-1940-е годы"):
  "Чем дальше от Москвы на запад, тем становится чище и культур-
ней. Уже Литва по сравнению с Россией и Белоруссией выглядит сов-
сем иначе. Дома аккуратные, крашеные, на стенах цветочки, чисто,
опрятно. Заборов не видно. Вместо них густой стриженый кустарник.
И красиво, и не перелезешь. А как мы любим заборы! Заборы-стены,
заборы-крепости. А есть еще заборы-помойки. На изготовление их
идет все, что попадется под руку: палки, столбы, спинки железных
кроватей, ободья от бочек, сломанные стулья. Все эти отбросы пе-
реплетены проволокой и бессмысленно торчат над цветами и зеленью. 
Для чего они? Препятствием для воров они не являются. За ними
нельзя ни спрятаться, ни укрыться. Своим жалким видом они говорят
лишь о том, что все, что за ними, -- 'мое'. Но неужели это нельзя
сказать каким-нибудь другим способом? Хотя бы таким, как это
делают в Литве? Отсутствие чувства красоты -- это ведь тоже
признак варварства."
  "За дикие, неоправданные поступки, пьянство и многое другое
европейцы не очень жалуют русских, видя в них если не варваров,
то уж полуварваров наверняка. А образ 'загадочной русской души' в
их сознании возник, скорее всего, от неспособности рационального
европейского ума объяснить нелепые поступки их восточных соседей.
'Каждый народ имеет свои достоинства, но имеет и недостатки, --
писал Даниэль Дефо. -- Возьмите русских, сколько урона им прино-
сит приверженность к необузданным страстям!'. Обжорство, пьянст-
во, сумасшедший карточный азарт, короче, все, чему мы так непри-
нужденно и легко предаемся по своей распущенности и отсутствию 
воли, воспринимается европейцами как проявление 'необузданности 
страстей'."

                            *  *  *

  Иван Александрович Ильин (1883-1954), "Советский Союз -- не 
Россия"
  "Мы признаем за другими народами - идейно и принципиально - ту
свободу национальной самоорганизации, которая необходима и самой
России; мы уверены в том, что наше государство по восстановлении
своем не будет повторять своих прошлых ошибок. Наши поколения
прожили XIX век с открытыми глазами и все время учились. Мы виде-
ли аннексию Польши и ее трагические последствия: Россия приобрела
чуждую ей и не сливающуюся с ней враждебную окраину, множество
рассеянных по всей стране польских патриотов, ненавидящих Россию
(недругов и полузаговорщиков), не принимающих своей новой госу-
дарственной принадлежности; ряд кровавых восстаний, опаснейшего
соседа в лице Германии и в довершение всего - репутацию европейс-
кого насильника... Зачем нам все это? Польша не нужна нам как
внутренний враг, но она нужна нам как дружелюбный и доверяющий
нам сосед, как культурный славянский заслон, как союзник в борьбе
против германского империализма и как торговый рынок, а ее
суверенная самостоятельность ничем не грозит нам.
  Грядущая национальная Россия не будет повторять эту ошибку на
своих окраинах. Она не будет окружать себя изнасилованными и по
существу нелояльными провинциями. Она не будет наводнять свои
пространства нелояльными гражданами, заклятыми внутренними
врагами."

                            *  *  *

  Николай Пирогов (1810-1881), "Дневник старого врача":
  "Мы странны, национально странны и в нашей оригинальности, и в
нашем подражании. В оригинальности мы хотим перещеголять все
других, выдумать разом что-нибудь такое, что другим никак бы не
могло придти на ум. В подражании мы или рабски подражаем, или же
стараемся попасть, опять-таки разом, на самую последнюю ступень,
-- и то, чего другие достигали медленно, переходя с одной ступени
на другую, мы хотим одолеть разом."

                            *  *  *

  Иван Аксаков (1823-1886), "Письма к родным":
  "Ах, как тяжело, как невыносимо тяжело порою жить в России, в 
этой вонючей среде грязи, пошлости, лжи, обманов, злоупотребле-
ний, добрых малых мерзавцев, хлебосолов-взяточников, гостеприим-
ных плутов -- отцов и благодетелей взяточников! 

                            *  *  *

  Василий Розанов (1856-1919):
  "Неудачная страна. Неудачна всякая страна, если она не умеет
пользоваться у себя 'удачными людьми'."
  "Вот и я кончаю тем, что всё русское начинаю ненавидеть. Как 
это печально, как страшно. Печально особенно на конце жизни. Эти
заспанные лица, неметёные комнаты, немощёные улицы... Противно,
противно."

                            *  *  *

  Алексей Константинович Толстой (1817-1875), "История государст- 
ва Российского от Гостомысла до Тимашева":

                   Послушайте, ребята,
                   Что вам расскажет дед.
                   Земля наша богата,
                   Порядка в ней лишь нет.
                   
                   А эту правду, детки,
                   За тысячу уж лет
                   Смекнули наши предки:
                   Порядка-де, вишь, нет.

                   И т. д.

                            *  *  *

  Иван Сергеевич Тургенев (1818-1883):
  "...как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается
дома?"

                            *  *  *

  Лев Толстой (1828-1910), повесть "Хаджи Мурат", о результатах
разрушения горской деревни русской армии:
  "Фонтан был загажен, очевидно, нарочно, так что воды нельзя бы- 
ло брать из него. Так же была загажена мечеть... Старики-хозяева 
собрались на площади и, сидя на корточках, обсуждали свое положе-
ние. О ненависти к русским никто и не говорил. Чувство, которое
испытывали все чеченцы, от мала до велика, было сильнее ненавис-
ти. Это была не ненависть, а непризнание этих русских собак людь-
ми, и такое отвращение, гадливость и недоумение перед нелепой
жестокостью этих существ, что желание истребления их, как желание
истребления крыс, ядовитых пауков и волков, было таким же естест-
венным чувством, как чувство самосохранения".
  Можно предполагать, что Толстой приписал здесь горцам собствен-
ное отношение к имперцам-разрушителям.


                            *  *  *

  Антон Павлович Чехов (1860-1904):
  "Русский человек в сытости, праздности приобретает самомнение
самое наглое."

                            *  *  *

  Владимир Гиляровский (1855-1935): 
  "В России две напасти: внизу -- власть тьмы, а наверху -- тьма 
власти".

                            *  *  *

  Музыкант Андрей Владимирович Гаврилов (1955), правда, армянин 
по матери:
  "Россия впала в 'дурную бесконечность'. Это, по-видимому, и 
есть её 'особый путь'. Во всей её мучительной истории тупо и ме-
ханистично повторяются одни и те же циклы. Короткие 'оживления',
'оттепели' сменяются долгими мрачными периодами реакции, когда
главным содержанием народной жизни становится её, этой жизни,
угнетательство и удушение. На ошибках никто не может и не хочет
учиться. Современное русское общество топчется на месте, гниет и
воспаляется. Но со свинцовым упрямством не желает посмотреть само
на себя, собраться и подняться хотя бы на одну ступенечку."
  "Моя 'последняя просьба'(на всякий случай). Если кто-нибудь,
когда-нибудь посмеет 'приложить' меня к русской культуре (в
каком-нибудь некрологе или 'факипедии') - вся моя жизнь была
отделыванием от русской культуры, которая как гиря висела на мне
- от яиц до потаенных уголков души и самых субтильных 'закоулков'
мозговых извилин. Я понял музыку, ощутил мир, обрел свободу и
бесконечное светлое сияющее счастье только тогда, когда мне
удалось отделаться полностью от ядовитой, разлагающей тухлятины,
которую называют 'русская культура'."
  "Не открывайте их тошнотворных ахмато-пастернаков. Если хотите
жить в свете, гармонии и счастье. Избегайте их всех - этих умст-
венно отсталых юродивых, нравственных инвалидов с 'поэтическим
даром'. Мерзких плебеев с претензией на творческий интеллект.
Грязных есено-маяковских, вонючих 'броцких' - хамов из подворотен
забытых Богом госпиталей для умалишенных."
  "Не могу сказать, что я нашел много живого в западной культуре.
Нет. Совершенно нет. Культуру можно создавать только свою,
используя все положительные опыты разных национальных культур.
Но, как я неоднократно говорил, каждая национальная культура это
темница, из которой надо выбираться как можно скорее. К свету!
Что касается ужасного факта моего рождения в говнояме под
названием СССР, то 30 лет, проведенные там ушли не только на
отвержение ядовитой мерзкой суицидально-чувственной говноядовитой
русской культуры, но и адскую борьбу с ежедневной аттакой
зомбического советского 'войска' гнойных останков пузырящегося в
разложении человеческого перегноя ('Бобка'), кладбищенского
разложения трупов, населяющих эти территории. С трехлетнего
возраста до 30 - время моего побега из отстойника протухших душ -
я не знал ни секунды покоя в бесконечной борьбе за жизнь."
  "Они отравили весь мир и продолжают его травить зловонием свое-
го разложения. Они убили Европу (музыкальную), Америку, Канаду,
Японию, Китай. Весь мир. Если вы видите "русского музыканта" -
гоните его прочь. Это дракула, который не подлежит излечению.
Только кол в могилу."
  "Вонь разложения от русских нынче повсюду. Вооружайтесь против
них. Гоните, всаживайте кол в их тухлые тела. Это касается ВСЕХ,
кто функционирует в музыкальном деле. И не только в нем. Всех их
'смертяшкиных-литераторов' нашего времени - от бесвкуснейшего
'грузина-фандомаса', пишущего для нового зощенского совка, до
несчастной сороки-сорокиной, каркающей с гранита мавзолея мертвым
вонючим жалом-язычком. Берегитесь русских. Русский - это конец и
уничтожение всего, что хочет быть живым. Русский сегодня (уже 100
лет) это гнойный ядовитый труп, разлагающий всё живое и здоровое.
Мёртвая культура, произведенная мертвецами, умерщвляющая всё
живое."
  У этого критика, правда, по некоторым признакам не вполне поря-
док с головой. А на радикальное лечение его не отправляют, навер-
ное, потому, что он весьма страстно и заковыристо выражается про-
тив России, а это востребовано. Если начать его серьёзно лечить, 
то получится, что его антироссийские эскапады -- немножко как бы 
бред. Ну, может, перед нами чуть-чуть юродивый: недозревший аналог 
Василия Блаженного (дозреть не даёт эпизодически оказываемая пси-
хиатрическая помощь). Говорю это почти без ехидства и не в качес-
тве контркритики: гениальность -- феномен сложный.
  Существенно здесь не то, насколько данный Гаврилов прав, а то, 
что, оказывается, и про русских -- а не только, к примеру, про 
евреев -- можно довольно убедительно говорить весьма унижающие, 
весьма неприятные для них и практически неопровержимые вещи, вы-
зывающие недоумение, обиду и желание кого-нибудь завоевать 
избить. Это шанс уразуметь, что всякие такие резко негативные 
восприятия тех или иных народов суть частью результат недопони-
мания и иллюзий, частью -- при категоричной агрессивной огласке 
-- причина ещё большей порчи этих народов, а также (в конечном 
счёте) порчи собственного народа "разоблачителей". С людьми надо 
помягче, и тогда они хотя бы чуть-чуть улучшаются, взаимный на-
тиск слабеет, и психические ресурсы высвобождаются на что-то 
полезное для всех.
  Кстати, первый абзац (где "на ошибках никто не может и не хочет
учиться") у этого Гаврилова целиком правильный.

                            *  *  *

  Из комментариев в журнале streithahn.livejournal.com
(27.12.2013):
  "Цель империи -- спровоцировать войну и через неё завинтить 
гайки. Для этого Россия и прибегает периодически к провокации
войн (как т. н. 'ВОВ') и голодоморов - лучших способов просто
нет, чтобы отстроить народ во фрунт, отстрелять недовольных, са-
мых нравственных, культурных, а значит самых опасных. В российс-
кий войнах неизменно проигрывает народ, но выигрывает ее Система.
Без войны империя - всего лишь механизм грабежа, бессмысленного
садо-мазохистского подавления и развала. А вот с войной империя
обретает смысл, война ее выстраивает, упорядочивает, дает простые
и четкие ответы на все вопросы. Если спровоцировать войну, то
вчерашние 'халявщики' и воры у государственных кормушек уже
выглядят не так заметно. И обреченно провальная экономическая
деятельность имперской власти может спастись только войною и
кризисом-голодом. У России два союзника - голод и война. Империя
провоцирует войну, а потом война восстанавливает империю как
самую эффективную милитаристскую структуру..."
  (На самом деле этот мотив, хоть и присутствует, вряд ли всегда
является основным. Вдобавок Россия в указанном отношении не
является уникальной.)
  "Россия ни одной минуты не была прорусским государством, всю 
свою историю держала русских за рабов и пушечное мясо. Русские
всегда были самым ограбляемым и колонизированным народом в
Орде-России. Никаким что-то там "образующим", имперским
народом-богоносцем русские никогда не были.
  В России метрополия сословная -- т.н. вертикаль власти и каста
душителей, куда испокон века отбирались отбросы, выродки,
отщепенцы со всех народов и окраин.
  Москва - третий Сарай (после Сарая Бату и Сарая Берке), полная
преемница ордынской - деструктивной, имперской, рабско-милита-
ристской антисистемы - такого же образования в системном смысле,
как раковая опухоль, только не на биологическом, а на обществен-
ном уровне. Все формации России, начиная с ее манифестации в виде
империи (Алтын-Орды, т. е. в переводе - "бабло-империи") не меня-
ли ее системы отношений (в данном случае - антисистемы отчужде-
ния). Рабство перекатывалось из одной формы в другую. Экономика
Орды-Россия всегда после "бабло-империи" (Алтын-Орда создавалась
только и только с целью выкачивания дани с колоний) основывалась
на халявономике. Халява имеет свойство заканчиваться. Как только
объели очередную поляну халявы, так "Русь слиняла в три дня" -
переходим на следующую. Меняем по ходу название Орды, риторику."

                            *  *  *

  Знакомая русская девушка Елена С., постоянно проживающая в 
Риге, но отнюдь не желающая менять свою национальность, пишет 
после визита к родственникам на "историческую родину":
  "Перед поездкой я прочитала статью о Саратове в Википедии. Ка-
ково же было моё удивление увидеть там такие сведения энциклопе-
дического характера: 'Злободневной проблемой города в разные годы
становился порядок и чистота улиц и дворов. В городе длительное
время не занимаются уборкой улиц (кроме центральных) и дворов.
Периодически в городе приостанавливается вывоз твёрдых бытовых
отходов от жилых домов. Мусорные контейнеры устанавливаются муни-
ципальными властями бездумно. Большой проблемой города является
низкий бытовой и культурный уровень горожан.' И так далее. Пять
абзацев посвящены мусору! Автор той статьи в Википедии всё сводит
к административным проблемам. Я однако пришла к выводу, что
русские не слишком любят свою страну и свои города. Вот пришли на
речку, развернули свои шоколадки и пряники, а потом бумажки свои,
семечки и окурки в песок закапывают так, чтобы не видно было. Там
же возле речки идёт маленький мальчик Илюша, в порванных шлёпан-
цах спотыкается. Ему кричат: 'Илюша, да брось уже свои шлёпанцы!'
Ну Илюша недолго думая там же их и скинул в траве рядом с тропин-
кой среди пустых пластиковых бутылок. У русских зона комфорта
ограничивается собственным телом и домом (дома и квартиры
красивые и ухоженные) и резко обрывается в мало-мальски публичных
местах - мол, улица не моя, что я буду о ней заботиться. Тут бы
эгоизма побольше, чтобы каждый сказал: 'это моя улица, чёрт
побери, мой город, и я хочу, чтобы не только в моей квартире всё
было красиво, но и в городе и в моей стране. Я тут ответственный,
я делаю для себя'."
  "Такое впечатление, что русские везде постоянно едят. Когда 
поезд трогается, это сигнал к тому, чтобы разворачивать копчёную
курочку. Утром по поезду начинают ходить торговцы и торговки со
свежими пирожками. Домашние не просто закармливают на убой, но и
сами едят много и часто. Завтрак, обед и ужин строго по
расписанию, голоду просто не предоставляется возможность толком
наступить. Стол полностью заставляется едой, и если ты к целой
миске вареников кладёшь всего лишь одну столовую ложку сметаны,
то это повод для хозяйки положить тебе в тарелку ещё одну
здоровую с горкой, потому что 'Чего стесняешься?! Ешь!'. Если по
окончанию трапезы ты не отваливаешься в бессилии от стола, то это
оскорбление для хозяйки, и тебе срочно нужна добавка. Едут на
реку купаться, надо закуску взять. На пляже смотришь, а там все с
закусками. В гости собираешься, берёшь гостинцы, обратно едешь,
там хозяйка полную сумку еды наложила, так и обмениваются
провизией. Перед сном надо чаю попить с пряниками, а там и сыр
достается, и рыбка: Арбуз и дыня в обязательном порядке между
приёмами пищи. Чай обязательно надо пить с сахаром и класть хотя
бы три ложки. Все родственники спокойно отнеслись к тому, что я
не употребляю алкоголь, но то, что я чай пью без сахара, было
настоящим поводом для возмущения: 'Ну хотя б ложечку-то положи,
что ж пустую воду-то хлебать!' -- чуть не плакала бабушка. И ещё
все постоянно едят мясо."

русские
Картина Игоря Симонова "Второе пришествие".


16. Русский анализ нелюбви к русским.

Ф. М. Достоевский ("Дневник писателя", 1876 год): "Я сказал, что русских не любят в Европе. Что не любят - об этом, я думаю, никто не заспорит, но, между прочим, нас обвиняют в Европе, всех русских, почти поголовно, что мы страшные либералы, мало того - революционеры и всегда, с какою-то даже любовью, наклонны примкнуть скорее к разрушительным, чем к консервативным элементам Европы. За это смотрят на нас многие европейцы насмешливо и свысока - ненавистно: им не понятно, с чего это нам быть в чужом деле отрицателями, они положительно отнимают у нас право европейского отрицания - на том основании, что не признают нас принадлежащими к цивилизации. Они видят в нас скорее варваров, шатающихся по Европе и радующихся, что что-нибудь и где-нибудь можно разрушить, - разрушить лишь для разрушения, для удовольствия лишь поглядеть, как всё это развалится, подобно орде дикарей, подобно гуннам, готовым нахлынуть на древний Рим и разрушить святыню, даже без всякого понятия о том, какую драгоценность они истребляют. Что русские действительно в большинстве своем заявили себя в Европе либералами, - это правда, и даже это странно. Задавал ли себе кто когда вопрос: почему это так? Почему чуть не девять десятых русских, во всё наше столетие, культурясь в Европе, всегда примыкали к тому слою европейцев, который был либерален, к левой стороне, то есть всегда к той стороне, которая сама отрицала свою же культуру, свою же цивилизацию, более или менее конечно (то, что отрицает в цивилизации Тьер, и то, что отрицала в ней Парижская коммуна 71-го года, - чрезвычайно различно)"

17. Заключение.

У русских людей, страдающих националистическим зудом, есть на- строенность давить своих нерусских ближних (или русских, но без зуда) всякий раз, когда можно сделать это безнаказанно. Идёт это не от раскованности мышления, а от дурного воспитания и от глупости. Хорошее воспитание частично компенсирует человеку слабость его собственного ума, но оно выпадает далеко не каждому. Давить инородных ближних, конечно, не только можно, но даже необходимо -- для собственного выживания и где-то даже для их же блага. Но сложность в том, что делать это надо очень выверенно: с учётом нравов эпохи и ситуации на местах. Давить надо, как прави- ло, не больше, чем это принято и чем давят тебя. И надо принимать меры к тому, чтобы давительство имело рациональную, здраво обос- нованную форму и было в конечном счёте на благо всех, а не явля- лось средством удовлетворения потребности разряжать агрессив- ность, наслаждаться чувством превосходства, мстить за давние обиды и т. д. Отстаивать своё жизненное пространство надо решительно, но корректно. Умный человек не давит инородного ближнего при любом подходящем случае не потому, что в силу охмурённости всякими религиозными учениями и заумными наукообразными теориями он не в состоянии заметить непосредственную выгоду давительства, а потому что, наоборот, видит дальние нехорошие последствия. Если сегодня тебе выпадает возможность выгодно давянуть ближнего, то ведь завтра ему может выпасть возможность выгодно давянуть тебя. И если у него при этом будет выбор, кого давить -- тебя или того, кто его не давил ни разу (или давил очень давно и/или не очень сильно), то тебе он, конечно, отдаст предпочтение. Разумеется, можно не давить ближнего понемногу, а раздавить его раз и навсегда, так что он уже никогда не сможет давить ответно, но это ещё хуже, потому что нераздавленные другие ближние, пола- гая, что они будут следующими, забросят все свои распри и развле- чения и сделают всё, чтобы тебе стало очень плохо или даже чтобы тебя не стало совсем. Люди не давят друг друга при всяком удобном случае не потому, что заняты другими делами или перегружены наивными предрассудками, а потому что манера давить других при всяком удобном случае обора- чивается в конечном счёте убытками. Есть время давить и время сотрудничать. Но с теми, кто легко идёт на давительство, соглаша- ются на сотрудничество неохотно, потому что оно ненадёжное. У русских есть много правильных пословиц, вроде "Не рой другому ямы", "Не плюй в колодец...", но беда в том, что русские им не очень следуют. Поэтому колодцы вблизи русских всегда заплёванные. * * * Как не очень умные евреи всюду ноют про превосходство "общече- ловеческих ценностей", так не очень умные русские патриоты -- в Беларуси, Украине и т. п. -- ноют про величие русской культуры и русской истории. В самом деле, зачем этим хохлам, чухне, лабусам, чуркам и пр. затруднять себя выпячиванием собственных писателей, если имеется великая русская литература; зачем высматривать собственную историю, если история России уже писана и переписана? Ведь это же с русской точки зрения очевидно, что если что-то зна- чительное и рождалось на "окраинах" Русского Мира, то по большей части как отголосок русских достижений. Да и значительным оно может быть названо зачастую лишь со скидкой на провинциальность. "Культурный багаж" мешает этим патриотам понять простую вещь: как бы плохо ни рисовал мой ребёнок, меня будут интересовать и радовать именно его каракули, а не талантливые рисунки соседского чада; как бы ни был непутёв мой народ, для меня неприемлемо менять его недостатки на чьи-то достоинства. Я буду видеть в первую очередь ЕГО историю, ЕГО проблемы, ЕГО достижения. Потому что если в каком-то народе не станут так поступать, не станет и народа, а значит, человеческий мир, наверное, утратит какую-то существенную возможность: хотя бы потому, что уже некому будет разоблачать чьи-то исторические сказки. Какой народ правильнее -- вопрос очень сложный, и решать его уж конечно не тем русским патриотам, которые не понимают, почему представители некоторых этносов не млеют от восторга, когда им снисходительно разрешают затесаться в ряды русских или почти-русских. * * * Самый вредный для русских русский же поэт -- наверное, Фёдор Тютчев. Потому что именно он запустил в оборот крылатое следую- щее: Умом Россию не понять, Аршином общим не измерить: У ней особенная стать -- В Россию можно только верить! Ну, кто из культурных истинно русских людей этому не умилялся? Все поди умилялись... Даже я умилялся -- до недавних пор -- но потом стал постепенно приходить в себя. Так проникновенно, точно, по существу -- даже у Пушкина получи- лось, может быть, лишь несколько раз за всю жизнь. Да уж, Тютчев высказался талантливо -- и потому особенно вредно. Поскольку благодаря этому все верующие в Россию получили индульгенцию за ненапряжение ума по поводу русских проблем -- и теперь не могут придти к общей позиции по ряду важнейших вопросов. А дело в том, что на РАЦИОНАЛЬНОЙ основе прийти к общей позиции МОЖНО, хотя и с большим трудом, тогда как на ИРРАЦИОНАЛЬНОЙ основе придти к общей позиции НЕВОЗМОЖНО, потому что все иррациональные любители России любят её по-разному, за разное, с разных сторон и по большей части не в состоянии дать себе отчёт, что да как, а свои оценки разных аспектов русской жизни они обсуждать не желают -- впрочем, и не в состоянии -- потому что их умы под влиянием тютчевизма перекособочены с детства в эмоциональную сторону. С патриотами-иррационалистами разговаривать о нюансах бытия затруднительно. Ты им -- доводы, они в ответ: сука, да ты ж России не любишь! Не люблю -- не то слово. Правильнее -- боюсь. Потому что русские человеки запросто могут вдруг ломануться толпой в какую-нибудь случайную сторону, не разбирая дороги и затаптывая отдельных интеллектуалишек, стоящих у них на пути и отчаянно подающих знаки опасности. Бывало такое неоднократно. В последний раз -- в конце 1980-х, когда по сути сами развалили свою империю, да ещё и радовались вначале. А потом назначили виновными евреев и американцев, якобы сбивших всех с толку. Как будто было с чего сбивать. А сегодня чешут потылицы у разбитых корыт и тоскуют по новой возможности хоть куда-нибудь ломануться толпой. В России-по-Тютчеву не нарабатываются здравые национальные стратегии, а только устраиваются конкурсы харизматиков: кто кого перехаризмит, передемагогит. Оттого и неуютно в ней издревле всяким Чаадаевым, любителям смотрения в корень и выстраивания интеллектуальных конструкций. Чтобы увеличить долю тех, кто любят Россию определённым обра- зом, надо или повыгонять/пересажать/истребить любителей её други- ми образами (кстати, это обычное русское занятие) или породить совсем уж выдающегося харизматика, который не переубедит, а пересоблазнит своим обаянием и своей демагогией огромную массу любителей России, до того глядевших в рот другим охмурителям- харизматикам. И вот грызутся вяло между собой русские мужички в тоскливом ожидании, пока новый великий харизматик не объявится зажигательно на мозги капать, а при случае на шибко умничающих погавкивают. * * * Каждая нация по-своему доставуча, по-своему гадит в биосфере и приближает глобальную катастрофу природопользования. Но в каждой нации есть приличные толковые люди. Поэтому я по большому счёту не националист. Я не ЗА какие-то нации и не ПРОТИВ каких-то наций: я только ЗА какие-то формы поведения и ПРОТИВ каких-то форм поведения. * * * Разумеется, русскому народу ни в чём не следует каяться перед другими народами (каяться ему надо, может быть, перед самим собой, но даже в этом деле есть методические сложности). Если каяться перед другими, то разве что вместе со всеми народами одновременно, иначе получится, что запачкались в истории как бы одни лишь русские, а другие как бы почти чистые. Вообще, покаяние -- занятие не простое, тем более покаяние встречное, потому что нет достаточной ясности в том, какие деяния считать порочными и какие -- оправданными, а кроме того не понят- но, как взвешивать преступления народов и с какими поправочными коэффициентами их потом суммировать. К примеру, может быть так, что один народ вредил по мелочам, но часто, а другой -- по-крупному, но изредка. Или один вредил недавно, а другой -- давно. Вдобавок бывало, что причинённый какому-то народу вред помешал ему причинить, в свою очередь, тоже кому-то вред, то есть, оказался в конечном счёте, может быть, даже благом. Детальность и глубина покаяния должны соответствовать степени чёткости в представлениях о добре и зле, между тем эти представ- ления в настоящее время оставляют желать много лучшего и вдобавок есть много желающих полюбоваться собой на фоне гнусной современ- ности и поэксплуатировать стремление наивных людей к благопри- стойности. Ну нет у вас сколько-нибудь убедительных объективных критериев для оценивания народов! А если нет критериев, то уж не будьте ка- тегоричны в своих оценках, иначе создадите этим очередной искус русским грешникам.

18. Анекдоты о русских.

К берегам Индии подходит русский корабль, на сушу выходят пассажиры и команда. Один из матросов несет на плече попугая. Навстречу ему идет факир со змеей вокруг шеи. Факир: - Я слышал, русские матросы могут много пить и не пьянеют. Это правда? - Наливай! Матрос пропускает три стакана. Факир интересуется, а много ли еще тот сможет выпить. Отвечает попугай: - И пять, и десять, и двадцать стаканов, а потом тебе морду набьём и червяка твоего склюём! Русский, американец и еврей поспорили, кто накормит кота горчицей. Американец берет кота, открываете ему пасть, запихивает туда горчицу. Русский и еврей: "Нет, так не пойдет, это - насилие! " Еврей берет кусок мяса, внутрь запихивает горчицу и скармливает коту. Американец и русский: "Нет, так не пойдет, это - обман! " Русский берет кота и мажет ему горчицей под хвостом. Кот с воем начинает слизывать горчицу. Американец и еврей охреневают. Русский, гордо: "Вот это - по-русски! Добровольно, и с песней!" Беседуют англичанин, француз и русский. Англичанин: - У нас произношение трудное. Мы говорим "Инаф", а пишем "еnough". Француз: - О-ля-ля, у нас-то как сложно! Мы говорим "Бордо" а пишем "Bordеаuх". Русский: - Да это всё пустяки. Мы произносим "Че?", а пишем: "Повторите, пожалуйста!". У немца есть жена и любовница. Любит жену. У француза есть жена и любовница. Любит любовницу. У еврея есть жена и любовница. Любит маму. У русского есть жена и любовница. Любит выпить. Для россиян самое патриотическое имя - Влапудам: в честь Владимира Путина и Дмитрия Анатолича Медведева. Муж приходит домой с работы, жена подбегает в распахнутом халате, в нижнем белье: "Дорогой, что бы ты сейчас хотел больше всего?" Муж говорит: "Выпить!" Жена наливает 50 г., муж выпивает, она снимет халат. "А теперь ты что хочешь?" Он говорит: "Выпить!" Жена наливает еще 50 г., он выпивает, она стоит голая. "А теперь ты что хочешь?" Муж смотрит на нее, говорит: "Выпить!" Жена выбегает голая на балкон и кричит на весь двор,"Да есть в этом доме мужики или нет?!" Мужики выглядывают из разных окон и вразнобой кричат."А что, есть что выпить?!" Известное издательство выпустило в свет книги из серии "Как в России дожить до...": - "...40 лет" -- тиражом 100 000 экз.; - "...50 лет" -- тиражом 1000 экз.; - "...60 лет" -- тиражом 100 экз. Минфин России подтвердил, что минимальная пенсия по старости с 1 января 2013 года составит 4500 долларов США в месяц, а пенсионный возраст -- 127 и 132 года для женщин и мужчин соответственно. Собрались два мужика бухать. Ищут третьего. Смотрят идет мужик -- солидный такой, с дипломатом и в очках. Ну делать нечего, по- дошли к нему, предложили. Только пришли на место, открыли бутылку, мужик и говорит " А стаканы ? Я из горла не буду." Пошли сходили за стаканами. Только разлили, он опять : "А закуска? Я так не могу." Пошли за закуской. Смотрят, возле дороги какой-то колдырь лицом в грязь лежит и песни орет. Один говорит другому: "Смотри, наши уже веселятся, а мы на интеллегента напоролись!" Воскресенье. Утро. Мужик размышляет: - Лежу под одеялом в тепле, а мог ведь валяться где-нибудь пьяный! Господи, на что я трачу свою жизнь?! Журналист берет интервью у министра финансов. - Поступило три небольших вопроса от телезрителей. Скажите пожалуйста, вот цены в последнее время поднялись, проезд подорожал, ЖКХ опять же, льготы отменяют -- это ведь всё Обама устроил? - Правильно! - А вот то, что зарплаты низкие, да и те порой задерживают, с пенсиями опять что-то заморозили, рубль падает - это ведь тоже дело рук США, ЦРУ, Госдепа? - Совершенно верно, их работа! - И напоследок. Если у нас в стране все финансовые вопросы теперь США решают, то вы сами нам на кой ляд сдались? А вы знаете, что проблема России не в том, что она не может накормить бедных, а в том, что богатые никак не могут нажраться. Американец -- русскому: - Я представляю, как вы обедаете: дубовый стол, на столе -- бутылка водки, черный хлеб, селедка, лук, каша, пельмени. Под столом -- пулемет. На стене -- балалайка и буденовка. Во дворе -- танк, а на крыльце -- медведь. Русский: - Что за бред?! Почему бутылка водки ОДНА?! Что американцу смешно, то русскому -- зарплата. Секс по телефону: - Я сейчас снимаю один носок... теперь второй... теперь третий... - Ты что, из Чернобыля?! - Нет, я из Верхоянска. Холодно у нас очень!... Малоизвестный факт: если российскому чиновнику отрубить голову, то он сможет воровать еще минут двадцать. Россия -- страна оптимистов, потому что все пессимисты уже съехали. Поспорили англичанин, француз, китаец и русский, какой нацио- нальности Адам и Ева. Англичанин говорит, что они могли быть только англичанами, т. к. только джентельмен мог предложить даме половину яблока. Француз считает, что они могли быть только французами, потому что только француженка могла отдаться за пол яблока. Китаец думает, что они могли быть только китайцами, ибо только китайцы в состоянии так размножиться, чтобы заселить всю Землю. "Нет, - говорит русский. - Они были русскими: голым задом на камнях, одно яблоко на двоих -- и думают, что в раю!" Только в России в два часа ночи поднимаешься на этаж выше к бухающим соседям поругаться, в течении часа с ними пьешь, потом возвращаешься к себе домой, получаешь люлей от жены, да так, что через двадцать минут эти соседи приходят к тебе и просят не мешать им спать... - Денег вообще нет! Чё делать?! Все бабки просрали! - Спасибо за доклад, министр финансов. Зима, гололед. Идет мужик, попадает на скользкое. Размахивая руками, пытается сначала не упасть, потом -- не убиться, но в конце концов с криком: "МАТЬ-ПЕРЕМАТЬ!" хлопается на задницу. И так задумчиво: - Да, не забыть бы маме позвонить... Новый российский орден: "За советы утопающим" (трёх степеней). Только у нас, войдя в кабинку бесплатного туалета, можно доехать до восьмого этажа. В России если человек с рыбалки возвращается трезвый и с рыбой, то он считается браконьером. Сын пришел к отцу на работу. Из соседней комнаты доносится: "Еще по 150 грамм и хватит". - Папа, там мужики водку пьют? - Нет, там гномики штангу поднимают... - Отец, я решил делать свою карьеру в организованной преступности. - На госслужбе или в частном секторе? Из открытого окна донеслось: - Да захлопни, наконец, свой хлебальник!!! Дай послушать Рахманинова!!! Иногда так хочется послать наше правительство навстречу пожеланиям трудящихся. Государство, в котором ди-джей на радио получает в месяц 100 000 рублей, а врач 15 000, обречено на вымирание. Но -- красиво: под шансон и новости... В аэропорту "Бен-Гурион" в Израиле совершает посадку лайнер "Эль-Аль". Сев, самолет рулит к терминалу. Пилот обращается к пассажирам: "Благодарим вас за то, что вы выбрали израильскую авиакомпанию 'Эль-Аль'. Просьба не отстегивать ремни, не вставать и не вклю- чать мобильные телефоны до полной остановки самолета. Тех, кто сидит, поздравляем с Рождеством и желаем приятного визита в на- шей гостеприимной стране. Тех, кто стоит в проходе и разговарива- ет по мобильным телефонам, поздравляем с Ханукой! Добро пожало- вать домой! А тем пассажирам, кто лежит в креслах и лыка не вя- жет, экипаж желает Счастливого Нового Года, дорогие товарищи!"

19. Литература.

Андреевский Г. В. "Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху. 1930-1940-е годы". Бунин И. А. "Окаянные дни". Бунин И. А. "Великий дурман". Грабеньский В. "История польского народа", Минская фабрика цветной печати, 2006. Здравомыслов А. Г. "Немцы о русских на пороге нового тысячелетия", 2003. Костомаров Н. И. "Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей". Куприн А. И. "Немножко Финляндии", 1908. Кюстин, де, Астольф, маркиз "Николаевская Россия". Мицкевич А. "Дзяды". Мицкевич А. "Пан Тадеуш". Нефёдкин А.К. "Военное дело чукчей", Спб., 2003 г. Соловьёв С. "История России с древнейших времён". Соболев Л. "Капитальный ремонт", роман.

20. Приложение. Про русский характер.

Взято с storyofgrubas.livejournal.com: "Сегодня вспомнилась старая история. Пока не напишу, она не выйдет из головы. Потаскайте ее со мной и вы, дорогие читатели, все ж мне полегче будет... Около десяти лет тому назад, ехал я со съемочной группой в Рос- тов на Дону, снимать лабораторию, в которой делают генетическую экспертизу останков неизвестных солдат. С нами ехала женщина из комитета 'Солдатские матери'. Она говорила о славных делах их организации, и какие у них насущные проблемы. Когда мы выключили камеру, она рассказала свою историю. На камеру не хотела: - Мой сын Алексей служил в армии, когда началась вторая чеченская и его отправили туда. Через месяц мне пришла официальная бумага: 'Ваш сын пропал без вести...' Я взяла себя в руки, звонила, отправляла телеграммы в часть. Ответа не было. Пришла в комитет солдатских матерей, там меня успокоили и вселили надежду: 'Не отчаивайтесь, может сын еще живой. В плен попал. Нужно срочно действовать. Достаньте, займите, украдите денег, сколько сможете, и поезжайте в Чечню искать и если даст Бог живой, выкупать сыночка из плена. Дали четкие инструкции как себя там вести, на чем и куда ехать, как одеваться, что говорить. Я взяла в одном коммерческом банке ссуду с грабительским процентом, под залог нашей московской квартиры. Поехала. Скиталась два месяца по Чечне, и всегда местные жители относились ко мне с пониманием, никто не посмел обидеть. Хотя все знали, что у меня с собой куча денег. Мать есть мать, хоть и мать врага. Чеченцы давали мне приют и приглашали за стол. За то время, я встретила многих таких же матерей, блуждающих годами в поисках сыновей. А отцы мне не попадались. Не потому что они меньше любят своих детей, просто их бедняг чеченцы всегда убивали при встрече. Отец не мог доказать, что он не 'федерал'. Мне повезло. Я нашла сына. Его держали высоко в горах в небольшом отряде. Заплатила проводникам, добралась. Меня привели к худющему, бородатому командиру, он посмотрел на затрепанную фотографию и сказал: 'Да он у меня, жив и здоров. Работает по хозяйству. Их всего пятеро. Попали ко мне в плен в бою, с оружием в руках. Так что я не могу его с тобой отпустить. Он убивал чеченцев. Я вывалила перед ним кучу денег, почти ничего за два месяца не потратила... Командир помотал головой: 'Ты не поняла, Деньги тут не причем, я не могу за деньги продать убийцу чеченца. Это неправильно. Но я хочу тебе помочь. Договорись с федералами-шмидералами, пусть отдадут пятерых чеченцев сидящих у них в тюрьме. Любых. Я за них отдам своих пленников вместе с твоим сыном. Это будет справедливо. Там-то тебе деньги и пригодятся... Но ты мне мать должна пообещать, что сына увезешь с войны, и он больше тут не появится... А пока посиди тут, чаю с дороги попей. Через минуту в палатку влетел мой Алешка! Я пробыла с ним до утра. Чуть свет, я как на крыльях полетела вниз в его часть, сообщить радостную новость, что они все живы и надо только отпустить со мной любых пятерых чеченцев. Пленных, уголовников, не важно, мало ли их у наших. В части сказали, что очень рады, что гордятся мной, но никаких чеченцев для обмена у них нет. Нужно обратиться прямиком к генералу, командующему нашей группировкой, он решит вопрос. К командующему я смогла подойти не ближе километра. Уж очень его оберегали. Каждый от капитана до полковника, узнав кто я и зачем, тянули из меня деньги, обещая все решить и сразу теряли ко мне интерес, получив желаемое. В конце-концов я вышла на полковника - большого начальника, он денег не просил но сказал, что не в его компетенции решить такой сложный вопрос. Он хочет спокойно дожить до отставки: 'Мамаша, то о чем вы просите, может разрешить только командующий, но он человек занятой и ему некогда возиться с такой ерундой. Так что извините, я Вас к нему не пущу'. После общения с нашими доблестными командирами, у меня осталось чуть больше половины денег. Я бросилась в горы к своему Лешеньке. Командир встретил меня приветливо, но очень удивился, что обмен не состоится: 'Ты пойми мать, ну не могу я отпустить твоего сына. Меня мои люди не поймут. Он же стрелял в них, и может убил кого-то из их братьев. Не могу. Но так и быть, если федералам не нужны живые в обмен на живых, привези нам пятерых убитых чеченцев, мы их похороним по мусульманским обычаям и отдадим за них твоих пятерых 'красавчиков'. Это уже все, что я могу, неужели они не отдадут пять трупов за пятерых живых..? Я увидела сыночка, пообещала: 'Еще немножко потерпи сынок, скоро уже поедем домой...' Внизу повторилось все тоже... Я раздавала деньги направо и налево, кричала: Почему никто не может мне дать мертвых чеченцев за живых российских солдат!!? Что мне их самой убивать!!? У вас тут скопилось сто рефрижераторов с чеченскими и трупами! Я вас умоляю, дайте хоть одного!!?' Они отводили глаза и говорили: 'Не так-то это просто, это же политический вопрос, понимать надо, мамаша. Вот если бы тысяч пять, а лучше десять, то можно было бы решить через одного человечка...' В горы вернулась ни с чем... Командир был мрачен: 'Если вы русские не жалеете ваших солдат, то и я жалеть не буду. Через три дня мы должны уйти с этого места. Можешь побыть с сыном, я скажу, чтоб его не посылали работать это время...' Три ночи и три дня пролетели как одна секунда. Мы с Лешенькой не спали ни минутки... Утром командир позвал меня из палатки, я пошла за ним. Шли молча. Вокруг спешно опадали и сматывались палатки. За спиной я услышала автоматные выстрелы. Бросилась к сыну. Леша умер на моих руках... Самое жуткое, что я даже не могу сказать плохого слова о чеченском командире, он мой враг, но пытался помочь мне. У него своя правда. А наши толстозадые, алчные офицеры-перестраховщики, друзья что ли..? Тела четверых убитых солдатиков вместе с моим сыночком погрузили на арбу, и я повезла их вниз. Там никто не удивился...и к моему ужасу опять стали тянуть деньги, дескать организовать перевозку тела не так то и просто. Куча документов согласований, это Вам не шуточки, это серьезное дело мамаша. Вы поезжайте домой, а там глядишь через недельку, другую Вашего сына и привезут. Деньги мои почти закончились. Но без сына я не могла вернуться. За небольшие деньги один солдатик мне... ...Простите, не могу об этом говорить... Одним словом я привезла домой в плацкартном вагоне кости сына в клетчатой сумке. Похоронили Лешу за счет военкомата. Дома меня ждала куча писем из банка о просроченном кредите. Через неделю пришли офицеры из военно-страхового общества, заполнили бумаги, пообещали выплатить страховую премию за Алексея. 20000 рублей. Ну, думаю: пока хоть что-то смогу банку заплатить, а то продадут квартиру с молотка, куда я с младшим сыном? Военные, заполняя документы, спросили: 'А где отец вашего погибшего ребенка?' Я говорю: Вы знаете, отец от него сбежал, когда Леше не было и годика, так что где он, да и жив ли, я не знаю. Военные: 'не переживайте, найдем, у нас же все-таки разведка военная. Получила страховки только 10000 рублей. Оставшуюся половину отдали папаше, которого нашли в Челябинске, живого и здорового. И он взял... Мы с сыном стали прятаться от судебных приставов. Подолгу сидели в темноте, чтоб с улицы не было видно, что мы дома. Но сколько веревочке не виться... Пришла беда, отворяй ворота. Одних процентов на проценты накопилось...за десять лет мне не заработать. Вот-вот квартиру должны отобрать. Последняя надежда попросить у банка отсрочку. Начальник кредитного отдела и слушать меня не стал: -'Кредит брали? Подпись ваша? Так чего же вы от банка то хотите? Меня не интересует, как Вы будете жить без квартиры. Это Ваши проблемы, раньше надо было плакать...' Оставалось одно, записалась на прием к самому владельцу банка. Сидела сутками. Через неделю секретарша впускает со словами: 'Мадам, у Вас три минуты' Я зашла в огромный кабинет хозяина банка. Он мне сразу не понравился: маленький, пухлый с поросячьими глазками и толстыми, короткими пальцами: 'Вы по поводу отсрочки выплаты по кредиту?' 'Да -- говорю, -- Мне бы только полгодика отсрочки, просто у меня такая ситуация...' Банкир перебил: 'Да неужели? Вы подумайте, у нее сложная ситуация! А ко мне с простыми ситуациями и не ходят. Короче, вот передо мной папка с документами. Подпись Ваша? Ваша. Деньги под залог квартиры брали? Брали. У меня не благотворительная организация, Вы отнимаете мое время.' Уже пятясь спиной к дверям, я как могла, сбивчиво рассказала ему свою историю. Хозяин медленно вытащил мои документы из прозрачной папки... и, пыхтя, неуклюже разорвал их пополам: 'Не волнуйтесь, пожалуйста, живите спокойно, с этой секунды вы больше ничего не должны моему банку...' * * * Вот поделился с вами этой историей, а легче мне не стало. Старею." Заметим, что банкир, скорее всего, евреем был. Уж так водится.

На главную страницу