Александр Бурьяк

Александр Бурьяк

Книга путешествий

Book of Travels

Обновлено: 26.08.2018
Другие произведения
bouriac@yahoo.com


Европа

Австрия

Австрия как альпийская цитадель белой расы Вена как имперское чудо Мёдлинг как компактное выражение австрийскости

Белоруссия

Железнодорожистые Барановичи Чужой Бобруйск Борисов как город с третьей попытки Брест как город не на своём месте Гомель как город вокруг парка Ставропигнутые священные Жировичи Любча как большая деревня при замке и Нёмане Умопомрачительные прогулки по Минску Не первой свежести Несвиж Новогрудок как малая родина Адама Мицкевича Орша как бывший город монастырей Раков как непонятно что с четырьмя кладбищами Щорсы как деревня Хрептовичей

Бельгия

Бельгийское чудо Брюгге, отлучённый было от моря Брюссель как почти конкурент Парижу Священный Буйон Потёртый Льеж Просто Намюр

Болгария

Непостижимая Болгария Пляжистая Албена Балчик как ключ к душе румынской королевы Великовозрастная Варна Моложавый Бургас Добрич как город с баней Суверенная Каварна Обложенный цыганами Карнобат Двуликий Несебр Немецкая крепость Созополь Потерпевший от готов Ямбол

Венгрия

Едва понятная Венгрия Будапешт как образцовый продукт империи Габсбургов Раскрепощённый Дьёр Эгер как символ сопротивляемости венгерского народа

Германия

Великая Германия Аахен как столица империи Автоштадт в Вольфсбурге Антисоветский Берлин Бонн как запасная столица Германии Интеллектуальный Брауншвейг Бремен как немецкая калитка в мир Бюкебург -- город с мавзолеем Стильный Висбаден" Бюкебург -- город с мавзолеем Вольфенбюттель -- город Лессинга Вольфсбург -- город кроликов Вупперталь -- город Энгельса и швебебана Гамбург -- речной город с морской биографией Ганновер -- город королей Антифашистский Гёттинген Гослар -- императорский город Раскрепощённый Дюссельдорф Недобомбленный Дрезден Краеугольный Кобленц Лейпциг как филиал столицы империи Магдебург -- город Оттона Великого Терракотовый Майнц Монархогенный Ольденбург Репрезентативный Потсдам Бакштайнистый Стендаль Сокровища Трира Фаллерслебен как прародина "Германии превыше всего" Халле на Саале, поднявшийся на соли Хельмштедт -- город без универстета Хильдесхайм -- город вокруг розового куста Резидентный Целле Шверин -- город с замком

Голландия

По Голландии. Писсуаристый Амстердам. Маастрихт -- город, убивший д'Артаньяна

Греция

Бессмертная Греция

Остров Корфу

Агии Дека как место с повышенной святостью и хорошими видами на окрестности Императорский Ахиллеон Беницес, ценный своими источниками Гастури как бесплатное приложение к Ахиллеону Корфу как город с двумя цитаделями Итальянско-греческий остров Корфу

Грузия

Неистребимая Грузия (27.12.2017) Когда-то священный Гори (26.02.2018) Багратионистая Мцхета (26.02.2018) Тбилиси как кавказская витрина американизма (27.12.2017) Монолитный Уплисцихе (26.08.2018)

Испания

Барселона -- город великого Гауди и ничтожного Пикассо Неустоявшийся Мадрид Сагунто как город с особым отношением к крови

Италия

Италия как пуп европейской цивилизации Бергамо как город с повышенным содержанием фортификационных сооружений Венеция как литоральный архитектурный макрошедевр Милан как город с Протокремлём и беломраморной готикой Равенна как город мавзолеев и мозаик (05.08.2018) Прогулки по Риму Фаэнца как город керамики (05.08.2018)

Латвия

Состоявшаяся Латвия (05.08.2018) Большой маленький Даугавпилс (05.08.2018) Рига -- немецкий город

Литва

Архаичная Летува (05.08.2018) Наша Вильня Особо летувистый Каунас (05.08.2018)

Люксембург

О Люксембурге

Мальта

Дважды укреплённая Бормла (18.08.2018) Фгура как городок на три звёздочки (13.08.2018) Цветущая Флориана (19.08.2018) Хамрун как городок с лошадями (11.08.2018) Калкара как мальтийский микроаналог Калифорнии (04.08.2018) Мдина как коллективный замок песочного цвета (26.08.2018) Паола как город с очень разнообразными кладбищами (18.08.2018) Катакомбистый Рабат (26.08.2018) Шайра как аккуратные мальтийские задворки у моря (20.08.2018)

Португалия

Канализированный цветущий Авейру (11.08.2018) Краеугольный Гимарайнш (11.08.2018) Азулежистый Лиссабон

Россия

Перемещающийся Изборск Перемещающийся Изборск (03.06.2017) Павловск как неглавная резиденция полусумасшедшего императора (03.06.2017) Петербург как столица народов Севера (03.06.2017) Петергоф как большая приморская дача с фонтанами (03.06.2017) Сверхзащищённый Псков (03.06.2017) Город Пушкин как итог тягания царя и поэта (03.06.2017) Трофейный Светлогорск (03.06.2017) Трофейный Светлогорск Потрясающе укреплённый Смоленск

Украина

Киев как фасад украинской незалежности Канакская балка Транзитный Симферополь Судак как осколок городской империи Новый Свет как слишком доступный рай на земле Крыма

Финляндия

Финляндия как незатоптанная окраина Европы Гостеприимный для негров Хельсинки

Франция

О Париже

Черногория

Экологичная Черногория Сместившийся к морю Бар Бечичи, которым повезло с пляжем Бухта Бока Которска Завоненная автомобилями Будва Постаревший Херцег Нови Познавший независимость Котор. Карагеоргиевичский Милочер Реликтовый Пераст Лесистый Петровац Особо привлекательная Подгорица Миловидное Пржно Архитектурно яркие Рафаиловичи Скадарское озеро Остров-отель Святой Стефан Отшибистый Жанич Не поддавшийся монголо-татарам Ульцинь Тиват как городок с международным аэропортом Мини-столица Цетине

Чехия

О Чехии Карловы Вары как чешско-немецкий продукт на водах

Швеция

Пресноводный Стокгольм, или Напрасные поиски Карлсона

Эстония

Несгибаемая Эстония Любимый евреями Пярну Завлекающий советским прошлым Таллинн Тарту как город со стабилизированными руинами собора

Азия

Азербайджан

Перспективный Азербайджан Феерически-фантастический Баку Длинный, старинный, ветрено-пыльный городок Мардакан

Индия

Особо защищённый Амер (08.04.2018)

Иордания

Обетованная Иордания Амман, город на джабалях Расцвёвшая без СССР-а Акаба Священнейшая Вифания Нетипичный Вади Рам Сохранившийся за ненадобностью Джераш Восстановленная христианами Мадаба Хаммамат Ма'ин Иорданское Мёртвое море Моисеева гора Небо Петра, уникальная не только в части фортификации Бухта Талы (Tala Bay)

Израиль

Израиль навсегда Акко как город, неблагоприятный для евреев Родовспомогший Вифлеем Эйлат как город на острие клина Иерусалим как город, притягивающий пророков Мёртвое море как благоприятствующий жизни фактор Назарет как арабизировавшаяся почти-родина Христа Нетания как город с пляжем Баухаузистый Тель-Авив Хайфа как бахайский Рим Обжитый крысами Ярденит Потрёпанная Наполеоном Яффа

Иран

Иран - страна ариев

Объединённые Арабские Эмираты (ОАЭ)

ОАЭ - страна шейхов и гастарбайтеров Абу Даби как самый просторный из эмиратов Аджман как самый компактный из эмиратов Дубай как самый туристический и самый зрелищный из эмиратов Рас аль-Хеимах как самый заросший из эмиратов Умм аль-Кувэйн как самый потенциалистый из эмиратов Фуджейра как самый рельефный из эмиратов Хор Факкан как горный анклав равнинной Шарджи Шарджа как самый мусульманский из эмиратов

Турция

Турция как спасительница Европы Стамбул -- город контрастов

Шри-Ланка

Дамбулла как памятник первых веков буддизма Галле -- город с фортом и четырьмя религиями Канди как город с Зубом Коломбо как почти-столица Шри-Ланки Сигирия как рудимент кратковременного чуда Хиккадува как тихая заводь

Африка

Египет

Гиза как заповедник погребального абсурда Каир как возродившаяся столица бессмертного Египта Роскошный Люксор Хургада как россыпь архитектурных шедевриков между стройками и помойками
Книга путешествий, festina lente
Festina lente - торопись медленно.

Мы, мечтатели, мечтали, Задыхаясь в городах, О далёких светлых далях, О чужих краях. Редьярд Киплинг Человеческий ум слабоват, даже если соотносить его с сугубо личными проблемами, какие каждому индивиду приходится решать, как от этого ни увиливай. И человеческий ум тем более слаб относительно сложностей мира, в котором людям приходится жить, поскольку другого у них нет. Можно утверждать, что человеческий мир для человеков же и необъятен. Выручает их лишь то, что обычно по частям можно приблизительно судить о целом, а также то, что для текущего выживания требуется знать не очень уж много, из-за чего даже менее интеллектуальные существа типа собак или мух с этой задачей в целом более-менее справляются. Правда, многие из них всё-таки мрут раньше времени, особенно мухи. Путешествия во всякие дальние страны -- занятие довольно доро- гое, отнимающее силы и время, местами опасное. Предпринимают их, как правило, не столько от заеденности любопытством или скукой, сколько из стремления самоутвердиться через личное покорение пространств и позирование на фоне известных объектов. Проблема самоутверждения хоть через что-нибудь более или менее приличное никогда не была мне чужда, но также лелеялась надежда, что будет получаться решать её не простым фотографированием себя на узнава- емых фонах, а выявлением чего-то важного, что другими было остав- лено незамеченным -- возможно, по причине отсутствия стремления заметить либо вследствие замороченности неправильными теориями. Ведь делают же иногда люди открытия и на избитых тропах -- где до них многие-многие другие скользили взглядами по окрестностям и ни за что не зацепились! Поездки в чужие края как экономически целесообразный способ са- моутверждения срабатывают только тогда, когда самоутверждающихся в этих местах соотечественников ещё не очень много. Для доказа- тельства достижений и для привлечения к ним внимания используются фотографии, путевые заметки, сувениры, трофеи, а также просто специфические местные вещи, которые можно употреблять вместо тех, что доступны и на родине. Впрочем, заслуживающее интереса иногда находится совсем рядом, но для большинства самоутвержденцев явля- ется непривлекательным, потому что вследствие своей доступности оказывается не подходящим для выпячивания ими своих беспокойных личностей. Поездка сама по себе ещё не обогащает человека внутренне. Скажем, некоторые собачки много путешествуют вместе с хозяевами и много где разнюхивают следы справления нужды, оставленные другими собачками, а также справляют нужду сами, но возвращаются почти такими же (или нет?!), какими уезжали. Я полагаю, что если у думающего человека после поездки в какое-нибудь место ради осмотра чего-то там не возникли хоть сколько-нибудь значимые соображения по поводу чего-то увиденного -- или хоть чего-нибудь -- то поездка была полезной разве что в качестве демонстрации наличия свободного времени и денег таким же хорошим людям, как и сам ездивший. Ну, допускаю ещё, что какие-то невыразимые, но благоприятные подвижки случаются глубоко в подсознании. * * * Мне и моим ровесникам, боюсь, посчастливилось застать самый благополучный период в истории если не человечества, то Европы уж точно: мировых войн не было, больших европейских -- тоже. И от голода умирало на планете всего только около миллиона людей в год, да и то лишь в отсталых странах. Ресурсов ещё хватало на всякую совсем уж ерунду, а разнообразные загрязнения среды обитания, хотя и накопились в больших количествах, но ещё позволяли местами если не пить из ручья, то хотя бы собирать ягоды и тут же есть их без существенного увеличения содержания радиоактивной и всякой прочей дряни в организме. * * * Я исхожу из того, что человеческий мир пока что остаётся в некоторых своих существенных вещах непонятым, и из-за этого не удаётся сделать его более благополучным -- вопреки желанию очень многих. Да, именно так: люди не вполне понимают мир, который себе досоздали и в котором живут. * * * Первого негра я увидел вблизи, когда мне было года четыре и я уже худо-бедно разбирался в том, какого цвета должны быть люди. Я его испугался, хотя это был, наверное, очень добрый негр и хотел меня позабавить. Поскольку мои счастливые годы прошли по преимуществу в расово и языково однородной среде, меня до сих пор удивляет, что где-то живут люди, которые существенно иначе, чем мы, выглядят и говорят, но при этом проявляют такие же, как у нас, эмоции и даже способны пользоваться такими же, как у нас, компьютерами, только с несколько другими символами на клавиатуре. И вот я езжу, чтобы привыкнуть к этому многообразию, но привыка- ние всё как-то не наступает. * * * Мне нравится, когда в голове мешанина языков и городов и не ус- певаешь разгрузить чемодан или рюкзак после поездки, как уже надо собираться в следующую. Это как если проживать много жизней вмес- то одной: значительно продлить своё существование невозможно, но заполнить жизнь впечатлениями, которых хватило бы на несколько, -- такое вполне по силам и по средствам.

О том, почему лучше бережно относиться к чужому этническому своеобразию. Всякий народ имеет какие-то важные для его выживания внутренние особенности и/или внешние обстоятельства, которые обеспечили ему становление и последующее существование среди других народов: не позволили оказаться затоптанным или раствориться в других. Всякий народ дал, даёт или может дать человечеству что-то ценное и что-то вредное. Положительные и отрицательные вклады не всегда очевидны и не всегда востребованы, вдобавок точная мера для них отсутствует. Люди, заимствующие чужое, зачастую уничтожают не худшее (или не намного худшее) своё -- занимавшее то место, которое пошло под чужое. У разных народов есть множество вещей аналогичных, но не свя- занных общим происхождением, а также множество вещей неодинако- вых, но имеющих общий корень. * * * Когда присматриваешься к нескольким цивилизациям сразу, то обнаруживаешь, что каждая из них самодостаточна в области литера- туры, скульптуры, живописи, музыки и пр. и не имеет острой нужды в заимствованиях. Привнесение чужого означает в такой ситуации не обогащение культуры, а оттеснение аналогичного своего. В каждой существующей цивилизации физиологически и социально востребован- ные эстетические комплексы давно созданы, причём с большим избыт- ком, так что отдельный индивид освоить их практически не в состо- янии и к тому же не испытывает потребности в этом. Художественных ценностей, востребованных повсеместно ("трансцивилизационно"), существует очень немного, да и в отношении тех надо ещё смотреть, жаждутся они массами или навязываются им местными эстетствующими элитками. Даже если взять такой всепроникающий идейно-символьный комплекс, как христианство, то и здесь обнаруживается, что в каж- дой цивилизации его эстетически оформляют существенно по-своему и что, к примеру, африканские христианские негры видят Иисуса, его апостолов и иже с ними несколько иначе, чем китайские христианские монголоиды. * * * Любую свою поездку, даже в места не очень дальние, я расматри- ваю преимущественно как продолжение образования и как исследова- ние -- в части таких предметов, как этнография, культурология, архитектура, градостроительство, религиоведение, а где-то и гео- графия, и чуть-чуть лингвистика. Я всегда хотя бы немного учу язык страны, в которую еду. И всегда возвращаюсь домой с едва подъёмным количеством электронных фотографий и с какими-нибудь вещественными "материалами", которые потом захламляют мою кварти- ру. Это книги, газеты, использованные билеты, мелкие обломки камней и т. п. Есть, к примеру, жменя красного песка, который я вытряс из своей обуви после экскурсии в Вади Рам. * * * За несколько недель до более-менее сложной поездки начинаешь настраиваться на неё: пропихивать на астральном уровне свой план плюс мобилизовывать в себе всё, что можно. В будущем в результате указанного пропиха разгоняются облака над нужными тебе местами, у забастовщиков на транспорте ослабляется желание бастовать, у террористов -- желание терроризировать. На твоём пути болезнетворные бактерии и кусачие животные дохнут без видимых причин, преступники устраивают себе дни отдыха, водители транспортных средств забывают принять наркотики. А ещё не горят гостиницы, не обрушиваются перекрытия, не срабатывают взрыватели, а автоматы Калашникова демонстрируют все возможные задержки при стрельбе. Твой организм укрепляется, твоя сообразительность обостряется, твои языковые навыки прибавляют в качестве. Ты вживаешься в роль неприметного путешественника, в маршрут, в страну назначения (её великолепие заранее открывается твоему внутреннему зрению во всю ширь). Всякие мелкие неполадки в твоём теле становятся меньше числом и тяжестью. Ты встряхиваешься, освежаешься, бодреешь, молодеешь, становишься сильнее физически и устойчивее психически. Обостряет- ся твоё чувство опасности и чувство направления, выверяется ход твоих внутренних часов. Ты веришь в свои силы, но не расслабляешься. Ты боишься, но не дрожишь. Ты чувствуешь: Аллах -- наверняка в основном за тебя, несмотря на пропущенные намазы, немытые ноги, зажиленный закят и прочие крупные недоработки. Ты -- удачник и баловень (предусматривающий и рассчитывающий, впрочем, почти всё). Ты прорываешься в промежутках между урагана- ми, землетрясениями, наводнениями, отключениями электричества, магнитными бурями, массовыми беспорядками и эпидемиями разных гриппов. Ты пробиваешь себе путь через возможные препятствия, отталкиваешь не нужные тебе случайности и подгребаешь нужные. Ты, конечно, не маг, но тоже на что-то способен (так кажется): краем сознания поддерживаешь в небе самолёт, в котором летишь, не позволяешь поезду, в котором едешь, сойти с рельсов, останавлива- ешь течь в днище парома, на котором плывёшь, и т. д. Ты наверняка снова забудешь взять в дорогу что-то особо нужное и/или сделать накануне что-то особо важное -- и наверняка снова как-нибудь выкрутишься. Ты определённо вернёшься -- целый и невредимый -- хотя, возмож- но, было бы лучше уже где-то (чего уж там!) и остаться насовсем. * * * Для людей с несколько мизантропичным мировоззрением привлека- тельность путешествий обеспечена тем, что в них можно отдыхать от соотечественников, то есть, от наиболее приевшейся разновидности человеков. Иностранные глупости переносятся легче отечественных, потому что не опостылели, труднее идентифицируются в качестве глупостей, возбуждают исследовательское любопытство, ради удовле- творения которого ты как раз и потянулся к далям. К тому же если ты сам припёрся в гости, ты должен проявлять снисходительность к хозяевам. А ещё в гостях надо ведь быть вежливым -- хотя бы из соображений безопасности. А чтоб быть вполне вежливым внешне, надо быть вежливым и внутренне. * * * После 6 часов шатания по чужому городу у меня обычно бывает только одно желание: лечь и поспать. И мне становится почти без- различно, где я и зачем. И только разве что на краю сознания шевелится ещё какая-нибудь мысль, обычно следующая: так ли уж это было мне нужно? Чтобы выглядеть большим путешественником -- знатоком разных стран, а также человеком, который "может себе это позволить"? В самом деле, толку от созерцания разных городов и прочих местностей не очень много. Первые двадцать-тридцать объектов -- ещё куда ни шло, а дальше в основном получаются повторения. Покупать в поездках что-то, не идущее непосредственно в дело, -- занятие малосмысленное, потому что в доме и без того полно сомнительно полезных вещей (книг, ножей и т. п.). Эффект от всяких вылазок в чужие города, боюсь, сводится в основном к тому, что новыми впечатлениями затираются старые, профукиваются денежки, теряется время, изнашивается обувь. Якобы я собираю по чужим краям нужный для чего-то "материал". В самом деле, собираю. Только он потом чаще просто лежит пластами, потому что нет времени в нём копаться. После поездки я стараюсь выдавить из себя в письменной форме хоть что-нибудь об увиденном. Если не напишется ничего нового и не совсем мелкого, значит, поездка никаких сильных впечатлений не принесла, то есть, я либо чего-то не доглядел, либо чего-то не допонял; в общем, мотался зря, и надо ехать снова. ................................................................. .................................................................

На главную страницу