Александр Бурьяк

Жозеф Котин как коммунистический танковый деятель

bouriac@yahoo.com Другие портреты На главную страницу
Жозеф Котин
Жозеф Котин
Я при случае с большим интересом читаю популярные книжки по разным аспектам военного дела -- в слабой надежде успеть покоман- довать хотя бы революционной ротой, когда грохнется нынешнее гнилое общество. На этой волне в круг моего чтения попала и книга "Конструктор боевых машин" группы авторов, описывающая жизнь и работу Жозефа Яковлевича Котина (1908-1979), конструктора танков и тракторов. Вообще-то у евреев Котин котируется как еврей, но в правоверной советской книжке, разумеется, про его еврейство нет ни слова. Странное для русского человека (точнее, для украинского еврея) имя "Жозеф" в ней объясняется влиянием дедушки матери, обрусевше- го поляка. Заметим на это, что для поляков французская версия имени "Иосиф" такая же нехарактерная, как и для украинцев. Ска- жем, маршала Пилсудского поляки звали Ёзефом, украинцы -- Юзефом, белорусы -- Язэпом. А евреи -- значит, Жозефом?! Впрочем, как и Лев Мехлис (1889-1953), Жозеф Котин был не евре- ем, а коммунистом и много шустрил сначала по комсомольской, а позже по партийной линии. У Котина большие технические и органи- заторские способности сочетались с, мягко говоря, немалой гибкос- тью поведения. К примеру, "именные" танки в СССР почему-то появлялись только у Котина, причём не КОТ-1, КОТ-2 и т. д., а СМК -- Сергей Миронович Киров, KB-1 -- Клим Ворошилов, ИС-1, ИС-2... -- Иосиф Сталин. * * * В теме "Котин" имеются следующие существенные аспекты: 1) особенности советской социальной системы, затруднявшие войну танками (как многое другое); 2) эффективная организация творческих коллективов и вообще эффективное управление развитием; 3) роль евреев в достижениях и поражениях СССР; 4) непропорционально большая творческая деятельность евреев в сравнении с их долей в населении. Любой из этих аспектов сложен, поэтому в данной статье будет затронут только слегка. По пунктам 3 и 4 можно кратко заметить, что котинский случай таки не выглядит о-го-го-примером, способным задеть славянское национальное чувство. Да, Котин что-то там де- лал, был далеко не последним винтиком в системе, но ничего особо выдающегося я в его творческих результатах не нашёл. У его славянских коллег получались результаты и поинтереснее. Наверное, танки давались нашим евреям хуже, чем самолёты ("Меркава" -- очень правильный танк, но он не советский). Но один котинский случай -- это, разумеется, мало что. Впрочем, и МАССА случаев не обеспечит безошибочности выводов, потому что это не та область, где можно много наоткрывать посредством арифметики. * * * Называть Жозефа Котина конструктором танков -- значит, выра- жаться не вполне точно. Котин участвовал в проектировании танков в качестве начальника конструкторского бюро, в котором ведущими конструкторами танков были другие люди. Котин рано (ещё до дости- жения 30-летнего возраста) выбился в начальники и в дальнейшем больше ОРГАНИЗОВЫВАЛ процесс конструирования, чем РЕАЛИЗОВЫВАЛ. Он брал на себя отношения с тов. Сталиным и т. п. Отличиться большими достижениями в качестве действительно конструктора танков Котин попросту не успел: танки разрабатываются годами, а Котин слишком быстро пошёл на повышение. О том, как участвовал Котин в собственно конструировании, есть в написанной о нём книжке "Конструктор боевых машин" на стр. 80: "Вспоминая о конструкторском поиске по части пулемётного воору- жения тяжёлого танка, конструктор К. И. Буганов писал: 'Однажды Ж. Я. Котин спрашивает меня: "Как вы смотрите на эту установку?" Я ответил, что установка, требующая для снятия пулемёта выхода из машины и имеющая 179 деталей, не является конструктивной. "Ну, а что вы предлагаете?" Я ответил, что хорошо бы сделать деталей пять основных и несколько вспомогательных, бронировку выполнить в виде шара, пулемёт ставить и снимать изнутри машины. Он гово- рит: "Нарисуй, как это будет выглядеть". Я быстро нарисовал... Котин сказал: "Хорошо..."'" Как ни странно, здесь вряд ли присутствует ирония. Схожий случай (там же, стр. 349): "Однажды в цех поступил новый сложный агрегат-подогреватель. В нём 76 деталей, а каждый день не один десяток готовых подогре- вателей надо подавать на сборку. Дело застопорилось, и рабочие решили показать конструкторам пути упрощения узла. Замечательный умелец жестянщик П. Я. Филиппов своими руками смастерил модель. Число деталей в узле сократилось в три раза, не потребовалось даже сварочных работ, на которые в то время расходовался дефи- цитный карбид. Главный конструктор тут же приказал испытать предложенный мастером подогреватель, и вскоре он был принят в серию." Там же: "Несмотря на своё высокое звание и положение, Ж. Я. Котин за- просто мог завязать беседу с токарем или рядовым чертёжником..." Да-да. Мог запросто обратиться с вопросом: "А как бы вы это сделали?" А потом сказать: "Вот пусть так и будет!". Всё о том же и там же (стр. 47): "К творческой работе конструкторов Ж. Я. Котин умел привле- кать непосредственных создателей машин -- рабочих. 'Эта часть неудобна для обработки, эта деталь очень сложная в работе...'-- часто говорили они проектировщикам. Конструкторы учитывали их замечания..." Однажды к творческой конструкторской работе ушлый Котин привлёк даже товарища Сталина. Там же, стр. 69: "И. В. Сталин подошёл к деревянному макету танка СМК и спросил: - Товарищ Котин, так зачем же на танке три башни? - Мощное вооружение: одна пушка 76 мм и две по 45, -- ответил Жозеф Яковлевич. - Нечего делать из танка 'Мюр и Мерилиз'! -- сказал Сталин. Такое выражение он часто употреблял, когда предлагалось что-то излишне усложнённое, чересчур универсальное. ('Мюр и Мерилиз' -- дореволюционное название универмага в Москве, торговавшего разно- образными товарами.) Сталин подошёл к макету, снял с него заднюю малую башню с 45-мм пушкой и спросил Котина: - Сколько я снял? - Три тонны, ответил Котин. - Обратите их на усиление броневой защиты, -- сказал Сталин. -- Вам нужно ориентироваться на утолщение брони и усиление защиты экипажа. Незачем иметь на танке большое количество башен. А ещё лучше, чтобы осталась одна башня!" Вообще говоря, это Котин должен был объяснять Сталину, сколько башен лучше. Получается, чтобы покончить с многобашенностью в советском танкостроении, потребовалось вмешательство вождя. "Конструктор..." о Котине, стр. 331: "Он никогда не стремился закрепить за собой авторство в той или иной разработке, но одной из боевых машин не присваивалось его имя, как это делается, например, в авиации." А может, дело в том, что по преимуществу административный хара- ктер участия Котина в разработках был слишком очевидным для его сотрудников? И чтобы какой-нибудь Духов с Ермолаевым не заявляли с партийной прямотой, что правильнее было бы называть танки по ИХ фамилиям, и пошли в ход славные фамилии вождей? Какое-то ворчание среди специалистов наверняка имело место и по поводу авторства, и по поводу целесообразности как бы котинских разработок, потому что даже в апологетической книжке "Конструктор боевых машин" сочли необходимым дать этому некоторое пояснение (стр. 331): "История создания ИС-3, самого мощного танка второй мировой войны, вошла особой страницей в трудовую хронику Танкограда, по- родив немало различных мнений относительно авторства конструкции, противоречивых оценок его технических достоинств и даже масштабов его боевого использования." О Котине, там же: "...важности и объёма своего участия в этой работе он не под- чёркивал." Это могло быть по очень разным причинам. Там же, стр 130: "...он умел вовремя подбодрить человека. Некоторые делали так: придут, раскритикуют, скажут, что всё не годится. А он, если и раскритикует, то сразу же внесёт предложение: это можно сделать так, или надо попробовать вот так." Да, вот только предварительно он, возможно, совещался насчёт этого с рабочим Филипповым: авторство идей -- вопрос тонкий. * * * "Конструктор...", стр. 51: "Подлинным признанием творческих достижений коллектива кировс- ких танкостроителей стало присуждение главному конструктору Госу- дарственной премии, установленной в 1940 г. за выдающиеся работы в области науки, техники, литературы и искусства." "'Дерзай, тво- ри, изобретай, вноси свой вклад в мировую сокровищницу техники и науки -- твои ценые начинания подерживают партия и правительст- во...' -- отмечал в тот год Ж. Я. Котин в одной из своих публика- ций." Публикация была в журнале "Партийный организатор", №7 за 1941 год. Роль "партийного организатора", по-видимому, и являлась у Котина основной в танковом деле. * * * Очаровывать-охмурять "верхушку" РККА Котин начал ещё в период учения в академии. "Конструктор...", стр. 51: "Идеи, выраженные в дипломных проектах некоторых слушателей Военно-технической академии, заинтересовали высшее военное руко- водство. М. Н. Тухачевский, который вёл большую работу, направ- ленную на всемерное повышение подвижности и манёвренности войск, решил лично прослушать отдельных дипломников. Одним из первых ему был представлен слушатель Ж. Я. Котин с проектом колёсно- гусеничной машины, являвшейся новинкой в бронетанковой технике. Защита диплома в присутствии командарма прошла успешно, и Котин получил высший балл." Сам Котин (с сайта "руская-сила-рф"): "Было такое время - двадцатые годы. Бурные годы. Мой путь можно назвать типичным для той поры. Устроился на завод 'Труд' в Харькове. Появилась тяга к знаниям, начал учиться на рабфаке, по- том поступил в Харьковский политехнический институт. В 1930 году объявили спецнабор в высшие военно-учебные заведения, и я стал слушателем Военно-технической академии имени Ф. Э. Дзержинского. Там при подготовке дипломного проекта и разработал конструкцию колесно-гусеничного танка. Сейчас, наверное, странно звучит такое название: колесно-гусеничный. Всем от мала до велика ясно, каким может и должен быть танк. А тогда шел поиск, шли споры. Изготов- ляли танки с тремя и даже с пятью башнями, начиняли их огромным количеством оружия. Неповоротливость, большой экипаж машин не смущали их создателей, которые считали, что главное для танка - броня и огонь. Существовало и другое мнение. Делали так называе- мые 'кавалерийские' танки, обладавшие высокими скоростными качествами, но с тонкой броней и слабым вооружением. Третьи же конструкторы пытались найти золотую середину, добиться такого положения, чтобы танк имел и хорошее вооружение, и достаточную скорость, и надежную броневую защиту. В моем дипломном проекте в какой-то мере отразились именно эти взгляды. Я предлагал взять наш автомобиль АМО-3 за основу колес- но-гусеничного танка, который довольно быстро двигался бы и по дорогам, и по бездорожью, отличался бы хорошей маневренностью. Достаточно сильный двигатель позволял оснастить танк броней и оружием. Диплом я защитил успешно. А через несколько дней началь- ник факультета Иван Петрович Тягунов вдруг сообщает, что в акаде- мию приехал М. Н. Тухачевский, отобрал заинтересовавшие его работы, в том числе мою, и хотел лично послушать, как мы будем отстаивать свои проекты. Эта вторичная защита оказалась для меня счастливой. Здесь же, в научно-исследовательском отделе академии, где я учился, началась моя конструкторская деятельность. По материалам дипломного проек- та изготовили танк МС-1. Впереди - колеса, сзади - гусеницы. И еще одно удачное решение ходовой части - два ведущих моста. МС-1, правда, в небольшом количестве, участвовал на маневрах под Винницей. После окончания академии меня назначили туда же, в проектный сектор, поручили сделать пулеметную установку на базе мотоцикла. Тогда впервые я познакомился с пулеметом конструкции Дегтярева. Установку мы получили быстро, ее демонстрировали на Красной площади во время парада..." Какой МС-1 имеется здесь в виду, непонятно. Наверное, модифика- ция того МС-1, который ещё и Т-18. И получается, что Котин -- выдвиженец врага народа Тухачевского. Неужели такое запросто сошло с рук? В принципе могло сойти и запросто, но в это не очень верится.
Танк МС-1
Танк МС-1, к которому, наверное, приделывали колёса по Котину, потому что так захотел Тухачевский.
* * * В качестве работника научно-исследовательского отдела Военной академии механизации и моторизации РККА Котин причастен если не к разработке, то к обеспечению массовости выпуска плавающего танка Т-37А, которого с 1933 по 1936 год было наклёпано 2225 штук. Википедия: "В Рабоче-крестьянской Красной армии они предназначались для выполнения задач связи, разведки и боевого охранения частей на марше, а также непосредственной поддержки пехоты на поле боя. Т-37А массово использовались во время Польского похода РККА 1939 года и Советско-финской войны 1939-1940 годов. Т-37А также прини- мали участие в боях начального периода Великой Отечественной вой- ны, однако большинство из них достаточно быстро было потеряно." Потеряно, наверное, при попытках "непосредственной поддержки пехоты на поле боя" в контратаках, а не в засадах или при выполнении задач связи и разведки. Параметры Т-37А: масса 3,2 т экипаж 2 человека толщина брони 4-8 мм удельная мощность двигателя 12,5 л.с./т скорость по шоссе 40 км/ч скорость на плаву 6 км/ч вооружение пулемёт 7,62 мм По сути этот танк представлял собой мобильную пулемётную пози- цию (которая в пехотном бою была хуже "стационарной" в том отно- шении, что была более заметной). Он представлял собой что-то вро- де усовершенствованной тачанки: средство непосредственной под- держки не пехоты, а конницы (для пехотного боя он имел слишком тонкую броню). Если бы он хоть мог принимать на борт десант из человек четырёх, тогда его можно было бы беречь на случаи массо- вого преодоления водных преград или даже в качестве транспортного средства мобильной пехоты.
Танк Т-37A
Танк Т-37A на марше.
С сайта http://pro-tank.ru: "Еще одной интересной работой по десантированию Т-37А были опыты по сбросу танков на воду. Такие испытания были проведены в октябре 1936 года на Медвежьих озерах под Москвой. Работы по про- ектированию подвески и механизма сброса велись под руководством начальника проектно-конструкторского сектора научно-испытательно- го отдела ВАММ имени Сталина военного инженера 3 ранга Ж. Котина (через два года он возглавит КБ Кировского завода в Ленинграде). Сброс танка в воду осуществлялся с минимально возможный высоты - 15-20 метров. Для предохранения танка при ударе о воду под днищем машины монтировались специальные амортизирующие приспособления различных типов: дубовые брусья, брезентовый экран с сосновыми рейками и еловый лапник, уложенный между экраном и днищем танка. В ходе испытаний был проведен сброс на воду трех Т-37А с различными вариантами амортизации, из которых наиболее удачным оказался вариант с еловым лапником. Тем не менее, все три танка получили серьезные повреждения днища при ударе о воду и затонули. Поэтому дальнейшие эксперименты по сбросу на воду Т-37А были прекращены."
Танк Т-37A
Танк Т-37A в лётных испытаниях (вооружение снято).
С сайта www.marsiada.ru: "С 1932 года Ж. Я. Котин проходил службу в научно-исследова- тельском отделе Военной академии механизации и моторизации РККА. Более пяти лет он занимался исследованиями в области совершенст- вования бронетанковой техники. В сферу его деятельности входила разработка конструкций сверхтяжелых танков, эксперименты по воздушному десантированию и приводнению плавающих танков Т-37 путем сбрасывания их с самолетов с небольшой высоты без примене- ния парашютов. Но это было только начало творческой деятельности конструктора боевых машин. В мае 1937 года Котина назначают главным конструктором СКБ-2 Ленинградского Кировского завода. На Кировский завод прибыл, как будет потом сказано в различных документах, 'молодой, энергичный, исключительно инициативный, обладающий колоссальной работоспособ- ностью, огромными организаторскими способностями' военный инженер Жозеф Яковлевич Котин." Сбрасывание танка с самолёта у Котина не получилось, а получи- лось только очередное продвижение по службе. * * * Карцев Л. Н. о Котине (с сайта http://otvaga2004.narod.ru): "Он никогда не высказывался отрицательно о действиях и предло- жениях государственных деятелей. Брался сразу за реализацию их идей. Примерами тому могут быть пожелание Н.С. Хрущева спроекти- ровать танк на воздушной подушке, а также предложение В. А. Малышева создать танк с газотурбинным двигателем. Когда меня вызывали на какие-нибудь совещания в Ленинград, в танковый институт, я всегда, в порядке интереса, посещал Кировский завод. Котин принимал меня всегда радушно, рассказывал и показывал, чем они занимаются. Во время одного такого посещения по дороге в КБ я зашел к военпредам, где работали мои товарищи по Академии. У нас состоялся такой разговор с районным инженером, полковником А. П. Павловым. - Александр Петрович, чем сейчас занимается Котин? - Американский колесный трактор сдирает. - Не понимаю, при чем тут трактор? Ведь Котин танкист... - Если Котину скажут: 'Сделай спутник', он возьмется, не сделает, а его заместитель Ермолаев докажет, что спутник летает." Леонид Николаевич Карцев (род. в 1922 г.) руководил разработкой танков Т-55, Т-62, Т-72. Фамилия "Карцев" -- русская. Таинственное замечание из тех же воспоминаний Карцева (по большому счёту не злопыхательских): "...я вспомнил случай, как во время моего дипломного проекти- рования конструктор Сергеев сказал: 'Котин не будет спать ночами, если кого-то не подцепил на крючок'." * * * Нередко наилучшая форма вредительства -- старательно выполнять распоряжения начальства: не критиковать их и не упираться, когда они представляются неправильными. Начальство, как и все люди, иногда существенно ошибается. И оно, как правило, не против того, чтобы ему тактично помогали своевременно обнаруживать и исправлять его собственные ошибки: не портя репутации и не создавая угрозы подсиживания. Но указывать начальству на его ошибки -- это в личном плане может быть более рискованно, чем беспрекословно выполнять распоряжения и надеяться, что сплоховавший руководитель в случае неудачи сделает "козлом отпущения" не тебя. Такого рода вредитель не ошибается, как начальство, а осознанно отказывает начальству в помощи. Элемент осознанности делает воз- можным употребление слова "вредитель", хотя вред присутствует не в качестве намерения, а в качестве побочного результата, с которым индивид смиряется. Получается, излишне покладистый Жозеф Котин, занявший одно из ключевых мест в танковой области и своим участием снизивший каче- ство системы принятия важнейших решений, касавшихся танков, -- был в некотором смысле вредителем. Разумеется, не намеренным, а всего лишь пренебрегавшим общественными интересами ради собственной карьеры. * * * Первый танковый шедевр, к которому был очень причастен Котин сначала в качестве специалиста научно-исследовательского отдела Военной академии механизации и моторизации РККА, а потом в качес- тве начальника конструкторского бюро Кировского завода, назывался Т-29.
Танк Т-29
Танк Т-29 на ходовых испытаниях (вооружение не установлено).
Параметры Т-29: масса 24 т экипаж 5 человек длина корпуса 7324 мм ширина корпуса 3220 мм высота 2820 мм толщина брони 10-30 мм вооружение пушка 76-мм пулемёты 5 х 7,62 мм скорость по шоссе 56 км/ч (на гусеницах) 72 км/ч (на колесах) удельная мощность двигателя 20,8 л.с./т скорость на пересеченной местности 50 км/ч (на гусеницах); запас хода по шоссе 200 км (на гусеницах) 300 км (на колесах); запас хода на пересеченной местности 200 км (на гусеницах); количество произведенных экземпляров 3 На танке устанавливался АВИАЦИОННЫЙ двигатель, что означало повышенную горючесть. Скорость танка была прекрасной, но он, будучи крупной целью, имел слишком тонкую броню, которая сгодилась бы лишь для чего-то более приземистого, узкого, короткого. Вдобавок наверняка имелись большие сложности с ходовой частью. "Конструктор...",стр. 51: "Котин много времени и сил отдавал отработке опытных экземпля- ров Т-29." Несмотря на отданные силы, танк в серию не пошёл. Основной разработчик танка Н. В. Цейц был в сентябре 1937 г. арестован по обвинению во вредительстве. Работы над танком были свёрнуты. Кто на кого там стучал -- вопрос, который останется здесь без ответа. * * * Второй танковый шедевр, к которому был очень причастен Котин в качестве начальника конструкторского бюро Кировского завода, назывался "Сергей Миронович Киров" (СМК). Параметры СМК: масса 55 т длина корпуса 8750 мм ширина корпуса 3400 мм высота 3250 мм толщина брони 30-75 мм экипаж 7 человек вооружение пушка 76, 2 мм пушка 45 мм пулемёт 4 х 7,62-мм пулемёт 1 х 12,7-мм удельная мощность двигателя 15,45 л.с./т скорость по шоссе 34,5 км/ч скорость по пересечённой местности 15 км/ч год начала выпуска 1939 количество произведенных экземпляров 1
Танк СМК
Блистательный танк СМК.
Танк СМК в разрезе
Танк СМК в разрезе.
Для сравнения: у Т-34/85 при почти такой же, как у СМК, удель- ной мощности двигателя 15,6 л.с./т скорость по пересечённой местности составляла 20 км/ч. Убегать от Т-34 было определённо труднее. * * * С сайта www.marsiada.ru: "Бесспорно, ИС-7 может считаться лучшим советским тяжелым тан- ком и одним из лучших тяжелых танков в мире. Он имел самую высо- кую скорость среди машин этого типа и наиболее мощное бронирова- ние среди отечественных танков. А по совокупности основных боевых показателей ему не было равных в мире. Однако этому танку суждено было остаться только в опытных образцах." Если не стали производить такую хорошую боевую машину, значит, на то были причины. Получается, под руководством Котина разрабо- тали НЕНУЖНЫЙ танк. Ещё ненужные танки от Котина: КВ-220 массой 63 т. и 85-мм пушкой; разрабатывался перед войной; "не был принят на вооружение из-за слишком большой массы и недоработаности конструкции моторной установки и силовой передачи" (стр. 126); Т-50 массой 13,8 т. и лобовой бронёй 37 мм.; был отвергнут в пользу варианта Т-50 от завода имени Ворошилова; основание: "трудоёмкость изготовления танка была очень высока" (стр. 127) Другие танки Котина были успешнее: ИС-8 выпущено 10 штук (ранний вариант танка Т-10); ИС-9 выпущено 5 штук (ранний вариант танка Т-10); ИС-10 (Т-10) выпущено от 2500 до 8000 штук. С сайта www.marsiada.ru: "...наиболее известной послевоенной конструкцией Котина стал последний советский серийный тяжелый танк Т-10, который являлся самым совершенным в своем классе и самым массовым тяжелым танком в истории мирового танкостроения. Новый танк предназначался для замены машин ИС-2, ИС-3 и ИС-4. Опытные образцы танка вначале носили обозначение 'объект 730', но в конце 1953 года он был запущен в производство под названием 'Т-10'. Корпус танка сложной формы с наклоненными верхними и гнутыми нижними бортовыми листами имел конфигурацию лобовой части по типу ИС-3 ('щучий нос') с толщиной брони 120 мм. Литая обтекаемая башня с различными углами наклона стенок обладала переменной толщиной до 250 мм. На танке монтировалась 122-мм танковая пушка Д-25ТА с двухкамерным дульным тормозом. Дополнительное вооружение составляли спаренный с пушкой 12,7-мм пулемет ДШКМ и второй зенитный пулемет ДШКМ, оборудован- ный коллиматорным прицелом." Википедия о Т-10: "Состоял на вооружении Советской Армии в течение 40 лет, после- дние Т-10 были сняты с вооружения уже Российской Армии только в 1993 году. На экспорт Т-10 не поставлялся; участия в боевых дейст- виях не принимал." Тяжёлый танк Т-10 не принимал участия в боевых действиях навер- няка в основном потому, что транспортировать его в зону боевых действий было много сложнее, чем средний танк. Вдобавок основное применение его -- борьба с танками противника и прорыв мощных укреплений, а, скажем, в Афганистане такие задачи не ставились. Ну, можно считать, что Т-10 успешно выполнял задачу УСТРАШЕНИЯ потенциальных противников: на СССР после 1945 г. ведь никто не напал. Параметры Т-10: годы производства 1954-1966 годы эксплуатации 1954-1993 масса 50 т экипаж 4 человека броня 40-120 мм вооружение пушка 121,92 мм пулемёт 2 х 12,7 мм боекомплект 30 снарядов скорость по шоссе 42 км/ч Википедия: "Т-10 можно однозначно назвать лучшим тяжелым танком своего времени." Ну, если в Википедии так написано...
Танк Т-10
Танк Т-10.
С сайта www.marsiada.ru, о послевоенных достижениях Котина: "Еще одним из направлений творческой деятельности Жозефа Яковлевича Котина стало создание ракетных танков." Не танков, летающих с помощью ракетных двигателей, а танков, стреляющих ракетами. Массовыми они тоже что-то не стали. * * * Про отвергнутые котинские танки есть в "Конструкторе..." на стр. 128: "Нередко в описаниях поисковых работ конструкторов военной тех- ники, когда говорят о судьбе не принятых на вооружение проектов, употребляют слова 'ошибались', 'заблуждались'... Думается, что наши конструкторы не столько 'ошибались', сколько развивались." Вообще-то надо было более тщательно работать над техническими заданиями, и тогда бы не появлялись ненужные дорогостоящие желе- зяки на гусеницах. Если уже в кабинете Сталина на ходу решалось, сколько должно быть у танка башен, можно представить себе концеп- туальный уровень, на котором технические задания разрабатывались. * * * О том, как начинался трудовой путь гиганта партийной танковой мысли. "Конструктор боевых машин", стр. 8: "Справка, выданная ему в августе 1927 г. для предъявления в учебное заведение, свидетельствовала, что Котин с 19 сентября работал в должности подручного слесаря с тарифной ставкой по пятому разряду." Думаю, это означает только, что должность слесаря в эпоху диктатуры пролетариата ставилась высоко: у слесаря не только мог быть подручный (вроде оруженосца: напильники подносить и т. д.), но даже ПОДРУЧНЫЙ 5-ГО РАЗРЯДА. О начале политической карьеры Котина в Харьковском технологиче- ском институте. "Конструктор...", стр. 10: "А дел у студента Котина было действительно много. Рабоче-крес- тьянская инспекция ЦК КП(б) Украины поручила студентам Технологи- ческого института участвовать в рейдах по проверке государствен- ных учреждений Харькова. Необходимо было не только выявлять недостатки в трестах и главках, но и давать свои предложения по перестройке их работы. Отчёты молодого Котина в РКИ Украинской республики о результатах проведенных рейдов отличались особенной глубиной, а предложения его всегда были из наиболее деловых." Недоучившиеся сопляки, выявлявшие недостатки в трестах и глав- ках, -- что-то вроде советских хунвейбинов, терроризировавших интеллигенцию и служащих. Ещё заметим, что читать всякие книжки студенту Котину было, скорее всего, некогда: он же главки прове- рял. О милой непосредственности большевиков в отношении чужой трудо- вой собственности (картинка эпохи). "Конструктор...", стр. 11: "На селе кулаки зарывали в землю хлеб..." Заметим: СВОЙ хлеб, не краденый. Можно было принуждать кулаков к продаже хлеба государству по фиксированной малой цене, но хоте- лось совсем бесплатно. А ведь это происходило даже не во время Гражданской войны, а в конце 1920-х. Это, так сказать, историчес- кий фон, на котором юный Жозеф активно включился в комсомольскую работу. О продолжении политической карьеры Котина в Военно-технической академии в Ленинграде"Конструктор...", стр. 13: "В академии Ж. Я. Котин быстро выделился, завоевал авторитет. Его избрали секретарём комсомольской организации факультета, а в 1931 г. коммунисты академии приняли его в члены коммунистичес- кой партии." * * * "Конструктор...", стр. 148: "Можно без преувеличения сказать, что кировский танк КВ с первых же дней войны стал полновластным хозяином на поле боя." Да-да, и оставался им до самого Сталинграда. С такой наклоннос- тью к словесному треску сначала прокакали СССР, а скоро прокакают и Россию. В том же стиле, стр. 154: "Немецкие танкисты дрогнули и пустились наутёк. Бежали от наших танков уже в июне 1941-го, бежали беспомощно и трусливо." Бегство регулярно продолжалось до Москвы и Северного Кавказа. Немецкие источники про то же самое наверняка сообщают: "встречая противника, превосходившего нас силой, мы ловко уклонялись от боя и позволяли русским тратить топливо и снаряды в погоне за нами". И это вернее. "Конструктор...", стр. 140: "...народный комиссар В. А. Малышев говорил нам, что танки, которые мы испытывали, сделаны из брони крейсеров, поэтому они такие прочные." Это не просто трёп, а трёп симптоматичный. Ещё один сталинский выдвиженец, Вячеслав Александрович Малышев (1902-1953). "В 1926- 1927 служил в РККА: секретарь бюро ВКП(б) батальонной школы, политрук команды." (Википедия) За пять лет поднялся от рядового конструктора до наркома тяжёлого машиностроения, то есть, был ещё пошустрее Котина. "Конструктор..." о кошмарах июня 1941-го, стр. 147: "...в 22-м механизированном корпусе из 119 машин, потерянных в первую неделю войны, 58 пришлось подорвать при отходе, поскольку не было времени для их ремонта, да и запасных частей не хватало." "Командующий армией отвечал: - Танков КВ больших имеется тридцать штук. Все они без снарядов к орудиям." Даже самые лучшие танки -- ничто без поддержки их системой бое- вого снабжения и системой эвакуации и ремонта. Выстроить такие системы надлежащим образом не удосужились: все силы ушли на про- изводство умопомрачительного количества танков. Что делать, людей с практическим танкистским опытом (испанским и пр.) зачастую репрессировали, а выскочки... эээ... выдвиженцы типа Котина не имели возможности опереться на личный "низовой" опыт и вдобавок больше стремились производить положительное впечатление на товарища Сталина, а не решать проблемы страны вопреки своим бли- жайшим личным интересам. "Конструктор...", стр. 148: "Фронтовой политработник В. Г. Гуляев в книге 'Человек в броне' вспоминает о своём первом бое на танке КВ летом сорок первого года: 'Вернувшись на исходные позиции, мы вышли из КВ точно пьяные. На лицах механика-водителя и заряжающего -- кровь. Это от мелкой стальной крошки, которая отскакивала от брони при пря- мом попадании снарядов.'" Проблема поражения лица и глаз мелкими осколками брони была известна со времён Первой Мировой войны. Она решалась тогда надеванием танкистами на головы касок и особых масок. Также можно было применять покрытие брони изнутри танка чем-нибудь не очень горючим, но и не хрупким. Почему это не использовалось в КВ -- вопрос к Котину. "Конструктор...", стр. 249: "Фактически же танковые заводы производили в 1942 г. более 2000 танков ежемесячно, а немецкая танковая промышленность, к примеру, в разгар летнего наступления на Сталинград и Кавказ в июле сорок второго, могла дать своей армии не более 500 танков в месяц." "Опыт войны на советско-германском фронте показывает, что немецкие танки уступают советским по прочности брони, по вооружению и по манёвренности." Вопрос: почему же тогда немцы НАСТУПАЛИ, а наши ДРАПАЛИ до самой Волги?! Значит, что-то у наших было очень никудышное: если не танки, то тактика их использования, организация их эвакуации и восстановления, политработа, стратегия, психологическая атмо- сфера в войсках и т. п. На вопрос, куда девались многочисленные советские танки, частичный ответ есть: чинились немцами и отправлялись на другие театры военных действий (в Югославию, Северную Африку, Италию и т. п.), а то и никуда отправлялись, а использовались тут же, на Восточном фронте. "Конструктор...", стр. 226: "Фронту были нужны новые танки. Дня не проходило, чтобы Котину не звонили из ЦК партии, из Государственного Комитета Обороны. Просили, торопили, напоминали, угрожали, требовали. Фронту нужны танки!" Они там действительно были такие акцентуированные или только стремились обеспечить себе оправдание перед Сталиным? Какой смысл повторять каждый день одну и ту же известную вещь? Можно предста- вить себе, как проходили дни у Котина: сначала выслушать ритори- ческую ерунду от ЦК и/или ГКО, потом передать её нижестоящим, чтобы никто не обвинил товарища Котина в недостаточном рвении. "Верхушке" СССР было от чего приходить в большое недоумение: танков производили почти в два раза больше, чем немцы; танки эти в целом были якобы лучше, чем у немцев; в РККА сверху до низу мозги были у всех промыты всесильным учением Ленина, а немцы по-прежнему наступали. "Конструктор...", стр. 226: "Для выяснения причин неудачи применения танков в сражениях на юге нарком танковой промышленности В. А. Малышев решил командиро- вать на фронт главного конструктора Танкограда генерала Ж. Я. Котина." "В марте 1942 г. с фронта поступило тревожное известие: всё чаще стали выходить из строя коробки передач на КВ. Ж. Я. Котина назначили председателем комиссии, созданной для выяснения причин разрушения трансмиссий." Вообще-то комиссии надлежало расследовать, среди прочего, ошиб- ки самого Котина, если он действительно был конструктором. "Конструктор...", стр. 226-227: "...Жозеф Яковлевич пришёл к выводу, который давно зрел, -- нужно не переделывать коробку передач, а менять весь узел цели- ком! Тяжёлому танку в изменившихся [?! -- А. Б.] боевых условиях стали необходимы высокие скорости [начали быстрее отступать или наступать?! -- А. Б.] по любой местности, стремительные рывки..." "Как военный специалист генерал Котин, конечно, знал [но молчал -- А. Б.], что боевую эффективность танков снижали и другие не менее досадные обстоятельства. Например, недостатки в структуре танковых частей, когда в одном батальоне имелись рота тяжёлых танков, рота средних и рота лёгких танков. Управление таким батальоном чрезвычайно затруднено, по крайней мере, по двум причинам: во-первых, на танках стояли радиостанции разных типов, и связь по радио между ротами была достаточно сложной; во-вторых, на марше роты передвигались с различной скоростью. К тому же тяжёлые КВ, действовавшие обычно в первом эшелоне, нередко ломали мосты и затрудняли движение всем идущим вслед танкам. Котин не раз предлагал [только это?! -- А. Б.] комплектовать отдельные танковые полки или бригады из КВ. Со временеим специальные полки и бригады из тяжёлых танков были созданы." Про радиостанции -- какая-то ерунда: можно было в пределах полка оснащать все разнотипные танки радиостанциями ОДНОГО типа. Обеспечить это много легче, чем переформировывать военные части. Впрочем, утверждение о затруднениях связи из-за разнотипности радиостанций не убедительно: если станции настраиваются на одну длину амплитудно-модулируемой волны, остальное не важно. (Мне говорят: танковые радиостанции работали на фиксированных частотах с кварцевой стабилизацией, а "кварцы" изделий одного типа вряд ли легко переносились в изделия другого типа. Мой ответ: да, навер- ное. В полевых условиях. А в заводских -- почему нет? В общем, основание для сомнений имеется.) Про ломающиеся мосты -- полная чепуха: если танки первой роты тяжелых танков сломали мост, то танки второй роты не смогут по нему пройти независимо от того, тяжёлые они будут или лёгкие. А если полк имеет смешанный состав, то имеется возможность всё-таки пропустить первыми лёгкие танки и добиться ими хотя бы частичного результата. Полком смешанного состава действительно управлять сложнее, но потому только, что у него больше возможностей. И обеспечивать снабжение и ремонт танков в таком полку тоже сложнее, но дополни- тельные боевые возможности это компенсируют. Вообще, как правило, военачальники стремились и стремятся сосредоточить даже в неболь- ших подразделениях РАЗНОРОДНЫЕ средства (скажем, в пределах стрелкового отделения иметь на вооружении и ручной пулемёт, и снайперскую винтовку). Ясное дело, что надо было представить Сталину какое-то объясне- ние неудач и предложить какие-то меры. Ухватились за смешанный состав. "Конструктор...", стр. 233: "Маршал бронетанковых войск М. Е. Катуков, в то время командир 1-го танкового корпуса, в сентябре 1942 г. был вызван в Москву и принят Верховным Главнокомандующим. Вспоминая о разговоре, кото- рый состоялся при этом, М. Е. Катуков писал: 'Сталин, вышагивая по кабинету, задаёт мне вопрос: - Как считаете, хороши наши танки или нет? Говорите прямо, без обиняков. Отвечаю, что танки Т-34 полностью оправдали себя в боях... А вот тяжёлые танки КВ и боевые машины Т-60 и Т-70 в войсках не любят. Сталин на минуту остановился, вопросительно изогнув бровь: - По какой причине? - КВ, товарищ Сталин, очень тяжелы, неповоротливы, а значит, и не манёвренны. Препятствия они преодолевают с трудом. К тому же КВ ломают мосты и вообще приносят много лишних хлопот. А на вооруже- нии у КВ такая же 76-мм пушка, что и на 'тридцатьчетвёрке'. Вот если бы у КВ пушка была посильнее...' 'Нетрудно было догадаться, что его вопросы непосредственно связаны с неудачными боями летом и осенью сорок второго. Сталин пытался найти причину этих неудач...'." Проскочившая от практика правда о великих КВ. Честь Катукову. А может, и не совсем честь, а где-то нежелание подходить к танкам разных классов дифференцированно. Если обращаться с КВ как со средними или даже лёгкими танками, тогда, конечно же, хлопоты будут. "Конструктор...", стр. 326, о том, как великий Котин игнорировал потребности войск: "Бывая в боевых танковых частях, Ж. Я. Котин видел танки КВ, приспособленные [умельцами, в полевых условиях -- А. Б.] под тех- нические летучки и тягачи, с помощью которых фронтовые ремонтники эвакуировали с поля боя повреждённые машины. Не раз главный конс- труктор мысленно возвращался к не завершённому им перед войной проекту специального танкового тягача, надёжного средства эвакуа- ции тяжёлых танков. Но осуществить свою идею Ж. Я. Котину удалось не сразу [умельцам в полевых условиях удавалось быстрее -- А.Б.]. Лишь к концу войны ремонтные службы танковых войск получили спе- циальный танковый тягач ИС-2Т, созданный на базе серийного танка ИС-2. На тягаче не было башни и вооружения, а в корпусе размеща- лось ремонтно-техническое оборудование." В отсутствии эвакуационных тягачей -- одна из причин низкой эффективности советских танковых войск. Кстати, следовало бы на тягачи ещё и двигатели помощнее устанавливать. Ещё про ситуацию с тягачами. "Конструктор...", стр. 314: "В первый месяц Великой Отечественной войны Ж. Я. Котин понял, что сложившаяся система технического обслуживания бронетанковых войск, рассчитанная в основном на ведение наступательных дейст- вий, не соответствует сложной обстановке, складывающейся на всех фронтах. Войсковые эвакуационные подразделения не имели брониро- ванных тягачей: начатые по инициативе Ж. Я Котина конструкторс- кие проработки тягача на базе тяжёлого танка в своё время не по- лучили поддержки у командования бронетанковых войск красной армии и до конца доведены не были. Тихоходные тракторы-тягачи со скоростью 4-5 км/ч, которыми были оснащены войска, не могли справиться с эвакуацией повреждённых тяжёлых танков с поля боя. Манёвренный характер боевых действий первого периода войны с особой остротой ставил вопрос о формировании специальных подвиж- ных подразделений, способных ремонтировать танки непосредственно в районах боевых действий. Партийный комитет Кировского завода по предложению члена парткома Ж. Я. Котина в порядке усиления по- мощи фронту сформировал на заводе три подвижные базы по ремонту танков." Как будто в довоенное время планировали не манёвренную войну, не сталкивались на учениях с поломками бронетехники и были увере- ны, что в наступательных боевых действиях танки ломаются и повре- ждаются меньше, чем в оборонительных. Далее, три подвижные базы на весь фронт от Балтийского до Чёрного моря -- это почти ничто. Достаточно мощная мобильная ремонтная служба должна была быть в каждом танковом полку. Может, Котин и в самом деле раньше других осознал проблему (пусть уже и в начале войны), но тогда возникает тёмный вопрос, почему так долго не удавалось реализовать в полной мере идею уси- ления ремонтных служб? Если в цитируемой правоверной книжке проб- лема затрагивается, значит, какие-то серьёзные непубличные разго- воры на тему "кто виноват" всё-таки впоследствии были. Кого там назвали виновными, уже не важно. В конечном счёте виновата "сис- тема", выдвигавшая на первые роли специалистов типа Котина: слишком быстро растущих, слишком услужливых, слишком верных генеральной линии партии, слишком пренебрежительно относящихся к "человеческому материалу", мрущему в окопах и танках за Родину. С сайта www.marsiada.ru: "В 1968-1972 годах Ж. Котин работал заместителем министра обо- ронной промышленности. Родина высоко оценила труд конструктора. Жозеф Яковлевич - Герой Социалистического Труда, лауреат четырех Государственных премий, кавалер четырех орденов Ленина, орденов Суворова I и II степени, двух орденов Октябрьской Революции, ордена Красного Знамени, трех орденов Трудового Красного Знамени, Отечественной войны I степени, Красной Звезды, ордена 'Знак Почета' и многих медалей." Вообще-то орден Суворова I степени -- награда для полководцев за военные операции, орден Суворова II степени -- "за организацию боя", "за прорыв", "за глубокий рейд в тыл противника". А ведь почётный полководец Котин даже не проходил строевой службы: воякой он был исключительно кабинетным. То, что натворила оборонная промышленность под соруководством кабинетного генерала Котина, я частично видел сам (в радиотехни- ческих войсках). В советской военной технике существенно огорчали две вещи: 1) низкая ремонтопригодность технических средств, слабая система обеспечения ремонта (были сложности с диагностикой неисправно- стей, разборкой-сборкой, хранением документации, поддержанием комплектности изделий и пр.); 2) неозабоченность конструкторов технических средств проблемами жизнеобеспечения военнослужащих, работавших ВНУТРИ этих техни- ческих средств (к примеру, в конструкторские головы почему-то не приходила идея добавить в фургон, из которого солдаты не вылезали по многу часов, а в случае радиоактивного или химиче- ского заражения местности не вылезали бы неделями, спальные места, кухонный угол, умывальник, элементарный туалет; место для всего этого имелось: солдаты при случае ели-спали в фургонах так или иначе). Такого рода проблемы обычно обусловливаются отсутствием "низо- вого" эксплуатационного опыта у разработчиков, то есть, тем самым, что составляло слабое место у Котина. Посидеть 10 минут в танке и поговорить с водителем о сложностях -- это одно, а пережить само- му починку танка на морозе, марш-бросок по жаре, ночёвку в поле- вых условиях, не говоря уже о бое, -- это совсем другое. Собст- венные эксплуатационные синяки -- самые ценные для конструкторс- кой работы, а у Котина их НЕ БЫЛО. Кстати, в котинской бронетехнике сильно воняло выхлопными газа- ми, и это не могло не снижать боеспособности танкистов. А Котин от этой проблемы до поры, наверное, отмахивался и говорил: "Ну сколько той войны, орлы?! Но мы этим займёмся непременно!" А сам, может быть, думал: "Не фиг выпендриваться, ребята: при наших-то потерях вы сильно подпортить себе здоровье всё равно вряд ли успеете!". Почему я полагаю, что Котин так думал? Потому что та- кова была неявная линия партии, дотянувшаяся аж до времени, когда я сам оказался в армии. О том, сколько нам отмеряли жить в случае боевых действий, было видно из характера технических приготовле- ний к ним. Ну, это принималось как должное и при мне обсуждалось офицерами разве что пару раз, да и то вскользь: чувствовать себя потенциальными смертниками -- это было по-своему приятно, потому что возвышало в собственных глазах. Как и в древние времена, из стоящих в первых шеренгах мало кто остаётся в живых. Но всё-таки когда слишком много самоотверженности, это так же неблагоприятно для победы, как и когда самоотверженности слишком мало: при из- бытке стремления пожертвовать собой хорошие бойцы слишком быстро заканчиваются. О выхлопных газах есть в "Конструкторе...", стр. 296-297. 8 ав- густа 1943 года вождь устроил в Кремле смотр новых образцов бронетехники. Сталин изволил подняться на борт одноимённой само- ходки ИСУ-152 "и заглянул в открытый командирский люк. - Как обстоят дела с вентиляцией боевой рубки? Отчего бойцы угорают? -- спросил он механика-водителя К. Е. Егорова. Водитель-испытатель твёрдо и спокойно [не испугавшись ответных репресссий -- А. Б.] ответил ему: - Товарищ Сталин, действительно, выхлопные газы попадают внутрь машины, но для этих самоходок отработана улучшенная вентиляция, она в три раза больше пропускает через себя воздуха, и опасность задымления или загазования башни пороховыми газами от выстрелов будет полностью устранена! До Верховного Главнокомандующего, видимо, дошли [на третий год войны -- А. Б.] тревожные сообщения с фронтов о том, что на тан- ках и самоходках были случаи тяжёлого отравления танкистов поро- ховыми и выхлопными газами. Действительно, на тех машинах отсос загазованного воздуха проводился маломощными вентиляторами, вы- ходные отверстия которых были неудачно прикрыты броневой защитой. Как только на Опытном заводе узнали об этом дефекте, срочно соорудили специальный стенд, на котором были имитированы условия загазованности во время боя." На этапе испытаний дефект почему-то не проявлялся, а в войсках стойко переносился два года. Не верится. * * * Николай Леонидович Духов (1904-1964) "был ведущим конструктором тяжёлого танка КВ-1, а также внёс значительный вклад в разработку танка КВ-2". " Под его руководством разрабатывались тяжёлые танки КВ-1с, КВ-85, ИС-1, ИС-2, ИС-3 и ИС-4." ТРИЖДЫ Герой Социалисти- ческого Труда -- за танки, атомную и водородную бомбы (Котин -- единожды, за танки). "В 1948 году он был привлечён к работам в советском атомном проекте и стал заместителем главного конструк- тора КБ-11 (Арзамас-16) Юлия Борисовича Харитона. Возглавляя конструкторский сектор, Духов руководил разработками конструкции как первого отечественного плутониевого заряда, так и конструкции атомной бомбы." (Википедия) Нарком танковой промышленности И. М. Зальцман о Духове: "Его вклад в создание танка КВ настолько значителен, что я считаю Духова основным автором этой могучей машины." Хвала Зальцману: очень положительно отозвался о русском, слегка намекнув на преимущественно административный характер участия Котина. Вообще-то Духов -- тоже выдвиженец из шибко революционистых в молодости, но этот хотя бы действительно был КОНСТРУКТОРОМ. А недостатки его КВ спишем на Котина, потому что именно тот отвечал за постановку задач. А ведь если задача поставлена не оптимально, то больше пользы может быть от её недовыполнения, чем от выполне- ния. * * * Если говорить о причинах чудовищных поражений 1941 года, то ви- на за них лежит не только на политиках и военачальниках, но также на сервильных технических специалистах типа Котина, рано перешед- ших на административную работу. Несмотря на отдельные блистатель- ные технические прорывы, СССР был в целом плохо подготовлен к танковой войне. По большому счёту это извечная проблема: рано начавшие руково- дить индивиды считают себя знатоками предметной области, рулят в технических вопросах, ущербно ставят задачи, мешают работать дей- ствительным специалистам и считают их достижения своими заслуга- ми. О сталинских технических выдвиженцах вообще. Нельзя ведь ска- зать, что они не разбирались в своих предметах и принимали по преимуществу ошибочные решения. Нет, в предметах они разбирались и были людьми способными, а в некоторых отношениях даже выдающи- мися. Но они 1) имели слишком малый "низовой" опыт; 2) были слиш- ком покладистыми в отношениях с партийно-государственным руковод- ством даже в ситуациях, когда оно чувствовало потребность в их возражениях, 3) наверное, проявляли слишком много, скажем так, политической бдительности. Страну изнуряли массовым производством танков, устаревавших лет за пять. Возможно, считалось, что война может начаться в любой момент. Возможно, стремились предотвращать войну демонстрациями силы. Ещё объяснение: "танкисты" типа Котина чрезмерно впечатляю- ще отчитывались о своих результатах. Между тем, правильнее было наращивать не танковый парк, а тан- ковый потенциал: возможность быстрого налаживания массового производства танков. Не в расчёте на затяжную войну, а в расчёте на то, что ко времени, когда танки понадобятся для боевой работы, их новейшие модели будут быстро произведены в большом количестве. Как распределяется вина за то, что в СССР к 1941 году скопилась армада никчемных танков? Если весомая часть этой вины --- на маршале Тухачевском, значит, его расстреляли не по той статье, по какой надо было.

Из обсуждения:

22.01.2016: Мне уточнили по поводу "...утверждение о затруднениях связи из- за разнотипности радиостанций неубедительно: если станции настра- иваются на одну длину амплитудно-модулируемой волны, остальное не важно": "Проблема именно в настройке - насколько я в курсе, почти все рации 'низового уровня' тогда работали на фиксированных частотах с кварцевой стабилизацией. Единственным исключением, у которого имелась возможность плавной перестройки по диапазону, был знаме- нитый 'Север-1', станция, высоко ценимая разведывательно-диверси- онными группами и командирами партизанских отрядов! Увы, она ра- ботала лишь телеграфом, поэтому для установки на танки и самолеты была непригодна... Согласовать же единую сетку рабочих частот и дать команду создать на её основе единый набор кварцевых резона- торов никто из советского руководства не удосужился, в итоге на рации ставили то, что было у конструктора (или вообще, у заводчан) под рукой - не удивлюсь, если кварцы от одного изделия банально не лезли в другое по причине разницы габаритов. Кстати, разработка малогабаритной радиоаппаратуры в предвоенные годы СССР практически не велась, за что впоследствии пришлось платить немалой кровью..."

Литература:

Карцев Л. Н. "Воспоминания главного конструктора танков". "Конструктор боевых машин", Лениздат, 1988. Luedeke Alexander "Waffentechnik im Zweiten Weltkrieg", Parragon Books Ltd.

Возврат на главную страницу           Александр Бурьяк / Жозеф Котин как коммунистический танковый деятель