Александр Бурьяк

Чужой Бобруйск

bouriac@yahoo.com Другие поездки На главную страницу
По белорусскому раю я обычно не путешествую: не хочу портить себе нервы. Следы многолетнего бессменного правления в виде "ледовых арен", плакатов типа "За Беларусь для народа!" (какого, ещё бы узнать) и запущенных памятников архитектуры (хорошо, если уцелевших вообще!) меня, мягко говоря, не воодушевляют, потому что я, хоть и мизантроп, желаю сдохнуть далеко не всем подряд, и я вовсе не против, чтобы эта страна отыскала, наконец, саму себя и перестала прозябать и копировать. Борисов... эээ... Бобруйск был основан очень давно, но в лето- писях всё как-то не приходился к слову. Наконец, в XIV веке слу- чилось и это. "Бобруйск" -- название странное. Ожиданнее было бы "Бобров" (как "Львов") или "Бобрин" (как "Кобрин"). В крайнем случае "Бобрянск" (как "Брянск") или "Бобруев" (как не знаю что). Надо думать, существовал глагол "бобровать", а бобровавшие кучковались как раз вот где-то здесь: болот, подходящих для бобриков, в этих местах в своё время было с избытком. "Ну что, завтра бобруем?" -- спрашивали одни наши предки других наших предков, а те отвечали: "Таки да, бобруем, хабигеры фрайнты!" Вот так и появился на свет Бобруйск. К Бобруйску у белорусов утвердилось отношение по преимуществу ироничное: "А, Бобруйск! [вариант: Боб'гуйск] Ну как же, знаем: столица, хе-хе!" В массе белорусского простонародья было мнение, что Бобруйск -- главный еврейский город на белорусской земле. Евреев в нём уже раз-два и обчёлся, но репутация пока ещё держит- ся. Но лет через двадцать она наверняка сойдёт на нет. В среде "нацыянальна-свядомай" белорусской интеллигенции Боб- руйск не котируется. Оно, конечно, понятно: в белорусскую нацио- налистическую историю этот город вписывается плохо. Преобладающим населением его в XIX веке были евреи, и основная историческая застройка собственно города -- еврейская. А огромная его крепость была не литвинская, а оккупантская русская. И предки нынешних белорусов в 1812 г. не столько обороняли эту крепость под води- тельством генерала Игнатьева, сколько участвовали в её блокаде в качестве якобы поляков в составе корпуса генерала Домбровского. Бобруйские реликвии -- это в основном кусочки ЧУЖОЙ истории на белорусской земле. О вообще. Если называть вещи своими именами (а иногда ведь надо), то белорусы -- прирождённые антисемиты. Разумеется, далеко не все. Но довольно многие всё-таки этим отличаются -- в разной степени. Причина -- в том, что два народа очень долго противостояли один другому в экономическом аспекте и проедали один другому плеши изо всех сил. Экономическое противостояние осталось в героическом прошлом, но порождённые им культурные установки (а может, и генетические особенности) выветрятся ведь не скоро. Людям думающим они, правда, не мешают: от предков досталось много чего ненужного (а много чего нужного, наоборот, не досталось). И ведь лёгкое дистанцирование от других этносов в некоторых областях жизнедеятельности -- это феномен правильный, обеспечивающий многообразие живого в биосфере. * * * Туристический план Барановичей... эээ... Бобруйска до сих пор (2011 г.) НЕ ИЗДАН. Схема города, доступная через интернет, очень приблизительная (приблизительнее только детские рисунки). На этой схеме даже не обозначена крепость! В самом городе нет ни единого стенда с картой, облегчающей приезжим ориентирование на местнос- ти. Другими словами, один из самых зрелищных городов Белоруссии с одним из самых замечательных военно-исторических и просто архи- тектурных объектов по существу как бы скрывается от национальной и международной общественности. И это при том, что вокруг Минска в пределах двухчасовой досягаемости по железной дороге смотреть, помимо Бобруйска, можно только какие-то крохи (Несвиж и Мир -- не в счёт: туда надо ездить автобусом). Простым разгильдяйством такое объясняется не вполне. Наверняка есть ещё ЧТО-ТО. Да, в Бобруйской крепости служили или сидели некоторые видные декабристы, а декабристам, которые разбудили Герцена, ответившего на это революционной агитацией, даже простой народ -- не говоря уже о начальниках -- теперь далеко не так благодарен, как в советское время. Но эта причина не представляется достаточной. Впечатление такое, что белорусские власти НЕ ХОТЯТ привлекать внимание к Бобруйску вообще и к его крепости в частности. Может, верят в то, что где-то в подземельях крепости припрятаны сокрови- ща, тайно отобранные у французов, награбивших их в Москве? В пользу этого малоубедительного предположения говорит то, что на огромной почти пустой территории бывшей крепости ныне почти ничего не строят -- и даже деревьев не сажают. Да, в крепости размещался ужасный немецкий концлагерь, и много кого зарыли во рвах, но ведь было это давно и не на всей её территории. Короче, ЗАГАДКА БОБРУЙСКА. Ещё одно возможное объяснение замалчиванию исторического Боб- руйска: боятся лишний раз ужаснуть международную общественность своей простотой, до сих пор не позволившей воздать этому значи- тельному городу по достоинству. Справедливости ради надо заметить, что пренебрежение к Бобруйс- кой крепости -- феномен не только белорусский, но и русский тоже: к примеру, в "Военно-энциклопедическом словаре" (М., "Воениздат", 1984) статья об этой в своё время одной из лучших крепостей Европы, вдобавок сыгравшей важную роль в 1812 г., ОТСУТСТВУЕТ ВООБЩЕ. * * * Говорят, что многие дома в историческом центре Бобруйска зарес- таврированы, то есть, у них доподлинные только стены или даже только фасады. Это, разумеется, много хуже, чем не реставрировать совсем. * * * Бобруйск настолько не избалован вниманием туристов, что люди, фотографирующие местные достопримечательности, вызывают встречный интерес бобруйскеров: "А чего это вы?" "А откуда вы?". * * * В Бобруйске я в течение дня был два раза очень неприветливо воспринят дамами славянской внешности из-за того, что фотографи- ровал задворки, зато тепло был встречен в местной синагоге -- несмотря на то, что была суббота и я вдобавок припёрся во время трапезы. Меня только попросили не фотографировать внутри здания (но в другие дни, сказали, можно), а снаружи -- так и быть -- и ещё рассказали немного о синагоге и о религиозной ситуации в еврейском сообществе города. В синагоге, оказывается, хранятся три ценных свитка Торы: ашкеназский, испанский и какой-то ещё. Доброжелательным вниманием в синагоге я был тронут, тем более что оно контрастировало с грубостью славянских дам. Кстати, в мечетях я тоже не встречался с грубостью и недоброжелательностью. А деньги за разрешение фотографировать у меня требовали только в некоторых православных храмах и в одном индуистском. * * * Бобруйская крепость появилась на свет в связи с угрозой наполе- оновского нашествия. Всего в западной части России были заплани- рованы по такому случаю шесть крепостей. На нынешнюю Белоруссию пришлась к 1812 году только одна из них: в Бобруйске. Другая, в Брест-Литовске (который теперь просто Брест, чтобы меньше думали, что Белоруссия -- это и есть настоящая Литва), была построена на 20 с лишним лет позже. Как замечает протагонист Бобруйской кре- пости А. М. Ненадавец, Бобруйская обошлась на три миллиона тогда- шних очень весомых рублей дороже Брест-Литовской, что говорит о размахе. Надо заметить, что в "стране замков" это ВООБЩЕ были только два крупных фортификационных сооружения, к которым в XIX веке приложили руку не в деструктивном, а в конструктивном качес- тве. Выбором места для Бобруйской крепости занимался выдающийся бе- лорус, военный инженер русской армии и историк Великого княжества Литовского Теодор Нарбут (1784-1864). Он же сделал и первый на- бросок плана крепости. Основной проектировщик Бобруйской крепости -- генерал русской службы Карл Опперман, за вклад в сооружение крепости удостоивший- ся графского титула. Поскольку цари графскими титулами шибко не разбрасывались, надо думать, что крепость ВПЕЧАТЛЯЛА. У обоих проектировщиков была большая проблема: на выбранном под крепость месте уже располагался городок Бобруйск. Решили Бобруйск слегка передвинуть где-то на версту к западу. В результате старинный Бобруйск (как и старинный Брест-Литовск -- чуть позже) пал под ударами судьбы. О том, как всё начиналось. Ненадавец, стр. 13: "В начале сентября 1810 г. иезуитский костёл на территории кре- пости переделали в цейхгауз, а на старинных руинах монастыря воз- вели артиллерийский арсенал." Жителей Бобруйска выперли в новоопределённые форштадты, причём запретили строить там здания выше одного этажа, чтобы не загора- живали противника от крепостной артиллерии. Таким образом, ничего, построенного ранее 1810 г., в Бобруйске по существу нет. Правда, в пределах крепости имеются древние фундаменты и тот самый костёл, который сначала стал цейхгаузом, а потом даже гауптвахтой. * * * Высота валов крепости была нынешних 8-10 метров (если измерять со дна рвов). Сплошных стен у крепости нет и никогда не было: применялись только валы и отдельные верки, как правило, извне крепости не просматриваемые. Это делалось не столько из-за скуд- ности средств у империи, сколько из нежелания подставлять под ядра противника аккуратную кирпичную кладку. У крепости имелись следующие ворота: Минские (они же Северные); Слуцкие (они же Южные, хотя на самом деле юго-западные); Рогачёвские (действительно южные); Водяные (позже переименованные в Восточные) -- выходили (и выходят, поскольку единственные уцелели) на Березину. Большая площадь крепости объясняется, по-видимому, стремлением иметь в её центре зону, не досягаемую для артиллерии противника. К началу войны 1812 г. на вооружении крепости имелось 330-360 орудий. Ко времени подхода войск Наполеона в ней находились около 5000 русских войск из разных частей. Рассчитывалась же она на в 3 раза большее количество бойцов. Вдобавок значительная часть со- оружений крепости была сделанной на скорую руку: с использованием дерева, а не кирпичей. Зато был орёл-командир -- самоназначенный комендант генерал Игнатьев. Наполеон легко обошёл Бобруйскую крепость, но посчитал разумным оставить возле неё некоторую часть войска, а именно польский кор- пус Домбровского. Активные боевые действия этим корпусом почти не велись. Он только препятствовал дальним вылазкам из крепости. Если бы не он, крепость могла бы стать базой для действий русских войск на коммуникациях армии Наполеона: затруднять движение обо- зов и почтовую связь, а также заготовку провианта, фуража и т. п. на большой прилегающей площади. Это была правильная война: солдаты друг в друга почти не стре- ляли, а дело делалось. (Вообще, чтобы выполнять своё назначение, крепости вовсе не обязательно подвергаться осаде: крепость может удерживать врагов от нападения уже самим фактом своего существования. И это ведь много лучше, чем геройствовать, лить свою и чужую кровь по сущес- тву из-за недоразумений. Уж лучше из-за недоразумений создавать памятники архитектуры, пусть даже и крепостной, которые можно дополнительно использовать в качестве складов, тюрем и т. п.) Бобруйская крепость находилась в как бы осаде четыре долгих спокойных месяца: с 10 июля по 10 ноября 1812 г. Сплошного кольца осаждающих не было: войско Домбровского всего лишь располагалось поблизости. Кстати, в тылах Наполеона, помимо Бобруйской крепости, Дениса Давыдова и других партизан, находился ещё кавалерийский корпус генерала Эртеля, базировавшийся на Мозырь. * * * Почему Наполеон оставил под Бобруйском именно корпус Домбровс- кого: потому что поляки (точнее, поляки + литвины) были для боб- руйских мест как бы свои, тогда как, скажем, испанцы или вест- фальцы, оказались бы не столько освободителями, сколько новыми оккупантами, что осложнило бы отношения с населением. * * * Помимо собственно крепости, в 1830-х годах был выстроен вокруг города пояс фортов -- вспомогательных малых крепостей для затруд- нения артиллерийского обстрела основной крепости. В начале 1840-х Бобруйская крепость стала одной из лучших в Европе. Некоторые даты из короткой истории Бобруйской крепости: 1810, 10 августа -- император Александр I подписывает указ о строительстве крепости; 1812, июль-ноябрь -- блокада крепости корпусом Домбровского; 1817, сентябрь, -- инспекционный визит императора Александра I; 1818, апрель, -- Опперман представляет проект достройки крепости; 1825 -- завершение основной части работ по новому проекту Оппермана; 1827 -- строительство собора Александра Невского; 1829 -- начало строительства пояса фортов вокруг крепости; 1868 -- крепость переводится из 1-го класса во 2-й; 1886 -- крепость становится крепостью-складом; 1897 -- крепость больше не рассматривается как оборонительное сооружение. Получается, что по основному назначению Бобруйская крепость прослужила только 74 года. Правда, послужить она могла бы ещё в 1920-м и 1941-м, но люди тогда, как и теперь, верили в светлое будущее и не могли даже мысли допустить, что однажды враг проник- нет в тело Родины настолько глубоко -- и потом ещё глубже. Построенная в 1873 г. линия Либаво-Роменской железной дороги прошла через территорию крепости, разделив её на две неравные части. Сказать, что крепость от этого стала хуже, нельзя: во-первых, упростился подвоз всего в крепость (и вывоз из неё всего тоже); во-вторых, железная дорога в месте пересечения Березины оказалась под надёжной защитой. Одна из причин того, что к концу XIX века крепость стала рас- сматриваться как не нужная в качестве оборонительного сооружения, -- удалённость её от границы Российской Империи. Когда Литву только что присоединили к империи, имело смысл держать силы и против Литвы, но потом эта позиция утратила актуальность. Для сравнения: Брест-Литовскую крепость начали строить только в 1833 г. и достраивали вплоть до Первой Мировой войны. В июне 1941 г. Бобруйская крепость в принципе могла стать мощным узлом обороны, но немцы вышли к Бобруйску уже 28 июня, то есть, до того, как Красная Армия очухалась. Подготовка к обороне крепости, использовавшейся по преимуществу для размещения авто- тракторного училища и тому подобных войск, -- дело не нескольких дней. Даже просто на то, чтобы исследовать возможности крепости и продумать план обороны, нужны дни, а не часы. В июне 1941-го Бобруйск пострадал в боевых действиях незначи- тельно: наши оставили его быстро. В 1944-м в ходе Бобруйской операции Красной Армии ему досталось много больше. Но ещё больший ущерб -- как водится в Белоруссии и не только -- причинили ему его "мирные жители" под руководством КПСС-ной и после-КПСС-ной власти, а также по собственной дурацкой инициативе. * * * В 1823 г. служившие в то время в Бобруйской крепости будущие декабристы С. И. Муравьёв-Апостол, Н. Н. Бестужев-Рюмин и др. плели заговор против Александра I. В Бобруйской крепости после воцарения Николая I была организо- вана небольшая каторга. Там отбывал срок, к примеру, борец за свободу прапорщик Е. Апостол-Кергач. А ещё в Бобруйске родился, служил, сидел в казематах Бобруйской крепости декабрист И. С. Павло-Швейковский. А ещё в 1905 г. среди предводителей бунта дисциплинарного бата- льона в Бобруйской крепости был Николай Петров-Павлов. В общем, похоже на то, что обладателей двойных фамилий царскому режиму следовало опасаться в первую очередь. Как правило, эти Скворцовы- Степановы, Антоновы-Овсеенки и Петровы-Водкины -- люди нестан- дартные, хуже вписывающиеся в коллективы. * * * В мае 1865 г. комендантом Бобруйской крепости назначили М. И. Пущина -- бывшего декабриста, который в 1826 г. был лишён капитанского чина и дворянского звания, разжалован в солдаты и сослан в Красноярский край. В этом эпизоде показательна снисхо- дительность злобного царского режима к раскаявшимся и отбывшим наказание: ведь вряд ли причиной высокого назначения был острый дефицит кадров. Скорее, повлияла нормальная, недвойная фамилия. Кстати, а почему среди русскоязычных не бывает людей с хотя бы ТРОЙНЫМИ фамилиями? Между двумя и тремя какая здесь к чертям разница? * * * В качестве места заключения политических преступников Бобруйс- кая крепость служила наряду с прославленными Петропавловской и Шлиссельбургской. * * * В истории Бобруйской крепости много фигурирует укрепление "Фридрих-Вильгельм", самое мощное, но до начала XXI века почему- то не сохранившееся. Названо оно было в 1820 г. честь короля Пруссии. Укрепление использовалось, среди прочего, для содержания в нём каторжников.
Бобруйск, крепость
Бобруйская городская усадьба. Вид из амбразуры верка, использовавшегося в качестве тюрьмы.
Бобруйск, гауптвахта
Крепостная гауптвахта. Ещё "при царизме" была переоборудована из иезуитского костёла, построенного в 1742 г. Похоже, представляет собой единственное здание в современном Бобруйске, появившееся ранее 1810 г. На гауптвахте шильда: "Прычыненне шкоды караецца па закону". Вот тут, прямо на месте, можно и карать.
Бобруйск, тюрьма
Следственный изолятор в форте Бобруйской крепости южнее станции Березина. На переднем плане -- река Бобруйка. Видно, что недавно облагорожена.
Бобруйск, крепость
"Я -- крепость! Сдана без боя!" Длинная кирпичная стена -- облицовка ТЫЛЬНОЙ стороны вала. Облицовывать то, что легко обстреливаемо, считали неразумным.
Бобруйск, Восточные ворота крепости
Единственные сколько-нибудь уцелевшие крепостные ворота -- Восточные (ранее Водяные; были названы так, потому что выходят в сторону Березины). Не те, что справа, обитые жестью, а те, что тёмной дыркой в валу.
Бобруйск, крепость
Бобруйская крепость, какой она была до эпохи перемен, но уже в эпоху фотографии.
Бобруйск, улица Оппермана
Как бы улица в крепости. Название -- словно в память о чекисте из местных. На самом деле Карл Опперман -- царский генерал, разработчик первого проекта крепости и вообще замечательная личность, родившаяся в Дортмунде, но впоследствии принявшая русское подданство. Да, были люди в ненаше время! Кстати, состояние таблички вполне характеризует эстетический и общекультурный уровень местного быдла и местной быдляцкой власти.
Бобруйск, ампир
У Бобруйска есть свой стиль. Чугунное литьё времён "сталинского ампира". Станция "Березина".
Бобруйск, евреи, дом купчихи Канцнельсон
Иудейские древности. Бобруйское чудо из чудес. Деревянный "модерн" 1912 г. постройки. Может быть, последний в Центральной Европе. Дом купчихи Канцнельсон (по другим источникам -- дом раввина). Всё в прошлом, разумется. Ул. Интернациональная, 25.
Бобруйск, еврейская архитектура
Один из бобруйских архитектурных шедевриков. Не говорите, что у евреев не было своего архитектурного стиля. Может, у каких-то евреев его и не было, а у бобруйских он очень даже был.
Бобруйск, синагога
Здание бывшей главной бобруйской синагоги. Теперь здесь типография им. А. Т. Непогодина.
С сайта will-remember.ru: "Непогодин Александр Тимофеевич (1890-8.6.1920). Участник Боб- руйского коммунистического подполья в годы Гражданской войны и военной интервенции. Родился в г. Бобруйск. Член КПСС с 1917. С детских лет работал в типографии, был учеником, наборщиком, пе- чатником. В 1917 в русской армии, служил в Петрограде, где вклю- чился в революционную борьбу. После победы Октябрьской революции вернулся в Бобруйск, создал большевистскую организацию среди пе- чатников. В период оккупации города войсками буржуазно-помещичьей Польши по заданию большевистского подполья устроился на работу в типографию штаба белопольской армии. Переправлял командованию Красной Армии печатавшиеся в типографии постановления оккупацион- ных властей, по заданию партийного комитета вынес 200 бланков польских паспортов. Несмотря на усиленную охрану, организовал пе- чатание большевистских листовок, прокламаций, принимал участие в их распространении. Схвачен и расстрелян польскими интервентами."
Бобруйск, синагога
Здание единственной действующей бобруйской синагоги. Вид со двора в субботу. На переднем плане -- милая провинциальная простота.
Суккот, шалаш, Бобруйск
Такие вот шалаши из местных растений (кукуруза, ель) за неимением пальмовых веток сооружаются белорусскими иудеями к празднику Суккот. Колючая проволока на заднем плане -- это всего лишь ограда завода.
Бобруйск, костёл Непорочного зачатия
Уникальный бобруйский костёл Непорочного зачатия наисвятейшей Панны Марии. Вход в костёл -- через фойе учреждения: конторы "Бобруйского домостроительного комбината". Костёл построен в 1901-1903 гг. в неоготическом стиле. Внутри довольно приличный. Ул. Октябрьская, 121.
Бобруйск, архитектура
Старый добрый отходящий Бобруйск, ещё не везде зареставрированный до неузнаваемости. Ул. Социалистическая, во дворах.
Бобруйск, пешеходная улица Социалистическая
Пешеходная улица Социалистическая. Почти всё, как в лучших городах Европы.
Бобруйск, Белая церковь
Бобруйская перспектива: улица Минская. Вид на Свято-Георгиевский храм 1905-1907 г. постройки, в просторечии -- Белую церковь.
Бобруйск
Бобруйск как тихая гавань. Затока к востоку от крепости.
Бобруйск, порт
Бобруйский речной порт с выходом на два моря -- Чёрное и Балтийское.
В ландшафтном аспекте Бобруйск не то, чтобы очень выигрышен, но и не то, чтобы совсем уж обделён. Березина -- это, конечно, не Днепр в районе Киева, и возвышение, на котором размещается Боб- руйская крепость, -- это далеко не Владимирская горка. Но всё- таки есть и вода, и неровности, на которых можно поломать себе ноги. Для минималистов, любителей тишины и истории -- сойдёт. Березина в районе Бобруйска раза в два уже, чем Сож в районе Гомеля, и раза в четыре шире, чем натуральная (не запруженная) Свислочь в районе Минска. Березина -- река судоходная. В Бобруйске есть небольшой речной порт, но он почти не функционирует, потому что вообще судоходст- во в Белоруссии находится в упадке -- из-за низких цен на бензин. Бобруйск к Березине не припадает: между ним и рекой -- полу- степная территория бывшей крепости. * * * Из "Российской еврейской энциклопедии" (www.rujen.ru): БОБРУЙСК, город (с 1795), районный центр в Могилевской обл. (Республика Беларусь). Изв. с сер. 14 в. В 14-16 вв. -- в составе Вел. кн-ва Литовского. С 1569 -- в Речицком повете Минского воеводства в составе Речи Посполитой. С 1793 -- в составе Рос. империи, с 1795 -- уездный город Минской губ. В 1924-30 -- центр округа, в 1944-54 -- обл. центр БССР. В 1789 в Б. проживал 281 еврей (31%), в 1808 -- 504, в 1847 -- 4702, в 1861 -- 8866, в 1878 -- 17 547, в 1892 -- 29 704, в 1897 -- 20 760 (60%), в 1910 -- 24 173, в 1914 -- 25 876 (61%), в 1923 -- 19 600, в 1926 -- 21 558 (42%), в 1939 -- 26 703 (31,7%), в 1959 -- 15 600, в 1970 -- 14 500, в 1979 -- 13 400, в 1989 -- 10 468 евреев (5%). Первое упом. о евреях Б. содержится в сообщениях брестского купца Элиягу Липшица от 1583. В 1811 община Б. по численности была на 8-м месте среди общин Минской губ. В 1853 осн. казенное еврейское уч-ще 1-го разряда. В 1854 в Б. имелось 14 синагог, в 1863 -- 17. Осн. занятия еврейского населения -- портняжный про- мысел и торговля с.-х. продуктами (в самом Б. почти вся торговля была сосредоточена в руках евреев, к-рые в 1887 составляли 87% гор. купечества). С кон. 19 в. евреи занимались заготовкой и продажей леса в юж. губернии России и порт. города Курляндии и Лифляндии. В Б. действовало ок. 60 хедеров (...) С кон. 19 в. Б. -- один из гл. центров деятельности Бунда (в 1911 местная орг-ция насчитывала 420 чл.). В 1898 в Б. работала подпольная типография Бунда, его члены руководили обществ. б-кой и рядом благотворит. об-в, в 1912 издавали сатирич. журн. 'Дер Бобруйскер юнганц' ('Бобруйский скандалист'). В 1900-х гг. в Б. действовали орг-ции 'Ховевей Цион', 'Поалей Цион' (св. 300 чел.), Мизрахи, 'Союз евреев', орг-ция Сионистско-социалистич. рабочей партии, 'Цеирей Цион'. В нач. 20 в. Б. -- крупный еврейский издат. центр (всерос. известность имело изд-во Якова Гинзбурга, действовавшее до 1928; выпущенная им 'Ягдил Тора' под ред. И.Абрамского и Ш.-Й.Зевина - единственный печатный орган раввинистич. лит-ры в СССР). В 1900 был основан 'образцовый хедер'. В 1910 в Б. имелись: 32 синагоги, талмуд-тора, 3 муж. нач. уч-ща (при одном из них ремесл. отделе- ние), 2 жен. общеобразоват. и 1 жен. проф. уч-ще, нач. 1-классное и частное 2-классное муж. еврейские уч-ща, т-во по сбору одежды для бедных, дешевая столовая, еврейская больница, еврейское кладбище, дом престарелых, Об-во снабжения кошерной пищей солдат, Бобруйское об-во похоронных процессий, Об-во вспомоществования бедным ученикам Бобруйской прогимназии, Бобруйское об-во пособия бедным евреям (с 1899), еврейская б-ка; работали отд-ния ЕКО, ОПЕ, ОРТа. В 1915 в Б. произошел погром, устроенный казачьими частями рус. войск, в результате к-рого 6 евреев было ранено. В 1918-21 еврейская община Б. пострадала от Гражд. и сов.-польск. войн. В 1919 польск. солдаты выгнали евреев из синагоги в Йом-Кипур. В том же году было создано отд-ние Евсекции. В 1920 в Б. произошел погром, устроенный польск. войсками, пострадало 1054 еврея. В 1921-22 тысячи евреев Бобруйского у. были убиты во время налетов отрядов С.Н.Булак-Балаховича (для уцелевших при помощи Джойнта в Б. были организованы дет. дома для сирот; оказана помощь пострадавшим). В 1922 в Б. была открыта лечебница для больных кожными заболеваниями; тогда же Джойнт финансировал еврейскую профтехшколу и неск. дет. домов. В 1921 в Б. прошел суд над группой меламедов. В 1920-х гг. в Б. имелись 3 синагоги, миква. (...) В 1923 закрыта одна из синагог, состоялся суд над меламедами и шамесами, в 1928 закрыты оставшиеся синагоги. В 1938 местный моэл был приговорен к 5 годам заключения. В 1930-х гг. шохетом в Б. был Бер (Нохум-Дойв) Вихнин (Щедринер); до 1939 существовало неск. еврейских школ, преподавание в к-рых велось на идише, а также еврейский дет. дом. До 1926 в Б. действовала подпольная сионистская орг-ция 'Га-Шомер га-Цаир'. Летом 1925 из бобруйской тюрьмы совершила побег группа арестованных сионистов. В 1926 выходцы из Б. основали в Евпаторийском р-не еврейское земледельч. поселение '1-й Бобруйск' (75 чел.). В кон. 1930-х гг. мн. представители еврейской интеллигенции были репрессированы. 28 июня 1941 Б. оккупировали герм. войска (лишь незначит. часть еврейского населения успела эвакуироваться). В городе были созданы 2 гетто и лагерь смерти. В окт. 1941 расстреляно ок. 300 евреев, 7 нояб. -- св. 5 тыс. евреев у д. Каменка (в 5 км от Б.), в дек. 1941 -- 5281 еврей. Всего за время оккупации Б. было унич- тожено св. 20 тыс. евреев (в их числе граждане Польши, Германии и др. стран Европы). В освобождении Б. принимала участие 282-я истребит. авиац. дивизия под команд. полк. (с 1953 -- ген.-майор) Юрия Михайловича Беркаля (р. 1911). После освобождения Б. часть евреев вернулась. В 1945 верующие евреи ходатайствовали об откры- тии синагоги (в 1946 им было предоставлено разрушенное здание), в 1947 зарегистрирована еврейская религ. община (объединяла ок. 3 тыс. верующих). В 1946-47 действовали 2 миньяна (объединяли соот- ветственно ок. 100 и ок. 70 чел., рук. А. Х. Хаймович и М. Я. Шустеров). В 1948 синагога была закрыта (здание передано Гос. архиву Бобруйской обл.), тогда же создано еще 2 миньяна (объединяли 80 и 60 чел.), в 1949 во время осенних праздников действовали 8 врем. миньянов, в нач. 1950-х гг. -- неск. нелег. миньянов, в т. ч. на Коммунистической ул., д. 101, Пушкинской ул., д. 223, в пер. Леккерта, д. 12. В 1951 в четырех местах была налажена подпольная выпечка мацы. В 1950-х гг. власти неск. раз отклоняли ходатайства об открытии синагоги и регистрации общины, к-рая существовала полулегально. В 1960-70-х гг. в Б. действовало неск. миньянов. В 1989 была создана еврейская религ. община. В 1998 в Б. имелось 9 еврейских обществ. орг-ций, в т. ч. Клуб еврейской культуры им. Менделе Мойхер-Сфорима (созд. в 1988), еврейская воскресная школа (открыта в 1991, в 1998 св. 100 учени- ков), б-ка, служба милосердия, еврейский дет. сад, молодежный клуб и др. Действуют 3 синагоги, в т. ч. 1 хасидская. С 1989 начал издаваться еврейский лит.-худож. и культурно-информац. альм. на трех языках 'Эвеним', с 1998 -- ежемес. газ. 'Мишпоха' (гл. ред. Леонид Горелик; он же рук. соц. службы 'Хесэд Шмуэль'). В 1989 из Б. в Израиль выехало 139 чел., в 1990 -- 1707, в 1991 -- 1138, в 1992 -- 133, в 1993 -- 62, в 1994 -- 130 чел. В 1994 в Б., по оценкам Еврейского Агентства, проживало ок. 7500 евреев." Видно, что до 1917 г. еврейская жизнь била в Бобруйске ключом. А после 1917 г. евреи-большевики стали сильно мешать жить просто евреям. Кстати, история послереволюционных притеснений традицион- ного бобруйского еврейства довольно отчётливо показывает, что в 1917 г. к власти в России пришли не евреи, а всё же большевики, в руководстве которых -- таки да! -- вначале было неприлично много представителей еврейской национальности. * * * Один из моих читателей, твердокаменный антисемит, на вышеприве- денный фрагмент среагировал как на свидетельство того, что боров- шиеся с религией жидобольшевики "своих" раввинов если и притесня- ли, то значительно меньше, чем христианских священнослужителей, потому что арест -- это всё-таки не расстрел, тогда как бедных попов "комиссары" даже на кол сажали. На самом деле большевики расстреливали и раввинов. Об этом можно почитать, к примеру, на сайте www.stmegi.com, статья "Памятник раввинам, расстрелянным в 1937 и 1938 годах, установлен в Петербурге" (16.11.2014): "На Левашовской пустоши в окрестностях Санкт-Петербурга отныне установлен памятник 12 раввинам, которые были расстреляны в 1937 и 1938 годах. Одним из расстрелянных был знаменитый Эльхонен Дов-Бер Морозов - секретарь Пятого Любавического Ребе Рашаба и Шестого Любавического Ребе Раяца. Точно место захоронения смог определить петербургский раввин Ифрах Абрамов, он организовал и установку памятника. Раввин Абрамов рассказал: 'Мне удалось получить доступ в архивы ФСБ, и там я отыскал дело ребе Раяца, раввина Морозова и еще 10-15 хасидов, в числе которых был и дедушка главного петербургского раввина М.-М. Певзнера'. Затем через общество 'Мемориал' и архив ФСБ удалось выяснить, что все они похоронены на Левашовской пустоши." * * * Между прочим, я никогда не сталкивался с фамилией Бобруйскер или Бобруйский, хотя попадаются, к примеру, Минские и Минскеры, Слуцкие и Слуцкеры. Впрочем, скажем, Несвижеров я ведь тоже не встречал. Всплывали только Брестеры, Гроднеры, Могилёверы, Моги- лёвские, Гомельские, Вильнеры, Виленские, Кобринеры и т. п. Возможно, Бобруйск назывался на идише как-то по-особенному. Биберштат, к примеру. Фамилия Биберман в интернете просматрива- ется. * * * Поскольку Бобруйска не затронула эпидемия возвращения улицам старых названий, охватившая постсоветские народы в конце 1980-х, надо думать, что прежние именования бобруйских улиц ещё специфич- нее нынешних Советской, Социалистической, Интернациональной и пр. Наверное, это было что-нибудь, вроде Йом-Кипурской, Суккотской, Меламедовской, Синагогальной, Дарования Торы и т. п. Впрочем, и в том, что есть ныне, еврейская тема представлена довольно мощно: улицы Карла Маркса, Карла Либкнехта, Розы Люксембург, Свердлова, Володарского, Урицкого и т. п. Что было, то было. Революция всё же имела место, и Володарского с Урицким таки убили противники социального прогресса, поэтому подобные названия довольно адек- ватно отражают пройденный местными народами путь. * * * Белорусы и евреи: шестьсот лет рядом, но порознь. У большинства евреев даже в XX веке не получилось попробовать вместе: часть их разъехалась, часть погибла. Нынешнее еврейство в Белоруссии -- слабая тень прежнего, когда евреи были вторым по численности этносом на этих землях. В настоящее время трения между евреями и белорусами незначительны -- по трём причинам: 1) евреев здесь стало значительно меньше; 2) евреи в основном утратили свои бытовые и культурные особен- ности и не бросаются в глаза ни пейсами, ни лапсердаками (кстати, белорусы тоже больше не ходят в лаптях и свитках); 3) евреи и белорусы живут и работают перемешанно, нередко вступают в совместные браки, так что проводить линию раскола стало очень трудно; время для погромов упущено безвозвратно. Сегодняшний Бобруйск -- белорусский город с еврейско-русским прошлым. Литвинское начало никогда не было в этом городе опреде- ляющим. Тем не менее, оно всегда в нём присутствовало. Вдобавок белорусские евреи -- и даже "проклятые москали" -- белорусам всё же кровная родня, как ни отпирайся. Пусть в случае евреев она в целом и не очень близкая, но свежий межэтнический перенос генов туда-сюда таки имел место, что нередко заметно даже по местным физиономиям (как еврейским, так белорусским). В общем, пора пере- стать маяться дурью в отношении Бобруйска и начать делать его белорусской туристической микро-Меккой -- воротами в историю сразу трёх народов. * * * На следующий день после трогательного посещения бобруйской синагоги я напоролся в интернете на инстукцию для особо прилежных иудеев. В ней разбирался вопрос, можно ли в самолёте поданную там еду, если она оказалась трефной, подарить сидящему рядом гою. Оказалось, что нельзя. Продать или обменять можно, а просто так -- не хорошо перед Господом. Ну что тут скажешь? Далеко ведь не все иудеи так неистово праведничают в самолётах, а неверующие евреи -- тем более. И если аналогично судить о русских исключи- тельно по предписаниям православной религии, адекватной картины тоже ведь не получишь. Белорусские евреи давно уже в том положении, когда можно оста- вить их в покое со всеми их традиционными причудами, не опасаясь, что коварное международное еврейство захватит бедных белорусов и заэксплуатирует их до полусмерти, воспользовавшись местными со- братьями как "пятой колонной". Евреи в Белоруссии давно уже не второй по численности этнос, а просто мелкая примесь, слегка разнообразящая этнический ландшафт. Пора избавляться от "страха иудейского" и серьёзно задумываться о "китайской угрозе" и других масштабных проблемах современности. В Москве -- это да, там те- перь евреи о-го-го. А в Белоруссии они -- уходящая натура; можно сказать даже, вымирающий (но больше просто выезжающий) этнос. * * * В Бобруйске родился и некоторое время жил Эфраим Севела, он же Ефим Евелевич Драбкин (1928-2010), -- антисоветчик, русофоб и пи- сатель, а ещё сценарист и режиссёр фильмов о жизни всяких коло- ритных евреев, включая себя самого. Заметный представитель рус- скоязычной еврейской параллельной культуры. Помимо СССР, обитал во Франции, в Израиле, США и постсоветской России. Про фильмы Севелы сказать хорошее не могу, потому как не видел их, а проза его вполне читабельная, только поверхностная, евреецентричная и злобноватая, хотя славянские человеки не виноваты в перепепроиз- водстве еврейских творческих личностей. * * * В Бобруйске родился и закончил среднюю школу (ну, не сразу по- сле рождения) пасынок белорусской литературы Михаил Наумович (по другой версии Моисей Беньяминович) Герчик (1932-2008), писавший на русском и белорусском языках. Из автобиографического рассказа Герчика "Дядя Ваня, хороший и пригожий..." -- о евреях-совках, смешанных браках и войне: "Дед, Самуил Аронович Букенгольц, был потомственным столяром- краснодеревщиком. У него были большие крепкие руки с толстыми обломанными ногтями, привычные к рубанку, ножовке, стамеске, и иссеченное глубокими морщинами лицо. От деда всегда вкусно пахло стружкой, смолой-живицей и мебельным лаком. Член партии, году в сороковом он был назначен начальником мебельного цеха, а затем и директором лесопильного комбината, бабушка занималась хозяйством." "Вскоре, возвратившись с очередных учений, дядя Ваня заявился к нам домой в сопровождении командира полка, которого уговорил быть его сватом. Пока молодой щеголеватый полковник на все лады рас- хваливал своего лейтенанта, говорил о его мужестве, трезвости, деловой хватке, о том, что надо преодолевать национальные пред- рассудки, что в Советском Союзе все народы - братья, а молодые любят друг друга и не надо становиться у них на пути, дед и бабу- шка, как говорится, тихонько сходили с ума. Дед как правоверный коммунист и сам любил поточить лясы об интернационализме и прочих высоких материях, но чтобы выдать любимую дочь, свою кровиночку 'фар а гой, фар а шкоцым', за чужака без рода и племени - так далеко его интернационализм не распространялся. Что уж говорить о бабке, которую вообще пришлось отливать водой - ее просто потряс- ло это сватовство." "Свадьбы мамы и тети Маруси, как мне рассказывали много лет спустя, тоже прошли далеко не по всем еврейским обрядам и обычаям - и дед, о чем я уже говорил, и мой отец, и дядя Иосиф были коммунистами и воинственными безбожниками, истинно еврейскими у них были только физиономии, фамилии и имена. По сути своей, они были совками - новым продуктом, сформированным к тому времени советской властью (недавно я попытался рассказать о том, что это такое - совковый еврей в романе 'Оружие для убийцы'). Но все-таки великий клич Маугли: 'Мы с тобой одной крови, ты и я!' - не могла отменить даже их большевистская одержимость. Гуляли с размахом, шумно, весело и обильно. Свадьба тети Розы была тоже шумной и веселой - наш дом заполнила целая толпа молодых командиров - сослуживцев дяди Вани - и Розиных подружек - евреек, белорусок, русских. Соседи же и приятели деда и бабушки, пожилые религиозные евреи, на эту свадьбу демонстративно не пришли: смешанные браки в еврейской среде осуждались безмолвно, но безоговорочно. Наверное, поэтому свадьба тети Розы казалась какой-то сиротской, не настоящей - общая радость, общее веселье на родителей невесты не распространялись. Они тихо сидели в уголке, словно на поминках, и бабушка поминутно подносила к глазам насквозь мокрый носовой платок. Ну, а когда жених, выпив рюмку-другую, стал лихо, с разбойничьим посвистом отплясывать 'Яблочко', у нее сделалась истерика, и ее увели в другую комнату отпаивать валерьянкой." "23 июня рано утром мой отец ушел в военкомат. Он был белоби- летник, язвенник, таких в армию не брали. Но отец настоял на сво- ем. Он должен был защищать свою семью, свою Родину. В последний раз мы увидели его на мосту через Березину, когда уходили из пылающего Бобруйска - отец стоял в карауле. Короткая и горькая встреча - уже через несколько минут его вызвали к командиру, и он разомкнул руки на маминой шее, поцеловал меня и братика, которому был всего год отроду, вытер ладонью с глаз слезы и убежал, волоча за собой винтовку - отец был глубоко штатским человеком." * * * Бобруйск -- это, конечно, далеко не Иерусалим, но тоже греет душу своей историей. Для превращения его в международно знамени- тое туристическое место (а у Бобруйска возможностей для этого побольше, чем, скажем, у Минска) следует, среди прочего, наладить в этом городе дешёвый, но качественный уличный общепит: дёнер- кебаб, фиш-энд-чипс, а также -- для вящей экзотики -- что-нибудь совсем местное, к примеру, кошерную шаурму на основе тушёной морковки по-еврейски. Ещё требуется напечатать подробный план города с указанием всего сколько-нибудь зрелищного и слегка при- брать в крепостных сооружениях. Тогда, к примеру, из Гомеля, Могилёва и того же несчастного Минска культурные люди смогут приезжать в Бобруйск часов на 5-7, чтобы поглазеть на синагоги и крепостные "верки", полюбоваться видами Березины, посетить три тюрьмы и музей еврейской истории, вкусно поесть под тихую еврейскую музыку, сделать небольшой шоппинг. В музее еврейской истории надо делать акцент не на ужасах погромов и "холокостов", а на быте и культе. Чем больше всяких старинных вещей там будет представлено, тем точнее музей будет отвечать своему назначению. И ради всех Святых, в земле тутэйшей воссиявших: не реставра- ция, а КОНСЕРВАЦИЯ должна быть принципом обустройства историчес- кой части Бобруйска. Доподлинно обшарпанные хибарки зрелищны, информативны, привлекательны, тогда как псевдостарина -- это раздражение знатоков и мерзость перед Господом. * * * Сначала я выразился вот так: Русскоязычная еврейская культура велика, многообразна и, если подавать её под правильным соусом, интересна не только для евре- ев. В качестве центра такой культуры Бобруйску тягаться с Одес- сой, разумеется, бесполезно, но в белорусском пространстве он на эту роль наверняка кандидат номер один. Верю, что когда-нибудь в Бобруйске можно будет запросто услышать в забегаловке не только "Хава Нагила", но, скажем, и такое (на мотив "Ostatnia niedziela" / "Утомлённое солнце"): Утомлённая Сарра, Прибежала с базара И Абраму сказала, Что нет курей. А после подумалось: нет, это не пойдёт. Нынешние белорусы в массе ещё не готовы к тому, чтобы с аппетитом жевать кошерную шаурму под "Скрипач ростовский Моня..." Александра Розенбаума и рассуждать о туристических прелестях дружественного Израиля. Спокойных лет 30 как минимум ещё надо, чтобы в сердцах совсем уж отгремели бои. Если даже худо-бедно задумывающийся я всё ещё внутренне вздрагиваю при виде, скажем, лапсердака или меноры, что говорить о людях, просто следующих привычке?!

Литература:

Ненадавец А. М. "Крэпасць на Бярэзiне", Мн., "Полымя", 1993. "Российская еврейская энциклопедия". Чантурия В. А. "Памятники архитектуры и сторительства Белоруссии", Мн., "Полымя", 1986.

Возврат на главную страницу            Александр Бурьяк / Чужой Бобруйск