Александр Бурьяк

Широкопрофильный титан и тусовщик
Александр Гумбольдт

bouriac@yahoo.com Ещё критические портреты На главную страницу
Александр Гумбольдт
Александр Гумбольдт
Фридрих Вильгельм Генрих Александр фон Гумбольдт (нем. Fried- rich Wilhelm Heinrich Alexander Freiherr von Humboldt, 1769-1859) -- немецкий титан географии, натурализма и путешествий, "Аристо- тель XIX века". Заслуги: - основал физическую географию, ландшафтоведение, экологиче- скую географию растений; - почти основал климатологию; - продвинул изучение геомагнетизма (продолжил дело Хосе де Акосты, 1539-1600); - придумал чертить изотермы (но несколько следом за тем же де Акостой). Бароном Гумбольдт он был немножко самозваным: отец, простой дворянин, женился на вдовствующей баронессе -- Марии Елизавети фон Гольведе, урождённой... Коломб. Но поскольку король Пруссии не возражал против величания Гумбольдта бароном, то можно счи- тать, что тот был таки пожалован в бароны де факто. Крёстными отцами новорождённого титана были будущий король Пруссии Фридрих Вильгельм II, герцог Фердинанд фон Брауншвейг и министр Барон фон Финкенштайн. Это к вопросу, как лучше начинать карьеру, чтобы наверняка дорасти до академика. Гумбольдт учился в 3-х университетах (Франкфурт-на-одерском, Берлинском и Гёттингенском), одной торговой академии (Гамбургс- кой) и одной горной (Фрайбургской) -- но высшее образование полу- чил, вроде, только одно (впрочем, в те времена такими мелочами, как названия специальностей в дипломах, заморачивались не сильно). В 1792 году Гумбольдт получил должность обер-бергмейстера в Ансбахе и Байрейте и реально работал, не покладая рук и не стес- нясь лазать в шахты. Изобрёл безопасную лампу и дыхательный ап- парат для шахтёров (правда, впоследствии получила распростране- ние безопасная лампа другого изобретателя). При жизни матери Александр Гумбольдт отправляться в дальние поездки не решался, чтобы её не расстраивать. После её смерти он продал свою часть наследства (феодальный замок в количестве 1 штука) и выручил за это 85 000 талеров, которых ему хватило на несколько десятков лет жизни вольного путешественника и учёного. Ожидая случая присоединиться к какой-нибудь экспедиции, Алек- сандр болтался по разным европейским городам, но лучше всего прижился в Париже. В 1799 г. Гумбольдт, наконец, выбрался в большое путешествие -- в Латинскую Америку -- на пару с Бонпланом, который потом, на старости лет, обвинял Гумбольдта в краже его бонплановых открытий (но это, скорее всего, были фантазии маразматика). В путешествие Александр взял около 50 измерительных приборов, включая такие мудрёные и в наше время не популярные, как инклинатор, деклина- тор, цианометр, эвдиометр. Гумбольдт был гиперобщительный и часто писал всяким своим друзьям и знакомым длинные письма, благодаря чему потом было хотя бы легко составлять его биографии. Во времена Гумбольдта не знали, что когда-нибудь появятся вез- деходные автомобили, аэропланы, искусственные спутники Земли, снабжённые фото- телекамерами, и что всякие там географические открытия станут куда более доступными. Всего-то надо было подо- ждать 150 лет, и подвиги на пределе человеческих возможностей стали бы ни к чему. * * * Александра Гумбольдта подозревают в гомосексуализме не потому, что он дружил с Гей-Люссаком, а потому что не женился, не имел внебрачных детей, в путешествия отправлялся с мужчинами, а не с женщинами. Насколько можно понять, прямых доказательств у педе- растов, геелюбов и геегрызов против него нету, а есть только кос- венные улики. Между тем, уклонение мужчины от особо тесных контактов с женщинами может быть вызвано и каким-нибудь скрытым физическим дефектом, а не психическим вывертом. Вряд ли наука заслонила Гумбольдту женщин. Скорее, он эскапиро- вал в науку от проблемы своих отношений со слабым полом. Отсутст- вие семьи, разумеется, значительно облегчало Гумбольдту научные занятия, в особенности занятия рискованные. Вряд ли слава Гумбольдта обусловлена в значительной степени тем, что "голубая" общественность считает его своим и выпячивает, чтобы показать, как много делаю гомосексуалисты для человечества. Слава Гумбольдта была раздута отчасти из германско-патриотичес- ких, научно-корпоративных и педагогических соображений, отчасти из психической потребности людей в кумирах. Насколько она теперь раздутая, определить сколько-нибудь точно, разумеется, невозможно. Если измерять методом, который называется "на глаз", то выходит не "по большей части" и не "слегка", а где- то "в значительной степени". Ну, для наглядности скажем так: на треть, как минимум. К этой мысли приводит то обстоятельство, что сразу же после смерти Гумбольдта его фигура вдруг резко выпала из области науч- ного внимания: на него не ссылались, его не оспаривали, не допол- няли. Он жил долго и устарел в качестве мыслителя ещё до того, как умер. Немцы дораздули Гумбольдта после 1945 года, чтобы показать миру и самим себе, что Германия заметна не только Гитлером со товари- щи. * * * Количественно Гумбольдт наворочал много, но это был на 90% ма- териал простого однообразного характера: описания результатов путешествий. А его обобщённые работы (четырёхтомный "Космос" и др.) -- скорее не научные, а научно-популярные: пересказывающие чужое и строящие разные предположения. Гумбольдт был тусовщик, всеобщий друг. Он не отшельничал ради вящего сосредоточения на любимых предметах, а торчал десятилетия- ми в самом тусовочном месте планеты -- в Париже. Конечно же, он подпитывался чужими идеями и соавторствовал. Что у него было соб- ственное, а что -- домысленное чужое, определить крайне затрудни- тельно, да и незачем. * * * Даже за вычетом результатов раздутия Гумбольдт всё ещё выглядит довольно великим, но брать с него пример нет смысла: не потому, что вы вряд ли окажетесь таким же способным, а потому что для на- чала следует хотя бы, как он, родиться богатым немецким аристо- кратом, отказаться от женщин, от создания семьи, а главное -- пе- ренестись в эпоху, когда было достаточно уйти в глубь суши на чу- жом континенте километров на 50, как начиналась полоса открытий, только успевай зарисовывать, подбирать, потрошить, засушивать, укладывать в ящики и отправлять их с оказией в Европу. Попрекать наших современников тем, что они не чета Гумбольдту, -- это очень неправильно, очень глупо. Далее, когда учёных было всего несколько тысяч на всю Европу (точнее, на весь мир), не так уж трудно было быть в курсе разно- образных достижений, блистать универсальностью, водиться с лучши- ми умами. Сегодня же научных работников -- сотни тысяч. Вырасти в общенаучную фигуру сегодня невозможно. Делать открытия теперь много труднее, оформлять их много сложнее. Видные научные фигуры глобального масштаба имеются и в наше время (всякие spokesmen научной отрасли), но это так называемые медиа-персоны, ещё более дутые, чем Гумбольдт. * * * По-видимому, от Гумбольдта ничего читабельного не осталось: всё было перекрыто последующими работами других, менее раскрученных авторов. Напомним себе, что до сих пор читаемы "Политика" Аристо- теля, "Апология Сократа" Платона, "Сравнительные жизнеописания" Плутарха, "Государь" Никколо Макиавелли, "Жизнь Бенвенуто Челли- ни", "Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев..." Джорджо Вазари и много какая non-fiction ещё. * * * В Германии Александр фон Гумбольдт -- дежурный национальный герой от науки. Аналог российских Михайлы Ломоносова и Владимира Вернадского, белорусского Франциска Скорины, еврейского Альберта Эйнштейна. Другим народам на всяких таких чужих героев чихать, потому что имеются свои. У национальных героев есть ряд социаль- ных функций, обеспечивающий им фигуристость и незабвенность. Эти функции таковы: - быть примером для способных и дерзких, пусть и наивных вначале; - быть объектом упоительного поклонения для остальных; - давать поводы для патриотической пропаганды; - обеспечивать соотечественникам переживание чувства собствен ного превосходства иностранцами; - быть культурными реперами (смутно представляю себе, что это такое, но что-то такое есть); - предоставлять свои имена для называния всяких объектов (улиц и пр.), чтобы отличать их от других.

Литература

Сафонов В. "На горах - свобода!" в кн. "Путешествия в неведомое", М. "Молодая гвардия", 1956.

Возврат на главную страницу            Александр Бурьяк / Широкопрофильный титан и тусовщик Александр Гумбольдт