Александр Бурьяк

Будапешт как образцовый продукт
империи Габсбургов

bouriac@yahoo.com Другие поездки На главную страницу
Будапешт в своих лучших качествах -- порождение империи Габс- бургов: основная застройка его исторического центра (дальше кото- рого туристы обычно и не ходят) появилась именно при Габсбургах, в империи, в духе империи, для демонстрации величия и благополу- чия империи (а также, разумеется, в какой-то степени и для жизни людей). Будапешт получился эффектнее Вены -- основной столицы указанной империи. Возможно, он являет собой вообще САМУЮ БЛИСТАТЕЛЬНУЮ в архитектурно-ландшафтном аспекте столицу в Европе по состоянию на 1939-й год, а может, и на 2014 (чтобы сказать точнее, надо огово- рить объективные критерии блистательности). Почему 1939-й. Первая Мировая война почти не задела европейских столиц, Вторая превратила некоторые из них в руины, а после неё настала немножко другая эпоха (социализм, функционализм, крушение колониальной системы, разноцветная иммиграция), так что меряться надо, наверное, именно 1939-м годом. * * * Будапешт -- город пламенеющей архитектуры всех европейских сти- лей, в каких только можно было воспламенеть. Город образцовый во многих отношениях (но в некоторых и ужасный, конечно: скопище курильщиков, велосипедеров, бомжей и т. п.; вдобавок сюда уже налезло немало шустрой афроазиатской разноцвети, что тоже не улучшает настроения у попадающих сюда путешественников-консерва- торов). * * * От города с таким обилием целебных минеральных источников (в которых настолько много воды, причём горячей, что в ней даже ку- паются) ожидаешь, что его жители -- почти сплошь румяные здоровя- ки, слегка раздувшиеся в средней части от чрезмерных порций гуляша. Так вот, на самом деле это очень не так. Вид весьма многих будапештян весьма болезненный, и вообще в городе всё время натыкаешься на алкоголиков-доходяг. Я понимаю, что дело тут не в источниках, а в отравляющем действии автомобильных выхлопных газов и -- опосредствованно -- европейской свободы-демократии, которого никакими купаниями не компенсируешь. * * * На улицах тут и там попадают на глаза чернявые издержки членст- ва в Евросоюзе, хотя ни одна африканская или азиатская страна в Евросоюз не входит. * * * Будапештский отель Híd ("Мост"), услугами которого я пользовал- ся, -- скромненький, беспроблемный, на тихой улице. В 12 минутах ходьбы от станции метро, названной в честь близлежащего стадиона, названного в честь какого-то спортсмена (его фамилия у меня в голове не задержалась, и слава Богу: в ней и без того много мусо- ра). Соседняя станция -- Восточный вокзал (Келети пайаудвар). От гостиницы до Парламента -- час ходьбы, но -- ПО БУДАПЕШТУ. Правда, участок пути до упомянутого вокзала пролегает по довольно вонючей улице без магазинов. Но это воняет прекрасный Будапешт. Также можно добираться пешком до парка, в котором находится чудной за- мок Вайдахуняд и к которому примыкает дивная Площадь героев, от которой начинается блистательный проспект Андраши. По дороге к парку -- Технический музей и супермаркеты. Короче, местоположение отеля -- это самый край центра города. Где-то так. В отеле Híd я столкнулся с двумя мелкими ночными мерзостями, с которыми прежде, вроде, не сталкивался. Во-первых, ноющий мини- холодильник, который приходилось выключать, потому что мне не по- дошёл частотный спектр его шума (это не белый шум был, а какая-то мерзость, наверняка с примесью инфразвука, по слухам вредно дейс- твующего на всякие органы человеческого тела). Во-вторых, ревучий смыв в унитазах (не из бачка, а непосредственно из водопроводной трубы). Выключать этот смыв (у соседей) не получалось. * * * Насколько помнится, в Вене нет ни одного храма, который разме- рами и декорумом хотя бы сравнялся с будапештской базиликой Свя- того Иштвана. Венский готический Новый ратхаус -- прекрасное зда- ние, но здание парламента в Будапеште -- чуть-чуть прекраснее. Венский Хофбург -- достойный императорский дворец, но расположен не на холме над Дунаем, а это существенный минус по сравнению с Королевским дворцом в Будапеште. И так далее. Или вот если тот же Дунай взять: через Вену он протекает как бы по задворкам, кое-где даже отгороженный от города валами во избежание наводнений, тогда как в Будапеште Дунай -- это, можно сказать, главная улица. Вена в Дунай не смотрится, а Будапешт именно что смотрится -- многими лучшими зданиями. И в Вене нет ничего равноценного будапештскому Цепному мосту. Вывод: по части представительных сооружений эпохи поздних Габсбургов Будапешт Вену немножко таки превзошёл. Навер- ное, император Франц Иосиф хотел всего лишь УРАВНЯТЬ две столицы в их блеске, чтобы венгры не страдали из-за своего неведущего положения в империи, но архитекторы немножко не сумели вовремя остановиться.
Будапешт, королевский дворец
Королевский дворец, вид с реки.
Королевский дворец в Будапеште размашист, хороших пропорций и очень зрелищно расположен, но и только: снаружи он скромноват (в сравнении с тем же венским Хофбургом; возможно это было допущено из политических соображений), а внутри ныне и вовсе жалок -- своим исключительно современным оформлением (во всяком случае в той части, которая занята Национальной галереей). Но тут уже не Габсбурги виноваты, а русская гаубичная артиллерия и русская бомбардировочная и штурмовая авиация в 1945 году. О Национальной галерее. Экспозиция 1-го этажа прекрасна (клас- сика), экспозиция 2-го -- ущербна (импрессионисты и примкнувшие к ним), экспозиция 3-го -- мерзостна (новейшие выверты). Из галереи можно подняться к куполу дворца и посмотреть на окрестности гла- зами императора Франца-Иосифа.
Будапешт, королевский дворец
Королевский дворец, вид с суши.
Будапешт, королевский дворец
Остатки старинного замка, интегрированные с королевским дворцом.
Будапешт, Цитадель, Citadella
Будапештская Цитадель (Citadella) во времена, когда парк вокруг неё уже устроили, но деревья в нём ещё не выросли. Фото со стенда в цитадели.
Цитадель на горе Геллерт, выразимся честно, не зрелищна. На та- ком видном, ключевом, можно сказать, месте надо размещать объекты с более тщательно проработанным внешним видом, да и внутренним то- же. Эта невзрачная Цитадель как средство монументальной пропаган- ды ничего собой не представляет. Статуя, торчащая на колонне перед цитаделью со стороны Дуная, вблизи выглядит такой же дурацкой, как и издали. Что бы она там ни символизировала, лучше держать такое дома и никому не показывать. Правда, с горы открываются хорошие виды на город, что частично окупает подъём. Строительство Цитадели на горе Геллерт началось в 1853 году и продолжалось 7 лет. Святое место не было пустым, и пришлось пред- варительно снести обсерваторию. Позже Цитадель никогда не перест- раивалась (надо думать, потому что была не особенно нужна). Венг- ры ненавидели её как символ австрийского господства и якобы рас- пространяли нелепые слухи, что заряженные пушки Цитадели были постоянно направлены на основные здания города, чтобы тут же об- стрелять их при получении приказа. При этих пушках якобы постоян- но дежурили солдаты с зажжёнными фитилями. Так написано на таб- личке, приколоченной венграми к стене Цитадели. В 1897 году Цита- дель была передана городскому муниципалитету: венграм бунтовать против Габсбургов отболело. Часть укреплений была вскоре разруше- на (якобы в соответствии с австрийскими военными правилами), но муниципалитет всё время порывался разрушить и остальное. Разруше- ние не состоялось и-за того, что авторитеты не сошлись в мнении, что будут строить на этом месте потом. Мой любимец Мор Йокаи (1825-1904) был среди немногих тех, кто предлагали ничего больше не ломать, а просто устроить в Цитадели музей, а вокруг него -- парк. Поскольку ни на то, ни на другое не было денег, в Цитадели сделали приют для оборванцев, поскольку те и так уже там освои- лись. В межвоенный период в Цитадели снова появился небольшой гарни- зон. В конце 1944 года Цитадель была оборудована немцами для сраже- ния до последней капли крови, и в ней разместился один из глав- нейших немецких штабов. 12 февраля 1945 года Цитадель была взята штурмом. В штурме принимали участие, помимо советских солдат, венгерские добровольцы. После войны Цитадель была слегка приведена в порядок и попала в распоряжение Венгерской Народной Армии. К 1956 году, в связи с некоторым затишьем в холодной войне, численность Венгерской На- родной Армии была сокращена с 230 000 до 85 000 человек, и её руководство решило передать часть военных объектов гражданским властям, но передача была сорвана советской оккупацией Венгрии. В Цитадели снова появились русские. Передача состоялась только в 1974 году.
Будапешт, Цитадель
Будапештская Цитадель.
Пещерная церковь под горой Геллерт, напротив великолепной гос- тиницы в стиле сецессион и недалеко от моста, -- маленькая и убо- гая до омерзения: ни грана таинственности; естественная красота камня забрызгана цементным раствором; культовые прибамбасы -- в современном дегенератском стиле. Да и не старинная она вовсе: далеко не катакомбы первых христиан. Вдобавок там надо платить за вход. Кстати, первого видного христианина в этих местах звали, как и гору, Геллертом. Был он епископом и, наверное, докучал пер- вобытным венграм своими предложениями креститься. Отличился он тем, что в 1946 году венгерские языческие борцы с примитивными христианскими догмами засунули его в бочку, навбивали в неё гвоз- дей и потом столкнули её в сторону Дуная с вот этой самой горы, которая потом в честь него же и была названа. В 1083 году он был канонизирован как Герард Венгерский и ныне числится одним из небесных покровителей всё-таки охристианившегося венгерского народа. На горе Геллерт можно спокойно справлять нужду чуть ли не под любым деревом на самом деле приткнуться почти негде, хотя народу там бывает мало, потому как высокая она, и крутая, и расположена немножко на отшибе (не возле метро). То, что на карте города изо- бражено обнадёживающим зелёным цветом, в действительности оказы- вается районом вилл, а где не виллы, там довольно редкие деревья с элиминированным "подлеском", как будто владельцы вилл пригото- вили местность для защиты своей собственности пулемётами. Плюс психическое напряжение от всяких шавок, без поводков и намордни- ков бегающих под деревьями. Разумеется, уютные уголки на этой историчной горе местами ещё сохранились, но на их поиск придётся потратить время, а пользоваться ими надо будет всё равно с огляд- кой. Ещё хорошее на горе Геллерт: там нет бомжей (им лень таскаться в такую даль и высь). Гора Геллерт is bomzh-free.
Будапешт, Цепной мост
Вид на Цепной мост имени Иштвана Сечени и собор имени Иштвана Святого из королевского дворца.
Будапешт, руины башни
Руины средневековой башни (перестроенной в XVIII веке), оказавшиеся ВНУТРИ современного здания. Вот приблизительно так надо обращаться со стариной.
Будапешт, замок Вайдахуняд
К концу XIX века венгры превзошли всех в строительстве прекрасных замков... Замок Вайдахуняд в Будапеште. Построен в 1896-1908 гг.
Будапешт, замок Вайдахуняд
... и довели до совершенства романский стиль. Церковь в замке Вайдахуняд, Будапешт.
Будапешт, площадь Героев
Дикая охота короля Арпада. Площадь Героев в Будапеште.
Будапешт, собор Святого Иштвана
Вид на Град с купола собора Святого Иштвана.
Будапешт, букинистический магазин
В букинистическом магазине. Вот так надо букинистить.
Когда смотришь на ряд букинистических магазинов, примыкающих один к другому, то полнее сознаёшь, что венгры -- это старая европейская нация, накопившая огромное множество всякого матери- ального и нематериального в своей культуре и поднявшаяся на один уровень с самыми выдающимися европейскими нациями, только пока что меньше их порченная изобилием.
Будапешт, мост Свободы
Мост Свободы. Вот так надо строить мосты.
Будапешт
Мемориальное кладбище Fiumei. Вот так надо хоронить приличных людей.
На мемориальном кладбище Fiumei не то, что лежать, но даже просто бывать -- приятно. Оно вполне на уровне лучших кладбищ Европы.
Будапешт, Мор Йокаи
Могила Мора Йокаи (простой холмик в центре круга) на мемориальном кладбище Fiumei. Надо полагать, Йокаи попросил ничего особенного над его могилой не сооружать. Соорудили ВОКРУГ могилы.
Будапешт, Парламент
Здание венгерского Парламента в глубоких сумерках, но с подсветкой.
Будапешт, проспект Андраши
Венгры, мрущие за Родину. За ТАКУЮ и умереть не жалко. Угол улиц Андрашской и Изабелльской.
Будапешт, кошерный ресторан
Ресторан "Чисто кошерный" в еврейском квартале Будапешта. На всякие такие заведения теперь уже не хватает евреев. Вход не свободный: надо заранее договариваться в синагоге.
Будапешт, Большая синагога
Фасад будапештской Большой синагоги на улице Дохань.
Будапешт, Теодор Герцль
По сионистским святым местам. "Здесь находился дом, в котором родился Теодор Герцль (1860-1904). Согласно другому источнику, дом был рядом."
С Теодором Герцлем (для меня он уже просто Тедди) у меня как-то сами собой всё выходят пространственные пересечения: в Вене я был на "лестнице Теодора Герцля" (значит, где-то там он болтался в своё время сам), в Земуне (теперь район Белграда) видел могилы дедушки и бабушки великого сиониста, в Будапеште вот наткнулся на место, где Теодорих Сердечкин изволил родиться. * * * В будапештскую Большую синагогу я с первого раза не попал: она оказалась закрытой на спецобслуживание каких-то важных евреев из Израиля, как будто, скажем, я -- это типа никто. Замечу вскользь, что дружбе народов такие сюрпризы не способствуют. В отместку я промаршировал в любимых берцовках по еврейскому кварталу Будапеш- та (улица Kazinczy, etc), насвистывая "Horst Wessel". Правда, ни- кто не обратил на это внимания. Было почти обидно: вехи забыты, значит, открыта калитка carte blanche для новых грехов. Не думаю, что я свистел совсем фальшиво. Тихо -- это да. И не чеканил "прусского шага" ("римское приветствие", думаю, тоже бы оценили, но это было бы с моей стороны грубой выходкой, почти как хождение в кипу по столице страны, воевавшей на стороне Гитлера и ныне своих тогдашних погибших отнюдь не осуждающей при каждом удобном случае, а я совсем не любитель психопатических эксцессов). Вдобавок грубые выходки чреваты неполучением шенгенской визы в следующий раз, а мне это надо? Разумеется, я был весьма зол: ради посещения этой синагоги я рискованно сдвинул на субботу поездку в Братиславу (и таки полу- чил там потом сложности с поиском места для ночлега, когда опоз- дал на обратный поезд). Кстати, в Германии и Австрии при всяких еврейских заведениях типа синагог и ешив, как правило, дежурят полицейские (в Германии -- сидят поблизости в автомобиле, в Австрии -- даже стоят на посту). Подозреваю, что тут уже больше не от нацистов защищаются, а от исламских экстремистов. А ещё, конечно (а может, и в первую очередь), демонстрируют особую заботу о евреях: это вроде самона- ложенной епитимьи за "холокост". * * * Я думаю, еврейская фамилия "Будапештер" не существует: австро- венгерские евреи обзавелись фамилиями до того, как Буда, Обуда и Пешт слились воедино. А вот Будеры, Обудеры и Пештеры должны со- ответственно где-то быть. * * * Евреи на венгерские мозги теперь уже сильно не давят. Теперь для мадьяр этническая проблема номер один -- это цыгане. * * * В Национальной галерее, которая в бывшем Королевском дворце, австро-венгерские аристократы на портретах XVIII века выглядят по большей части так, как будто были евреями и вдобавок страдали базедовой болезнью (это при которой глаза выпученные). По поводу расового типа венгров отыскалось такое (английская Википедия, статья "Hungarians"): "Within the blood group system attributed to Karl Landsteiner, the rate of the '0' and 'B' bloodgroup genes characterizing Hungarians (31.05% and 17.90%) is off from the Indo-European and Finno-Ugrian nations, but it is within the range found among Central Asian Turkic nations." "The occurrence of the Turkic types (Turanid, Pamirian, Anterior-Asian and Mongoloid) in the modern Hungarians is assessed to 46.2%, that of the Finno-Ugrians (Uraloid, Lapponoid and approx. 55% of the East Baltic type) to 4.6%, while the Old Slavic (approx. 45% of the East-Baltic type and each 50% of the Nordoid and Cromagnoid types) and the German (approx. each 50% of the Nordoid and the Cromagnoid types) constitute 3.2% and 0.5%, respectively. However, according to Hungarian anthropologist Lajos Bartucz, the Finno-Ugric contribution is estimated to 20%, while the Turanid (Alfoldi) type is estimated to 25-30%, the Indo-European Dinarid type to 20%, the Alpine type to 15%, the Taurid type to 4-5%, the Nordic type to 4% and the Mediterranean type to 1%." В переводе на нормальный язык это означает, что, похоже, венгры в основном суть угрофиннизировавшиеся тюрки, примешавшие себе впоследствии много славянской и германской крови. * * * Бывают такие невзрачные церкви, что даже лень фотоаппарат ради них доставать, но какие-нибудь местные старушки лелеют их, чистят и, наверное, любят. Возможно, кто-то так же вот любит за просто так вот этих никчемных невзрачных старушек. * * * Бывают памятники деятелей, сидящих на коне, бывают -- сидящих на стуле, скамейке или в кресле. Нужны ещё следующие типы памят- ников из того же ряда сидельцев: 1) сидящие в тюрьме, 2) сидящие в луже. * * * Памятник героям Первой Мировой во дворе университета: мальчик с голой попой, мечтающий стать солдатом. Не совсем одетость, воз- можно, означает не гомосексуальную наклонность скульптора, а от- данность почти всего для фронта, для победы. * * * В Будапеште разгул звукового терроризма со стороны машин скорой помощи и полиции. Хочется пожелать сдохнуть тем, кому на помощь летят с таким давящим на мозги шумом. Тем более что звуковые вол- ны всё равно автомобилей не распихивают, а сильный шум наверняка мешает водителям, из-за чего у них повышается вероятность ошибок, чреватая катастрофами. * * * По тротуарам Будапешта приходится передвигаться с оглядкой, по- стоянно проверяя себя: не наступил ли ненароком на велосипедную дорожку. И даже если не наступил, всё равно лучше оглядываться перед сменой курса. О мерзких велосипедных дорожках. То они ближе к проезжей части, то дальше от неё; то они особо выложены кипри- чом, то особо заасфальтированы, а кирпичом выложена полоса для пешеходов. Нужно постоянно бдеть, гадать, оценивать обстановку. * * * Венгрия -- страна собачья, а не кошачья: котов здесь не видно, зато собаки исправно расписывают углы исторических зданий. Прав- да, венгерские собаки не злобные. * * * Я вас прошу (нет, даже умоляю): не надо в исторических центрах реставрировать, репарировать и строить заново множество объектов одновременно. Наваливайтесь всеми силами на какой-нибудь один объект и, только закончив с ним по-быстрому (но качественно!), переходите к следующему. А ещё всякие шпили надо делать не очень высокими, иначе они плохо влезают в кадр. А ещё, если дом строит- ся красивым, надо обеспечивать ему максимальную доступность для обозрения: никаких столбов, проводов, флагов, рекламных щитов, даже деревьев.
Будапешт, Святой Иштван
Вот так надо делать конные статуи. Святой Иштван над Будапештом в лучах заходящего солнца. Ещё не "закат Европы", пока в ней есть венгры.
Будапешт, Град
Вечерний Град.
Если уцелела какая-нибудь крепостная стена в черте города, то западоидным дряням неймётся устроить перед ней спортивную пло- щадку (чтобы мешать мне фотографировать старину), потому что эти дряни видели, как подобные им дряни делали так в некоторых других городах, а на дряней инстинкт подражания оказывает непреодолимое действие.
Будапешт, проспект Андраши
Пламенеющий ренессанс. Здание 1871 года на улице Андраши.
Будапешт, модерн
Пламенеющий модерн. Пламенистее лишь собственно огонь.
Будапешт, собор Святого Иштвана
Вот так надо делать двери в церквях. Портал собора Святого Иштвана. Остальное в соборе - не хуже этого портала, а то и лучше.
Будапешт
Мини-музей на тротуаре. Почётный пенсионер.
Будапешт, метро
Первое метро. ПЕРВОЕ В ЕВРОПЕ (второе в мире). Вход (он же и выход). На улице Андраши.
Будапешт, Рыбачий бастион
Венгры считают, что в раннем Средневековье они выглядели приблизительно таким образом. Рыбацкий бастион в Граде.
Будапешт, дворик
Характерный будапештский дворик. Вот так надо делать дворики.
Будапешт, алкоголики
Эксперты по палинке, сливянке, ракии и т.п. Таких в Будапеште хоть отстреливай. Когда садишься там на скамейку в парке или на улице, надо иметь в виду, что предыдущий седок, возможно, был из подобных знатоков. Издержки свободы и демократии. На улице Андраши.
Будапешт, дворик
Орден евреемасона I степени. Венгерский Национальный музей, Масонский зал.
Будапешт, купальня Сечени
Вечерний праздник голого тела в купальне Сечени. Через минуту я тоже окунусь в него, но не с головой.

Добавления 2015 года.

В Будапеште бросается в глаза обилие бомжей и следов их жизне- деятельности. Сегодняшний Будапешт -- подходящее место для осно- вания науки о бомжах -- бомжеведения, чем я и воспользовался. Если существуют наука о мусоре (гарбология) и наука о дерьме (копрология), то почему не может существовать наука о бомжах -- алитология (alitis -- бродяга по-гречески)? Бомжеведение -- наука о бомжах. Делится на общее бомжеведение и прикладное. Идея: противобомжовая жидкость, для брызгания на бомжей: бес- цветная, дезинфицирующая, отравляющая паразитических насекомых. Можно брызгать ею на скамейки перед тем, как на них садиться. Можно -- на бомжей, чтобы убирались подальше. Противобомжовое устройство скамеек защищает от лежания на них бомжей, но не защищает от сидения. Варианты противобомжового устройства скамеек: 1. Узкая доска, на которой можно сидеть, но на которой очень неудобно лежать. 2. Разделение скамейки на секции подлокотниками таким образом, что между подлокотниками удобно сидеть, но они лишают воз- можности лежать. 3. Короткая лавка: два человека сидя вполне помещаются, а лежать получится, только сильно поджав ноги. * * * Время последнего наибольшего взлёта венгерского духа -- навер- ное, то, когда застраивался центр Будапешта, то есть, приблизите- льно с середины XIX века до 1914 года. В 1914-м пламенные патриоты европейских стран бросились прорежать ряды друг друга и заодно поуничтожали многих талантливых или просто активных людей, кото- рые и воевать-то особо не рвались. А кого не смогли уничтожить в 1914-1918, тех добивали в 1939-1945. * * * В не очень больших продовольственных магазинах Будапешта ассор- тимент товара такой, что хочется послать венграм гуманитарную по- мощь: приличной колбасы, приличной рыбы, приличного сыра. Если жить здесь долго, то, разумеется, приспособишься (узнаешь, что и где лучше брать), но на только что приехавшего из страны дикта- торских ужасов, желающего купить что-то хорошее для немедленного съедения, вид этих жалких полок с дороговатой и вредной для здо- ровья дрянью, подписанной на непонятном языке, действует несколь- ко угнетающе. Если, скажем, в какой-нибудь Валенсии ты в супер- маркете страдаешь от того, что не хватает желудочной мощности на попробование всякой всячины, то в Будапеште ты вынужден обходить несколько магазинов, чтобы наскрести на недорогой вкусный мало- опасный ужин, который не надо готовить. К примеру, венгерские мясосодержащие консервы в большинстве своём жуткие: не то, чтобы там человеческие фрагменты попадались, но вкус убогий. Я очень плохо отношусь к выбрасыванию пищи, но в Будапеште мне это сделать однажды пришлось, хотя НЕЧТО было куплено в "человечьей" секции супермаркета, а не в той, которая для собак и кошек. * * * Главный отдел в любом венгерском супермаркете -- разумеется, винный -- если судить по протяжённости "экспозиции". А в том, что венгры теперь такие дегенераты, виноваты, конечно же, люди непью- щие и малопьющие: если бы они не уклонялись от потребления алко- голя, то за 1000 лет, истёкших после захвата Паннонии, уже выве- лась бы алкоголестойкая порода венгров и по будапештским улицам не таскались бы дегенераты, инвалиды и просто заморыши, а ходили бы таки богатыри. Две мировые войны, повыкосившие венгерских здоровяков, надо думать, тоже не поспособствовали улучшению качества венгров. * * * О расовом типе венгров судить по будапештским уличным впечатле- ниям сложно: обычно ведь точно не знаешь, цыган это перед тобой или просто мадьяр такой уродился. Плюс свежие человеческие влива- ния откуда попадя. Плюс туристическая инострань так и шастает. Правда, можно уверенно утверждать, что венгры -- не чёрные. Пока. * * * Преобладающее впечатление от венгерской молодёжи: элои. Азиатс- кие морлоки -- на подходе. * * * В будапештское метро пускают собак. Правда, пока что с сопро- вождением. * * * Ситуация с бомжами в Будапеште: бомж на бомже. А если не бомж, то цыган -- хрен редьки не слаще. Что ни скамейка, то бомж на ней. А если на ней его нету, значит, он только что встал и ушёл, но часть вшей оставил, чтоб они ему место караулили. Телефонные будки в Будапеште существуют для того, чтобы бомжи могли в них мочиться во время своих телефонных разговоров. * * * Кто-то что-то отрыгнул и/или сплюнул на тротуар, и два больших жирных слизняка выползли из-под забора, отгораживающего пустырёк, чтоб это самое пожевать (ну, потереть языком-тёркой) и проглотить снова. От "зелёной зоны" их отделяло сантиметров 30 асфальта -- это как для нас полкилометра, наверное. Надо полагать, у слизня- ков хорошее обоняние: с их способом передвижения особо ведь в разведку не набегаешься, так что они попросту вынуждены разнюхи- вать издалека. * * * В XVIII и XIX веках в Европе была мода собирать коллекции. А потом пришла мода дарить свои коллекции родным городам, родным народам. Так возникли многие теперешние очень хорошие музеи. * * * О выборе ресторана. Надо всегда выбирать такой ресторан в кото- ром уже есть -- и едят -- посетители: когда у предприятия спорят- ся дела, повару некогда плевать в тарелки клиентов. Плюнуть -- это, конечно, дело не долгое, но для него требуется определённый настрой души, а вот он возникает лишь при условии отсутствия работы. Далее, никогда не следует выбирать ресторан, в котором салфетки -- не бумажные, если только вы не больной на голову придурок, ко- торый млеет от сорения наворованными деньгами, поскольку прилич- ные радости ему недоступны. В таком ресторане вы начнёте листать меню, внутренне ужаснётесь ценам, а уходить будет уже неловко -- хотя бы потому что уже жалко становится и официанта, который смотрит на вас, как голодающий на антрекот. Далее, на кухне и на раздаче должны фигурировать представители той национальности, к которой ресторан номинально относится. Ска- жем, если он позиционируется как китайский, это должны быть ки- тайцы, а если тайский, то -- тайцы, а не просто какие-то азиаты. Это обеспечивает еде вкус подлинности. Посуду, впрочем, может мыть кто угодно: тут уже, ладно, можно делать небольшое послабле- ние. Еда от повара неадекватной национальности -- это как копия вместо подлинника. Что вошло в рецепт, то воспроизводится, а что не вошло (но было в менталитете, в привычках, в необъяснимом ЧЁМ-ТО), то в тарелку не попадёт. Бывает, копию от подлинника не отличить без приборов и химикалиев, но с подлинником всё же спо- койнее. Потом, ресторан -- это ведь не только еда, но и антураж, и общение, и, может быть, даже немножечко зоопарк, только с человеками. Если вы пришли посмотреть заодно на уйгуров, это должны быть именно уйгуры, а не загримированные под них узбеки. Довольно надёжный признак недорогого, но качественного абори- генского ресторана вдали от Родины -- присутствие в нём потребля- ющего местного плебса из числа живущих по соседству. Может, такой ресторан будет не очень гигиеничным, зато в нём будет удовлетво- ряться доподлинный местный вкус, а люди везде не дураки поесть, хотя и ублажают себя немного по-разному. То, что рассчитано на проезжающих и проходящих (на вокзалах, автостанциях, базарах), как правило, худшего качества, чем то, что рассчитано на завсегдатаев, которым не жуётся дома. Бич забегаловок -- бомжи. Бывает, всё у забегаловки хорошо -- и оформление, и кухня, и физиономии на раздаче деликатесов -- но эпизодически наползает какой-нибудь либеральный демократ с испи- той мордой из-под соседнего моста. Как правило, бомжи таскаются в САМОЕ дешёвое заведение округи, поэтому находящаяся рядом забега- ловка с ценами чуть повыше оказывается свободной от них вполне. * * * Почему полиция так тщательно охраняет венгерский парламент? Потому что иначе его загадят бомжи и граффитисты, как они делают это со множеством неохраняемых зданий. * * * О венгерском Национальном историческом музее. Музей действи- тельно НАЦИОНАЛЬНЫЙ: в нём нет почти ничего о немцах, хорватах, словаках, евреях, цыганах, румынах, русинах. Имеется прекрасный лапидариум с римскими надгробиями, саркофагами и прочими камен- ными изделиями, имеющими изображения и/или надписи, но о других предшественниках венгров в Паннонии узнать ничего не довелось, потому что в моё посещение соответствующий отдел музея был за- крыт. Доступная мне экспозиция начиналась с эпохи Арпада. Вен- герские палеолит, мезолит, неолит и бронзовый век, наверное, совсем не представлены, потому как прошли в далёких краях (если были вообще). На исторической арене венгры появились как конные варвары под предводительством дьюлы (= воеводы) Арпада Великолепного. Приблизительная последовательность поселенцев в районе Будапеш- та: скифы, кельты, римляне, гунны, готы, лангобарды, авары, мадь- яры. Мадьярам удалось зацепиться насовсем накрепко. * * * Уличное впечатление от венгров: почти все они курят, а если кто-то из них в текущий момент не дымит, то для того лишь, чтобы после короткого передыха наброситься на сигарету с ещё более яростными затяжками. По этому поводу вот что подумалось. Компакт- ный город, в котором много курильщиков, для некурильщиков будет ужасным. Города получаются хорошими только при условии, что их заселяют хорошие разумные люди, ведущие здоровый образ жизни. * * * Заплатив в кассе за сеанс купания (в купальне Сечени он доро- гой, в Королевской купальне от в 3 раза дешевле), получаешь плас- тиковый браслетик с электронным чипом. Этот браслетик использует- ся для учёта времени входа-выхода и для запирания-отпирания шкаф- чика, в котором оставляется одежда (для особо ценных вещей есть маленькие сейфы, как в номерах гостиниц). Если кто-то долго не выходит из купальни, идут искать тело (не на дне бассейна, конеч- но, а, скажем, в туалете или в кабине для переодевания: от превы- шения купальной дозы человеку вполне может стать плохо). * * * Кстати, я придумал, как можно лечить от великорусского шовиниз- ма в не самых тяжёлых случаях: отправлять человечка бесплатно на неделю в Будапешт, но только чтоб гостиница была хорошая, а пого- да -- не совсем плохая. А вот на танках туда ездить не рекоменду- ется: можно получить по голове бутылкой с горючей смесью. Способ лечения, конечно же, дорогой, зато приятный. Вдобавок последствия пренебрежения указанной болезнью у граждан могут обойтись много дороже -- и гражданам, и стране в целом. Вообще, по-моему, махровый национализм поражает в основном лю- дей, которые не имеют возможности хотя бы немного лазать по за- границам и там влюбляться в страны потенциальных противников. А если ведь что-то любишь до потери пульса, то можешь за это под настроение элементарно и жизнь отдать. Правда, если я буду отда- вать жизнь за каждую страну, какую считаю безусловно заслуживаю- щей того, мне понадобится жизней двадцать пять, не меньше. * * * Бросить всё и ехать в Марракеш.. эээ... в Будапешт!

Возврат на главную страницу             Александр Бурьяк / Будапешт как образцовый продукт империи Габсбургов