Александр Бурьяк

Не совсем удачливый и не гениальный Наполеон Бонапарт

bouriac@yahoo.com Другие портреты На главную страницу
Наполеон Бонапарт
Наполеон Бонапарт после Ватерлоо
Наполеон Бонапарт (1769-1821) -- ярчайшее пятно света в гло- бальной истории конца XVIII -- начала XIX века. Национальный герой Франции, элементарно затмевающий Жанну д'Арк и Шарля де Голля, вместе взятых. Лично отметился подвигами на трёх конти- нентах, правда, расположенных совсем рядом: в Европе, Азии и Африке. Один из наиболее изученных и наиболее любимых персонажей всемирной истории. * * * Глядя очередную телепередачу про Наполеона, я вдруг застукал себя на том, что у меня пропали привычные сочувствие и уважение к нему: не из-за этой телепередачи, а как бы в результате длитель- ной работы старательного подсознания. Всякие детальки худо-бедно соединились в целостную картинку, и я, наконец, сам перед собой признал, что не так уж он велик, как это внушается парижской то- понимикой, трёпом поверхностных авторов и нормальной потребностью в идеале. Уже в Бородинской битве его подвела "звёздная болезнь": он пе- реоценил моральный фактор и недооценил тактический. При Ватерлоо он совсем уже опозорился: проигнорировал грязь, вызванную двух- дневным дождём, не потребовал проведения должной полевой развед- ки. Из той злосчастной телепередачи: у французов было превосходство над англичанами в артиллерии, и французы рассчитывали, что будут, как обычно, выкашивать ряды противника ядрами, многократно рико- шетирующими от земли, а ядра от размокшей земли не рикошетирова- ли. И что?! Не рикошетируют ядра -- стреляй картечью. Пушки не тащатся по грязи -- мости дорогу: хоть гравием, хоть конфискован- ными заборами. Там же: Наполеон посчитал, что пруссаки бежали от его грозного величества, а те на самом деле, чуть отбежав, развернулись и по- шли на соединение с англичанами. И мне давно уже тайно нравился старик Блюхер, которому было чихать на то, что Наполеон -- якобы военный гений. Атаковать английские каре кавалерией вместо того, чтобы сметать их картечью -- значило совершенно не жалеть французской крови. Наполеон хотел взять нордические войска на "ура" (ну, на vive l'empereur) -- не вышло. Французов под Ватерлоо не просто разби- ли, а раздолбали вдребезги. А ведь можно же было вовремя сообра- зить, что успеха не будет, и уводить войска непобеждёнными -- выставив артиллерийские заслоны с французскими капитанами Туши- ными. Сделать то же, что сделал старый больной Кутузов под Бородино. Чтобы спровоцировать соотечественников на самоотверженный по- рыв, а потом его так бездарно профукать -- и после этого даже не застрелиться -- надо быть той ещё дрянью. И Наполеон ею к 1915 году, похоже, уже был. Наполеон проиграл при Ватерлоо не столько потому, что недоучёл грязь и Блюхера, сколько потому, что наделал вдобавок разных других ошибок. Не наделай он их, ему было бы всё равно, что там с Блюхером и куда подевался Груши. * * * Фельдмаршал Гебхард Леберехт фон Блюхер (1742-1819), старый чёрт по терминологии Наполеона -- вот это герой. В 73 года лично возглавил кавалерийскую атаку в битве при Линьи и потом валялся несколько часов среди трупов, придавленный собственной убитой лошадью, а когда прочухался, воодушевил свои полуразгромленные войска и снова повёл их на французов. Неоднократно битый французами, даже побывавший во французском плену (и в прусском тоже), он никогда не падал духом: поднимался, отряхивался, сражался дальше. Терпел поражения не потому, что был плох, а потому что не боялся почти безнадёжных ситуаций. Среди прочего, отлично показал себя в Лейпцигской "битве народов". Главное: узурпаций он себе не позволял. Наполеона Блюхер долбил, наверное, в основном из профессиональной ревности, типа: я ж тебе, Напхен, покажу, какой ты военный гений. * * * Ну, и какие такие особенные были у Наполеона военные идеи? На- ступать колоннами, а не шеренгами, да? Но колонны отлично выкаши- ваются артиллерией. Они хороши для прорывов на участках, где ар- тиллерии у противника мало и где можно появиться внезапно из тумана или из-за холма. Википедия в отношении Наполеона редкостно хороша: "Он с успехом применял смешанный боевой порядок (комбинация колонны и линии), впервые предложенный Гибером, и мобильную ар- тиллерию, созданную Грибовалем. Основываясь на идеях Карно, Моро и Брюна, Наполеон реорганизовал французскую армию как систему армейских корпусов, каждый из которых включал в себя пехоту, ка- валерию и артиллерию и был способен действовать самостоятельно." "Отдавая предпочтение наступлению перед обороной, Наполеон сокрушал противника за счёт быстрого сосредоточения своих сил на направлении главного удара." Факторы, обеспечивавшие Наполеону его начальные победы, навер- ное, были таковы: - заимствованные передовые военные идеи; - подбор руководящих кадров исключительно по деловым качествам и в основном из "босяков", у которых не было возможности об- устроиться иначе как через военные подвиги и личную предан- ность вождю; - дисциплина; - надёжное управление; - психологическая обработка солдат. Факторы, обеспечивавшие Наполеону его последние поражения, ско- рее всего, были следующие: - противник изучил и частично заимствовал тактику Наполеона; - противник наладил союзные отношения, выдвинул более способные кадры; - французам и их союзникам частично надоело воевать за привиле- гии Наполеона и его приспешников; - Наполеон стал считать, что любая рождающаяся в нём военная мысль гениальна, а если она даже ему самому кажется бредова- той, то это иллюзия, которую развеет время. * * * Был ли Наполеон на самом деле военным гением -- или всего лишь гиперактивным талантиком, которому подфартило, но который стал проигрывать, когда эффект от новизны заимствованных им идей про- шёл, а одолжить ещё более новые эффектные идеи оказалось вдруг не у кого? В вооружении при Наполеоне никакого прогресса по сути не было, в униформе -- тоже. Средства жизнеобеспечения войск аналогично не развились ничуть (скажем, не появился новый тип походной палат- ки, походной телеги, походной кухни, походного госпиталя и т. п.). Если сравнивать с эпохой Гитлера, то там разной такой новиз- ны было много. Ладно, выскажу всё, что наболело. Гением был тот, кто положил обстреливаемых солдат на землю и приказал им отстреливаться из положения лёжа. Конечно, может, такого гения и не было, а к указанному тактическому приёму при- шли постепенно, в результате напряжения коллективной мысли. Преж- де не укладывали солдат на землю в основном не для того, чтобы те не могли прикидываться мёртвыми и уклоняться от умирания за имп- ерские глупости, а чтобы... не пачкать мундиров землёй. Пачкать кровью -- это же почётнее, о, да... Ну, и перезаряжать тогдашние ружья лёжа было невозможно (их даже стоя перезаряжать было хло- потно), но во-первых, стреляли только первые три шеренги, а во- вторых, случалось, что и вовсе не стрелял никто, а люди просто изнуряли свои организмы длительным стоянием (см. "Войну и мир": полк князя Андрея, СТОЯЩИЙ в резерве), чтобы потом было труднее идти в атаку и сохранялось больше жизней для своей и вражеской Родины. Ах, да, лёжа ещё было почти не видно, что делается на поле боя, а у тогдашних людей и без того существовал дефицит ярких зрелищ. Гением был тот, кто обеспечил солдат лопатками и приказал им начинать окапываться, как только они залягут надолго. Гением был тот, кто одел солдат в униформу защитной расцветки вместо синей, красной, белой, оранжевой и т. п. Гением был тот, кто нацепил солдатам на головы простые защит- ные каски из стали. Ещё от гениев произошли штыки, плащ-палатки, оптические прице- лы, траншейные перископы, складные ванны и т. п. Даже керзовые сапоги -- от них, наверное. А от Наполеона ничего такого не произошло. Ещё к гениальным вещам: римский щит, римская "черепаха", бас- тионная система, бронепоезд, пулемёт Максима, пулемётная тачанка Махно и т. д. История военного дела аж ломится от всяких таких гениальных штучек, но ни к одной из них любимец публики Наполеон не причастен как автор. Разумеется, почти всё гениальное быстро перенималось врагами и теряло свой замечательный эффект, но ведь можно было снова что-то придумывать. * * * Гениальность -- это не просто особо высокая креативная способ- ность, а особо высокая креативная способность, развивающаяся в ущерб некоторым другим нужным психическим качествам. Гений -- че- ловек негармоничный, можно сказать, даже неполноценный: непракти- чный, повышенно уязвимый. Гениальность позволяет достигать ред- костно значительных интеллектуальных результатов, но только в очень благоприятных внешних условиях. Для борьбы с неблагоприят- ными условиями у гения не хватает ресурсов мозга. Если какой-то индивид достигает чрезвычайных результатов, это может быть по следующим причинам: 1) из-за таланта (больших способностей при сохранении гармонично- го склада личности); 2) из-за гениальности, к которой присовокупились благоприятные внешние условия (без них никак); 3) случайно. Необходимые признаки гениального нововведения, гениального решения: - существенная новизна; - существенная эффективность (если она достигается не сразу, значит, гениальность имеется тем более: дар предвидения); - "скачкообразность", то есть, не продолжение какой-то общей тенденции, а может, даже противоречие ей. Необязательный, но частый признак -- отсутствие одобрения со стороны массы окружающих, коллег. Решения гениального уровня не обязательно получаются только у гениев, но гениям они даются много легче и много чаще. Относить индивида к гениям на основании одного или нескольких его дости- жений -- это неправильно: надо ещё анализировать склад его лич- ности, его образ жизни. Если имеются надёжные признаки непрак- тичности, значит, скорее всего, гений. Ближе к Наполеону. Назвать его непрактичным нельзя. Значит, не гений. Наполеон не гений не потому, что проиграл (проигрывают и гении, и суперталанты), и не потому что делал много больших ошибок (в сложных делах они неизбежны), а потому что не производил впечат- ления человека "не от мира сего". Он, наоборот, был весьма гармо- ничен и вполне интегрирован в общество. Побеждал, пока "звёздная болезнь" не свалила. "Звёздная болезнь" -- это когда высоко поднявшийся индивид на- чинает верить в свою исключительность: упиваться ею, а главное -- полагаться на неё. Он считает, что ум его блестящ, а интуиция ещё блестящее; что боги любят его, а если их нет, то он просто неимо- верно удачлив. Он игнорирует критику, не интересуется чужими мне- ниями, не опасается собственных ошибок, пренебрегает глубоким анализом ситуаций и тщательной проработкой решений. Враги якобы страшатся его, а не просто ненавидят. Пули якобы облетают его, мухи сторонятся, а вредные микроогранизмы уползают от него прочь. Оставшись наедине с собой, он пробует прожигать взглядом дырки в мебели, а если это не получается, он делает вывод, что лучшее у него ещё впереди. * * * Если поставить рядом Бонапарта и Гитлера, то Гитлер смотрится несколько лучше, несмотря на известные эксцессы, потому что... - начинал с рядового, а не с младшего лейтенанта; - чётко и открыто изложил свою доктрину и потом не отступал от неё (кстати, доктрина до сих пор вызывает интерес и привязанность); - к власти пришёл демократическим путём; - тягой к роскоши не страдал; - дольше пользовался свободой, дольше пожил; - основать свою династию даже не пытался; - обеспечил такой рывок в технике, что инерции его хватило, чтобы долететь до Луны; - когда проиграл -- застрелился, как человек чести. Общее у Гитлера и Бонапарта: - приход к власти на волне революции; - нахождение у власти около 12 лет; - пребывание в заключении за "политику", но в нетяжёлых условииях; - самомнение; - тяготение к крупным архитектурным формам; - короткий период дружбы с Россией; - ломание зубов об Англию и Россию; - начало войны с Россией 22 июня; - странная надежда на то, что потеря Москвы глубоко поразит русских и они сдадутся; - глубокие страдания войск в России от местного мороза, местного бездорожья, местных партизан; - война в Северной Африке; - серьёзные проблемы со здоровьем к концу жизни. Разное у Гитлера и Бонапарта: - Бонапарт рос как военный деятель постепенно, а Гитлер из ефрейтора сразу стал главнокомандующим; - Бонапарт ладил с евреями, а Гитлер -- мягко говоря, нет; - Бонапарт был падок на женщин, а Гитлер был весь в великих делах. Кстати, Гитлер печального опыта Бонапарта не учёл: к плохим дорогам недостаточно подготовился, к войне зимой -- тем более, к борьбе с партизанами -- и подавно. Гитлер тоже пренебрёг налаживанием отношений с оккупированными аборигенами, хотя превзойти Сталина по заботливости было не трудно. * * * Продолжаем поиски гениального у Наполеона. Вопрос: чего было торчать с огромной армией в Москве после Бо- родинской битвы больше месяца? Москву сжёг (знаем, сама сгорела), кузена Александра этим как бы наказал -- чего ещё надо? Оставь небольшой гарнизон смертников (а лучше не оставляй) и топай себе обратно -- укреплять новую границу по Днепру и Северной Двине. Не мог сообразить, что армии не прокормит? Рассчитывал на срочное поступление контрибуции? Не просёк, что ситуация с населением и климатом в России не такая, как в Западной Европе? Тут не то, что с гениальностью вышло не гладко, но даже с простым здравым смыслом. И соль тут вовсе не в том, что критики соображают уже после то- го, как всё случилось, поэтому видятся себе особо умными: всегда хватает и толковых своевременных критиков, но их не слушают, по- тому что они говорят неприятное. Разумеется, есть сложность отли- чения толковых критиков от бестолковых, но и она преодолима. Кстати, пишут, что в России перед войной много работала фран- цузская разведка. Значит, либо с этой разведкой было что-то не так, как надо, либо Наполеон стал хуже воспринимать разумные доводы. * * * Вообще, не понятно, отчего Наполеона понесло аж в Москву: он вполне мог ограничиться взятием Смоленска и далее укреплять гра- ницу по Днепру и Северной Двине между Россией и восстановленной Речью Посполитой -- союзным буферным государством с каким-нибудь своим родственником на престоле. Есть свидетельства, что сперва он так и собирался действовать. В начале XIX века Польша и Литва (современная Белоруссия) не воспринимались как исконные русские земли, и оттяпать их можно было без причинения московитам значи- тельных психических травм, а охранять их потом от Московии могли бы под чутким французским руководством сами литвины и поляки, че- го они, кстати, и добивались. Надо полагать, Наполеона увлекла погоня за русской армией. Ещё одно объяснение: он давно хотел по- бывать в Москве, да всё не было подходящего случая. Сидим и дума- ем, в чём же на этот раз проявилась гениальность. Если она когда- то у него и была, то к этому времени уже наверняка закончилась. Заодно с нею скукожились осторожность, самокритичность и "чувство реальности". * * * О Бородинском сражении. Наполеон рвался разбить русскую армию, а она настроила полевых укреплений и как бы пригласила его, чтобы он на них пёр в лоб (обход с флангов там был затруднителен). Он на это и повёлся. Как ни странно, потери русских оказались более значительными, чем потери французов. Хотя, может, это и не стран- но, если учесть отношения россиян с качеством. Перевес в силах у французов был очень небольшой. Рассчитывать они могли только на мелочи: на чуть лучшее качество войск, на боевой дух, на возможные прозрения Наполеона и на благоприятные случайности. К тому времени Наполеон, похоже, уже пооставлял сво- их остолопов по разным гарнизонам или трупами на полях сражений, так что до Москвы дотащились в основном опытные и храбрые. Но они ведь были утомлены. Можно было обойти армию Кутузова, двинуться на Москву, а когда кутузовцы полезли бы вдогонку из-за своих флешей, наброситься на них из засад и достать в чистом поле, где французы и русские были бы на равных. Но Наполеону, наверное, нравились особо большие сражения на хорошо обозреваемых пространствах. Короче, он повёлся на свой эстетизм. А может, заторопился обратно в Европу. * * * Отдельно о Великой армии. Так ли уж она была нужна? Преимущест- ва компактных высококачественных армий огромны: когда о них дума- ешь, так и хочется кого-нибудь завоевать. Отборные обстрелянные войска небольшой численности, состоящие преимущественно из добро- вольцев, -- куда эффективнее и удобнее, чем толпы забритых в ар- мию случайных остолопов: отборных легче экипировать и вооружить по высшему разряду, им почти хватает подножного корма, они не требуют больших обозов и мало мозолят глаза населению. Ещё они меньше болеют, реже оказываются раненными, менее охотно сдаются в плен, производят меньшее количество штрафников (которых приходит- ся конвоировать, сторожить, судить, расстреливать). Им легче вес- ти себя великодушно по отношению к местным жителям, так что те к ним привыкают, где-то даже привязываются, а то и просят оккупиро- вать их ещё и ещё. А плохим солдатам лучше сидеть дома: работать в полях и мастер- ских на великую победу и помогать рожать новых бойцов. Зачем было переться в Россию с такой огромной армией (около 500 тысяч) -- тот ещё вопрос. У меня этому только одно разумное объ- яснение: все рвались в Россию, и Наполеону даже приходилось отби- ватся от желающих, так что если бы не его могучая воля, их набе- жало бы ещё больше. Если было сильно страшно без большого количества солдат, можно было держать их худшую часть в дальнем резерве, но поближе к Рос- сии, -- распределив по многим городам, чтобы нигде не было чрез- мерного давления на психику обывателям. В отношении войск подмена качества количеством срабатывает, если это количество не надо длительно кормить, поить из ещё не отравленных колодцев, вообще обустраивать в бытовом отношении. Иначе говоря, если плохие солдаты, нагнанные огромной массой, быстро добиваются победы или хотя бы просто погибают. В России Великая армия Наполеона, можно сказать, раздавилась под собстывенной тяжестью: её солдаты элементарно мешали друг другу добывать пропитание, устраиваться на ночлег, получать муд- рые руководящие указания и медицинскую помощь. Потом, воевать надо не только оружием, но и пропагандой, и под- рывной работой, а Бонапартий в России хоть что-то предпринимал в этих направлениях? Да наверняка ничего существенного: про народ- ные восстания в тылу русской армии читать не доводилось. Отчасти это обусловливалось тем, что Наполеон нёс на штыках не республи- ку и свободу, а только расходы, человеческие жертвы, разрушения и замену одной абсолютной власти на другую абсолютную власть. Коро- че, он оказался занозой в задней части у ВСЕХ социальных классов России. Вообще, Наполеон проиграл свои последние войны сначала на идео- логическом фронте: - предал республику, свободу, равенство, братство; - взамен старой аристократии насадил новую; - обрёк сограждан на военные расходы и огромные человеческие потери (военные расходы страны компенсировались контрибуци- ями, но контрибуции доставались государству, а не массе его граждан). * * * Ещё понравилось в Википедии вот это "...хотя Наполеон развёлся с Жозефиной, чтобы дать жизнь закон- ному наследнику своего трона, впоследствии именно её внук стал императором Франции. Потомки Жозефины царствуют в Бельгии, Дании, Швеции, Норвегии и Люксембурге. Потомки Наполеона не царствуют нигде. Единственный законный сын Наполеона, также Наполеон, умер молодым, не оставив детей. Из внебрачных отпрысков Бонапарта 'Словарь Наполеона' упоминает только двоих -- Александра Валевс- кого и Шарля Леона, но есть свидетельства и о других. Род Колон- на-Валевских продолжается по сей день." В общем, бонапартиевы отродья пусть и не сошли совсем на нет, но хотя бы не давят людям на психику. * * * В качестве автора текстов Наполеон был очень плодовит. Правда, его тексты являли собой в основном письма. В раннем возрасте он сочинил несколько художественных вещей, в позднем -- несколько книг мемуаров, а также собственные интерпретации деяний Цезаря, Тюренна и Фридриха Великого (вроде как проявление интереса к кол- легам). Концептуальных и теоретических трудов от него не оста- лось. Стиль у Наполеона хороший, но ведь и секретари у него были не лишь бы какие (у Цезаря, между прочим, тоже). * * * Кстати, может, Наполеона и не травили мышьяком на острове Свя- той Елены: мышьяк в повышенном количестве мог оказаться в наполе- оновских волосах по разным причинам. И боли в наполеоновском жи- воте тоже могли вызываться очень разными вещами. Собственно, про это даже в Википедии уже есть: у бывшего императора, оказывается, нашли при вскрытии даже не одну, а сразу две язвы желудка. Между тем, чтобы умереть в страшных муках при тогдашней медицине, до- статочно было и одной. Получается, Наполеон -- жертва неправиль- ного образа жизни. Убил сам себя неумеренностью, низким уровнем самоорганизации. Даже ранний выход на пенсию не помог... * * * Наполеон начинал как честный человек и революционер-демократ, но рано сообразил, что свобода-равенство-братство существенны только для немногих, а остальные -- неисправимые "слишком чело- веки", рабы эмоций, тяготеющие к поклонению вождю. Если этим не пользоваться, тебя мало кто похвалит, и проведёшь ты жизнь скромно и скучно, а если попробуешь мешать другим пользоваться этим, то сильно пострадаешь, а то и умрёшь прежде времени. И Наполеон решил пользоваться, тем более что он попал в очень бла- гоприятные для этого условия и обладал нужными для этого качест- вами. После любой эгалитаристской перетряски общество неизбежно снова сползает к иерархическому устройству, так что если бы не Наполе- он, то кто-то другой стал бы диктатором над французами и называл- ся бы если не императором, то королём, президентом, лордом-про- тектором или кем-то в этом роде. Наполеон решил всего лишь плыть по течению. Может, он делал это и гениально, но течению случалось выносить наверх даже явных без- дарей, не отличавшихся ничем, кроме гиперактивности и ущемлённого самолюбия. * * * О заслугах Наполеона. Его личная сверхзадача была всего лишь вписаться в кружок европейских монархов, и чтобы его оттуда не выперли. До него, кстати, монархи и снизошли: вписали, признали новеньким "своим". Наверняка оправдались тем, что все монархии начинались приблизительно таким же, как у Наполеона, способом. И не казнили его в 1813-м и 1815-м гг. именно потому, что не хотели умножать прецеденты пролития МОНАРШЬЕЙ крови. Чтобы оправдать перед народами своё пробитие в ряды монархов, Наполеон проводил всякие передовые реформы. На самом деле основ- ные инновации в государственном устройстве и социальном порядке того времени были продуктом Великой Французской революции 1789- 1794 гг. и Великой Американской революции 1775-1783 гг., то есть, Наполеон в лучшем случае дошлифовывал за другими. Людям на должностях уровня наполеоновской или даже чуть ниже нет необходимости напрягать креативные мозги даже для того, чтобы просто ставить другим размашистые задачи: у наполеонов в приёмных всегда ошиваются самые разные прожектёры. Наполеонам нет нужды даже оценивать чужие проекты: оценивание можно тоже кому-то пору- чать. Более того, наполеоны БОЯТСЯ сами рожать великие идеи, по- тому что те могут оказаться провальными, а если поручать подчи- нённым не только воплощение, но и рожание идей, то можно в случае провалов убедительно находить виноватых, а себя оправдывать огромной занятостью и светлой верой в людей. Основная забота вся- кого вождя -- следить, чтобы тебя не подсидели и не прибили, в особенности те, кого ты назначил тебя защищать. Это такая большая нагрузка, что бывает даже повоевать толком некогда, что у Наполе- она и имело место в 1812 году. * * * Ещё кое-что о дражайшем наполеоновском наследии. Венский конгресс 1814-1815 гг. за Наполеоном таки подчистил: его государственные новообразования были ликвидированы, нововве- дения частично тоже, победившие монархии сохранили или чуть рас- ширили свои территории, страны-союзницы наполеоновской Франции были примерно наказаны аннексиями. Что пережило Наполеона во Франции: - Банк Франции; - Орден почётного легиона; - Гражданский кодекс; - лицеи; - префектуры. Эндрю Робертс в книге "Наполеон": "Идеи, которые лежат в основании нашего современного мира -- меритократия, равенство перед законом, права собственности, рели- гиозная терпимость, современное секулярное образование, здоровые финансы, и так далее -- были взяты под защиту, консолидированы, кодифицированы и географически распространены Наполеоном. К ним он добавил рациональную и эффективную местную администрацию, конец деревенского бандитизма, поощрение наук и искусств, отмену феодализма и крупнейшую кодификацию законов со времён падения Римской империи." Обратим здесь внимание на "взяты под защиту": сделала-то рево- люция, а Наполеон "взятием под защиту" оправдал свой захват власти. Геграфическое распространение революционных инноваций за пределами Франции было после 1813 г. свёрнуто из чувства неприяз- ни к оккупантам. Поощрением наук и искусств занимались почти все монархи. Меритократия и равенство перед законом лежат в основании не современного мира, а современной либерастической демагогии, тогда как в качестве идеала они существовали ещё во времена анти- чности. Потом, пытаться установить собственную династию, а ещё проталкивать на престолы везде, где можно, своих бестолковых род- ственников -- это очень меритократично? Нет, это просто смешно. Права собственности более-менее уважались в любом обществе по за- вершении первобытного коммунизма. Религиозная тепримость эпизоди- чески складывалась то в одном обществе, то в другом, а потом от- туда выветривалась, и наполеоновская декларация этой терпимости была всего лишь одним из подобных эпизодов, за которым последова- ли, к примеру, дело Дрейфуса и "холокост" (там, правда, больше имела место неприязнь этническая, ну так и наполеоновская "рели- гиозная терпимость" подразумевала в основном иудеев). Если что-то хорошее зародилось при Наполеоне, это ещё значит, что благодаря ему. Возможно, он в чём-то всего лишь шёл на уступ- ки соратникам и/или общественности. И некоторые толковые соратни- ки у него были, возможно, не потому, что он тащил наверх способ- ных людей и помогал им становиться ещё способнее, а потому что был вынужден терпеть при себе чужие таланты, чтобы его правление не выглядело дурацким и чтобы они не присоединились к его врагам. Никто ведь детально не расследовал, от кого что пошло. А если и расследовал, то результаты всё равно не вошли в число расхожих истин. А дремучий плебс рассуждает просто: если при Наполеоне, значит, его заслуга. Если после Наполеона распространилось в Европе что-то полезное, вводившееся и при нём, то не факт, что это было результатом сле- дования его примеру: люди могли черпать напрямую из тех же перво- источников, что и Наполеон, а то и вырабатывать что-то самостоя- тельно. Часть наполеоновского наследия была сохранена во Франции после- дующими монархами единственно из тактических соображений: чтобы не напрягать лишний раз активную часть народа. К примеру, уж от Почётного легиона вполне могли отказатся без ущерба для экономики и администрирования. Другие европейские государства, кстати, до сих пор без аналогичных "легионов" вполне обходятся. Буржуазия и евреи пропихнули через Наполеона нужные им измене- ния, потом Наполеон ушёл, а буржуазия и евреи остались, поэтому в основном остались и нужные им изменения (были они "прогрессив- ными" или "реакционными" -- это вопрос к Марксу-Энгельсу: у них такое определялось на раз-два, а я, как правило, в затруднении). Заслуга Наполеона здесь только в том, что он послужил инструмен- том для для пропиха. И попробовал бы только не пропихнуть, хотел он этого или не хотел: остался бы без "социальной базы", а там, глядишь, и преждевременная гильотина. Но хоть что-то полезное от самого Наполеона было? Наверняка да. Полезное было даже от Гитлера. Только отыскать очень трудно. И надо ведь ещё смотреть на цену: возможно, игра не стоила свеч. * * * Увеличилась ли территория Франции благодаря Наполеону с его войнами? Нет, она даже уменьшилась: часть отошла к Бельгии. За- морские владения Франции сократились ещё при Наполеоне: в 1804 году был потерян остров Гаити. В 1803 году Наполеон продал Сое- динённым Штатам Луизиану за 15 миллионов долларов. Деньги были нужны Наполеону для войны с Великобританией. Теперь на террито- рию той Луизианы приходятся полностью или частично 15 американ- ских штатов (а вовсе не один только штат Луизиана, как хотелось бы думать). Точнее, это 23% территории современных США. Луизиана была одно время (в 1762-1800 гг.) номинально как бы не совсем французская, а во владении Испании, но в штате Луизиана до сих пор 7% населения говорят на французском языке. Потом, даже если бы территория Франции благодаря Наполеону и увеличилась хоть на пядь, какая от этого нам радость или польза, особенно теперь? Германия, Италия, Испания и т. д. -- тоже при- личные интересные страны, в которых вполне можно жить, что многие французы, кстати, и делают -- среди прочего, пользуясь возможнос- тью отдыха от набивших оскомину реалий французского государства. Да, а за Бельгию и вовсе отдельное спасибо: за то, что она появилась и есть. * * * Искатели хоть какого-нибудь позитива в Наполеоне приписывают ему важную роль в налаживании производства свекловичного сахара -- "сладкого яда". В связи с бойкотом британских товаров французы оказались без тростникового сахара, пчёлы со своим мёдом не спра- влялись, и к 1811 году Наполеон, наконец, догадался (или согла- сился) издать указ о выделении земли и субсидий под выращивание сахарной свеклы и получение из неё сахара. На самом деле вопросом получения сахара из свеклы занимались ещё до того, как Наполеон родился; пруссак Франц Архард начал добывать из свеклы сахар ещё в 1786 году; после падения Наполеона и соответственно возвращения британского сахара на континент сахарная промышленность во Фран- ции пришла резко в упадок, а если позже возродилась, то вследст- вие общего прогресса Европы, прочухавшейся после блистательных войн. * * * Почему он бешено нравился и нравится до сих пор. В основном по- тому, что своим восхождением за считанные годы из лейтенантов в императоры он почти каждому юному человечку, не довольному жизнью, дал надежду на то, что с ним тоже может произойти похожее чудо, пусть и значительно меньшего размаха. Ещё потому, что сна- чала при Наполеоне, а позже по его поводу, было насоздано много чего эстетичного: дворцов, мостов, арок, наполеондоров, мундиров, картин и пр. Потом, он весьма неплохо смотрелся и сам (и кстати, был, можно сказать, портретогеничен) -- и уж совсем отлично играл роль великого человека. Как элемент классического декорума, он во Франции -- и не только в ней -- вполне к месту. * * * Французы в массе не сильно жаловались на Наполеона, потому что те, кто, сидя в тылу, наживались на его войнах, действительно не имели на то резона, а те, кто погибали, не имели возможности. Сколько людей стало жертвами так называемых Наполеоновских войн, даже приблизительно сказать очень трудно. Должны прини- маться во внимание: - погибшие в бою; - умершие от ран; - серьёзно покалеченные; - умершие от болезней, вызыванных военными действиями; - казнённые по приговорам военно-полевых судов и в карательных акциях. Далее, должны приниматься в расчёт как комбатанты, так и не- комбатанты ("мирное население"). Между тем учёт в те славные времена, особенно в условиях военного времени и необходимости зачастую скрывать потери, был ненадёжный. По мнению историка и политика Адольфа Тьера, французов в напо- леоновских войнах погибло около 1 млн человек. Приблизительно столько же погибло их противников. Союзники французов понесли в несколько раз меньшие потери, чем сами французы. Правда, надо заметить, что если бы не было Наполеоновских войн, то были бы какие-то другие войны, пусть значительно меньше числом и размахом. * * * Что дал Риму Гай Юлий Цезарь помимо Галлии и двух книжек с опи- саниями своих походов? Да, наверное, ничего существенного. А миру он ничего не дал и подавно: миру всё равно, за кем осталась Гал- лия, а книжки Цезаря, по правде говоря, скучноваты. То же можно сказать об Александре Македонском, Чингисхане, Тамерлане и т. п. Если бы мир был разделен между странами и народами не так, а этак, то, может, было бы ещё и лучше. Если какую-то культуру рас- пространили шире, то какую-то другую, наоборот, ущемили, а у неё, может, был тот ещё потенциал. Весомая польза получилась от Архи- меда, Аристотеля, Эвклида и т. д., а от великих завоевателей -- только перетягивание рваного одеяла и порча ценого имущества, включая архитектурные памятники. * * * Сказать про человека просто, что он умный, -- значит не сказать о нём почти ничего: умники бывают очень разные. Задачи для умни- ков тоже бывают очень разные, так что нередко случаетсяется, что умник не подходит для решения задач, с которыми справляются дру- гие умники, имеющие такую же профессию, такое же формальное образование. Наполеон Бонапарт был умником практического типа, без большой глубины в суждениях, без твёрдой установки на креатив и с доволь- но существенной подчинённостью эмоциям. Такие люди бывают успеш- ными в бизнесе и политике, а ещё хорошо играют в шахматы, тогда как концептуальная работа у них не ладится. Они способны "родить" что-то популярное, очень успешное, но не способны "родить" пра- вильное, раскрывающее свою чрезвычайную полезность только посте- пенно. * * * Имя "Бонапарт" стало, между прочим, нарицательным: так называют наглецов, навязывающихся со своими диктаторскими услугами. Лучшие люди делают очередную революцию, чтобы избавиться от авторитариз- ма, уменьшить имущественное неравенство и наладить работу "соци- альных лифтов", но припирается какой-нибудь бестормозный демагог, рвётся возглавить защиту завоеваний трудящихся, обещает всем сёс- трам по серьгам и взгромождается на трон взамен только что спих- нутого с него тирана. "Бонапарты" -- дамоклов меч любой револю- ции. От назревающих "бонапартов" избавляются, как от раковой опу- холи, потому что если вовремя не вырезать, может начаться долгий период личной бесплодной диктатуры, демагогии, помпеза, имитации народного участия во власти, подавления общественной критики, подготовки передачи власти по наследству.

Литература:

Урланис Б. Ц. Войны и народонаселение Европы. 1960

Возврат на главную страницуАлександр Бурьяк / Не совсем удачливый и не гениальный Наполеон Бонапарт