Александр Бурьяк

Антисоветский Берлин

bouriac@yahoo.com На главную страницу
Антисоветскость современного Берлина довольно-таки прослежива- ется в его экстерьерах, хотя и не акцентированная. А антисоветс- кость -- это всегда хотя бы немного антироссийскость и антирус- скость. Да уж, русские (советские) пришли в Берлин в 1945 г. как побе- дители, а ушли в начале 1990-х почти как побитые собаки: без барабанного боя, без массовых рыданий немецких женщин. Вдобавок тогдашний российский презик Боря Ельцин, припёршийся на главную церемонию выпроваживания в конце августа 1994 г., отличился чудовищной выходкой: взялся в пьяном виде дирижировать военным оркестром. В общем очень неправильный это был уход. Совершенно недопустимый. Достойные люди так не уходят. Сколько буду жить, столько буду ненавидеть за этот позор горбачёвскую сволочь. Русских (русскоязычных) ныне в Берлин снова набилось довольно много -- почти как в 1945-м -- но это уже другие русские: с под- жатыми хвостами. Незначительные гости на милости хозяев. * * * Не знаю, как во времена кайзеров, а современные немцы опреде- лённо помешаны на евреях. В Берлине есть: Juedisches Museum Kulturzentrum Centrum Judaicum (так и называется!) Karl-Marx-Allee Karl-Liebknecht-Strasse Holokaust Mahnmal Yitzhak-Rabin-Strasse Juedischer Friedhof Weissensee просто Juedischer Friedhof (an der Grossen Hamburger Str.) Neue Synagoge (на Oranienburger Str.) Juedenstrasse (на ней стоит не лишь бы что, а Красная ратуша) и ещё разное другое в таком же ключе. От берлинских топонимов получается впечатление, что немецкая история последних двух веков вертелась в основном вокруг "еврейского вопроса". Когда после "Endloesung" ей не стало вокруг чего вертеться, немцы были вынуждены предпринять "восстановление немецкой общины в Германии". Bla, но ведь за счёт этого значительно ослабились еврейские общины в странах бывшего СССР! Не совсем хорошо как-то у немцев это получилось, однако... В ныне антисоветском Берлине переименовать всякие большевист- ские рудименты типа Карл-Маркс-Аллее, Карл-Либкнехт-Штрассе и т. п. у немцев рука не поднимается: это выглядело бы как антисемитская акция. На Александер-Плац даже памятник Карлу-Марксу-Фридриху-Энгельсу сохранился. Корявый, но стоит. У берлинцев верчение вокруг еврейства -- это настолько серьёз- но, что они даже вместо "gut" говорят "jut", а это звучит так же, как слово "jud" ("еврей"), потому что у немцев согласные на конце слов оглушаются. Странное "jut"/"jud" вместо нордического "gut" -- особенность берлинского диалекта немецкого языка.
Берлин
Пресловутый Рейхстаг, сильно попорченный в своё время русскими снарядами. Видна очередь желающих взять Рейхстаг снова. Взятие осуществляется бесплатно.
Берлин
Фрагмент стены, с которой (с которого?!) в 1980 г. Лех Валенса выступал на Гданьской верфи с призывом к забастовке. Польские либерасты отжалели любимым немцам кусочек самого дорогого. Из стремления понравиться немцам написали даже, что верфь не Гданьская, а Данцигская. Кстати, немцы и Калининград до сих пор именуют Кёнигсбергом. Никто не забыт, ничто не забыто.
Берлин
Антисоветский плакат на оградке жертв "Берлинской стены". Надписи: "Почётную пенсию вместо подачки -- жертвам большевизма!", "Было 28 советских концлагерей только в восточной части Германии" и т. д.
Берлин
Бранденбургские ворота. Святое место для всякого истинно русского человека. Земля в центре Берлина обильно полита русской кровью. И немецкой тоже. Видны заплатки на местах воздействия русских пуль.
Берлин
Размашистый мемориал жертвам "холокоста" в центре Берлина. Надо полагать, у современных немцев уже нет проблемы с "жизненным пространством". Весь комплекс просматривается насквозь, так что о том, чтобы спокойно по-pissen, нечего даже и думать, тем более что это всё-таки памятник, хотя и странный.
Берлин
Знаменитая Унтер ден Линден. Удобства -- не во дворе, а очень даже посередине -- под самыми "линден".
Главная берлинская улица Унтер ден Линден в целом впечатляет не сильно: она по преимуществу уставлена не шедеврами зодчества, а слегка декорированными коробками разных оттенков серого и коричневого цвета. Нет архитектурной идеи, нет вызова, а значит, не будет и прорыва в вечность. Стоят, правда, на этой улице не- превзойдённый Берлинский собор и очень достойный Немецкий истори- ческий музей, но я говорю не о них, а об остальном. Да, все, конечно же, понимают, что имел место кошмар 1945 года, а потом десятилетия коммунистического террора, но ведь всё-таки уже 20 лет прошло после счастливого освобождения и не менее счастливого объединения Германии вообще и Берлина в частности, а Унтер ден Линден всё ещё не стала потрясающей. Сразу после 1945-го немцы, разумеется, стеснялись архитектурно блеснуть, но ведь теперь уже даже не 2005-й! Печально, что эта так замечательно простёршаяся Улица Под Липами половиной своих зданий уступает и Дерибасовской, и Крещатику, и даже тому минскому проспекту с неустоявшимся названием, которое бесполезно здесь упоминать, потому что скоро его наверняка в очередной раз изменят.
Берлин
Очередное поколение марксистов рвётся набить собственные шишки.
Берлин
Надписи: "Вау! Вау!", "Великолепно, как Вы упаковали гешефт своего четвероногого и утилизировали у нас", "Такой оранжевый только Берлин". Да, Берлин теперь уже не красный и не коричневый.
Берлин
Дефицитный кусочек берлинской стены. Полагаю, что-то такое и полякам послали -- в ответ на кирпичную любезность с Гданьской ("Данцигской") верфи.
Берлин
Милая сердцу старина на Жандармской площади. Дамы -- направо, а херры -- разумеется, налево.
Берлин
Книжные развалы возле университета имени Александра Гумбольдта. Есть чем поживиться русским оккупантам с интеллектуальными претензиями.
Унтер ден Линден, Берлин.
Берлин
Иранские либерасты и либерастки зарабатывают на хлеб с маслом перед немецким Министерством иностранных дел. Отлаженная технология. Качество действа впечатляет. Как и качество реквизита.
Берлин
Слегка расковыряли нашу Унтер ден Линден. Серость, безвкусица. Перестройки -- бич городов.
Разумеется, надо строить так, чтобы перестраивать приходилось как можно реже и как можно меньше. Но если уж доходит дело до строек-перестроек, надо стараться быть эстетичнее: чтобы люди не морщились, не отворачивались, не ускоряли шага, а может быть, даже наоборот, присматривались и наслаждались. К примеру, каждая бригада рабочих может отличиться какими-то особенностями в одежде: одни могут нарядиться ковбоями, другие -- индейцами, третьи -- монахами, четвёртые -- узниками концлагеря и т. п. Рабочие домики и заборы можно декорировать соответствующими рисунками. Таким образом строительные работы станут напоминать столь любимые немцами карнавалы, и люди не только перестанут ужасаться вторже- ниям строительной техники, но иногда даже, возможно, будут специально приглашать строителей под незначительными предлогами. А ещё надо при стройках плакаты вывешивать с подробными описа- ниями реализуемых проектов, с фотографиями и краткими жизнеописа- ниями задействованных героев труда. В перекуры рабочие могут расслабляться посредством всяких театральных скетчей на радость себе и людям. Вообще, надо подпускать больше творчества, больше юмора. Кому от этого станет хуже? Жизнь города станет красивой. Кто не в состоянии действовать в указанном стиле, тому нечего делать на городских стройках. Кстати, повысится престижность строительной профессии, а это определённо положительно отразится на качестве собственно строительных работ.
Берлин
Берлинский Собор. Один из величайших соборов мира. Тягаться с ним могут только Собор Св. Петра в Риме, Исаакиевский Собор в Санкт-Петербурге и Святая София в Стамбуле.
Берлин
Берлинский уличный пейзажик в районе железнодорожной станции "Фридрихштрассе". Городская идиллия.
Берлин
Битте чего-нибудь. Мы есть политический узник из Румыния. Работать не умеем и не хотим, а кушать ведь каждый день надо.
Под мостом на Фридрихштрассе, Берлин.
* * * К впечатлениям 2018 года. Отель-пансион Fischer. Расположен на углу двух улиц, но улицы тихие. Занимает послед- ний этаж дома, так что шумных соседей сверху заведомо нет. Дом -- старой приличной постройки, подъезд довольно представи- тельный. Через дорогу от дома -- неплохой магазин дешёвой еды. Станция метро -- рядом с домом, но она не популярная: народ не шастает. Железнодорожная станция Tiergarten -- в 15 минутах ходьбы. С неё можно ехать в Потсдам или в аэропорт Шёнефельд. До Рейстага -- меньше часа пешком, в основном через парк. До весьма шоппинговой Тауэнтциенштрассе -- три минуты. Служащая сама предложила нам второй набор ключей. Ключи, прав- да, мудрёные: ещё не старинные, но близко к тому. Уезжать не хотелось.

Возврат на главную страницу