Александр Бурьяк

Эгер как символ сопротивляемости
венгерского народа

bouriac@yahoo.com Другие поездки На главную страницу
Город Эгер расположен почему-то не на Дунае, как будто там было мало места для таких городов. В настоящее время Эгер примечателен тем, что показывает, в каком состоянии была бы вся Венгрия, если бы в своё время не так сильно снюхалась с Адольфом Гитлером. Впрочем, в то время и в тех местах было непросто уцелеть и горо- дам, и людям -- независимо от выбора, с кем снюхиваться и на- сколько. Если не наслаждаться жизнью по-венгерски, а просто носиться с фотоаппаратом по городу, можно постичь основное в Эгере за один день. Углубление в детали местных достопримечательностей и мест- ной кухни увеличивает указанный срок в 2-3 раза. Где-то в городе имеются купальни при термальных источниках с целебной водой, так что здесь можно заодно помыться, постираться и подлечить суставы и нервы. * * * Почему Эгер -- символ сопротивляемости, скажу простыми словами Википедии, чтобы не было подозрения, что я это сам выдумываю: "Во время турецкого нашествия на Венгрию в 1552 году Эгерская цитадель была осаждена. Героизм защитников цитадели под командо- ванием капитана Иштвана Добо, которые сумели выстоять против многократно превосходящих сил противника (защитников было менее 2000 человек, в турецкой армии более 80 000), стал одним из самых славных моментов в истории Венгрии." * * * Вместо слова "Эгер" у меня всякий раз прорывается "Эгерт" -- по аналогии с "Эрфурт", "Франкфурт", "Швайнфурт" и т. п. Приходится сдерживаться и поправляться... * * * На всякой железной дороге есть хоть какая-нибудь "засада" для простого путешествующего интеллектуала: всё для удобства пассажи- ров, особенно иностранцев. Я целых 15 минут учил по-венгерски предложение "пожалуйста, один билет в Эгер, туда-обратно, туда -- 7 часов, обратно -- 17 часов", а оказалось, что время на биле- те не указывается и что вообще он действителен ДВЕ НЕДЕЛИ (но воспользоваться им можно только один раз). А если хочешь с указа- нием времени и места, чтобы не ехать не дай Бог стоя, надо допла- тить. Можно, конечно, и сесть в вагоне на пол. Ой, а я раньше га- дал, откуда у европейцев эта их мерзкая манера вытирать задницами тротуары, а потом тиснуться теми же задницами на сидения, которы- ми и нормальные люди пользуются. Испытанное средство противонемецкой обороны на транспорте -- наушники для работающих в шумных цехах -- худо-бедно срабатывало и против венгров -- и даже, возможно, спасло за время моего визи- та несколько местных жизней. Как ни постись, ни молись, ни жерт- вуй на храмы, в вагоне поезда всё равно почти непременно окажется недалеко от тебя хотя бы пара трепливых старых сучек, которые озвучат всё замкнутое пространство так, что даже через противошу- мовые наушники будет пробиваться много ещё чего. А ведь эти дряни наверняка воображают себя приличными дамами и, возможно, даже дают деньги на лечение-размножение каких-нибудь чернявых засран- цев в Африке. Ну, и почему это вдруг считается, что терроризм не может исправить общество? Обеспечить эффективную власть -- да, не сможет. А отучить мрази от орания в публичных местах и загрязне- ния окружающей среды всякими другими способами он способен впол- не. Потому что если в стране заводится свой террорист-порядко- охранитель, то каждое мерзкое ничтожество прежде, чем сделать гадость, будет думать о том, что кто-то с суровой физиономией (типа моей, когда я не высплюсь), находящийся рядом в засаде, может потом выследить и больно зарезать. * * * В электричке на Эгер кресла были сзади свинчены шурупами (?) с МОГЕНДОВИДНЫМИ шлицами на головках. Кому-то в Европе крестообраз- ные шлицы, наверное, показались неполиткорректными. * * * Вывод из осмотра кандидатских физиономий на агитационных плака- тиках к выборам в Эгере. Либералы и демократы на этих плакатах обычно ЛЫБЯТСЯ, а патриоты и консерваторы -- суровы: кто правиль- но понимает ситуацию в Европе, тому не до мелких карьеристских радостей. * * * В день, когда я появился в историческом центре Эгера, там со всяких сторон раздавался топор дровосека перестук отбойных молот- ков венгерских вольных каменщиков работяг, достраивавших местные древности (ну, то, что не успели достроить в прежние неспокойные времена). Пыль поднималась над площадью Иштвана Добо, а лучшие здания были снизу заслонены от общественности ограждениями, чтоб люди не растаскивали стройматериалы не попадали под технику. О местоположении солнца над славным Эгером в тот день можно было лишь смутно догадываться. Ориентироваться по звёздам тоже не получалось. От холода спасали только свитер пакистанского произ- водства и надёжные белорусские говнодавы берцовки, шитые, надо думать, по американскому заказу для очередной "Бури в пустыне". * * * Эгерская крепость расположена на краю и частью на склоне возвы- шенности, а сам город Эгер -- в низине, по которой протекает речка. Крепость в Эгере какая-то невнятная: ни одной зрелищной башни, ни одних впечатляющих ворот. Значительная часть каменной кладки -- реконструированная. Строительная активность в крепости была при моём посещении такая, как если бы венгры решили восстановить укрепления целиком. Не поздновато ли? Ну, может, они это делали в предчувствии нового Средневековья (у меня, кстати, тоже есть опасение, как бы всякие алебарды не понадобились снова). * * * Самый великий из всех великих людей, связанных с Эгером, -- это, конечно же, Иштван Добо, руководитель эгерской обороны 1552 года -- одного из самых показательных событий героической истории венгерского народа. Родился около 1502 года, умер в 1572 году. Эгерский туристический нарратив строится в значительной части вокруг этой выдающейся личности. * * * Искоренять турецкое -- это была такая венгерская страсть в XVIII веке. Искоренили, почти всё, кроме идеологически нейтраль- ных бань. Особенно тщательно стирали с лица земли мечети. Покончив со следами турецкого господства, венгры переключили свою националистическую агрессивность на Габсбургов и проедали им плеши до 1918 года, когда Венгрия, наконец, снова стала совсем свободной на целых два десятилетия -- до прихода злобных русских большевиков -- правда, растеряла все числившиеся за нею имперские владения: Словакию, Словению, Хорватию, Трансильванию.
Эгер
Базилика в Эгере. Годы строительства -- 1831-1836.
Эгер
Схема центра Эгера. На ней важнейшим элементом является буковка "I", означающая пункт, к которому надо устремиться, чтобы бесплатно получить худо-бедную карту города и заодно спросить, где же всё-таки находятся купальни.
Эгер
Особая крышка для люков -- атрибут всякого приличного города. Хорошо, что эти крышки слишком тяжелы для утаскивания их коллекционерами.
Эгер
Эгерский великий человек -- Иштван Добо. Памятник поставлен в 1907 году. Пощадь Иштвана Добо в Эгере.
Эгер
Вид на Эгер из крепости.
Эгер
Одинокий минарет, используемый в качестве башни обозрения (за вход - 200 форинтов, и надо ждать, пока предшественники спустятся, потому что на лестнице не развернуться, разве что один ляжет на ступени, а другой пройдёт по нему, нагнув голову).
Перемещаться вверх-вниз внутри минарета -- некомфортно, опасно и страшно. Я всю дорогу произносил многократно "Бисмилляху рахма- ни рахим" и "Ля илляху иль Аллах, Мухуммад расулиллах." ПОМОГЛО.
Эгер
Внутреннее устройство минарета. Вид с верхней площадки (ай! ой! да, было страшно). На стенах заметны следы бетонной опалубки. В общем, он изнутри не то что монолитный, но близкий тому. Из-за чего и держится.
Эгер
Облагороженная местная речка. На заднем плане -- Эгерская крепость.
Эгер
Железная дорога почему-то прошла через крепость, чуть-чуть от неё отрезав с востока.
Эгер
Сербско-греческая православная церковь. В ней имеется примечательный золочёный иконостас 1791 года. Вокруг церкви -- захоронения православных, в том числе русских.
Эгер
Ресторанчик по пути в крепость. Местами нарочитая потёртость, имитирующая провинциальную простоту и домашность. Стопкой лежат одеяла для укрывания зябнущих клиентов.
Эгер
На пешеходной улице Сечени вечером. Иштван Сечени (1791-1860) -- тоже великий венгр.

Возврат на главную страницу            Александр Бурьяк / Эгер как символ сопротивляемости венгерского народа