Александр Бурьяк

Гомель как город вокруг парка

bouriac@yahoo.com Другие поездки На главную страницу
Гомель -- город с правильным устройством его центра: железнодо- рожный вокзал -- не у чёрта на куличках, а в этом самом центре и находится (а автобусный вокзал -- рядом с железнодорожным). От вокзала (ладно, от вокзалов) начинается главная улица -- проспект Ленина -- и ведёт к главной достопримечательности -- парку с дворцом Паскевичей-Задунайских. Три парадные улицы образуют треугольник с площадями в углах. Внутри этого треугольника или рядом с ним располагаются основные объекты, достойные внимания путешественника. В отличие, к примеру, от Минска, у Гомеля -- вполне человечес- кий масштаб: здесь легко обходиться без автомобиля, здесь есть где побродить вне толпы, а чтобы выбраться из центра города "на природу", достаточно перейти по мосту через реку Сож. Расположен- ная за Сожем напротив центра города низина каждую весну затопля- ется водой, поэтому её незастроенность надёжно обеспечена. Сож -- достаточно широкая река, чтобы сделать честь и столице. В ландшафтном отношении Гомель расположен очень выгодно -- насколько это возможно в стране, лишённой и гор, и выхода к морю. В районе Гомеля, помимо могучего Сожа, есть две речки поскромнее: Ипуть и Волотова (тёзка Влтавы, на которой стоит Прага: о, славянство!). Когда-то была эпоха мощного речного транспорта: он был небыст- рый, зато самый дешёвый и, можно сказать, романтичный. Потом речных тружеников вытеснили автомобили. В Гомеле от великой эпохи остался речной порт с довольно большой гаванью и судостроительный завод, оба теперь в упадке.
Гомель, модерн
Роскошный гомельский модерн областного масштаба. Здание на ул. Советской
Гомель, модерн
Ещё роскошный гомельский модерн. Здание на ул. Советской
Гомель, часовня
Часовня, в которой отпевали князей Паскевичей. Сооруженьице справа за часовней -- вход в подземную усыпальницу. На заднем плане -- собор Петра и Павла.
В полу часовни -- люк, через который опускали покойников в усыпальницу (подземный склеп): якобы была установка на то, что после отпевания не следует вытаскивать гроб на свежий воздух. Усыпальница представляет собой коридор в серых тонах, в дальней от входа части которого -- алтарь с раскрытой каменной книгой.
Гомель, мортирка
Стильная мусорница-мортирка. В принципе годится для совершения заветного террористического акта: зарядить не слишком мощно и потом из кустов или из-за забора по почётному гостю -- ШАРАХ!
Гомель
Часть буксирной флотилии гомельского флота в тихой заводи. Штырь справа вдали -- бывшая труба сахарного завода, ныне используемая в парке как башня обозрения. Высота -- около 40 м.
Гомель
"Мы здесь. Обратной дороги нет." "Русское национальное единство" отметилось на пешеходном мосту через Сож. Внизу справа -- участок набережной в парке.
Гомель, Черняховский
Дом, в котором жил Иван Черняховский, будущий генерал армии и дважды Герой Советского Союза. Ул. Пушкина.
Иван Данилович Черняховский (1906-1945) -- "самый молодой генерал армии и самый молодой командующий фронтом в истории Советских Вооруженных Сил" (Википедия), жил в Гомеле на улице Пушкина в конце 1930-х.
Гомель, военный музей
На территории небольшого, но очень насыщенного ценными экспонатами гомельского военного музея, размещённого в бывшем здании детского сада работников водного транспорта. Ул. Пушкина.
Гомель
Башня дворца Паскевичей.
Гомель
Местами в Гомеле ещё держатся рудиментики дореволюционного деревянного зодчества. Ул. Волотовская.
Архитектурные символы Гомеля -- дворец Румянцевых-Паскевичей и часовня в старом парке. Гомельский собор Святых Петра и Павла (он же Петропавловский, годы строительства: 1809-1824) -- лаконичный классицизм с интерь- ером, ободранным большевиками. Когда при Советах работал в соборе планетарий, там было интереснее. В Петорпавловском соборе погребён граф Николай Петрович Румянцев (1754-1826) -- выдающийся государственный деятель, Государственный канцлер России (с 1809 г.), первый председатель Государственного совета (с 1810 г.), а также сын великого русского полководца Петра Александровича Румянцева-Задунайского (1725-1794) -- генерала-фельдмаршала, победителя пруссаков и турок в ряде сражений. Приобрёвший у Румянцевых гомельские владения Иван Фёдорович Паскевич (1782-1856) -- тоже очень заметная личность в российской истории: "...сослуживец Николая I (в 1817-19 гг.) и одно из его доверен- ных лиц. В правление Николая руководил такими крупными военными операциями, как оккупация Восточной Армении и взятие Тебриза (за что удостоен почётного титула графа Эриванского) и подавление Ноябрьского восстания (за что удостоен титула светлейшего князя Варшавского). Главнокомандующий на Кавказе (1827-29), наместник Царства Польского (1832-56). После подписания Адрианопольского мира (1829) получил фельдмаршалский жезл. В качестве члена Вер- ховного суда по делу декабристов смог оградить от преследования своего родственника А. С. Грибоедова. Выкупил у Румянцевых и заново обустроил дворцово-парковую резиденцию в Гомеле, где и похоронен." (Википедия) Будущий граф и князь с молодости отличался толковостью и храб- ростью в очень разных местах; среди прочего, под Бородином: "...Паскевич оборонял центральный курган, устроив там заранее редут по берегам реки Колочи до обрывистых берегов реки Москвы. На это место были направлены главные атаки французов, вследствие которых дивизия Паскевича под конец была почти вся истреблена, и только подкрепление Барклая де-Толли удержало за ними позицию. Генерал Паскевич несколько раз впереди всех водил свой последний батальон в штыки." (Википедия) Если называть вещи своими именами, то Иван Паскевич был не просто героем, а одним из самых выдающихся людей в российской военной истории. Про его жизнь надо снимать кино и писать книги. * * * В советское время главный гомельский парк имел статус "парка культуры и отдыха" и носил имя Анатолия Васильевича Луначарского -- человека культурного, но не героического. В ландшафтном отно- шении этот парк не обделён: высокий крутой берег, два глубоких оврага, пруд, всякие мостики. На краю одного из оврагов лежат два могильных камня любимых собачек Фёдора Ивановича Паскевича. На камнях надписи "Лордъ" и "Марко". Эпитафий нет. Когда-то в парке была парашютная вышка, но потом прыгание с высоты совершенно вышло из моды. Гомельский парк не очень велик (и потому приятен, среди прочего, своей объятностью), но в нём полно всяких таинственных подземелий, подземных ходов. Есть подземная усыпальница князей Паскевичей: без мумий и показных саркофагов, но всё равно с покойниками и таинственностью. Там мало кто побывал из живых, но мне один раз довелось... Правильнее говорить не о парке, а о Парке. В совсем уж древние времена там, где теперь Парк, располагался деревянный замок, дав- ший начало Гомелю. Ныне в Парке размещаются здания, признанные символами города. К Парку сходятся главные городские улицы: Советская и проспект Ленина. Вдобавок Парк представляет собой фасад города со стороны реки. Поэтому можно уверенно утверждать, что именно Парк является главным местом в Гомеле и что Гомель -- это город вокруг Парка. У европейских язычников были священные рощи, у современных гомельчан есть Парк. Посещение в Гомеле его Парка эквивалентно посещению в ином городе его главного храма. Кстати, и главный храм Гомеля -- собор Святых Петра и Павла -- располагается в Парке. Кто не осознал места Парка в жизни истин- ных гомельцев, тот не понял этого древнего города и вообще человек нетонкий. * * * В Гомеле есть мощная архитектурная традиция, которая мешает строить современное лишь бы что. Сталинская эпоха оставила в Гомеле свой значительный архитектурный след. От славного времени в европейской архитектуре -- конца XIX, начала XX века -- в Гомеле мало что сохранилось: сказались про- винциальность и Великая Отечественная война. Архитектурное лицо города в настоящее время определяется в основном сталинским ампиром. Но он здесь добротен. В Гомеле есть то, что вряд ли где ещё отыщется даже в старинных городах Европы: приличные фундаментальные уличные мусорницы, сде- ланные под старину. Чувствуется: обитатели города любят его, по мере сил берегут и обустраивают. Но не все: к моему огромному сожлению, современная бездумная манера ломать что попадя задела местами и этот замечательный город. * * * В позднебрежневское время у кого-то возник нетипично смелый для Белоруссии замысел сделать реку Сож "главной улицей города", и немало железобетона было потрачено на создание протяжённой набе- режной. Сегодня набережная выглядит непарадной и сильно недорабо- танной, а вдобавок загажена граффити. * * * В Гомеле учился выдающийся авиаконструктор Павел Осипович Сухой (1895-1975), руководивший разработкой военных самолётов серии "Су": Су-2, Су-6, Су-7 (...) Су-27. В Гомеле случился стрекопытовский мятеж -- "антисоветское во- оружённое выступление 67-го и 68-го полков 2-й (Тульской) бригады 8-й стрелковой дивизии в Гомеле 24-29 марта 1919 года под руко- водством прапорщика царской армии эсера А. Стрекопытова" (Википе- дия). Солдаты постреляли большевистских лидеров, именами которых (Билецкого, Ланге) потом были названы улицы в городе. Под Гомелем наши в 1941 году на целый месяц задержали наступле- ние немцев. На ТОЙ войне, в ТО время и в ТОМ месте это было боль- шое достижение. Сражались не только солдаты, но и оплоценцы. Немцы вошли в Гомель только 19 августа 1941 года (для сравнения: Витебск был захвачен 11 июля, Орша -- 16 июля, Могилёв -- 26 июля). Да, клин немецкого наступления пошёл выше, но если бы было легко его расширять, немцы бы расширили. Под Гомелем в 1941-м занимался целый месяц своими тайными дела- ми знаменитый в диверсионных кругах подрывник Илья Григорьевич Старинов (1900-2000). Под Гомелем в 1941-1944 гг. геройски воевали партизаны. Одного из них -- А. Нестеровича, соавтора книги "Партизанская криничка" -- я имел честь лично знать в раннем детстве, потому что дружил тогда с его внуком. А дочка одного из главных гомельских подпольщиков -- Тимофея Бородина -- была моей классной руководительницей последние два года в школе. Тётя была в возрасте и хамоватая. Как дочь героя она возглавляла школьную партийную организацию. Меня она только терпела, хотя я тогда ещё даже не был мизантропом. Однажды она поставила мне "4" за отличный ответ по истории. От неожиданности я наивно спросил, почему не "5", так она в ответ развонялась, дрянь, хотя у меня оба родителя состояли в КПСС, а оба деда на войне погибли. Такие вещи не прощаются. Нет и ещё раз нет: ни за какие коврижки. В Гомеле родилась писательница Эмма Иосифовна Выгодская (1899- 1949), в девичестве Хейфец, написавшая, среди прочего, читанную мной в гомельском детстве книгу "Опасный беглец" о восстании сипаев в Индии. Книжка мне тогда очень понравилась: открыла другой, индийский мир. При Гомельской областной филармонии собрал в 1971 году свой последний биг-бэнд весьма колоритный джазовый музыкант Эдди Рознер (1910-1976). В Гомеле умер во время гастролей известный советский киноактёр Владислав Вацлавович Дворжецкий (1939-1978). Но самое значительное в истории Гомеля и самый весомый "личный" вклад Гомеля в движение человечества непонятно куда -- это, коне- чно же, рождение и рост в нём знаменитого в очень узких кругах мыслителя Александра Бурьяка -- автора ряда фундаментальных книг, которые чуть было не сломали расхожих представлений о человеке и обществе и чуть было не обозначили пути к новому миропониманию. * * * В Гомеле я ещё застал традиционное еврейство, худо-бедно уце- левшее в войне. Дедушка моего одноклассника, живший возле самой школы в домике-развалюхе, ходил по дворам многоэтажных домов и собирал всякие деревяшки в тележку, чтобы топить свою печь. А двор, примыкавший к нашему двору, назывался еврейским. Возможно, это был последний еврейский двор в Гомеле. Двухэтажный кирпичный дом с аркой, к которому этот двор относился, был заселён несколь- кими еврейскими семьями. Смутно припоминаю, что один раз я, сидя на заборе, выкрикивал в этот двор какую-то антисемитскую ерунду, поощряемый верными товарищами. Метались ли в ответ еврейские камни, не помню, но вряд ли это объясняется попаданием в голову: не так уж легко без тренировки попасть издали камнем в сидящего на заборе ребёночка. При доме был большой огород, где я с теми же товарищами воровал изредка огурцы, помидоры и лук. Вкус был по- трясающий: ВКУС ДОБЫЧИ. Потом быдляцкая сволочь люди с не совсем правильной жизненной позицией этот примечательный старинный дом сломали и на его месте построили пресную, как маца, многоэтажку. * * * Ещё о замечательном еврейском рудименте на улице Пушкина. Один молодой еврей из этого дома устроил во дворе турник и кру- тил на нём так называемое "солнышко". Главное "удобство" этого дома было в конце двора -- двухмест- ное, деревянное, вонючее. Двери и стены "удобства" были изнутри расписаны и разрисованы занимательным для подростков непотребст- вом. В доме имелся таинственный подвал, в который вела узкая лестни- ца с обшарпанными кирпичными ступенями, но потом его таинствен- ность сошла на нет, потому что в нём разместили какую-то контору, вроде статистического управления. Во дворе стояли стеной огромные еврейские сараи, забитые каким- то хламом (в основном пыльными досками, уже серо-коричневыми от возраста) и частью не посещаемые, наверное, годами. Длинная общая крыша этих сараев была в числе мест, где я коротал детство. К одному из сараев была пристроена заброшенная беседка, в которой мы однажды оборудовали "штаб", забаррикадировав проход к ней. В "штабе" я устроил было печурку из жестяной лейки, но она распая- лась при первом же растапливании её газетой, а дым из неё выдал расположение "штаба", и его разгромили евреи. Вообще, мы были шибко любопытными, и не было дырки в окрестнос- тях, в которую мы не совали бы своих носов. Как ни странно, все остались живы. * * * В еврейско-российской истории Гомель отметился тем, что евреи там устроили 1 сентября 1903 г. погром русским (ну, наверное, больше белорусам). Правда, еврейские источники уверяют, что евреи всего лишь героически и инициативно защищались. Но, как известно, нападение -- это иногда и есть лучший способ защиты. С сайта www.sem40.ru (Элиша Хенкин "Гомельский погром"): "...29 августа, в канун Субботы, на базаре разгорелась ссора между лесником и селедочницей, в результате которой крестьяне, товарищи лесника, приехавшие вместе с ним за покупками, с криками 'Бей жидов!' бросились избивать хозяина лавки и селедочницу. Ис- пуганные евреи усмотрели в этом нападении начало столь пугавшего их погрома. Крики 'погром!' собирают в гостиный двор массу евреев, которым, благодаря их многочисленности, удается прогнать крестьян с Базарной площади, нанеся некоторым из них побои." "Такого никто не ожидал. Чтобы евреи подняли руку на христиан?! Русский погром?! И тут пошло и поехало: заработали провокаторы, распуская чудовищные слухи о том, что вся семья местного купца Петроченко умерщвлена евреями, что 'демократы' собираются выре- зать семейства железнодорожных рабочих, что евреи хотят отомстить гомельским христианам за кишиневский погром..." "И вот, 1 сентября в железнодорожных мастерских распускается среди рабочих провокаторский слух, что евреи режут их жен и де- тей. Рабочие бросают мастерские и бегут на защиту своих семейств. Помощник же пристава не пускает их в город, предупреждая, что если они хотят остаться в живых, им необходимо вернуться в мас- терские... Тогда ожесточенные рабочие и к ним примкнувшие толпы каменщиков и остального люда начинают бойню и грабеж, продвигаясь к центру города. Но на Конной площади громил встречают отряды еврейской самообороны численностью несколько сот человек, воору- женные револьверами и холодным оружием. Начинается стычка. Между погромщиками и защищавшимися становится рота солдат, которые стреляют только по евреям. Трое человек погибают и несколько получают ранения." "Под прикрытием солдат и жандармских властей погром длился почти два дня. Но самооборона, несмотря на неравные силы, продол- жала защищать еврейское население, прорываясь через солдатские сети и рассеивая погромщиков, нанося им потери." "Погром дал другие, совсем не кишиневские результаты. Смертель- ные ранения получили пятеро евреев и четверо христиан. Еврейская самооборона надолго осталась в памяти погромщиков. Вместо избие- ния беззащитных людей -- тяжелый бой, в котором только благодаря защите солдат толпы громил не были разогнаны." "Но с прекращением погрома трагедия не закончилась -- евреев ждал теперь моральный погром. Измученные и разоренные (250 еврей- ских торговых и жилых помещений пострадало), они ждали правосу- дия. Но жандармы, провозгласив, что это был русский погром, стали хватать евреев направо и налево. Достаточно было городовому указать, что такой-то еврей еще 29 августа находился в толпе на базаре или кричал: 'На базаре погром, помогите!', чтобы этих людей заключали в тюрьму по обвинению в организации русского погрома." "Евреев допрашивали пристрастно, многие их показания не запи- сывались, на суде и следствии допускались нарушения, многие факты игнорировались. В атмосфере антисемитизма проходил затем и суд. Антисемитским был как обвинительный акт, так и само решение суда." "Самооборона, созданная в Гомеле после Кишиневского погрома, изменила ход еврейской истории: тысячи евреев вступили в отряды самообороны по всей территории Российской империи, сохранив тем самым жизни сотням и тысячам евреев. Сами же участники гомельской самообороны открыли ворота второй алии -- второй волны репатриации в Эрец-Исраэль." Активисты "русского погрома", эмигрировав в Палестину, поучаст- вовали там в создании еврейских военизированных организаций, из которых в конце концов выросла Армия обороны Израиля. Таким образом, с некоторой натяжкой можно утверждать, что предистория Цахала -- в Гомеле. Как двум человекам затруднительно пользоваться одновременно од- ними и теми же штанами, так двум крупным слабосмешивающимся наро- дам -- одновременно жить в одной и той же стране. Культурные раз- личия между белорусом (русским, поляком, жемайтом) и евреем были значительно больше, чем между белорусом и русским (поляком, же- майтом). Да, было представление, что "не наши" -- почти такие же люди, как "наши" (тоже беспокоятся о своих детях и т. д.), но равно был (и есть) человеческий, слишком человеческий инстинкт набрасывания стаей на стаю. Сегодня противоречие между славяно- тюрко-угрофино-балтами и евреями в здешних местах существенно менее острое, чем во времена классических погромов, не потому, что люди стали умнее, а лишь потому, что евреи частью рассеялись, частью ассимилировались, частью попали под "окончательное решение еврейского вопроса". И ведь до сих пор в школах не учат, ПОЧЕМУ надо терпеть чужое своеобразие и прощать чужие глупости, а в лучшем случае просто говорят, что надо терпеть и прощать, а это не убедительно. * * * В период немецкой оккупации 1918 г. Гомель был под юрисдикцией гетмана Скоропадского. Где проходил тогда северный край Украины, сказать было трудно. * * * Два основных гомельских мифа советского времени: о гибели местных коммунаров во время Стрекопытовского мятежа и о подвигах местных партизан и подпольщиков в 1941-1943 гг. По Википедии (для цитирования текст слишком шероховатый): Мятеж Стрекопытова -- антисоветское выступление 67-го и 68-го полков 2-й (Тульской) бригады 8-й стрелковой дивизии Красной армии в Гомеле 24-29 марта 1919 года под руководством бывшего прапорщика царской армии эсера М. А. Стрекопытова (по другому источнику Стрекопытов имел чин штабс-капитана). Выступление было подготовлено подпольной организацией 'Полес- ский повстанческий комитет'. Заговорщики использовали недовольст- во солдат нехваткой продовольствия и другими трудностями. 24 мар- та полк после неудачного боя оставил позиции и со станции Калин- ковичи с 67-м полком вернулся в Гомель. Вечером 24 марта мятежни- ки захватили железнодорожный узел, телеграф, артиллерийские скла- ды, советские учреждения. Группа партийных и советских работников с отрядом ВЧК и милицией (150 человек, вооружённых винтовками и пулемётами) забаррикадировалась в гостинице 'Савой', но после артиллерийской обработки сдалась и была расстреляна. Среди погиб- ших были И. И. Ланге, Н. С. Билецкий, С. С. Комиссаров, Б. Я. Ауэрбах. 26 марта Стрекопытов занял город Речицу и провозгласил себя командующим 1-й армии Российской республики. 29 марта подо- шедшие части Красной Армии и рабочие отряды разгромили мятежни- ков. Стрекопытов с частью сторонников вынужден был уйти в Польшу, затем в Эстонию, где влился в армию генерала Н. Н. Юденича. Кстати, председатель гомельской ЧК Иван Ланге ("Долгий") был не евреем, а то ли эстонцем, то ли латышом, а может, и немцем. В общем, из Прибалтики. С сайта vgomele.by: "В гостинице 'Савой', которая находилась на месте 'Старого уни- вермага', забаррикадировались гомельские коммунары, не пожелавшие отдавать власть в городе противникам советских порядков. Стоит отметить, что в то время в Гомеле жило достаточно китайцев, кото- рые занимались преимущественно мелкой торговлей. Горожане называ- ли их устаревшим словом 'ходя'. Так вот, очевидцы событий вспоми- нали, что 'ходи' присоединились к осаждённым большевикам, и не сколько из них, вооружившись косами, охраняли вход в отель. Ос- тальные держали оборону. Тем не менее, через какое-то время арт- обстрелами (...) гостиница была стёрта с лица Гомеля [по другому источнику -- не стёрта: пишут что попадя], а сдавшихся расстреля- ли. В сквере перед зданием КГБ установлен памятник этим коммунарам, среди которых и пять китайцев." Надо было не сдаваться. Кстати, стрекопытовцы параллельно устроили в Гомеле большой еврейский погром. Защищать евреев было на этот раз некому: все активные либо съехали в Палестину, либо отправились, как выразился Владимир Жаботинский, делать русским их революцию. С сайта nashkraj.info (Юрий Глушаков "Гомельская Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлени- ями по должности (1919-1922 гг.)): "После сдачи 'Савойя' судьба китайцев была печальна -- мятежни- ки штыками и прикладами начали убивать их прямо у выхода из гостиницы." Нечего путаться в чужие революции, в которых даже "своих" не особо щадят. "Иван Ланге и его гражданская жена, секретарь ЧК П. Каганская (одна из первых красавиц Гомеля того времени), в числе других коммунаров, были зверски убиты контрреволюционерами при отступле- нии. В сарае на станции 'Гомель-хозяйственный'. Когда красноар- мейцы из наступавших на мятежников частей ворвались туда, их трупы были еще теплыми. Коммунары и чекисты приняли мученическую смерть -- труп Ивана Ланге был обезображен до неузнаваемости, у Каганской были вырезаны груди и скальпирована кожа головы. Скальп сорвали, намотав ее длинные красивые волосы на полено. Вот тогда-то в городе и начинается настоящий 'красный террор'." То есть, воюющие стороны ожесточались приблизительно в равной степени: подтакливали в этом нехорошем деле одна другую. Вывод: надо либо делать маленькие революции, либо не делать никаких. Когда я на мирных улицах вижу злобные физиономии и слышу грубые выражения соотечественников, я укрепляюсь в мнении, что тупая звериная наклонность мучить, убивать, разрушать сидит во многих и сдерживается лишь государственным аппаратом подавления частной инициативы. Этот аппарат подавления -- как правило, мерзость, но она сдерживает ещё большую мерзость. Уверенно затевать революцию можно позволять себе только тогда, когда государственная мерзость приблизительно уравнивается с мерзостью граждан, которую она сдерживает. В этом случае от революции уж точно хуже не станет. Первейшая задача всех правильных революционеров после смены власти -- это поскорее восстановить систему поддержания порядка среди сограждан, пока они, воспользовавшись моментом, не начали интенсивно отдаваться своей зверино-деструктивной наклонности. Многие ведь даже не подозревают, до чего они способны постепенно дойти при благоприятных внешних условиях. Впрочем, до чёрт знает чего может дойти и не контролируемое гражданами государство. При- меры: Третий рейх и сталинская империя. Систему государственных учреждений надо выстраивать так, чтобы что-то в ней или извне её удерживало её в надлежащих рамках. Удержание может обеспечиваться противостоянием государственному аппарату конкурирующего центра силы. Некоторые известные варианты благотворного противостояния: 1) поддерживаемый народом царь против бояр (Московское царство); 2) церковная иерархия против государственной (Средневековье); 3) парламент против государя и его аппарата (парламент в этом случае -- не законодательный орган, а представитель интересов массы, делающий предложения государю и способный накладывать вето на некоторые его решения); 4) богачи против чиновников (США); 5) армейская иерархия против чиновничьей (кемалистская Турция); 6) общественные организации против государства (Западная Европа, вторая половина XX века); 5) прокуратура против остального государственного аппарата (формально почти в любой стране, фактически -- нигде толком). Слабая сторона всех этих противостояний -- в том, что номиналь- но противостоящие стороны сговариваются между собой ради обоюдной выгоды в ущерб большинству граждан. Из-за этого граждане время от времени устраивают революции и яростно убивают в них и виноватых, и друг друга. * * * В лесу в районе деревни Чёнки под Гомелем сохранялось место расположения партизанского лагеря -- "Партизанская криничка" (родник там в самом деле имелся: я пил из него), и туда водили экскурсии школьников -- за неимением чего-то более зрелищного. Ну, лесная прогулка так или иначе шла на пользу. * * * Новая выдающаяся личность Гомеля -- княгиня Ирина Ивановна Паскевич (1835-1925), великая местная благотворительница. Из Википедии: "...строила и содержала школы (построила около 10 новых учебных заведений и новых зданий и корпусов для них), оплачивала учёбу одаренных детей, жертвовала ежемесячно по 10 рублей серебром для бесплатного женского училища. На её деньги в Гомеле построена мужская классическая гимназия (1898, сейчас -- один из корпусов Белорусского государственного университета транспорта), содержа- лись приют для девочек-сирот, детский приют городского попечи- тельства о бедных и богадельня для пожилых женщин. И т. д." "После революции подарила новым властям всё своё имущество и жила в выделенной ей квартире до самой смерти." Княжеское имущество новые власти и сами бы взяли. Заметим: княгине большевики выделили квартиру, хотя могли просто отвести старушку в овраг. Уверен, что дело было не только в стремлении комиссаров считаться с общественным мнением. "Похоронена у стены Петропавловского собора, перезахоронена в 1930-годах на Новиковском кладбище (сейчас Студенческий сквер). Позже кладбище было ликвидировано, могила не сохранилась." Вот, делай людям добро! В средне- и позднесоветское время об Ирине Паскевич помалкивали. Да и вообще Паскевичей не выпячивали. Суворов, Кутузов, Багратион, Ушаков, Нахимов фигурировали, а вот Иван Паскевич -- нет. И Румянцев-Задунайский -- тоже нет, только упоминался вскользь в связи с великим Суворовым. При Советах выпячивали героев из эксплуататорского класса лишь по минимуму: чтобы история не выглядела пустой и чтоб патриотизм возбуждался, но не заслонял новейших коммунистических подвигов. "В честь Ирины Паскевич названа одна из улиц в центральной час- ти города (улица Ирининская, на которой установлен ей памятник), Ирининская гимназия. На территории Петропавловского собора уста- новлен бюст Ирины Паскевич и мемориальная доска." Понадобился миф несоветского типа. Но дама была действительно примечательная. Кстати, фамилия Паскевичей -- тутэйшая, речьпосполитовская. Так что трындеть о Паскевичах -- это для белорусов вполне патриотич- но, хотя "графа" и "князя" Иван Паскевич получил от "москалей". Ну, и что бы они без нас делали?! * * * Основной достопримечательностью гомельского краеведческого музея в советское время был "рыцарь": комплект доподлинных доспе- хов, снятый с несчастного, который в своё время утонул в торфяном болоте, а потом был обнаружен при разработке торфа. Ещё одной выдающейся достопримечательностью краеведческого му- зея был некомплектный набор костей мамонта, раскопанный на терри- тории хлебозавода в двух шагах от парка Румянцевых-Паскевичей- Луначарского. * * * В Белоруссии областные города отличаются от столицы в лучшую сторону: в них больше доля исторической застройки, коренистее население, ближе природа, чище воздух, человечнее масштаб. В Минск же заносится слишком много чужого мусора. Рыба гниёт с головы, нация -- со столицы. В Минске слишком много ненужных возможностей. Полноценная жизнь в Белоруссии массово доступна разве что в областных центрах: в некотором удалении от дурных политических соблазнов. * * * Забавное о Гомеле (с сайта http://dic.academic.ru): "Гавгамела (современное название -- Тель-Гомель), селение в Месопотамии, к С.-З. от г. Арбелы. 1 октября 331 до н. э. у Гавгамелы произошло решающее сражение между войсками Александра Македонского (40 тыс. пехоты, 7 тыс. конницы) и персидского царя Дария (См. Дарий) III Кодомана (60-80 тыс. пехоты, до 15 тыс. конницы, 200 боевых колесниц и 15 боевых слонов)."

Возврат на главную страницу