Александр Бурьяк

Альберт Эйнштейн как заурядный титан
физической мысли

bouriac@yahoo.com Другие портреты На главную страницу
Альберт Эйнштейн
Альберт Эйнштейн
Пришла вот пора поговорить и об Альберте нашем, об Эйнштейне... Альберт Эйнштейн (1879-1955) -- самый раскрученный научный ра- ботник XX века, да и других веков, едва ли не заслоняющий собой Аристотеля, Архимеда, Пифагора, Коперника, Галилея, Ньютона, Лейбница, Дарвина, Менделеева, вместе взятых. Эйнштейн может быть определён как немецко-швейцарско-американс- кий еврейский физик, немножко сионист (в пределах разумного) и немножко либераст с левым уклоном (но без напрашиваний на большие неприятности). Места обитания Эйнштейна: - Германия (1879-1893, 1914-1933), - Швейцария (1893-1914), - США (1933-1955). Расхожие критикемы в отношении Эйнштейна: 1. В начале своей карьеры он пользовался помощью своей славянской супруги Милевы, которая, возможно, и является настоящим авто- ром теории относительности. У Эйнштейна в то время математиче- ская подготовка якобы была недостаточной. 2. В развитии относительностного подхода он оказался ноздря в ноздрю с Хендриком Антоном Лоренцем и Жюлем Анри Пуанкаре, так что не известно ещё, у кого первенство. 3. Он демонстрировал всякие дегенератские признаки: не носил носков, женился на двоюродной сестре и т. д. (Григорий Климов всё такое тщательно учёл). 4. Он был раскручен в основном по еврейской линии: евреи любят представлять своих особо выдающимися гениями, благодетелями человечества, на которых по преимуществу держится научно-тех- нический и нравственный прогресс, от которого особо культурные народы вымирают, а недокультуренные безудержно размножаются и выжирают всё, как саранча. Возразить на это можно следующим образом. По 1-му пункту. Версия о выдающихся физических заслугах Милевы Марич не имеет документальных подтверждений, поскольку коварные евреи тщательно замели следы. Обосновывать эту версию теперь можно только конспи- рологическим способом, то есть, домыслами и фразами типа "нет никаких сомнений". Хитрый Эйнштейн специально забеременил Милеву три раза, чтобы исключить её из гонки интеллектов, поставить в тяжёлую зависимость от себя и вдобавок перевалить на несчастную женщину домашние работы по математике. Возможно, он даже измывал- ся над нашей славянской Милевой вербально и физически (электриче- ским током, к примеру), ибо она с ним к 1919 году окончательно рассталась, Но Эйнштейн к тому времени уже поднаторел в имитиро- вании гениальности, а главное, попал в обойму великих евреев, так что дальше его раскручивали уже другие. По 2-му пункту. Сами Лоренц и Пуанкаре о своём первенстве не заявляли, к Эйнш- тейну относились положительно. Но предполагать, что их так делать заставляли какие-то закулисные евреи или инопланетяне, разумеет- ся, можно. По 3-му пункту. Дегенератские признаки у Эйнштейна были не более или не намного более выраженными, чем в среднем по слишком цивилизованной части человечества. И он таки не был половым извращенцем, алкоголиком, наркоманом, вообще хоть как-то психически больным или слабым. У него не имелось врождённых уродств, врождённых болезней. Он про- жил долго, что таки тоже показатель (пусть ненадёжный) и практи- ческого ума, и здоровья. По 4-му пункту возражений нет. Только сорри, что этот пункт не 5-й). На самом деле Эйнштейн -- наверное, всего лишь один из многих выдающихся физиков. Многих, но выдающихся. И только физиков, меж- ду тем человечество держится отнюдь не единственно на них. Вооб- ще, судить о ролях, о значимостях можно лишь очень приблизитель- но. Положительное об Эйнштейне: 1. Эйнштейн был непритязателен в быту. Жил просто. Не стремился что-то поиметь со своей славы. 2. Эйнштейн не шустрил в политических партиях, не занимал высо- ких должностей. 3. Эйнштейн скептически относился к религиям. 4. Эйнштейн осторожно воспринимал "научно-технический прогресс" и видел его принципиальные дефекты. 5. Эйнштейн серьёзно высказывался против войны и гонки вооруже- ний. 6. Эйнштейн не был горячим сторонником ни советской социальной системы, ни антисоветской социальной системы. 7. Эйнштейн не был агрессивным евреистым евреем. В культурном отношении он тяготел к общечеловеческому. 8. Эйнштейн не страдал манией величия. 9. Эйнштейн не был гениотом, слишком специализированным умищем, весьма неплохо соображал вне физики. На высказывании явных глупостей его не ловили (но пробовать надо). 10. Эйнштейн начинал как вполне self-made-man в социальной среде, в которой хватало враждебного отношения к евреям: никто его по родственным каналам не пропихивал, не пристраивал, хотя этническая солидарность и сочувствие посторонних наверняка хоть в чём-то сказывались. В сравнении с очень многими другими знаменитостями Эйнштейн был близок к идеалу популярного человека. Против собственно теории относительности (как специальной, так и общей) лично я ничего не имею независимо от того, верная она или ошибочная: это теория как теория, а ошибки в науке -- неиз- бежная часть работы (можно даже сказать, этап). Поэтому лично я не рвусь ни пропитываться теорией относительности, ни опровергать её, тем более что для моих дел она не нужна, а спокойно-скептиче- ское отношение к тому, от чего многие млеют, -- это, извините, у некоторых дело принципа. Антисемитизм в отношении Эйнштейна может возбуждаться только потому, что Эйнштейн еврей и что евреи с ним слишком носятся, на- вязывая его остальным в качестве примера супер-учёного, а других поводов для испытывния к нему горячего антисемитского чувства Эйнштейн не давал: не говорил гадостей о чужих этносах, не устра- ивал им революций, не разлагал их морально (не рекламировал поло- вых извращений и т. д.), не впаривал им абсурдных вещей. Да, еврей. Но это с любым могло случиться. Потом, случается с людьми и не такое. Личной вины в этом разве что совсем чуть-чуть. Разумеется, можно было из-за этого, к примеру, повеситься, но ведь с таким же успехом могут вешаться и антисемиты. Всемирно-историческое значение Эйнштейна на фоне других титанов научной мысли довольно средненькое, но у подавляющего большинства человечков нет и такого. И даже СОТОЙ ДОЛИ от такого нет. И слава у Эйнштейна заслуженная, пусть и раздутая. А раздулась она, кста- ти, не только благодаря усилиям евреев, но и вследствие особенно- стей западоидского плебейского мышления, характерного для тупова- той квазиобразованной потребляди всего мира независимо от нацио- нальности. Вообще, в какого парадигмального революционера ни ткни, он как- то не выглядит совсем одиноким среди современников и предшествен- ников, пошедшим в значительный отрыв от них всех. Чуть изолиро- ваннее других смотрятся разве что Аристотель и Коперник. Потом, лично я, если честно, больше благодарен за всё не Эйнш- тейну, а Гуттенбергу и Эдисону -- за печатный станок и за элект- рические лампочки, тогда как без атомных бомб я чувствовал бы себя неплохо, хотя их роль сдерживающего войну фактора, возможно, очень существенная. Впрочем, даже к атомной бомбе Эйнштейн причастен лишь как один из многих. Напомним себе, что Эйнштейн НИЧЕГО НЕ ОТКРЫВАЛ, а только объяс- нял то, что открывали другие, и делал предсказания на основе сво- их (и чужих) объяснений. Потому что он был физиком-теоретиком, а не физиком-экспериментатором. Из англоязычной Википедии (статья "Discovery"): "Discovery is made by providing observational evidence and attempts to develop an initial, rough understanding of some phenomenon." У Эйнштейна же не было "initial, rough understanding", а были физические модели, гипотезы, теории. Конечно, это издевательская игра слов, цель которой -- зачем-то позлить отдельные разновидности недоумков, но формально ведь так оно и есть, хотя звучит довольно embarrassing: физических окрытий у великого Эйнштейна нету ни одного. Научная деятельность -- очень коллективная: великим в ней ста- новятся только те, кто оказываются запихнуты руками коллег на плечи гигантов-предшественников. Кстати, есть признаки того, что Эйнштейн это так и понимал, а неадекватная трактовка его наисвет- лейшего образа -- дело старательных образованных дураков. Эйнштейн -- можно сказать, более-менее такой, каким мы хотим видеть научного работника вообще. Но цимес в том, что наверняка имелись и имеются другие научные работники такого же качества, на которых не обращают широкого внимания потому, что оно тратится на Эйнштейна. Альберт Эйнштейн -- так называемая медиа-фигура (кстати, не в последнюю очередь благодаря своеобразной узнаваемой внешности). Когда он стал spokesman от науки, он наговорил много чего пра- вильного, но некоторые другие тоже наговорили бы, если бы их слу- шали, как Эйнштейна. Может, они даже наговорили бы такого, что было бы ещё правильнее, чем у Эйнштейна. Может, они и наговорили, но их не услышали, потому что внимание было направлено на Эйнш- тейна. * * * Автор теории относительности, оказывается, с большим скрипом принял принцип неопределённости (Гейзенберга), ну да ладно: по- прекать человека его скептицизмом -- это неправильно. Лучше по- прекать его верой (всё равно какой). * * * Работа Эйнштейна по фотоэффекту, за которую он получил Нобелев- скую премию, базировалась на исследованиях немецкого физика Филиппа Ленарда (1862-1947), тоже Нобелевского лауреата, впослед- ствиии ставшего активным членом НСДАП, приверженцем "арийской физики", и дурно отзывавшегося об Эйнштейне и его теории относи- тельности. * * * Вот почему Альберт Эйнштейн тусовался в Германии? Да наверняка потому же, почему Александр Гумбольдт тусовался в Париже: там бы- ло самое тусовочное место по его научному профилю. Имелась хоро- шая возможность где-то чего-то подслушивать в курилке, где-то что-то примечать через чужое плечо... Если ты в тусовке, а не сам по себе, то можно даже не читать некоторых книг и статей, а до- вольствоваться оценками и пересказами их, которые мимоходом выда- ют толковые общительные коллеги (это, как минимум, экономит время). Думающему человеку нужны 1) критика, 2) подсказки. В тусовочном месте можно получать то и другое неформально: в устной форме или на доске мелом, без оставления следов на бумаге, которая может и не сгореть. Эйнштейн был тусовочник: весь в полезных контактах. Такие люди значительную часть своих представлений заимствуют у окружающих, то есть, являются в своём креативе не стопроцентными авторами, а где-то только соавторами, составителями и редакторами. В какой степени они являются репрезентантами коллективного разума, точно не определить. Оценивать интеллектуальные достижения тусовочников надо с осторожностью, потому что не различишь, где заканчивается тусовочное и начинается собственное. Кстати, если ты не тусовочник, не в центре событий, не дежуришь на всяких сходках, не трёшься о коллег в регулярных междусобойчи- ках, то чисто за счёт собственного креатива ты фиг пропихнёшься к деньгам и славе даже в эпоху избыточного интернета. Тусовочность можно назвать и коллективностью. Значения коллек- тивности в науке никто, вроде, не отрицал. А выпячивание отдель- ных членов коллектива, мысленный отрыв их от коллег -- это такое искушение у не шибко крепких умов: не еврейское даже, а вообще. Частью оно идёт от журналистики, которой позарез нужны сенсации: крайности, рекорды, катастрофы, чудеса. Да и в учебниках так или иначе, а приходится представлять ситуации упрощённо, иллюстрируя их всего несколькими портретами, потому что для учеников со сред- ними умственными способностями запомнить даже такое -- дело трудноватое. Если Эйнштейн многовато высовывался со своим наивным и косвен- но вредным "гуманизмом", то ведь не из злого умысла, а по просто- те. Эйнштейн ведь не давал себе отчёта в наивности своего "гума- низма", а мир таки погряз в непотребстве, включающем неуместные жестокости и таки нуждается в радикальном исправлении. Одна из причин того, почему высунули вперёд всех именно Эйн- штейна, наверняка состоит в его общительности: интервьюировать его было очень удобно. Я помню, что смотрел в ранней молодости интервью двух певцов: Валерия Леонтьева и Юрия Антонова. Леоньев трещал без умолку, а Антонова тянули за язык. Вдобавок Антонов был в общем-то зауряден внешностью, тогда как Леонтьев, скажем так, много работал над над имиджем. В итоге, хотя Антонов -- не только хороший певец, но и весьма эффектный композитор, по теле- визору куда охотнее показывали Леонтьева -- колоритного и трепливого: делать из него медиа-персонаж было не бей лежачего. * * * С физиками -- как с полководцами: про кого растрындели, тому удача начинает улыбаться много интенсивнее, чем другим, потому что впечатлённые массы начинают, как говорится, смотреть светочу в рот. Назначенный в титаны научной мысли индивид тратит меньше времени на доказывание своей правоты в спорах, легче получает финансирование и прочую помощь и, наконец, чаще переживает душевный подъём, что тоже бывает очень не лишним. * * * Еврейская физическая картина мира приблизительно такова: в авангарде человеческого прогресса идёт легион физиков (и чуть- чуть научных работников других профилей), в авангарде легиона физиков -- когорта ЕВРЕЙСКИХ физиков, а впереди этой когорты -- великий (а то даже величайший из величайших) Альберт Эйнштейн. В действительности же всё, разумеется, очень не так. Во-первых, по большому счёту прогресса нет, а есть псевдопро- гресс (накопление ненужных сложностей, деградация "человеческого материала" и разрушение биосферы). Во-вторых, физика почти ничего не даёт для решения социальных проблем (она больше мешает ему: оттягивает на себя внимание и ресурсы). В-третьих, евреи очень любят трындеть про своих, так что пыт- ливый индивид всегда в затруднении, какую часть славы того или иного раскрученного еврея списать на элементарную этническую солидарность. * * * Эйнштейн водился с Вальтером Ратенау (1867-1922). Этот Ратенау -- еврей, сын богатого промышленника. Правда, в войсках служил (в Кирасирском лейб-гвардии полку в Берлине, куда попал наверняка не просто так с улицы). Дослужился там только до ефрейтора, как сами знаем кто. Был гиперактивен, креативен, издал несколько претенци- озных концептуальных книг на тему построения лучшего общества. Являлся одновременно сторонником иудаизма и "арийскиого мифа". Докарьерствовал до должности министра иностранных дел (подвиг не очень большой, потому что сабджект ещё при рождении получил место в "верхушке", пусть и в еврейском её отделе). Был "замочен" не- мецкими националистами (может, и зря). Ратенау, вроде, очень ста- рался для Германии, для немцев, но еврейский компонент его лично- сти был очень некстати в условиях, когда обострилась проблема немецко-еврейских отношений. Скажем так: его устранили за то, что он делал евреев "верхушкой" немецкой нации, а многие немцы хотели, чтобы и верхушка их нации была на всякий случай немецкой. Так что нельзя сказать, что правильный еврей Ратенау, патриот Германии, пострадал из-за неправильных евреев: Ратенау поплатился за собственное, а именно за то, что стремился руководить всеми немцами, а не только теми, которые считали, что ими должен запра- влять иудей. Убийство, тем более убийство без суда (= без предва- рительной дискуссии заинтересованных сторон, осуществляемой по разумным правилам), -- это, конечно же, "не наш метод", но неред- ко до масс иначе не доходит, да и обстоятельства не позволяют действовать в другой манере, так то люди, идя на убийство, выби- рают, по их мнению, "меньшее зло". И, к примеру, то же "Моссад" много кого убил без суда, вдобавок на чужой территории, в наруше- ние "норм международного права" и даже в отсутствие состояния войны. И вообще, "приватный" терроризм отличается от государст- венного терроризма не качеством принимаемых решений, а тем, что "частникам" труднее организовывать свои акции, а после них -- труднее скрываться, и за свои деяния они не получают наград, званий, пенсий и т. п. Убивать от лица государства всё-таки много спокойнее, так что милости просим (впрочем, иногда государство, хм-хм, особо тщательно заметает следы). * * * Альберт Эйнштейн vs. Адольф Гитлер. Если всадить в голову слишком много физики, там не останется серьёзного места для социальной тематики, но ты ещё сможешь улав- ливать какие-то buzz-words своей социальной среды и потом грамот- но вставлять их в свою речь. Вот это как раз и есть случай Альберта Эйнштейна. Общественная деятельность Эйнштейна состояла в том, что он да- вал всякие "гуманистические" интервью, подписывал всякие "гумани- стические" обращения, выступал при случае с "гуманистическими" речами. В общем, устно и письменно сеял "разумное, доброе, вечное" и вступался за "униженных и оскорблённых", не обращая внимания на то, что "униженные и оскорблённые", едва укрепив своё положение благодаря полученной помощи, начинают, в свою очередь, тоже унижать и оскорблять, потому что такова человеческая природа, а Эйнштейн больше занимался не ею, а природой света, пространства, материи. Помогал ли Эйнштейн своими "гуманистическими" демаршами хотя бы поддерживать нехудший социальный порядок или, наоборот, мешал -- вопрос сложный. Проще ответить на вопрос, продвинул ли он вперёд социальные представления: нет, не продвинул, это было не по его профилю. Он только путался (и путается) под ногами у тех, кто старались -- и, может, даже могли -- таки продвинуть, но недополучили из-за него общественного внимания. Гуманиствовать -- это такой дешёвый и безответственный способ быть популярным. Гитлер, в отличие от Эйнштейна, хотя бы пытался -- пусть и не- удачно -- разглядеть возможность ДРУГОГО социального устройства, решить проблемы человеческой жизни посредством помещения людей в новые социальные рамки, запихивания общества на следующую ступень развития вместо жевания старых соплей. В социальных вопросах Гит- лер существенно креативнее Эйнштейна. Гитлер дал человечеству целый ПЛАСТ ценного социального опыта. Этот пласт обошёлся очень дорого, но теперь он есть. И очень дорого он обошёлся не только из-за ошибочности идей Гитлера, но и из-за ошибочности идей тех, кто Гитлеру противостояли со стороны "гнилых демократий" и аль- тернативных диктатур. Про "газенвагены" и концлагеря смерти у Гитлера в "Майн кампфе" ничего ведь нету: ко всякому такому, а также к ковровым бомбарди- ровкам Дрездена, Токио и т. п., воюющих привели ими изначально не учтённые закономерности борьбы, осуществлявшейся при низком уровне культуры конфликта у всех задействованных сторон. Кстати, Иисус Христос со товарищи (ну, с апостолами) тоже ведь не предвидел крестовых походов, европейских религиозных войн, инквизиции, антипап, Бальтазара Коссы, священников-педофилов и много чего такого ещё. Что, Эйнштейн ни в чём таком не виновен? Но это как посмотреть. Сверхразмножению человечков и последующему выжиранию-уничтожению ими биосферы гуманитарный трёп очень даже способствует. А значит, он также способствует диктатурам и войнам. "Нам не дано предуга- дать, чем наше слово отзовётся...". Бывает, вякнешь в особо не- подходящем месте что-нибудь, вроде "человеческая жизнь бесценна", -- и, глядишь, через 70 лет какой-нибудь Сирии уже почти нету. * * * Кстати, по интернету ходит тест "Эйнштейн или Гитлер?" (разра- ботчик Михаил Симкин). В тесте приводится ряд цитат и предлагается распознать, какой из двух указанных деятелей является автором той или иной из них. Если слабовато знаешь "Майн кампф", то делать выбор бывает трудно: стиль, тематика и позиции очень похожи (и в этом цимес). * * * Почему не предположить, что узнаваемость внешности Эйнштейна, обеспечиваемая не анатомическими и т. п. особенностями головы, а исключительно манерой подстригания/выбривания волосяного покрова, не была частью его продуманного имиджа, а получалась как-то так почти что сама собой? У Гитлера ведь была частью имиджа, а у Эйн- штейна -- значит, нет?! Постриги и побрей Эйнштейна и Гитлера -- и их ведь потом вряд ли кто узнает. * * * (Мне говорят, что существенного социального креатива у Гитлера не было: "Общество при Гитлере ничуть не отличалось от предыдущего, вре- мен Веймарской республики. Это если брать фактическое положение дел, а не звонкие фразы на митингах. С этой точки зрения, измене- ния в России после 1917 гораздо глобальнее. У Гитлера их просто нет. Не считать же изменениями то, что на постах стали другие люди. Этак каждое увольнение манагеров в магазине можно тогда записать в социальные катаклизмы." "Социальное устройство общества оставалось прежним. Банкиры остались банкирами, рабочие -- рабочими. Крупный капитал -- круп- ным капиталом. Что до элиты, то ей как оставался крупный капитал, как и остался. Элитой, а не ряженой в черные мундиры ПСЕВДОэлитой с рунами." Как бы не так. В Третьем рейхе одеяло было перетянуто от частников на сторону госаппарата, а в госаппарате заправляли всё больше СС. Еврейский "капитал" был ликвидирован полностью. Капиталисты стали вроде служащих государства: выполняли спущен- ные им сверху планы. Многие воротилы бизнеса членствовали в пар- тии, а то и в СС. Значительная часть населения переместилась в концлагеря. В частности, гомосексуалисты и прочие тяжёлые извращенцы. Уголовная преступность была в основном уничтожена (исчез соци- альный слой уголовников; ну, частью перешёл на госслужбу, это да). Религии были оттеснены на периферию общественной жизни. Масштабно практиковалась худо-бедно евгеника (но некоторые на- цистские мероприятия можно и осудить). Целью нацистского государства было построение монорасового об- щества, и к этой цели нацисты решительно шли, а если продвинулись не совсем далеко, так не успели ведь. Созидательность общества была существенно активизирована: стро- ились автобаны, санатории для трудящихся, выпускались "фольсваге- ны" и т. п. (Правда, потом немцы сосредоточились на войне, изде- лиях из человеческой кожи и т. л.) Нацисты по сути строили не только ДРУГОЕ ОБЩЕСТВО, но, может быть, даже ДРУГУЮ ЦИВИИЗАЦИЮ, с новым "культурным кодом", новой эстетикой, новой моралью. Их общество оказалось чем-то вроде ра- ковой опухоли человечества, но и это говорит против того, что "социальное устройство общества оставалось прежним". Появилась система новых социальных институтов: НСДАП, СС, СА, нацистские молодёжные организации (Гитлер-югенд и др.), Имперская служба труда и др. Конечно, далеко не все инновации нацистского общества были про- писаны в "Майн кампфе". К примеру, в "Майн кампфе" ничего нет про ведущую роль СС. Часть этих непрописанных инноваций шла не от Гитлера, но общее направление было задано в его популярной книге: - фюрерское государство вместо демократии и монархии; - нацеленность на приобретение "жизненного пространства" (с этим Гитлер особенно сильно ошибся, но идея по-прежнему популярна: к примеру, в России в связи с Украиной); - расово однородное общество; - первоочередная деевреизация (не истребление евреев: это пришло потом); - признание неравенства наций/рас в аспекте организационных способностей и моральных предрасположенностей как сущест- венного обстоятельства, деление наций/рас на "высшие" и "низшие"; - снижение значимости формального образования (мало ли у кого что), выдвижение людей по способностям, ломка "клас- совых барьеров"; - отношение к войне как средству оздоровления общества; - отношение к насилию как к "повивальной бабке истории"; - приоритет государства, а не частного капитала; - серьёзная забота о качестве "человеческого материала"; - уважение к простому труду: рабочие, крестьяне и т. п. -- не "низшие", а те, ради кого существует государство. Если бы такой комплекс идей появился до Гитлера, то основателем национал-социализма считался бы кто-то другой. Вообще, быть очень новым невозможно не только в теоретической физике: любой новый подход состоит в существенной части из заимствованных деталей, а основная его новизна -- в их подборе, в акцентах, нюансах, дора- ботках. Почти все идеи "Майн кампфа" появились до Гитлера, но компактно сплавил их в целое и доходчиво изложил ярким языком с прицелом на практику именно он.) Тем, кто считают, что в Третьем рейхе было почти то же, что в современных ему соседних государствах, можно заметить, что, к примеру, у человека "почти то же", что у лягушки (любой): одна голова, два глаза, четыре конечности, по пять пальцев на каждой, лёгкие, желудок, печень, почки и т. п. Как люди, так и лягушки, имеют двуполое размножение, могут петь для привлечения самок и т. д., а то и видят (люди, во всяком случае) определённое культурное сродство между собой (отсюда "лягушка-царевна", "поквакал -- и в тину" и т. д.). Тем не менее, человек по отношению к лягушке -- это даже не следующая ступень эволюции, а следующая за следующей за следующей. Даже с формальной стороны у нацистов по части инноваций было ОК: они открыто заявляли, что строят НОВЫЙ ПОРЯДОК и создают под этот порядок новых людей -- "истинных арийцев" -- в отличие от Иисуса Христа, который говорил "не нарушить пришёл Я, но испол- нить" (правда, у него же есть "никто не вливает молодого вина в мехи ветхие", но люди извелись в толкованиях того, что же он имел в виду). * * * Американский телеканал "National Geographic" в 1917 г. выпустил апологетический телесериал "Гений" (10 серий), основывающийся на книге Уолтера Айзексона "Альберт Эйнштейн. Его жизнь и вселен- ная". У этого Айзексона из четырёх написанных им биографий две -- еврейские, одна просто семитская и одна масонская, так что человек реально занимался пропихом "своих". * * * Согласно Айзексону, Эйнштейн, в отличие от списавшегося алкого- лика Хемингуэя, действительно находился под наблюдением ФБР: бюро старалось поймать Эйнштейна на чём-нибудь достаточном для высылки из США, потому что он таки напрягал патриотов-антикоммунистов своими левацкими заявлениями. * * * Согласно Айзексону, сионистом Альберт Эйнштейн был лишь посто- льку-поскольку. В создании еврейского государства он видел замену одних проблем другими (точнее, конфликтом с арабами). Ну, практи- ка -- критерий истины, а она показала, что еврейское государство вполне себе состоялось -- пусть и проблемное, но весьма успешное и заслуживающее права быть. Более-менее благополучные арабские государства наверняка подсматривают у израильтян их "фишки" и пе- ренимают их по мере возможностей. * * * Когда Эйнштейн оказался под защитой своей неимоверной славой (пусть и раздутой), он стал позволять себе публично говорить очень правильные вещи, которые иначе держал бы при себе из опасе- ния быть до полусмерти загрызенным образованными дураками, коорые всегда берут верх числом. В частности он сказал, что не считает нужным держать в голове то, что легко можно подсмотреть в книге, когда понадобится. Этим он по сути намекнул на никчемность поло- вины (а то и двух третей) так называемого высшего образования, в котором развитие способности думать подменяется некритичным запо- минанием того, что уже когда-то надумали кое-как другие. Если будешь слишком хорошо учиться, Эйнштейном не станешь. У действительно способного в интеллектуальном отношении индиви- да всегда есть более или менее значительное неприятие того строя понятий и правил, который навязывается ему системой образования, находящейся по преимуществу в руках людей, уступающих ему по ин- теллектуальному статусу. Задатки будущих концептуальных революционеров проявляются ещё в детстве, только воспринимаются окружающими не как предпосылки их будущих неприятностей от ниспровергателя их любимых заблуждений, а как лень, недисциплинированность, психические нарушения и... слабоватость способностей. Не понимать и не принимать -- это разные вещи: если у в общем- то толкового индивида "не лежит душа" к некоторым представлениям, считающимся очень правильными, это может быть потому, что у него в подсознании уже вызревает замена этих представлений другими, более адекватными. * * * Мизантропско-перфекционистские критикемы в отношении Эйнштейна: 1. Курил, причём нередко публично. 2. Лез на публику со своими поверхностными рассуждениями о морали. 3. Не смог с первого раза хорошо жениться. 4. Его вторая жена была его же двоюродная сестра (правда, детей они вместе не сделали). 5. У сына Эйнштейна была попытка самоубийства. Позже этот сын вообще перестал с Эйнштейном общаться. Правда, причина такого может быть не в поведении родителя, а в том, как гены случайно легли. Общая теория относительности появилась на свет, скажем так, не- красивым образом: шла напряжённая война, лучшие молодые люди Гер- мании страдали и погибали на фронтах, даже если не хотели этого, а в Берлине еврейский физик, отказавшийся в 1896 году от германс- кого гражданства и сподобившийся сделать себе швейцарский пас- порт, вёл спокойную академическую жизнь и потреблял всё более дефицитные продукты питания под предлогом научных исследований. Ладно, будем считать, что он не бросил Германии в трудностях и вызвался гордо держать знамя немецкой науки несмотря ни на что. * * * По-моему, у Эйнштейна был правильный набор методологических установок: адекватное понимание таких феноменов, как наука, по- знание, эксперимент, факт, гипотеза, теория, истина, гениаль- ность, сумасшествие, творческая работа, научная революция и т. п. Всем бы такое, а то лепечут зачастую всякую ерунду и мешают тол- ковым людям работать. Лично мне у него не понравилось только вот это: "Бессмысленно продолжать делать то же самое и ждать других результатов." Если это не математика, то ты не можешь быть уверенным, что учёл ВСЕ факторы. А если ты действительно не учёл каких-то факто- ров, то результаты могут при очередном повторении оказаться и другими. И ты тогда, возможно, даже сумеешь выяснить, что это за факторы, и, наконец, прославишь себя открытием. Впрочем, даже в математике можно на каком-то повторении полу- чить новые результаты -- за счёт того, что, наконец, обнаружишь -- и исправишь -- какую-то свою ошибку (или сделаешь новую). А полагать иначе -- это не скептично. Но я подозреваю, что рассматриваемая "максима" не была у Эйн- штейна рефреном: скорее всего, он где-то что-то момоходом выдал в подходящем кннтексте, а уже почитатели возвели это в афоризм за его спиной. * * * Эйнштейн: "Слово 'Бог' для меня -- не более, чем просто слово, являющееся следствием слабости человека, Библия -- коллекция знаменитых, но весьма примитивных легенд, весьма наивных по содержанию. Для меня иудейская религия похожа на все остальные, как обыкновенная реин- карнация детских ожиданий человечества." Но в процессе просмотра сериала "Гений" мне показалось, что Эйнштейн там упоминает некого Бога в позитивном уважительном ключе несколько многовато для физика XX века. Может, это он так плоско шутил, конечно, -- в контексте эпохи. * * * Итого причины чрезвычайной популярности Эйнштейна: - собственно научные достижения; - вышесреднее общее развитие (гениотом он не был); - тусовочность; - коммуникабельность, лёгкий характер; - настроенность доходчиво объяснять; - своеобразная запоминающаяся внешность; - оригинальничанье в бытовых мелочах (постоянное ношение свитера и т. д.), делавшее его колоритным; - заурядность (!) в социальных вопросах; - принадлежность "партии большинства" (или очень многих), а именно пацифистско-либерастической; - очень умеренная позиция по "еврейскому вопросу"; - вообще, осмотрительность, избегание крайностей, в том числе интеллектуального экстремизма (вне физики); - раскрут по еврейской линии. Итого причины собственно научных достижений Эйнштейна: - таки отличные интеллектуальные задатки; - относительная сбалансированность психики, несмотря на наличие качеств гения; - хорошая научно-методологическая подготовка; - хороший замах: постановка больших целей, готовность попрать авторитеты; - тусовочность, правильный выбор местоположений и контактов; - помощь по линии сочувствия бедным гонимым евреям; - поддержка по еврейской линии; - экономия времени посредством пренебрежения делами детей; - помощь от жён; - ранняя известность, облегчившая дальнейшую научную работу. Итого вред от Эйнштейна: - перекос картины научных достижений в еврейскую сторону (из-за него у многих еврейских дураков складывается слишком завышенная самооценка, и потом них не ладится из-за этого жизнь); - завышенная оценка значения и возможностей "точных" наук; - придание дополнительного веса либерастизму; - отвлечение внимания от людей, ищущих решения важнейших социальных проблем не в ущербной либерастической парадигме. Эйнштейн не был человеком с особо высоким уровнем интеллекту- альности: уровня Эйнштейна хватало на то, чтобы выступить в каче- стве ведущего революционера в одном из разделов теоретической физики, но не на то, чтобы поднимать на следующую ступень разви- тия общество. А ведь подъём общества -- это много важнее и не- сколько сложнее теоретической физики. Более могучие интеллектом и более значимые, чем Эйнштейн, свои- ми работами люди -- это, к примеру, Конрад Лоренц и Томас Кун. * * * "Критики" Эйнштейна дробятся на сторонников разных версий касательно эйнштейновых подлостей, а этих версий (основных, по крайней мере), наверное, три: 1) теорию относительности Эйнштейну в основном сообразила его талантливая славянская супруга Милева; 2) Эйнштейн передрал теорию относительности у великих учёных Хендрика Антона Лоренца и Жюля Анри Пуанкаре; 3) теория относительности -- ахинея. Заметим, что эти три версии противоречат между собой только на первый взгляд, а на самом деле они совместимы: отнимая идеи у Милевы и припахивая её по части математики и кухни-стирки-уборки, хитроумный Эйнштейн корчил из себя способного физика перед Пуан- каре и Лоренцем и втягивал их в переписку, чтобы выдуривать идеи и у них, а потом он всё добытое переврал до слабоузнаваемого охмурительного ахинейного состояния, так что смог сбить с толку даже тех, кого обворовывал. По части ахинейной версии есть, к примеру, статья Александра Гришаева "Теория относительности Эйнштейна неверна". Вот выдержки из этой трескучей (= публицистической) статьи (в ней СТО -- спе- циальная теория относительности, ОТО -- общая теория относитель- ности): "Американец Б. Дж. Уоллес в 1969 году в статье 'Радарная про- верка относительной скорости света в пространстве' провёл анализ восьми радарных наблюдений Венеры, опубликованных в 1961 г. Анализ убедил его в том, что скорость радиолуча (вопреки теории относительности) алгебраически складывается со скоростью вращения Земли. В последующем у него возникли проблемы с публикацией материалов по этой теме. Уоллес полагает, что Министерство обороны США считает правило сложения скоростей с + v особо секретным правилом. В возможных 'звёздных войнах' преимущество будет иметь та сторона, которая знает истинные правила сложения скоростей. Действительно, если опубликовать, то русские могут догадаться, что, почти по Лескову - 'американцы ружья кирпичом не чистят'... А что же русские? Русские так же, как и американцы, в том же 1961 году так же провели радиолокацию Венеры - исследовательская группа под руко- водством академика Котельникова. Вот что пишет о попытке получить доступ к проведённым исследованиям редактор машинописного журнала научно-физического кружка им. Ломоносова А. Шурупов в №8 (март 1970 г.) в статье 'Радиолокация Венеры': 'Я обратился к В.А. Котельникову с просьбой дать мне возмож- ность познакомиться с отчётом по данной работе. Сотрудник Котель- никова мне ответил, что 'запрашиваемый отчёт в настоящее время институт выслать не может'. Тогда я обратился за содействием в Уральский филиал АН. Моей просьбой занимался крупный учёный проф. Вонсовский. Ему ответили, что никаким организациям, не занимающимися радиолокацией Венеры, никакие дополнительные материалы, кроме опубликованных, не могут быть предоставлены. Из этих двух фактов следует, что отчёт содержит какие-то дан- ные, которые институт не хочет обнародовать. Такого ещё в науке не было, чтобы учёные не хотели обнародовать открытую ими истину. Но чего не сделаешь для защиты теории относительности. Мы убеждены в том, что материалы группы В.А. Котельникова содержат данные, противоречащие принципу постоянства скорости света. Именно поэтому материалы исследования засекречены:' Вот так: не занимаешься радиолокацией Венеры, нехрен тебе и знать, как она отражает сигналы, и можешь продолжать посылать спутники 'за молоком'. А между тем, группа Котельникова материалы опубликовала сразу же после проведённых исследований, тогда, в 1961 году. Вот только мало кто сейчас помнит, что всякое исследование, которое противоречило эйнштейновской ахинее, классифицировалось как лженаучное, и наравне, например, с описанием вечного двигателя, не могло быть опубликовано, а за попытку протолкнуть реакционные взгляды, авторы безжалостно, невзирая на заслуги и ранги, от науки отлучались и, более того, направлялись на принудительное психиатрическое обследование. Так, в книге 'Беседы о космосе и гипотезах' (М. 1968, с. 198) В.А. Бронштейн с радостью сообщает, что только за 1966 г. отделение общей и прикладной физики АН СССР помогло медикам выявить 24 параноика." "Вот только последователи лучше других знали, что 'гениаль- ные' теории почти за сто лет себя никак не проявили: не было сделано на их основе предсказаний новых явлений и не сделано объяснений уже открытых, но не объяснённых классической ньютоновской физикой. Вообще ничего, НИ-ЧЕ-ГО-ШЕ-НЬКИ! У ОТО не было ни единого экспериментального подтверждения! Известно было только, что теория - гениальная, вот только, что с неё толку - никто не знал. Ну да, она исправно кормила обещаниями и завтраками, под которые отпускалось немеряно бабла, а на выходе - фантастические романы о чёрных дырах, за которые давали Нобе- левские премии не по литературе, а по физике, строились коллайде- ры, один за другим, один больше другого, по всему миру плодились гравитационные интерферометры, в которых, перефразируя Конфуция, в 'тёмной материи', искали чёрную кошку, которой там к тому же не было, да и самой 'чёрной материи' тоже никто в глаза не видывал." А теперь приведем высказывания специалистов весьма компетентных, квалификацию которых оспорить сложно. Мнение первое - академика РАН Журавлёва: 'Бытует мнение, что до настоящего времени существовало два подтверждающих теорию [ОТО - прим.изд.] факта: красное смещение и прецессия перигелия Меркурия. На самом деле, это не так. Красное смещение может быть объяснено и в рамках специальной теории относительности, а для объяснения смещения перигелия Меркурия достаточно учесть диполь- ный момент гравитационного поля Солнца, отказавшись от предполо- жения о том, что Солнце - однородный шар. Таким образом, завер- шённый в прошлом году эксперимент является пока единственным достоверным подтверждением ОТО' (Доклад "О некоторых деталях уникального эксперимента 'Gravity Probe B'"). Сделаем два замечания по поводу высказывания академика Журавлё- ва. Первое замечание. Внимательный читатель может заметить: почему академиком не было упомянуто широко известное подтверждение ОТО - искривление луча света в поле тяготения Солнца, например видимое смещение звёзд во время солнечного затмения? А не упомянул он это 'подтверждение' потому, что этот широко известный факт в узком научном кругу упоминать неприлично - широко разрекламированное 'подтверждение' было результатом явных подтасовок и некорректных манипуляций результатами научных экспериментов. Второе замечание. Журавлёв признал, что в результате проведён- ного эксперимента, ОТО, наконец-то, получила первое (за 90 лет существования!) экспериментальное подтверждение. Здесь мы зада- димся вопросом: а проводил ли Журавлёв проверку тех расчётов, которые велись в Станфорде в течение почти пяти лет, и до конца не были доведены в силу того, что у НАСА, наконец, лопнуло тер- пение, и оно прекратило дальнейшее финансирование явной подгонки результатов под ответ? Журавлёву кто-нибудь даст подобные средст- ва, которые дали исследовательской группе в Станфорде, и которых этим ребятам не хватило для 'дальнейшего совершенствования анализа данных'? Мнение второе - академика АН СССР Логунова: 'Сегодняшнее отно- шение к этой теории [ОТО - прим. изд.] в большой степени основано на вере. Но наука не вера' ('Наука и жизнь', N 3/87)" Этот "критик" Эйнштейна -- дешёвка, недоразвитая в научно-мето- дологическом отношении. Любая физическая теория -- временная, какой бы блестящей она ни казалась своим современникам. При жизни Эйнштейна теория относительности вполне объясняла известные фак- ты, потому и считалась физической теорией, а не фантастической гипотезой. Через сто лет, разумеется, накопились новые факты и, может даже, новые соображения. Если теория столетней (!) давнос- ти, бывшая в своё время убедительной для многих толковых физиков, -- ахинея, то труды Аристотеля, Коперника, Декарта, Ньютона и т. д. -- это и вовсе ахинея из ахиней, али как? Кстати, Эйнштейн не называл Ньютона ахинейщиком или кем-то в этом роде. А Ньютон не называл ахинейщиком Аристотеля. Причём не из вежливости, а из понимания развития мысли. Теория относительности (ну, две теории, но от этой двойственно- сти можно и абстрагироваться) появилась из стремления кое-что объяснить в физике, а не для удовлетворения потребности "научной" фантастики в крутых фабулах. И она это кое-что объяснила -- на уровне представлений своего времени -- иначе бы она не была при- нята многими физиками. Что, Лоренц и Пуанкаре были дураками или шарлатанами, плохо раз- бирались в современной им физике, вступили в преступный сговор с Эйнштейном, а то и вовсе продались евреям? Наверное, нет. А ведь они даже поучаствовали в разработке относительностного подхода, а не просто приняли его в готовом виде. В научной отрасли хватает "научного планктона" -- индивидов с низким уровнем развития мыш- ления, и вот эти -- таки да, принимали теорию относительности как новое научное Евангелие и трындели про неё свою ерунду, но Лоренц и Пуанкаре были из въедливых, из интеллектуальных лидеров: такие бы неслабо придрались, если бы было к чему. Любую теорию однажды отвергают или перерабатывают. Заслуга поколения Эйнштейна -- в том, что была сломана одна мыслительная парадигма, а именно что "макромир" и "микромир" всенепременно проявляют те же закономерности, что и наш "мезомир". Может, и не проявляют, и надо быть к этому внутренне готовыми. Шире -- надо быть готовыми к тому, что мир не везде одинаков и что, к примеру, где-нибудь за углом кирпичи не падают с крыши, а, наоборот, взле- тают. И что очевидные вещи и привычные понятия -- не обязательно правильные, если лезть в детали или уходить в крайние случаи. Многие в поколении Эйнштейна и следующем за ним в науке (не только в физике) перешли в эту новую парадигму, но многим как бы образованным людям она оказалась не по зубам, потому что изучение азов методологии науки таки не вдалбливается в средней школе, как таблица умножения -- в начальной. Если теория относительности не поспособствовала открытиям непо- средствено, она поспособствовала косвенно -- через новую мысли- тельную парадигму. Итого, катить бочки на раздутость репутации сабджекта -- это, по-моему, правильно, а на заимствования, "ахинейность" и "отсутс- твие доказательств" -- нет. Кстати, можно отметить, что "гипотезу относительности" повысили статусом до "теории относительности" необоснованно. Но это случилось частью из-за общей научно-методо- логической недоразвитости народных масс и из-за беспорядка в тер- минологии, а не из-за скрытой националистической жилки некоторых наших интернациональных евреев. * * * О том, как воспринимали теорию относительности некоторые наибо- лее продвинутые в теоретическй физике современники Эйнштейна, правда, тоже евреи. Макс Борн (1882-1970), "Моя жизнь и взгляды": "В мрачные годы войны (когда трудно было достать для семьи про- питание) великим утешением была моя дружба с Эйнштейном. Мы виде- лись очень часто, играли вместе скрипичные сонаты и обсуждали не только научные проблемы, но и политическую и военную обстановку, в чем, кстати, принимала участие моя жена. Мы были резко настрое- ны против политики германского правительства и были убеждены, что она приведет к катастрофе. В эти годы Эйнштейн завершал свою общую теорию относительности и обсуждал ее со мной. Величие его концепции произвело на меня столь сильное впечатление, что я решил никогда не работать в этой области. Но я защищал теорию Эйнштейна от нападок и спустя некоторое время попытался популяри- зировать ее в книге, которая была выпущена в переработанном варианте в США." Если проявлять элементарную пытливость (то есть, даже не эйнш- тейнова уровня, а не проскакивать поскорее мимо неудобных законо- мерностей, то можно обратить внимание на то, что теория относи- тельности привлекала в первую очередь евреев. Возможно, причиной этого была не только этническая солидарность, но и специфика еврейского мышления (а именно, его тяготение к парадоксам и фор- мализму, взращённое на раввинских и каббалистических премудрос- тях). * * * Эйнштейн (в беседе со студентами в Калифорнийском технологичес- ком институте): "Почему блестящая прикладная наука, приводящая к такой экономии труда и так облегчающая жизнь, приносит нам так мало счастья? Простой ответ гласит: потому, что мы еще не научились разумно пользоваться ею. На войне она служит тому, что позволяет нам отравлять и калечить друг друга. В мирное время она подстегивает темп жизни и порождает неуверенность. Вместо того, чтобы в значительной степени избавить нас от изнуряющего труда, она превратила людей в рабов машин, безрадостно проводящих большую часть своего долгого, монотонного рабочего дня и вынужденных постоянно дрожать за свой скудный паек. Чтобы ваш труд мог способствовать росту человеческих благ, вы должны разбираться не только в прикладной науке. Забота о самом человеке и его судьбе должна быть в центре внимания при разработке всех технических усовершенствований. Чтобы творения нашего разума были благословлением, а не бичом для человечества, мы не должны упускать из виду великие нерешенные проблемы организации труда и распределения благ. Никогда не забывайте об этом за своими схемами и уравнениями. Я мог бы спеть хвалебный гимн, рефреном которого служили бы слова о замечательном прогрессе в прикладной науке, уже достигнутом нами, и том существенном прогрессе, который вы еще принесете. Возьмем совершенно нецивилизованного индейца. Будет ли его жизненный опыт менее богатым и счастливым, чем опыт среднего цивилизованного человека? Думаю, что вряд ли. Глубокий смысл кроется в том, что дети во всех цивилизованных странах любят играть в индейцев." * * * Эйнштейн о китайцах, в путевых заметках: "Скотоподобная нация, больше похожая на автоматы, чем на людей." За это его, конечно же, определили в иудейские расисты-ксенофо- бы. Это ведь всегда так: едва только человек скажет что-то иск- реннее, неполиткорректное, ТОЧНОЕ, как сразу же идут в ход прини- жающие ярлычочки. * * * Из анекдотов об Эйнштейне. Однажды в переписке с Чарли Чаплином Эйнштейн восхищенно заме- тил: "Ваш фильм 'Золотая лихорадка' понятен во всём мире, и Вы непременно станете великим человеком". Чаплин ответил ему: "Я Вами восхищаюсь ещё больше. Вашу теорию относительности никто не понимает, а Вы всё-таки стали великим человеком". * * * Некоторые афоризмы Эйнштейна: 1. Есть только две бесконечные вещи: Вселенная и глупость. Хотя насчет Вселенной я не уверен. 2. Только дурак нуждается в порядке: гений господствует над хаосом. 3. Теория - это когда всё известно, но ничего не работает. Прак- тика - это когда все работает, но никто не знает, почему. Мы же объединяем теорию и практику: ничего не работает - и никто не знает, почему! 4. Есть только два способа прожить жизнь. Первый - будто чудес не существует. Второй - будто кругом одни чудеса. 5. Образование - это то, что остаётся после того, как забывается всё выученное в школе. 6. Все мы гении. Но если вы будете судить рыбу по её способности взбираться на дерево, она проживёт всю жизнь, считая себя дурой. 7. Только те, кто предпринимают абсурдные попытки, смогут достичь невозможного. 8. Я не знаю, каким оружием будет вестись третья мировая война, но четвёртая - палками и камнями. 9. Воображение важнее, чем знания. Знания ограничены, тогда как воображение охватывает целый мир, стимулируя прогресс, порож- дая эволюцию. 10. Бессмысленно продолжать делать то же самое и ждать других результатов. 11. Ты никогда не решишь проблему, если будешь думать так же, как те, кто ее создали. 12. Тот, кто хочет видеть результаты своего труда немедленно, должен идти в сапожники. 13. Все знают, что это невозможно. Но вот приходит невежда, которому это неизвестно, - он-то и делает открытие. 14. Жизнь - как вождение велосипеда. Чтобы сохранить равновесие, ты должен двигаться. 15. Разум, однажды расширивший свои границы, никогда не вернется в прежние. 16. Морскую болезнь вызывают у меня люди, а не море. Но, боюсь, наука еще не нашла лекарства от этого недуга. 17. Человек начинает жить лишь тогда, когда ему удается превзойти самого себя. 18. Стремись не к тому, чтобы добиться успеха, а к тому, чтобы твоя жизнь имела смысл. 19. Математика - это единственный совершенный метод водить самого себя за нос. 20. Чем больше моя слава, тем я больше тупею; и таково, несомненно, общее правило. 21. Если вы хотите вести счастливую жизнь, вы должны быть привязаны к цели, а не к людям или к вещам. 22. Международные законы существуют только в сборниках международных законов. 23. При помощи совпадений Бог сохраняет анонимность. 24. Единственное, что мешает мне учиться, - это полученное мной образование. 25. Я пережил две войны, двух жён и Гитлера. 26. Вопрос, который ставит меня в тупик: сумасшедший я или все вокруг меня? 27. Я никогда не думаю о будущем. Оно приходит само достаточно скоро. 28. Самое непостижимое в этом мире - это то, что он постижим. 29. Человек, никогда не совершавший ошибок, никогда не пробовал ничего нового. 30. Все люди лгут, но это не страшно, никто друг друга не слушает. 31. Если теория относительности подтвердится, то немцы скажут, что я немец, а французы - что я гражданин мира; но если мою теорию опровергнут, французы объявят меня немцем, а немцы - евреем. 32. Вы думаете, всё так просто? Да, всё просто. Но совсем не так. 33. Воображение - это самое главное: оно является отражением того, что мы притягиваем в свою жизнь. 34. Я слишком сумасшедший, чтобы не быть гением. 35. Чтобы пробить стену лбом, нужен или большой разбег, или большое количество лбов. 36. Если вы чего-то не можете объяснить шестилетнему ребёнку, вы сами этого не понимаете. 37. Логика может привести Вас от пункта А к пункту Б, а воображение - куда угодно... 38. Чтобы выигрывать, прежде всего нужно играть. 39. Никогда не запоминайте того, что вы можете найти в книге. 40. Если беспорядок на столе означает беспорядок в голове, то что же тогда означает пустой стол? ................................................................. .................................................................

Литература:

Эйнштейн А. Собрание научных трудов в 4 т. Т. 4. Статьи, рецензии, письма. - М.: Наука, 1967. Александр Гришаев "Теория относительности Эйнштейна неверна".

Возврат на главную страницу             Александр Бурьяк / Альберт Эйнштейн как заурядный титан физической мысли