Александр Бурьяк

Иосиф Сталин, уже доставший своей неоднозначностью

bouriac@yahoo.com Ещё критические портреты На главную страницу
Иосиф Сталин
Иосиф Сталин
Паситесь, мирные народы! Вас не разбудит чести клич. К чему стадам дары свободы? Их должно резать или стричь. А. С. Пушкин Моё отношение к сталинизму определяется не только через оценку приложения этого "подхода" к стране, к миру, но и через оценку приложения его к себе непосредственно. Я имею в виду в первую очередь не то, что я вряд ли попал бы в привилегированный слой (зато вполне мог быть израсходован в "голодоморе", ленинградской блокаде или просто на фронте), а то, что я, с своим скептично- креативным складом мозгов (начавшим проявляться лет с 14), не только чувствовал бы себя дискомфортно, но вдобавок вряд ли дотя- нул бы (живым и на свободе) даже до среднего возраста. Наверняка хоть на чём-то да подловили бы, как ни маскируйся. И пиши потом лично товарищу Сталину о том, что не садисту-следователю опреде- лять место критики и креатива в управлении движением к светлому будущему. И далее, что толку писать товарищу Сталину, если он сам недалеко ушёл от садиста-следователя? Если бы я был исключительно спецом по каким-нибудь ракетам или самолётам, тогда ещё ладно: был бы шанс, потеряв часть зубов и по одному из некоторых парных органов, перекантоваться в шарашке по своему профилю. А если бы меня застукали за тайной концептуальной работой, это почти верная смерть. И что, жертвовать собой ради Родины, которой без стали- низма якобы никак? Но с какого такого рожна я буду жертвоваться, если по моим концептуалистским прикидкам выходит, что без стали- низма было бы много лучше, причём всем, кроме мазохистов? Да, Сталин облагодетельствовал страну тем-то и тем-то. Но тот, кто мог быть вместо него (ладно, не Троцкий, а, скажем, Киров или Орджоникидзе), возможно, облагодетельствовал бы её тем же самым, а то и большим -- и, может, меньше Сталина нагрешил бы. Надо различать великие деяния, обусловленные должностными воз- можностями, и великие деяния, обусловленные личными способностя- ми, личными сверхусилиями, личными жертвами. Деяния, обусловлен- ные должностными возможностями, доступны любому, кто занял завет- ную должность хоть каким-нибудь способом (чаще грязноватеньким: такие способы эффективнее) и при этом не совсем дурак и не совсем порочная личность. Это, к примеру, основание какого-нибудь учреж- дения, которое в других местах давно уже основано, а если не основано, то всё равно назрело. Не будучи при высокой должности, попробуй ещё его оснуй, а будучи при оной, только щёлкни пальца- ми, и подчинённые всё сделают, а заслуга будет приписана блиста- тельному тебе. * * * Щедроты Сталина: 1. Сталин не пустил Троцкого к высшей власти. Но Троцкий как революционер был не злодеистее Сталина, а если и злодеистее, то потому лишь, что занимал более высокое место в большевист- ской иерархии. Впоследствии Троцкий мог бы подобреть и испра- виться -- когда исчезла бы острая необходимость в эксцессах. 2. Сталин достроил государство. Но тем же самым занимались бы и другие деятели на его месте. И может быть, под их властью оно получилось бы лучше. 3. Под руководством Сталина была осуществлена индустриализация. Но ею бы занимался и любой другой большевистский вождь на его месте -- и не факт, что менее успешно и/или более болез- ненно. 4. Сталин оттеснил евреев от власти, а они ведь бывают такие порочные, когда нет сдерживающего фактора. Да, в преимущест- венно русской стране правильнее иметь преимущественно русскую верхушку. Страна с доминированием евреев в верхушке была бы пороховой бочкой, а Троцкий бы, наверное, евреев не оттеснял. А Орджоникидзе и Киров -- кто их знает. 5. "Сталин выиграл войну" (ВОВ). Но он же её и допустил -- в формате "внезапного нападения" 22.06.2019. Если бы СССР при Сталине не выглядел "колоссом на глиняных ногах", Гитлер войны бы и не начал. 6. Сталин создал условия, породившие ряд научных, инженерных, педагогических, художественных и др. достижений, в том числе недурственный "сталинский ампир". Но альтернативные вожди тоже стремились бы создать условия для всякого такого. 7. Под руководством Сталина был осуществлён рывок в развитии, позволивший Советскому Союзу стать в 1950-х годах государст- вом №1 или №2 по значимости на планете. Правда, оно потом развалилось благодаря "бомбам", заложенным под него сталинс- кой политикой, но можно повернуть дело и так, что это бездар- ные предшественники не смогли ничего сделать с указанными "бомбами" и профукали государство. 8. Сталин создал "Варшавский блок", чем вывел Россию на уровень максимального влияния её за всю её историю. Но Россия от это- го влияния не поимела ничего, кроме расходов и позора подав- ления двух революций (венгерской 1956 г. и чехословацкой 1968 г.), и закончилось оно бесславно. Для 99% советских граждан даже съездить туристами в "союзные" страны было невозможно. 9. Сталин вооружил СССР термоядерными бомбами, из-за чего СССР был уничтожен не быстро и не военным путём, а путём разорения его гонкой вооружений, что значительно менее болезненно. Но если бы Советский Союз не угрожал своей экспансией и подрыв- ной работой, у США вряд ли было бы желание его бомбить, за- воёвывать. 10. Сталин успел облагодетельствовать некоторые колониальные на- роды, прямо или косвенно подсобив им в ликвидации зависимости от капиталистических стран и (но не во всех случаях) обрете- нии зависимости от СССР. Примеры таких народов: монголы, индусы, китайцы, северные вьетнамцы, северные корейцы. В ре- зультате китайцы с индусами ужасающе размножились, Китай "ко- лонизирует" Тибет и Восточный Туркестан и прибирает к рукам Россию, северные вьетнамцы уже втайне сожалеют, что разбили южных, монголы прозябают, как обычно, и только северные ко- рейцы счастливы до сих пор. Сталин блестяще справился с ролью вождя в особо трудных услови- ях? Но частью он же их трудность и усугублял, а блеск справления его с ролью -- частью наведенный. Чего не скажут обожатели Сталина, но что в действительности яв- ляется самым существенным его "вкладом": Сталин создал величест- венный образ самого себя, являющийся источником неимоверного лю- бовательского наслаждения для огромного множества людей (не толь- ко русскоязычных), от рождения отличающихся мощным инстинктом подчинения, стадностью, тягой к насилию и некоторой долей мазо- хизма (ладно, готовности к самопожертвованию ради хоть чего-ни- будь). И тоже не факт, что альтернативные лидеры оставили бы массы без источника указанного наслаждения или менее чарующе оформили бы свои светлые образы. Причина посмертного культа Сталина -- не в исключительности способностей этого человека и не в гигантской весомости его сугу- бо личных заслуг, а всего лишь в том, что он является эстетически очень привлекательным объектом для поклонения, и в том, что он стал тотемом (ну, или знаменем) для российских патриотов просто- ватой разновидности. В районе этого тотема они кучкуются, чтобы делать свои очередные глупости, разрушительные для России. * * * Нехорошие действия Сталина, порождённые в основном его злобнос- тью: 1. Он был слишком размашистым в массовых репрессиях. 2. Он санкционировал вскрытие фиктивных заговоров: "дела вра- чей" и т. п. 3. Он возвышал всякую мразь, делавшую для него грязную работу: Ежова, Ягоду и т. п. 4. Он санкционировал расстрел польских офицеров в 1940 г. под Катынью и в других местах. Нехорошие действия Сталина, порождённые в основном недостаточ- ностью его ума и/или его неразборчивостью в средствах: 1. Он переписал "под себя" историю Октябрьской революции: выбро- сил из этой истории Троцкого и т. д. 2. Он растранжирил кучу средств на производство "танков Тухачев- ского", которые скорее создавали проблемы, чем приносили пользу. 3. Он замордовал своими репрессиями командный состав РККА и слишком проредил его ряды, что сказалось очень негативно в районе 22.06.1941. 4. Он потратил огромные средства на сооружение "линии Сталина" (в своё время она так не называлась, да), а потом забросил её по непонятным соображениям, и она в войну не сыграла никакой защитной роли. 5. Он профукал немецкое нападение 22 июня 1941 года. 6. Он был довольно посредственным писателем (Каутский, Троцкий, Черчилль, Деникин и им подобные некоторые другие -- интерес- нее). 7. Он демонстративно курил. 8. Он терроризировал, мучил и убивал думающих людей, концепту- ально обезоруживал страну: уничтожал и без того слабенькую традицию свободного сложного мышления, делал "общественные науки" псевдонауками, компонентом системы пропаганды, беспо- лезным в аспекте конструктива. 9. Он попустительствовал разрушению многих памятников архитек- туры. 10. При нём тормозилось развитие генетики и кибернетики, а они марксизму в общем-то не противоречили. Нехорошие действия Сталина, предположительно обусловленные необходимостью, т. е. могущие быть более или менее убедительно оправданными как меньшее зло: 1. Он избавился от всех конкурентов (но, может, без этого было не обеспечить относительное спокойствие в постреволюционной стране). 2. Он заодно избавился от значительной части "старых большеви- ков" -- среди прочего, за то, что они "слишком много знали" и/или не испытывали к нему собачьей преданности. 3. Он не возражал против культа своей личности (но, может, это было очнь нужно для управления специфическим российским плебсом). 4. Начиная с 1942 года, он заигрывал с Русской православной церковью -- рассадником мракобесия. Правда, это было в ситуа- ции, когда он хватался, как тонущий -- за соломинку, за всё, что могло хоть чуть-чуть поддержать. Даже Еврейский антифа- шистский комитет создал. Одно дело терпеть "мракобесие" в не- больших объёмах, другое -- попустительствовать ему (как при Сталине периода ВОВ), третье - навязывать (как в теперешней России). Выбор отношения к "мракобесию" зависит от общих целей политики. У Сталина периода ВОВ и у путиноидов цель -- продер- жаться, а не развивать человеков и общество. В принципе любую гнусность или недоработку власти можно оправ- дать как... - меньшее зло; - ошибку из тех, какие очень трудно избежать в принципе; - результат происков внешних и внутренних врагов; - следствие неизбежного недостатка опыта на первых порах. Сталин принял страну отнюдь не с сохой, а с сильно разрушенным большевистской революцией и гражданской войной производством ав- томобилей, самолётов, паровозов, броненосцев и т. п. И он оставил страну не только с атомной бомбой, но и с грузом тяжёлых дефектов и "тёмных пятен", которые в конце концов привели к развалу СССР и демонтажу социализма. Сталин легко шёл на жертвование людьми. Как правило, возможны разные варианты решения политических, экономических и военных задач: более "жертвенные", менее "жертвенные". Так вот, Сталин не считал большое количество жертв серьёзным недостатком варианта и легко на него соглашался вместо того, чтобы дополнительно ломать голову в поисках более щадящего плана действий. Не исключено да- же, что ему немножко хотелось, чтобы были жертвы: это дисциплини- ровало подчинённых, прибавляло мрачного величия событиям, позво- ляло острее чувствовать радость властвования, а то даже избавляло от худших, менее удобных индивидов. Численность населения росла при Сталине не потому, что он не так уж обильно расходовал его, а потому что люди размножались, как кролики (это такая животная реакция на трудности существова- ния): к примеру, в семье, в которой вырос маршал Дмитрий Язов, было 10 детей, а в семье, в которой вырос логик Александр Зиновь- ев, их было даже 11. (Напомним себе, что в числе стран с наиболь- шим темпом прироста населения -- вечновоюющие полунищие Афганис- тан, Сомали, Судан, Эфиопия) Кто положительно оценивает Сталина, тот поощряет рецидивы экс- цессов и больших ошибок сталинского типа. В частности, создаёт условия для повторения катастроф, вроде той, какую страна получи- ла 22.06.1941 (это если не особенно пугает 1937-й год). Избирательное великодушие Сталина, так умиляющее его поклонни- ков, стало проявляться только после того, как Сталин устранил конкурентов, запугал и проредил думающую часть общества, укрепил свою власть, дождался развития культа своей неоднозначной личнос- ти, столкнулся с дефицитом толковых людей и массовым "предательс- твом" не желавших умирать за прелести советского режима. * * * Сталин -- меньшее зло для своего места-времени? Это не факт: не проверяли ведь, и статистики нету. Жестокость Сталина была вынужденной? Таки да: в том смысле, что сам креативить он не умел, другим не позволял (или не понимал их), так что просто был вынужден выбирать что-то из популярных вариантов действий, а эти варианты были насильственными. * * * О сталинском умище. Для определения степени креативности лидера можно выделять следующие компоненты руководства: 1. Управлять чужими практическими инициативами (одним давать ход, другие отбраковывать). 2. Задавать направления чужих практических инициатив (говорить, какие инициативы нужны). 3. Разрабатывать ключевые элементы практических решений. 4. Управлять чужими концептуальными инициативами. 5. Задавать направления чужих концептуальных инициатив. 6. Разрабатывать ключевые элементы концептуального подхода. 7. Монопольно разрабатывать концептуальный подход. 8. Подбирать людей, которые будут осуществлять высшее руководст- во в отдельных областях (в том числе концептуальное), но не в целом. Любой практикуемый стиль правления включает в себя какие-то из этих компонентов в некоторых соотношениях. Один и тот же лидер может применять несколько стилей -- в зависимости от области, от ситуации. Определить, где какой стиль управления применяется, со стороны очень трудно. Пресловутое сталинское "А что скажет товарищ Жу- ков?" может быть и управлением инициативами Жукова, и использова- нием Жукова всего лишь для проверки собственных идей на качество. Чтобы управлять чужими инициативами, надо иметь представление о том, что требуется, но это представление может быть нечётким, не- зрелым, неустойчивым. И оно даже может сводиться к стремлению удержаться "наверху" всё равно какими способами. Вождь может быть не в состоянии ВЫРАЗИТЬ, чего он смутно желает помимо удержания "наверху", но быть в состоянии УЗНАТЬ смутно желаемое в том, что ему предлагают. Индивид может быть очень правильным в части своих смутных жела- ний, но при этом слабым в попытках самостоятельной конкретизации их в виде постановок задач. И способность хотя бы эфективно упра- влять чужими инициативами -- это тоже очень немало. Это хотя бы много лучше, чем плохо ставить задачи, исходя из самых луших намерений. Если лидер берётся реально осуществлять концептуальное руковод- ство, и дело от этого не разваливается, это ещё не означает, что концептуальный подход, который он разработал и навязал другим, -- эффективен. Надо ещё проверять, не достигнут ли успех ВОПРЕКИ тому, что исходило от лидера. Что касается Сталина, то концептуальную работу он скорее имити- ровал, чем выполнял. Но статус главного концептуалиста он за со- бой удерживал. На самом деле у Сталина, наверное, нет ни одной крупной теоретической идеи, которая обогатила бы социологию, по- литологию, психологию, военное дело, "научный коммунизм", языко- знание или хоть что-нибудь. Но некоторые его поклонники, конечно же, такие идеи находят во множестве. В своём ближнем окружении Сталин высказывался о так называемых теоретиках марксизма презрительно и грубо, но причина этого была наверняка не в том, что он недопонимал их или видел в них удачли- вых конкурентов или сознавал своё концептуальное превосходство над ними, а в том, что он... - оценивал их по себе, то есть воспринимал их как имитаторов, желавших фигурировать в качестве теоретиков; - умел различать, где треск, а где толковое. (Можно ехидно заметить, что приличных социальных теоретиков в стране не было отчасти по вине Сталина: во-первых, был ограничен доступ к иностранной литературе по социальным вопросам, во-вто- рых, велась охота на тех, кто сколько-нибудь существенно отклоня- лись от марксистских догм и марксистской парадигмы либо позволя- ли себе критику марксистского подхода.) Всё это к тому, что более-менее адекватно судить о креативности Сталина по его делам не получится (в них много кто привносил сво- его), а получится только по его "концептуальным" текстам, потому что, во-первых, известно, что он писал их сам, а во-вторых, их концептуальный уровень невысок. Сталин сочинял далеко не не уров- не гения, даже не на уровне таланта, а только на уровне крепкого ремесленника, который изучил, как пишут более способные, чем он, люди, и старательно подражал им. Скорее всего, на таком же уровне креативности, какой проявился в его "теоретических" трудах, он решал и практические проблемы. Сталин брал не креативом, а волей к победе, психической выносливостью, хорошей памятью, развитым комбинаторным мышлением, готовностью подражать ("учиться"), скрытностью, неразборчивостью в средствах -- и не в последнюю очередь тем, что оценивал уровень свой креативности адекватно, особо на неё не рассчитывал, соответственно интересовался чужими мнениями и охотно заимствовал чужие идеи, иногда переиначивая их и выдавая за собственные. Креативному индивиду очень хочется пристраивать СВОЁ. И к СВОЕМУ он относится зачастую менее критично, чем к чужому (это -- "человеческое, слишком человеческое"). У креативной же серости типа Сталина такой сосредоточенности на своём нету, он привык пользоваться чужим, поэтому иногда вооружается чем-то более качественным, чем креативщик, чрезмерно сосредоточившийся на собственных творческих результатах. * * * В чём проявился выдающийся (ладно, вышесредний) ум Сталина. В том, что Сталин... - пришёл к власти в условиях сильной конкуренции; - долго удерживал власть; - хорошо имитировал мудрого, заботливого и великодушного правителя, великого стратега; - был весьма крепким дипломатом (его мнительность, хитрость и расчётливость тут были очень кстати); - худо-бедно написал 13 томов Собрания сочинений и кое-что сверх того (правда, к примеру, "Майн кампф" Гитлера популяр- нее, чем всё Собрание сочинений Сталина); - сообразил, что советский народ психологически таки нуждается в культе великой личности, и выстроил этот культ чуть ли не по просьбам трудящихся; - был достаточно реалистичным, чтобы не верить в собственную непогрешимость, интересовался чужими мнениями. * * * Рабоче-крестьянская Красная Армия (РККА) в 1930-х была в далеко не блестящем состоянии, хотя впечатляла своей численностью и оби- лием боевой техники спорного качества, неплохо смотревшейся на парадах. Что было В РККА не так, как было и нужно, и возможно: 1. Упор делался на увеличение количества "штыков", а не на обес- печение этих "штыков". Обеспечение -- это разведка всех видов, связь, транспорт, эвакуационная и ремонтная служба, медицинс- кое обслуживание, еда-вода и т. п. Правильная армия воюет в первую очередь тылами, а не фронтами: от этого потери значи- тельно меньше. Скажем, водитель грузовика, занятый подвозом боеприпасов, эвакуацией раненых, переброской бойцов с участка на участок, -- важнее нескольких стрелков на передовой. Но в Красной Армии водитель грузовика считался военнослужащим вто- рого сорта, досадной "статьёй накладных расходов", которые надо ужимать как можно больше, чтобы выкраивать человеческий ресурс для "штыков". 2. РККА настраивалась на то, чтобы брать числом, а не умением. Наверняка это было вызвано сознанием неспособности обеспечить высокое качество как техники, так и "человеческого материала": русские в этих вещах были несколько хуже немцев, а в РККА вдобавок служили далеко не только русские, но также азиаты и пр. Можно было пожертвовать числом ради качества, но число считали более надёжным. Для обеспечения качества не хватало интеллектуальности, а интеллектуальность в стране убывала из-за репрессий. 3. Существенным (иногда основными) средствами повышения боеспо- собности были промыв мозгов (пропаганда) и запугивание. На это тратились силы, которые можно было тратить на улучшение оснащённости войск и т. п. 4. Командный состав был затерроризирован репрессиями. Это не способствовало инициативности и взаимному доверию. 5. Солдаты были кем-то вроде военных рабов государства: дешёвых, легко расходуемых. Это отражалось и на оперативных решениях, и на поведении солдат. 6. Униформа, экипировка и вспомогательные технические средства могли быть существенно лучше, а от них ведь зависят боеспособность и выживаемость военнослужащих. Затерроризированная РККА была готова броситься выполнять любой приказ, но выполняла бы она его по-дурацки. Дураки (или вынужден- ные действовать по-дурацки) тоже на что-то горазды, но иногда для успеха необходимо действовать очень по-умному. В течение 1930-х горбилась уйма ресурсов на производство быстро устаревавших танков. Возможно, эти танки изначально делались под намечавшуюся захватническую войну (см. "Несостоявшаяся Большая война 1935 года"). Но идея той войны, если таковая действительно предполагалась, тоже была глупостью (Сталин не то чтобы осознал это к 1935 году, но свои военные планы он в середине 1930-х скор- ректировал). Армада танков в основном жрала ресурсы и порождала пустые надежды. Ситуация с "линией Сталина" -- тоже та ещё загадка. Даже если решили нападать, зачем было забрасывать эту линию? Квартируйте при ней войска, устраивайте на ней учения (подходила она для этого вполне). Удалённость этой линии от новой границы -- не по- меха ни в обороне, ни в нападении (выдвижение к самой границе всё равно осуществляется только в последние месяцы, недели или дни, да и то не всего сразу). Про вспомогательные технические средства, которых не было у РККА, а вполне могли бы быть. Это, среди прочего, ручные тележки для перевозки снаряжения и раненых в отсутствие лучшего транспор- та (это чтобы летом 1941-го не приходилось тащить любимых тажело- раненных командиров и комиссаров на импровизированных носилках по 4 человека на каждого упитанного страдальца). Таких тележек не было ни тогда, ни позже. Вообще никогда. Как будто они бы позори- ли войска. Если бы такие тележки были (продуманные и высококачес- твенно сделанные), то пехота в 1941 году была бы значительно мо- бильнее и боеспособнее. Потому что могла бы волочь с собой больше тяжёлого вооружения, больше боеприпасов, еды и воды. Не исключе- но, что с такими замечательными тележками остановили бы немцев ещё под Смоленском, в крайнем случае под Вязьмой. Итого имели место четыре гигантские ошибки в военной политике Сталина: 1. Создание армады малополезных "танков Тухачевского" (бывших на самом деле "танками Сталина" -- высшего должностного лица в стране). 2. Пренебрежение "линией Сталина". 3. Далеко не совсем правильное построение и обеспечение РККА. 4. Допущение катастрофы 22.06.1941 (она -- только частью результат первых трёх ошибок). Даже за одну ошибку такого уровня -- и даже за чуть меньшую -- если её допускали другие, Сталин охотно расстреливал. Сталинский обсёр 22.06.1941 -- это обсёр ЭПИЧЕСКИЙ. Аналогично Наполеон обделался осенью 1812 года в Москве. Грубое слово здесь полностью оправдано огромной тяжестью последствий. Такой обсёр должен бы перечёркивать любые достижения (прежние и последующие), ан нет, кумира обожают всё равно. Правда, лишь потому, что никто не занял его места: не "победил" в страшной войне, которую сам же спровоцировал, не насадил эстетически блистательного культа своей личности, не поразил умишек размахом репрессий и т. д. * * * Слабость некреативных крепких практиков типа Сталина -- в том, что они зачастую не в состоянии адекватно оценить -- и соответст- венно использовать -- чужой размашистый креатив. Не завидуют, не ревнуют, не опасаются, а только реально НЕ ПОНИМАЮТ -- и потому считают чужой творческий чепухой. Креативщика в состоянии вполне адеватно оценивать только другой креативщик, работающий на таком же уровне сложности. Сталин, похоже, стал об этом догадываться только к концу 1930-х. * * * Существует множество рассказов про толковейшие действия Стали- на во второй половине ВОВ, когда он поднатаскался как военный ли- дер, а РККА начала наступать. Действительно, Сталин проявил себя более обучаемым, более гибким чем Гитлер: Гитлер в 1941-1945 гг. ехал с багажом своих старых идей (отличных, но со временем став- ших недостаточными), а Сталин таки развивался. Кстати, нашлось по этому поводу у Наполеона: "Если хочешь сохранить за собою хоть какое-то превосходство, нужно менять военную тактику каждые десять лет." Правда, во времена Сталина и Гитлера перестраиваться надо было уже быстрее. Раз в пять лет, если применять образность Наполеона. * * * Гибкость Сталина -- положительное следствие его некреативности: поскольку у него почти не было больших идей, он пользовался чужи- ми, а менять свой набор чужих идей -- занятие менее болезненное и довольно быстрое. Значительно более лёгкое, чем вырабатывание собственных сложных идей и последующий отказ от них. Как правило индивид не в состоянии адекватно оценить крупные идеи того, кто умнее его самого, -- идеи, выработанные на пределе интеллектуальных возможностей и идущие вразрез со "стереотипами". Свой потолок понимания был и у Сталина. И, скажем, вопросы разви- тия военной техники лежали в основном ниже этого потолка (и с ни- ми Сталин к концу 1930-х научился справляться -- расставшись с иллюзиями по поводу талантов Тухачевского), а вопросы социального и человеческого развития были зачастую выше сталинского потолка, и Сталин решение их заваливал. Концептуалист не может радикально не критиковать сущего, поэто- му в условиях сталинского общества любой концептуалист автомати- чески оказывался "антисоветчиком" (попадал под статью 58 Уголов- ного кодекса) и на свободе долго не протягивал (в лагерях -- как правило, тоже). Чтобы сформировался крепкий концептуалист, нужны десятилетия, а при Сталине начинающие концептуалисты не имели возможностей для дозрева, а менее осторожные выкашивались репрессивными органами ещё на подходе к состоянию интеллектуальной высшести. Последствия сталинской деконцептуализации Россия пожинает до сих пор, потому что при Сталине установилась традиция борьбы со сложным мышлением, державшаяся до середины 1980-х, а сегодняшние умники, не вписывающиеся в систему, предпочитают сбегать на Запад, потому что их тошнит на сталинское наследие и сталинских наследников, хотя в России хватает замечательных людей, построек, музеев, пейзажей и т. п. * * * Называющие Сталина гениальным кем-то там (стратегом и т. п.) своеобразно понимают смысл слова "гениальный". Гениальность -- не высший уровень развития ума, а перекособоченность ума в одну сторону, делающая этот ум блестящим при решении соответствующих задач в ущерб блеску при решении некоторых других задач. Гени- альный индивид -- деформированный, причём, может быть, даже до такой степени, что надо бы считать этого индивида психическим калекой. Если Сталин был гениален, то только в части технологиче- ских аспектов властвования, но не содержания оного. Правда, и тут у него не всё было гладко: скажем, он был великий мастер лепления светлейшего образа самого себя, но вот массовость репрессий полу- чилась у него явно избыточной и очень вредной для самого Сталина (лишила его многих толковых исполнителей и сильно подпортила ему препутацию). * * * О неубедительности попытки Владимира Резуна отыскать у Сталина гениальное. Согласно перебежчику Владимиру Резуну (AKA Виктор Суворов), у Сталина к концу 1930-х сложился ГЕНИАЛЬНЫЙ план переделки мира через провоцирование столкновений некоторых государств между со- бой и последующее набрасывание на них с армадами самолётов и тан- ков. Заметим себе, что аналогичные, встречные, так сказать, гени- альные планы переделки мира через провоцирование чужих столкнове- ний были и у лидеров государств, которые Сталин предполагал между собой стравливать. Все эти планы провалились: державы бились, би- лись и только сами разбились (в прибыли оказались разве что США, кстати, перед войной никого особо не стравливавшие). Сталин час- тично осуществил свой план экспансии, но только очень большой це- ной, сделавшей неинтересными результаты, а главное -- без толку: ну, помучил Советский Союз некоторое время несколько народов сво- им "покровительством" и впечатал им в подсознание неприязнь к русским и к их социализму. Чтобы закрепиться на достигнутых рубе- жах, была нужна привлекательная и эффективная концепция "русского порядка", а таковой не оказалось -- и как раз из-за Сталина. В багаже у горе-имперцев были только авторитаризм, культ личности, репрессии, великая русская литература и трогательная минимальная забота о послушных и малодумающих. Может, ещё были ресурсные по- дачки по ценам ниже рыночных (за счёт русского народа, конечно; разбираться лень, тем более что за подачки местами приходилось расплачиваться косвенно). Такая империя, лишённая идейной спайки и чарующей перспективы, могла держаться только на штыках и при- кормленных коллаборационистах -- до первого удобного потрясения. Так что при Горбачёве отнюдь не профукали наследия Сталина, а только пожали, наконец, плоды сталинских недоработок (эвфемизм слову "глупости"). Дело не в природной бездарности "наследников" Сталина, а в том, что Сталин подрубил систему поддержки интеллек- туального и мировоззренческого роста дарований. * * * Сталин поднялся в партии, по-видимому, на антисемитизме, точ- нее, на неприятии партийцами-неевреями непропорционально большого количества евреев в партийном аппарате. Сталин подбирал и расста- влял преимущественно нееврейские кадры, так что неевреи в партии ориентировались на Сталина, тогда как евреи -- на Троцкого со товарищи (Зиновьевым, Радеком и др.). Был или не был Сталин антисемитом -- вопрос некорректный: так называемым антисемитом можно быть очень по-разному. Вообще не вы- сказывать и даже не думать чего-либо критического об этносе, с которым имеешь дело, -- это признак большой глупости или почти полного незнания предмета, а граница между дежурным уровнем кри- тицизма и зачислением этноса в разряд плохих, нежелательных -- очень нечёткая. * * * У сталинистов-тяжёлых-антисемитов есть своя версия сталинских репрессий, а может, и прочих сталинских "недоработок" и "переги- бов": на самом деле разно енепотребство якобы делали ЕВРЕИ (ну, не все), а Сталин сопротивлялся этому, как мог, вставлял евреям палки в колёса, понемногу убирал их из государственного аппарата, а главное -- тайно готовил мощный удар по ним, но не успел его нанести. Против избыточных репрессий Сталин ничего не смог поде- лать и олицетворял репрессивный процесс вынужденно. А если не уговаривал, чтоб евреи лютовали поменьше, так это потому только, что он боялся быть пущенным в расход самому. После смерти Сталина евреи сделали всё, чтобы свалить на него свои страшные грехи и так преуспели в этом, что теперь вот даже я не могу разобраться, где был кто. Вот пример антисемитского объяснения, из частной беседы: "Cталин пытался репрессии предотвратить на Июньском пленуме 1937 года ЦК ВКП(б) еще до того как они начались, но остался тог- да с соратниками в меньшинстве ... решение о проведении репрессий было принято этническим большинством в ЦК ... бюрократические ухищрения Сталина типа принимать списки на репрессии только в течении 5 дней со дня принятия решения в ЦК тоже не помогли - списки на репрессированных в НКВД оступили уже на следущий день ... путем комбинаций и интриг Сталину удалось из руководства НКВД убрать людей типа М. Фриновского и ввести вместо них заместителем Н. Ежова своего протеже Л. Берию который и фактически остановил процесс тех репрессий..." То есть, сталинисты делятся на 2 группы, несовместимые по глав- ному тезису, но почему-то между собой не грызущиеся: 1) на тех, кто считают, что при Сталине и под его дирижёрством жуткие вещи избыточно не делались и что вообще почти всё было как минимум хорошо, а некоторые ошибки и недоработки неизбеж- ны; 2) на тех, кто считают, что при Сталине таки хватало всякой отнюдь не неизбежной жути и неправильных решений, но эта жуть и эти решения были кознями евреев, с которыми Сталин гениально вёл долгую титаническую подковёрную борьбу, потому что реаль- ной власти у него не было, а была только возможность при реа- лизации еврейской политики где-то чуть-чуть её саботировать и модифицировать, и если появлялось что-то хорошее, то оно было от Сталина, а если что-то плохое, то, разумеется, от евреев. Возможна компромиссная версия: где-то до 1937 года Сталин вы- нужденно олицетворял в основном зловредную еврейскую политику, но к 1938 году он настолько потеснил евреев, что смог начать прово- дить собственную, а если чего не успел сделать с этого времени или сделал не совсем хорошо, то потому, что насоздавал себе мно- говато проблем в свой "еврейский" период, плюс имели место новые козни недобитых евреев, плюс проявлялись дурные привычки, приоб- ретённые из-за них же. То есть, к примеру, "голодомор", коллективизация, раскулачива- ние, Беломор-канал, разрушение Сухарёвской башни -- не сталинс- кие, а еврейские; пакт Молотова-Риббентропа, нападение на Финлян- дию, расстрел пленных польских офицеров в 1940 году, депортации -- происки еврейских недобитков или проявления неизжитой "еврейс- кой" дурной привычки, а разбитие немцев под Москвой, строительс- тво метро и высотных зданий в столице -- уже сталинское, славя- нистое, родное. На самом деле репрессивные органы в СССР никогда не оказывались над партией, вне партийного контроля. И всегда Политбюро ЦК реша- ло, какие категории людей, под какими предлогами и в каких коли- чествах репрессировать. А в Политбюро в период репрессий заправ- лял Сталин. * * * Бестолковые "критики" данной статьи по сути сами являются жерт- вами Сталина, точнее, продуктом недоинтеллектуализированного об- щества, задержанного в умственном развитии репресиями сталинского режима. * * * Некоторым сталинолюбам кажется, что они нашли верный аргумент в оправдание тогдашних "перегибов": при Сталине серьёзные решения принимались, как правило, коллегиально, даже на партийных съездах кое-что обсуждалось не ритуально, а по существу, так что если что-то получилось не совсем хорошо, то вина за такое -- коллектив- ная. Можно возразить на это следующим образом: если не Сталин был причиной больших, мягко говоря, ошибок, то почему именно ему в заслугу зачисляются достижения? Вдруг они тоже "коллегиальные"? Далее, в анналах-протоколах что-то не сохранилось следов того, что Сталин выступал категорически против коллективизации, расправ, депортаций, довольно беспечного поведения перед 22.06.1941 и т. п., а остальное Политбюро было ЗА, и Сталин был вынужден подчи- нятся партийной дисциплине. Как правило, Сталин был сам ЗА всякое непотребство, но устраивал обсуждение этого непотребства, чтобы выявить реакцию "общественности" и поэксплуатировать соратников в деле шлифовки решений. От своих замыслов он отказывался после "товарищеской критики" только при условии, что сам был нетвёрд в намерениях, колебался с выбором. В противном случае он предпочи- тал пустить несогласных "товарищей" в расход. * * * Более разумным было бы другое оправдание Сталина: в своих "пе- регибах" он зачастую шёл "навстречу пожеланиям трудящихся" (коне- чно, не всех). А не совсем хорошие пожелания трудящихся только отчасти были следствием их дезинформированности и приучения к на- силию: отчасти они определялись природным "человеческим, слишком человеческим" в его российском варианте. В лице Сталина россияне получили такого вождя, какого в большинстве своём хотели (а что он оказался грузином, а не русским, так ведь совсем хорошо не получается никогда). * * * Про жертвование Сталиным сына Якова, точнее, про невыручение оного из плена. Согласно Википедии, документальных свидетельств по поводу обращения немцев к Сталину нету. Про отказ Сталина от обмена Якова на Паулюса -- видно, всего лишь ещё одна из стали- нистских баек. Яков погиб в концлагере в марте 1943-го, а тогда Вермахта ещё жутко боялись, хотя уже и была победа под Сталин- градом. Представьте, что в таких условиях предельного напряжения Сталин ещё вздумал бы сынулю выручать. Натянутая струна могла лопнуть. * * * Идеологическое содержание сталинизма НИКАКОЕ: это заурядный авторитаризм с культом личности. Кое-какая социализмоподобная забота о подначаленном народе обнаруживается у всех "тиранов": к примеру, римские императоры бесплатно обеспечивали плебс "хлебом и зрелищами". Все авторитарные режимы одинаковы по сути и различаются только деталями, в частности, центральной фигурой и идеологией-для-масс, взятой в качестве инструмента охмурения. Разумеется, одни авторитарные режимы пожёстче, другие помягче; в одних культ верховной личности раздутее, в других больше ставка на простое неприкрытое насилие ("пусть ненавидят, лишь бы боя- лись"); и т. д. Сталинизм -- это всего лишь российский вариант обыкновенного авторитаризма: аналог немецкого гитлеризма, французского бонапар- тизма, китайского маоизма и т. п. У каждого из этих режимов -- свой специфический благообразный ПРЕДЛОГ для насилия, но насилие у всех их приблизительно одинаковое по жестокости и вредности. * * * Сталинизм как эмоциональная потребность -- это плебейство, при- знак социальной второсортности, "шестёрочности". У сталинистов -- свои тусовочные места, своя субкультурка, в рамках которой они взаимообогащаются "аргументами" и устраивают сеансы коллективного обожания. Поскольку сталинистов много, то они -- довольно крупный рынок сбыта для соответствующей литературы. Писатели, кропающие эту литературу, сами даже могут быть не сталинистами, а всего лишь циничными конъюнктурщиками. Апологетика Сталина -- это на 90-99% риторика, демагогия, ложь, натяжки, ошибки суждений. Впечатлять эта апологетика может только тех, кто не особо умны, не искушены в политике, а главное -- таки хотят впечатлиться, стать поклонниками, отдаться радостному чувс- тву смотрения снизу вверх. Люди осмотрительные, стремящиеся занять АДЕКАВАТНУЮ позицию по отношению к феномену "Сталин", простоватой сталинистской как бы аргументацией удовлетвориться не могут, потому что она доказывает только то, что у Сталина хватает поклонников, а это и так извест- но. Почти все сталинистские "аргументы" за Сталина -- это.... - выдернутые из контекста восторженные отзывы о нём каких-ни будь знаменитостей, сказанные под настроение, из вежливос- ти, в порядке ритуала, в ответ на подачку или только в ожидании подачки и т. д. (нелестных отзывов о Сталине хва- тает тоже, но сталинисты ведь их не коллекционируют); - "исторические анекдоты" от сталинистов, частью появившиеся до 1953 года, частью написанные в пику Хрущёву или на ра- дость Брежневу, частью являющие собой искренние выражения восторга типа собачьего (рассказы людей, прошедшихсталинс- кие тюрьмы и лагеря, разумеется, сталинистов не привлека- ют); - лубочные тезисы типа "Сталин выиграл войну", "Сталин оста- вил страну с атомной бомбой". С чего бы считать, что знаменитости (пусть и заграничные), вос- торженно отзывавшиеся о Сталине, являлись "независимыми эксперта- ми" и людьми, умевшими думать? Даже если они не были как-то анга- жированы, вполне могло быть, что они были такими же эмоционально зависимыми сталинистами (шире: поклонниками "сильных личностей", на которые многим людям так приятно смотреть снизу вверх) или латентными диктаторами-самодурами-кровопускателями, как и те, кто их цитируют. * * * Против авторитаризма лично у меня нет принципиальных возраже- ний: без оного бывает иногда не пропихнуться к победе никак. У меня есть возражения только против ТУПОГО авторитаризма сталинс- кого типа: против авторитаризма, не только подавляющего интеллек- туальность высоких уровней в обществе, но даже выкорчёвывающего её носителей, причём нередко вместе с их семьями. Лично мне нра- вился бы авторитаризм выверенный, минималистский, МОБИЛИЗУЮЩИЙ интеллектуалов на масштабный креатив. * * * Среди прочего, Сталин оскотинил и дискредитировал социализм -- подход в принципе не совсем порочный (а только устаревший). Сегодня любой сторонник более решительного социализма может получить небезосновательное обвинение в том, что он повторяет вещи, очень чреватые сталинизмом. Если "перегибы" Ленина могли оправдываться революционной горячкой, ожесточениеем в условиях гражданской войны, неопытностью кадров, то сталинским "перегибам" такое оправдание не подходит. Репрессивный сталинский стиль наложил свой дурной отпечаток на все социализмы, отпочковавшиеся от советского, что в конце концов и привело к краху "социалистической системы". В сохранившемся социалистическом движении сталинская эпоха по преимуществу рас- сматривается как радикальный отход от светлых принципов * * * Людям думающим претит даже не собственно культ Сталина, а вооб- ще манера смотреть очень снизу очень вверх хоть на кого бы то ни было, а ещё холопско-мазохистски млеть от получаемых "сверху" пинков. * * * Пример авторитариста, правильно относившегося к умникам, -- Пётр I Романов. Пётр не только берёг и пристраивал умников оте- чественных, но вдобавок завозил в Россию умников иностранных. Даже фаворита своей свергнутой сестры Софьи -- Василия Голицына (1643-1714) -- Пётр репрессировал очень умеренно: княжеского достоинства не лишил, а только конфисковал имущество и сослал поближе к Архангельску, к Ломоносову. Пётр -- это вообще такой деятель, которого можно противопо- ставлять Сталину как чуть-чуть более хорошего диктатора. Петру власть тоже досталась не на блюдечке (пришлось, к приме- ру, стрельцов казнить), поэтому он тоже был немножко революционе- ром. Если Сталин устроил на границах России "железный занавес", чтоб не пущать граждан в Европу, и тех, кто пытались выбраться из страны, репрессировал (а тех, кто возвращались оттуда, даже если отъезжали по заданию партии, он зачастую репрессировал ещё боль- ше), то Пётр, наоборот, отправлял людей в Европу чуть ли не на- сильно -- учиться. К культурной изоляции своей империи Пётр не стремился, а наоборот, прорубал окно в Европу. Правда, при Сталине строилось то, что значительно отличалось от европейского, а при Петре -- то, что подгонялось под европейское. Но врагов у России при Петре было не меньше, чем при Сталине. И основная причина соружения "железного занавеса" -- не защита от шпионов и диверсантов, а чтобы люди не разбегались из "советского рая" и чтобы у них не было возможности сравнивать этот "рай" с ужасами капитализма. "Конспирологи" считают, что настоящего Петра подменили на гол- ландца. Допустим. И что, много гадостей этот "голландец" сделал России в интересах других держав? Насовал иностранцев в правящий слой, таки да, но это можно рассматривать как прививку качествен- ных европейских генов. "Разорил" страну, но для дела, и "разоре- ние" потом окупилось. Угробил уйму народа, но, вроде, без особых излишеств. Ещё он, возможно, выбрал не самое лучшее место для новой столицы (во всяком случае, у потомков было много проблем с нею). А ещё говорят, что Пётр I сделал Россию поставщиком дешевого сырья для Запада и "пушечного мяса" для межевропейских разборок. На это заметим, что таковым оказалось место России в международ- ном разделении труда. В обмен на дешёвое сырьё и "пушечное мясо" Россия получала что-то такое, что хотела иметь (её правящий класс хотел), но чего сама она производить не могла. Россия была вполне суверенной, и у неё сырья и "мяса" не отбирали. Вдобавок говорят, что Пётр положил начало тому, что Россией стали править более или менее марионеточные прозападные правите- ли. На самом деле Россия всего лишь включилась в европейскую жизнь, стала культурно-политической частью Европы, соответственно начала на что-то в Европе влиять и от чего-то в Европе зависеть. Если бы это не устраивало российский правящий класс (Демидовых, Строгановых, Оболенских, Голицыных, Юсуповых и т. п., а не только пришлых иностранцев), то Россия бы с Европой разошлась. Железные дороги, телефон, телеграф, электрические лампочки накаливания, автомобили, фотография, звукозапись, кино и т. д. и т. п. Россией в основном заимствовались у Запада -- не только в виде идей, но зачастую в виде производства "под ключ" или хотя бы комплектов обрудования, бригад спецов и пр., а за это надо было платить. Чем? Сырьём и "мясом". (Кстати, "мясом" частично заплатили, можно сказать, даже за свои космические успехи: чтобы заполучить наработки Вернера фон Брауна, пришлось брать Берлин.) У Петра тоже имелся репрессивный аппарат, если что: Преображен- ский приказ, потом Тайная канцелярия. С критиками режима обходи- лись очень сурово. К заключённым применялись пытки. Пётр даже иногда при пытках присутствовал. Но в общем-то он репрессировал мало: людей он скорее просто расходовал, без их согласия, на свои великие дела. Антисемиты на это, конечно, скажут, что у Петра под ногами ещё не путались евреи. Петровская экономическая модернизация была покруче сталинской. Петровские социальные преобразования по размаху -- одного порядка со сталинскими. Как и у Сталина, у Петра имелись горячие поклон- ники. "Петристом" (но не без скепсиса) был, к примеру, Александр Пушкин. Прижизненного культа личности Петра не существовало. Петра много кто ненавидел при его жизни. Были у Петра и посмерт- ные критики, причём очень квалифицированные (Н. М. Карамзин, В. О. Ключевский, П. Н. Милюков и др.). Говорят, население России сократилось из-за петровских реформ на 20%. Но это, извините, только "экспертная оценка". И при Петре люди гибли на работе и на войне, а не расстреливались и вымарива- лись в массовых репрессиях по классовому или национальному при- знаку. (Правда, к примеру, при постройке Петербурга условия для рабочих были не лучше или не намного лучше концлагерных, это да, и все мы знаем происхождение слова "сволочь".) Но надо учитывать, что Пётр действовал в значительно менее цивилизованном обществе, чем Сталин: другого языка, кроме языка жестокостей, оно зачастую не понимало. Даже если Пётр I по своим методам был в целом не лучше Сталина, то хотя бы части умников он был на должном уровне: Россия из-за Петра тупее и мракобесистее не стала, в концептуальном развитии подтянулась за Европой, а не начала всё больше отставать, как при Сталине. Пётр I "менделистов-морганистов" своего времени не ре- прессировал, а поддерживал. Пётр создал Академию Наук (в 1724 г.), а Сталин академиков репрессировал (не всех: скажем, Лысенко не трогали). Правда, академий и при Сталине насоздавалось -- в "союзных республиках" -- но в этих академиях было опасно зани- маться даже биологией, не говоря уже об "общественных науках" (см., к примеру, "Академическое дело"). * * * Ленин versus Сталин. Противопоставление Ленина Сталину не было целиком вымученным, натянутым: Ленин в своих методах -- не то же самое, что Сталин. Ленин был культурнее, западнистее, с реальным стремлением к демо- кратичности. Ни один популярный большевистский деятель не был Лениным уморен. И Ленину НЕ БОЯЛИСЬ ВОЗРАЖАТЬ. В 1922-1923 гг. трепливую интеллигенцию, особо путавшуюся под ногами, не расстреливали, а только высылали -- по инициативе Ленина -- в вожделенную Европу ("философскими параходами"), в крайнем случае просто куда подальше в пределах страны (культурно поднимать отсталые окраины). Репрессивный "потолок" Ленина и ленинцев (евреев через одного -- таки да) В МИРНОЕ ВРЕМЯ -- это, по-видимому, Соловецкий лагерь (нр в процессе войны и они жутко лютовали, но ради вживания: ина- че было никак). Википедия при ситуацию на Соловках 1923-1924 годах: "'Политики' (члены социалистических партий: эсеры, меньшевики, бундовцы и анархисты), составлявшие небольшую часть от общего числа заключённых (около 400 человек), тем не менее занимали при- вилегированное положение в лагере и, как правило, были освобожде- ны от физического труда (кроме авральных работ), свободно обща- лись друг с другом, имели свой орган управления (старостат), мог- ли видеться с родственниками, получали помощь от Красного Креста. Они содержались отдельно от других заключённых..." Потом, как известно, Ленин помер... Про "отступление от ленинских принципов" говорили ведь не толь- ко потому, что при Сталине идеализация Ленина в пику Троцкому достигла довольно высокой степени накала, но и потому, что разли- чия в уровне репрессивных и авторитаристских наклонностей между Лениным и Сталиным действительно имелись значительные. Отчасти ж потому Сталину и пришлось выкашивать "старых большевиков", что они слишком много сравнивали. * * * Троцкий versus Сталин. Лев Троцкий как интеллекуал был на голову (ладно, на один уро- вень, как минимум) выше Иосифа Сталина, а проиграл борьбу с оным отчасти потому, что был евреем: антикавказизмом российское общес- тво тогда не страдало, а антисемитизм в нём (особенно после Рево- люции 1917-го и Гражданской войны) был ещё тот. Допущенные Троцким жестокости (ладно, неимоверно кровавые гнус- ности) имели место в военное время, коими они частично (а может, и полностью) оправдываются. Это если на миг оторваться от антисе- митской версии, что евреи под предлогом строительства светлого будущего радостно изводили российские народы. Вождям революции приходилось много ТРЕЩАТЬ: выдавать агитацион- ную охмурню для воодушевления и сплочения трудящихся масс. Зачас- тую эта охмурня была действеннее сложных концепций. Поэтому в текстуальном наследии деятелей вроде Ленина и Троцкого много охмурни, а до концептуальных вещей у них надо докапываться. Но эти вещи у них есть. Троцкий был креативщиком-концептуалистом -- и в борьбе со Ста- линым рассчитывал на свои концепции. А Сталин креативщиком-кон- цептуалистом не был, поэтому рассчитывал на более простые и, как оказалось, более действенные вещи. * * * Гитлер versus Сталин. Если присмотреться непредвзято, то окажется, что даже Адольф Алоизович местами выглядит лучше Иосифа Виссарионовича: 1. Гитлер не расправлялся с конкурентами (по сути у него их внут- ри партии не было). Кроме Рема со товарищи, никто за внутри- партийную оппозиционность Гитлеру своей жизнью, вроде, не за- платил. 2. Гитлер, как правило, не убивал даже своих немецких врагов, а только отправлял их в концлагерь, где они гибли в основном от "перегибов на местах". Ожесточение пошло с лета 1941 г., но и тогда враги умирали больше от постепенного общего оскудения воюющей страны. Скажем, Эрнст Тельман дотянул в концлагере с 1933 г. аж до августа 1944 г., когда всё же был расстрелян, чтобы не стал лидером послевоенной Германии, и вряд ли ему сохраняли жизнь так долго на всякий случай, а н ена общих основаниях. И вообще, Гитлер, к примеру, заявлял, что лучшие нацисты получаются из бывших коммунистов (немецких). Правда, у Гитлера был тяжёлый евгенический заскок на евреях, цыганах и сталинских комиссарах. И лагеря смерти для них создавались (и не совсем только для них), ну так он же за это и был зачислен в чудовища, а Сталин за похожее -- почему-то нет. 3. У Гитлера, по-видимому, не было потребности в издевательстве над людьми: он всего лишь без сострадания убирал препятствия. 4. То, что Георгий Димитров был оправдан на "Лейпцигском процес- се" в 1933 г., -- по сути не поражение нацистов, а невольная демонстрация ими своей приверженности закону. Из 4-х человек, проходивших по делу о поджоге, трое были оправданы и вскоре вышли на свободу, четвёртый, Ван дер Люббе, признал свою вину (nota bene: не под пытками) и был казнён. На московских судеб- ных процессах против "врагов народа" такой низкий процент смертных приговоров был невозможен. 5. Йозеф (Зепп) Дитрих, обергруппенфюрер СС, однажды в 1945-м после несправедливого гнева фюрера на 6-ю танковую армию СС сложил свои награды в ночной горшок и отправил его Гитлеру. И после этого остался не только жив, но вдобавок при своей должности. У Сталина такая "критика", случись она, закончи- лась бы уничтожением храбреца вместе с его семьёй (убивали и за более вежливую). 6. О вероломстве Гитлера в отношениях со Сталиным -- см. кн. Владимира Резуна "Ледокол". Надо было быть очень наивным, чтобы не ожидать нападения от соседа, собравшего у твоей границы армаду танков и самолётов, пригревшего Комунистичес- кий интернационал и т. д. 7. У Гитлера хотя бы хватило ума напасть первым. А что у него "не было никаких шансов" даже в случае нападения первым, не было ясно аж до конца 1942 года, да и в дальнейшем оставались некоторые сомнения. 8. Гитлер массово уничтожал чужих (не немцев), Сталин -- вдоба- вок своих (русских, грузин и т. п.). 9. Массовое уничтожение у Гитлера имело место в военное время, у Сталина -- и в мирное тоже. 10. Гитлер не пил и не курил, даже тайно под одеялом. 11. Гитлер в национал-социалистической революции был лидером, Сталин в социалистической -- на подхвате. Гитлер, можно ска- зать, сам создал свою партию, Сталин -- можно сказать, при- брал к рукам партию, созданную Лениным. ("Можно сказать", потому что партия -- это скорее продукт коллективного твор- чества.) 12. Гитлер сентиментально ВОЗИЛСЯ со "старыми бойцами", с которы- ми начинал путь, Сталин же "старых бойцов" истреблял. 13. В отличие от сталинских опусов, гитлеровский "Майн кампф" хотя бы можно сегодня читать, не впадая от него в сон (впро- чем, у кого как, да и хороший сон -- в радость). 14. Гитлер честно высказал своё отношение к евреям, так что они хотя бы могли догадываться, чего опасаться. Сталин же с ними хитрил. 15. Гитлер навязался СВОЕМУ народу, Сталин -- в основном чужому. Австрийский немец -- это немец, а четвертью еврейской крови можно пренебречь, как пренебрегал ею (правда, только в СВОЁМ случае) сам Гитлер: вроде как округлял до целого. 16. Гитлер меньше Сталина боялся "ходить в народ". 17. Гитлер в Первую Мировую воевал в окопах, Сталин же и в Граж- данскую руководил издалека, в том числе организовывал распра- вы. 18. Если бы Гитлер исчез в 1938 году, он остался бы в истории одним из величайших героев немецкого народа. А если бы Сталин исчез в 1938 году, он остался бы творцом "голодомора", коллек- тивизации, раскулачивания, архипелага ГУЛАГа, липовых судебных процессов и репрессий 1937 года. Позже всё это перекрыла в глазах многих пиррова победа под его руководством в войне, начавшейся по его вине. * * * Хрущёв versus Сталин. Хрущёв... 1. Реальный герой Сталинграда, насколько начальник может быть героем. Воевал в почти полевых условиях: в осаждённом городе, а не за Волгой. Для победы в Сталинградской битве сделал с партийной стороны очень много. 2. В отличие от Сталина, не боялся ходить в народ. 3. Реально осудил культ личности и массовые репрессии, в кото- рых, правда, и сам одно время так или иначе участвовал (но расстрельные документы за подписью Хрущёва не были обнаруже- ны). 4. Был инициатором ареста Лаврентия Берия. Народу это понрави- лось. 5. Реально обеспечил "оттепель", о которой мало кто сожалеет. 6. Организовал "прорыв в космос", пусть и на плечах Вернера фон Брауна. 7. Инициировал массовое жилищное строительство (но несколько не дожал с качеством "хрущёвок"). 8. Сократил разрыв в доходах между "верхушкой" и "низами". Если при Сталине зарплата министра (наркома) отличалась от зарплаты уборщицы в 100 раз, то при Хрущёве она стала отли- чаться только в 10 раз (во всяком случае, так считалось в народе). 09. Не боялся летать за границу. 10. Менделистов-морганистов не преследовал. Сделал науку приори- тетной областью деятельности. При Хрущёве научные работники зарабатывали очень хорошо (может, и зря). 11. Противостоял церковному мракобесию (правда, и разрушал храмы). 12. Обеспечил приблизительный ракетно-ядерный паритет со США. 13. В 1959 г. выступил с предложением всеобщего разоружения, в одностороннем порядке частично сократил численность Воору- жённых сил СССР. 14. Был не более волюнтаристом, чем Сталин. 15. Реально добился того, что сделалось возможно убрать главу государства с должности простым голосованием. Лидер не должен засиживаться, так что снятие Хрущёва, у которо- го начались "заносы" (практически неизбежные у долго пребывающих "наверху"), было не чем-то чрезвычайным и позорным, а, наоборот, нормальным, даже рекомендуемым делом. И, кстати, очень зря, что вот так же в своё время не сместили Брежнева и ещё кое-кого. Образ Хрущёва в массовых представлениях был испорчен усилиями брежневистов и сталинистов, отказом от выплат по облигациям, ме- рами против личных подсобных хозяйств, совнархозами, новочеркасс- ким бунтом, прог=рубкой Калининского проспекта через район исто- рической застройки в Москве, разрушением укреплений Китай-города, неудачами вокруг кукурузы и освоения целины. Хрущёва не любили отчасти из-за того, что при нём у "гомо ста- линикусов" резко сократилась возможность испытывать бесплатное собачье блаженство самоуничижения и поклонения. Про кукурузу. На самом деле это было чрезвычайно хорошо, что решить продовольственную проблему пробовали посредством агроно- мии, а не реквизиций и репрессий: товарищи шли в общем-то верным путём, пусть и неправильно. Кукуруза своё место в сельском хозяй- стве заняла, хотя и не такое широкое, как предполагал Хрущёв. "Кукурузные палочки" по 23 копейки за пачку в 250 г. -- одно из светлейших воспоминаний лично моего советского детства. Все "перегибы" Хрущёва легко списываются на... Сталина: сталин- ская школа, что поделать. Хрущёв СТАРАЛСЯ уйти от сталинизма, но дурные политические привычки давали себя знать. То хорошее, что сделал Хрущёв (отказ от массовых репрессий, сокращение Вооружён- ных сил, демократизация партии), -- было не в русле сталинской политики, а наоборот, противопоставлялось ей. Что касается истории с Карибским кризисом в октябре 1962 года, то она сложная. Может, и не надо было защищать режим Фиделя Кастро, тем более с таким огромным риском для всего человечества. * * * Наследие Сталина как причина не совсем успешности Хрущёва и Брежнева. Советские достижения хрущёвской и брежневской эпох -- это то, что удалось в зауженных идеологических рамках, в условиях бюро- кратизации, запрета на частную инициативу, а главное -- недораз- витости концептуальной работы. Если эти достижения были маловаты, то -- в основном из-за дефективности сталинского "фундамента". Да и кто у нас были сами Хрущёв и Брежнев? Правильно, тоже сталинс- кое наследие: выдвиженцы и, можно сказать, воспитанники Иосифа Виссарионовича. От эпохи Сталина также остались частью наспех со- оружённые предприятия скромного архитектурного качества (сравним советские заводские постройки с дореволюционными постройками, к примеру, фабрики Израиля Познаньского в Лодзи, украшающими город до сих пор), проблема довосстановления разрушенного войной, воен- ная добыча, стрясёная с Германии, и пресловутая атомная бомба, наполовину передранная у американцев, -- предмет особой гордости за вождя. Впрочем, ликвидация остатков частной инициативы проис- ходила уже при Хрущёве. При Хрущёве и Брежневе продолжилось ПО ПРИВЫЧКЕ и уничтожение архитектурного наследия (подобный ванда- лизм, случавшийся до 1917 г. и после 1991 г., хоть можно было списывать на порочность буржуазии, f тут ведь непотребством зани- малась власть позиционировавшая себя как НАРОДНАЯ, особенная, са- мая рациональная и самая передовая). Хрущёв и Брежнев в основном топали по коридору, предопределённому Сталиным, и не всегда могли быть вполне хорошими, даже когда очень хотели. Потому что надо было помалкивать или врать о сталинских делишках, тащить груз испорченной репутации страны, тратиться на начавшуюся из-за Ста- лина "холодную войну", пожинать плоды деинтеллектуализации и давить инакомыслие, возникавшее в качестве реакции на сталинские делишки и пр. * * * Бонапарт, Ленин, Гитлер после своего выхода на первые роли не давили конкурентов, поскольку таковых у них по существу не име- лось: эти деятели были заведомо на голову выше других, так что умные и энергичные люди предпочитали встраиваться в их косяки и, если бороться за места, то лишь с младшими соратниками указанных вождей. (У Ленина, правда, был Троцкий, но Ленин и Троцкий как люди культурные, умные и психически нормальные предпочли в 1917 году сотрудничать и даже стали нуждаться один в другом. Эрнст Рем для Гитлера был не конкурентом, а только большой проблемой в партии.) У "гениального" Сталина же было не так: его много кто вполне мог заменить, и Сталин сознавал это, так что для него до середины 1930-х вопрос конкуренции стоял очень серьёзно, и при- шлось убить чужими руками ряд товарищей по партийной работе. * * * По-видимому, Сталин долгое время считал Тухачевского большим креативщиком по военной части, держал его за источник военно- строительных идей и только к середине 1930-х догадался, что тот -- скорее имитатор сложной умственной деятельности, вроде самого Сталина, но в основном -- просто эрудированный, сильно окульту- ренный самоуверенный дурак, шибко обтёршийся в роли военного лидера. Обделавшегося с танками и самолётами доку Тухачевского сменил у Сталина дока Шапошников. Если у первого, расстрелянного доки заскок был на "войне моторов" и безоткатных пушках, то у второго, нерасстрелянного -- на плане мобилизации и "мозге армии". Второго доку Сталин уважал настолько, что обращался к нему по имени-отче- ству, а не "товарищ Шапошников". Вред от второго сталинского доки менее очевиден, чем от перво- го, но и он огромен: выбор военных практиков у Сталина получался много лучше, чем выбор военных теоретиков. Шапошников готовился, как говорится, к прошедшей войне. Его ве- ликая идея фикс, которую он мусолил на разные лады за неимением других великих идей, -- это что война начинается с объявления мо- билизации, а не с объявления войны или с первого выстрела. На са- мом деле это, конечно же, собачья чушь. Война может начинаться и быстро выигрываться вообще без мобилизации: силами армии мирного времени. Если ты предварительно не отмобилизовался, то не отмоби- лизовался и противник, значит, воюет малая армия против малой ар- мии, а не большая против большой, только и всего. Результат полу- чается тот же: ты победил или проиграл, а расходов и потерь ока- зывается значительно меньше, что есть хорошо и тебе, и людям. Мобилизацию можно объявлять и ПОСЛЕ начала боевых действий -- если полагаешь, что за несколько недель не управишься. Нападением без предварительной мобилизации достигается драгоценная внезап- ность, пусть и относительная (совсем неожиданные войны бывали только во времена древние, когда кто-то вдруг нагрянывал издале- ка морем или степями). В общем, с ведущими военными теоретиками у Сталина всё время выходила ерунда. Характерным для сталинских военных практиков (но не единствен- ным у них, да) было поддержание дисциплины расстрелами. Особенно гораздым на расстрелы -- и на расходование людей в атаках -- был самый великий сталинский военный практик, маршал Жуков. Кстати, про дисциплинарные расстрелы у Александра Суворова "враги России" что-то не говорят. Наверняка они случались, но бы- ли незначительными. И про лёгкость расходования Суворовым солдат тоже как-то не слышно от суворовских критиков. Чужое условно мир- ное население он, бывало, "расходовал", а вот своих солдат берёг. Скажем честно: сталинская РККА воевала в 1941-1945 гг. преиму- щественно не по-суворовски, особенно в первый период, когда она "училась", не научившись на войне с финнами. При Сталине "сверху" навязывался прямолинейный репрессивно-рас- ходный стиль управления войсками, поэтому даже если ты хотел вое- вать по-суворовски, тебе не давали особо развернуться. В суворовском стиле большое значение имели вера солдат в своего командующего и обожание оного, а в СССР того времени обожать было можно только Сталина, тогда как другие деятели к концу 1930-х уже попросту боялись становиться обожаемыми и рисковали претендовать только на уважаемых и внушающих страх. Если ты недорепрессировал, недорасходовал, тебе это в случае неудачи ставили в вину: объясняли твой неуспех в первую очередь этим, а не тем, что не угадал намерений противника, не хватило ресурсов, не повезло с погодой и т. д. А если своих потерь много, значит, ты сделал всё, что было возможно. Кто из сталинских полководцев находил оптимумы в репрессивно- расходовательном режиме и в проявлении опасной инициативности и непокладистости, тот и становился успешным, а кто недогибал или перегибал, того расстреливали или хотя бы не повышали. С конца 1941 года военачальников высокого уровня стали самих пускать в расход значительно меньше, потому что таки осознали ужасность нехватки опытных кадров. Репрессивно-расходовательный стиль в военных делах импонировал Верховному главнокомандующему, потому что это был его собственный стиль вообще. * * * Как воевала РККА под руководством величайшего деятеля: 1. Не факт, что СССР "вынес основную тяжесть войны с Германией". Идеологема "основной тяжести" основывается на соотношении че- ловеческих потерь у СССР и у союзников. СССР пострадал больше всех своих союзников -- это да, но под "тяжестью войны" надо понимать в данном контексте только количество "боевой работы" (выпущенных во вражескую сторону снарядов и т. п.) или даже только размер причинённого противнику ущерба, тогда как собст- венные затраты и потери из-за того, что военные действия велись не вполне качественно, считать "тяжестью войны" нельзя. 2. Человеческие потери РККА были сравнительно велики, потому что РККА, в отличие от союзников, воевала больше людьми, а не тех- ническими средствами (самолётами, подводными лодками, танками артиллерией и т. п.). Между тем, больше техники -- меньше крови. 3. Союзники выбомбливали Германию. Относительный "вес" этих бом- бардировок в обеспечении победы над Германией сколько-нибудь точно определить трудно, но можно предполагать, что РККА, одо- левавшая немцев в 1941-1943 гг. едва-едва, на пределе возмож- ностей, без союзнических бомбардировок бы не справилась. 4. Значение союзнической помощи военной техникой и прочими мате- риальными ресурсами преуменьшалось в советское время до 4% общих затрат СССР на войну. Даже если эта цифра более-менее точная, ещё надо выяснять, какая польза была от указанной по- мощи: ведь присылали особо нужное, то, чего остро не хватало. И присылали качественное. Нельзя сказать, что от сталинского режима на Восточном фронте было в основном "пушечное мясо", а остальное -- в основном из-за морей, но вот сказать "в сущес- твенной части" -- уже, наверное, можно. 5. Количество красноармейцев, оказавшихся в немецком плену, особенно в начальный период войны, было огромным. В плен они попадали в основном по вине стратегов (Сталина со товарищи). Значительная часть пленных погибла, и теперь её относят к боевым потерям, что увеличивает "тяжесть войны" при непра- вильном её измерении. 6. Количество советских граждан-коллаборационистов, бывших на подхвате у немцев, а то и участвовавших в боевых действиях -- в качестве Hilfswillige, в составе Polizei, Waffen-SS, РОА и т. п. составляло около миллиона человек. Они тоже вряд ли корректно отразились на "основной тяжести войны". Большая их численность была предопределена коллективизацией, раскулачи- ванием, рьяной борьбой с хищениями и т. п. 7. Массово впариваемая мини-версия истории ВОВ состоит из почти сплошных побед, последовавших за поражениями 1941-1942 гг., сваленными на Тимошенко, Будённого, Ворошилова, Мехлиса, Павлова и пр. На самом деле неудачных операций хватало и в 1943-1945 гг. То же танковое сражение под Прохоровкой 12 июля 1943 года, как теперь говорят некоторые дотошные исследовате- ли, завершилось не блистательной победой РККА, а отводом остатков войск обеими сторонами, причём потери РККА были больше. Я чуть было не добавил в этот список развенчивающих моментов заградительные отряды, но тема оказалась мутной. Заградотряды были созданы приказом НКВД СССР № 00941 от 19 июля 1941 года. В войсках Германии таких не было, но кое-что с той же функцией существовало: у немцев для борьбы с дезертирством имелась поле- вая жандармерия, а позже к ним добавились фельдъегеря, но ни те, ни другие, вроде, не располагались с пулемётами за воюющими под- разделениями, а только приковывали некоторых трусов к пулемётам (не своим) наручниками. Какой из двух сторон приходилось шире и жёстче принуждать солдат к выполнению долга перед суровой Родиной, которую понесло в агрессивный авторитаризм, -- вопрос очень сложный, и заниматься им нет практического интереса. Между прочим, штрафные подразделения у немцев тоже существова- ли: на войне, как на войне. А вообще, конечно, талантливые военачальники в РККА имелись, солдаты массово геройствовали и проявляли смекалку, трудящиеся в немецком тылу нередко добровольно партизанили, а не просто отси- живались в лесах и облагали данью колхозное крестьянство, занятое продовольственным снабжением немецкой армии, и далеко не всё, исходившее от злобного Сталина, было во вред делу. * * * Про массовое геройство в РККА под руководством великого Стали- на. Надо учитывать, что значительная часть советских солдат вое- вала -- и воевала хорошо -- всего лишь потому, что попала под действие охмуряюще-поощряюще-принуждающей машины Советского го- сударства. Когда точно такие же люди (а то и те же самые) попада- ли под действие охмуряюще-поощряюще-принуждающей машины нацистс- кого государства, они воевали почти так же хорошо. Нацисты охму- ряли-поощряли-принуждали не хуже, а то и лучше сталинистов, а проиграли войну по разным причинам, но только не потому, что на- цистский подход слабовато убеждал, привлекал, мотивировал. Мобилизующая сила сталинистского общества проистекала не из личных качеств Сталина или из особенностей социалистической сис- темы, а из технологии "мобилизации", а эта технология практически одинакова у всех напряжённо воюющих стран: трещат пропагандисты, рыщут по тылам ловцы дезертиров и т. д. Сбежать от государства некуда, переход на сторону врага ничего не изменит (воевать при- дётся и там -- или умирать в лагере военнопленных). Все твои воз- можные уловки просчитаны, все меры против тебя заранее приняты, и наименее опасный вариант для тебя -- это стараться воевать лучше других. Эпоха определила тебя на заклание, но небольшой шанс вы- жить, как правило, есть. * * * Помимо "основной тяжести" фигурирует также "решающий вклад". Вот типичное высказывание на эту тему (с сайта bstudy.net): "Решающий вклад СССР в победу определяется тем, что более 73% общих потерь немецко-фашистская армия понесла в боях и сражениях с Советской армией. На советско-германском фронте уничтожено 507 из 587 дивизий. Здесь же была уничтожена и основная часть военной техники противника — до 75% общих потерь танков и штурмовых ору- дий, свыше 75% всех потерь авиации, 74% общих потерь артиллерийс- ких орудий." В данном тексте игнорируется следующее: 1. Немецкий военно-морской флот топился в основном англичанами и американцами. 2. Англо-американцы посредством бомбардировки Германии, можно сказать, уничтожали свою долю немецкой военной техники в зна- чительной части ещё до того, как она производилась, и платили за это сбитыми самолётами и погибшими лётчиками. 3. СССР крушил немецкие дивизии и немецкую военную технику, отчас- ти используя англо-американское вооружение и поедая американс- кую тушёнку. 4. Пока СССР крушил немецкие дивизии, Соединённые Штаты и Велико- британия крушили японские, чтобы они не напали на Советский Союз с востока. Основная часть японского военно-морского флота и японских военно-воздушных сил была уничтожена Соединёнными Штатами. 5. Если война, к примеру, в Африке велась малыми силами и соот- ветственно с малыми потерями, то не потому, что африканский фронт имел небольшое значение, а потому что для обеих воюющих сторон доставка войск и грузов туда была затруднительной, вдобавок войска чуть ранее оказались задействованы на других участках -- не менее важных. Если бы немцы захватили Суэцкий канал, то Советскому Союзу бы мало не показалось: во-первых, военные поставки шли и через этот канал, потом через Иран; во-вторых, немцам не хватило чуть-чуть, чтобы вовлечь в войну на своей стороне арабов, иранцев, турок, индусов. За англичан и американцев даже несколько обидно. Лётчики и мо- ряки -- люди отборные и по здоровью, и по сообразительности, по- тому что техника, которую они применяют, -- сложная и дорогая, и гробить её руками некачественных кадров -- это зачем? Британцы и американцы теряли сравнительно немного людей, но теряли лучших. И вот представьте себе: в небе над Германией и в морях вокруг Бри- тании пять лет погибал цвет английской и американской наций, а кто-то потом имел нахальство утверждать, что США и Британия в той войне на самом деле особо не поработали, а поработал в основном СССР, пусть и не без заморской помощи. Прямо это не говорилось (и не говорится), но впечатление складывалось (и складывается), что СССР обеспечил даже не 50% успеха, а где-то между 60% и 80%, хотя на самом деле, может, и вовсе только крепкие 30-40%. Пропагандема "решающий вклад" -- пример того, как выдернутый из контекста кусочек чистой правды воздействует на некрепкие умы как ложь. По-честному надо бы рассматривать "решающий вклад" в победу не над Германией, а НАД ГЕРМАНИЕЙ И ЕЁ СОЮЗНИКАМИ и вдобавок рас- сматривать СОВОКУПНОСТЬ усилий, а не только последние действия в "технологической цепочке", подготовленные много кем. Функция пропагандемы "решающий вклад" -- обслуживание эмоцио- нальных потребностей дешёвых патриотов и подготовка плебса к оче- редному закланию ради светлого будущего социальной "верхушки". Кстати, постсоветский культ Сталина имеет то же назначение. * * * В обществе типа сталинского имеются два направления "естествен- ного отбора" (то есть, существует, так сказать, дивергенция вида "гомо сапиенс"): - направление формирования неприхотливых послушных рабов; - направление формирования господ, не вымирающих от излишеств. При Сталине огромное количество людей рвануло из "низов" в "верхи", но это был одноразовый процесс: пополнившийся верхний слой в силу "слишком человеческого" начал быстро превращаться в довольно замкнутое сословие. В следующем поколении этот слой состоял уже в основном из детишек высокопоставленных родителей. Репрессии против верхнего слоя обеспечивали ему некоторое обновление, но и способствовали отбору по признакам послушности и жестокости. Кстати, теперешние пламенные сталинисты -- это отчасти продукт когдатошней селекции, главным образом по "рабской" линии. * * * Как правильно репрессировать. Приличные репрессии во времена Сталина означали бы следующее: 1. Не применять пыток. Не добиваться признаний. Если индивид под- ходит по формальным признаком для того, чтобы его превентивно репрессировать -- репрессируйте во внесудебном порядке. А если всё же в судебном, то доказывайте только то, что формальные основания для превентивных репрессий имеются. Если люди будут попадать в лагеря с более целыми зубами и прочими органами, эти люди будут лучше работать, больше уважать власть, скорее "исправляться". 2. Держать "врагов народа" отдельно от уголовников. То есть, не прессовать "политических" урками. 3. Сделать концлагеря (для начала хотя бы некоторые) образцом порядка и законности. А то даже школой. Красивая униформа. Чистота. Аккуратность и симпатичность построек. Стандартность всего оборудования, обеспечиваемая его промышленным производс- твом: ограждения, башни, ворота, сортиры и пр. должны быть продуманными на высоком инженерном уровне и изготовленными очень качественно. В общем, аракчеевский подход. Высококачественные концлагеря обходились бы дороже? Таки да, но дороже не намного. И дополнительные затраты на концлагеря окупа- лись бы -- прямо и косвенно. И за приличные концлагеря хоть не было бы стыдно перед народом, перед иностранцами, перед собствен- ными семьями. Работник пенитенциарной системы должен был быть вроде педагога для взрослых, а не вроде мрази. Люди должны были выходить из советских концлагерей... - бросившими пить и курить (кстати, лишение курева -- отличная пытка: и мучительная, и полезная); - избавившимися от болезней образа жизни; - закалившимися; - окрепшими мускульно; - освоившими востребованные рабочие специальности; - повысившими уровень своего образования; - привыкшими к здоровому распорядку дня; - приученными к соблюдению чистоты; - приученными к вежливости и дисциплине; - отученными от матерщины; - частично подготовленными к военной службе (если не служи- ли): к хождению строем, соблюдению формы одежды и т. п. Чтобы люди боялись вызвать недовольство ими со стороны Советс- кой власти, боялись попасть в концлагерь, в лагерной жизни должно быть что-то мучительное, так вот, мучить можно как раз приобщени- ем к здоровому образу жизни, дисциплине, культуре (для многих такие страдания действительно едва выносимы). Описанный порядок напрягал бы очень многих заключённых не мень- ше, чем такой порядок, какой был на самом деле, но напрягал бы с пользой как непосредственно для напрягаемых, так и для страны. Недостаток такого подхода: со временем репрессируемые становят- ся лучше качеством, чем репрессирующие. Способ компенсации этого недостатка: репрессировать потом и репрессирующих тоже. Слабая сторона данного способа: если обговаривать его чётко, то получит- ся, что репрессировать надо было бы самого товарища Сталина -- как курильщика, выпивальщика, несоблюдателя здорового режима дня и т. д. Любишь сажать людей в концлагеря -- сажай. Но делай это хотя бы КРАСИВО и с пользой. Сталинская школа репрессий могла стать блис- тательным примером для подражания во всём мире, а стала кошмаром. Не можешь репрессировать правильно -- не берись за это дело во- обще. Уступи его другим, более толковым людям. Кстати, Сталин ни разу не выбирался в свои лагеря с инспекцион- ными поездками. Наверное, был уверен в своём знании ситуации там, и она его устраивала. * * * Альтернатива сталинским концлагерям -- трудовые армии, правда, не совсем по Троцкому. Скорее, по Тодту (см "Организация Тодта") и по образцу нацистской Имперской трудовой службы (Reichs ArbeitsDienst -- RAD). Как бы это выглядело. Трудармейцы организованы по военному образцу и подчиняются по- рядку военного типа. За серьёзные нарушения порядка без уважи- тельной причины -- таки отправка в концлагерь. У трудармейцев -- красивая униформа военного типа и даже ору- жие: большие ножи. Убить человека можно лопатой, киркой и ещё много какими инструментами, поэтому трудармейские ножи -- свиде- тельство доверия и не совсем низкого социального статуса. (Кстати, служащие Имперской трудовой службы вооружались высо- кокачественными тесаками, имевшими выгравированную характерную надпись: Arbeit adelt ("Труд облагораживает").) Трудармейские начальники дополнительно вооружаются пистолетами. При каждом трудармейском полку -- взвод войск НКВД для охраны имущества и для полицейских функций (арестов, содержания под стражей, подавления бунтов). Получается огромная экономия на ограждениях, вертухаях, собаках и пр., а люди изолируются только частично и не подвергаются уни- жению. Чтобы призвать индивида в трудовую армию, нет необходимости вы- являть его шпионские и вредительские деяния: трудовая армия -- это ведь не концлагерь, а орган трудового воспитания и решения трудовых задач параллельно с элементами военной подготовки. Успешная служба в трудовых войсках вдобавок обеспечивает льго- ты. Если нужна дешёвая и легко управляемая рабочая сила -- вот тебе трудовая армия, товарищ Сталин. Если требуется кого-то изъять из его социальной среды, частично изолировать, поместить под усилен- ный надзор -- вот тебе ещё раз трудовая армия. А репрессии оста- ются только для тех, кто совсем уже не в дугу. В итоге как вождь ты оказываешься чист, прекрасен и образцов -- в реальности не хуже, чем на своих портретах. В нацистской Германии военно-трудовые формирования считались резервом Вермахта, с июня 1941 года вооружались винтовками, с ве- сны 1944 г. были приравнены к военнослужащим Вермахта. Аналогично родом вспомогательных войск, преобразуемым в случае чего в лёгкую пехоту, можно было бы считать и трудовые войска подправленного сталинистского общества. Если оправдали себя в боях штрафбаты, то оправдали бы себя в случае чего и трудармейские подразделения. Что-то отдалённо похожее на описанную трудовую армию, таки су- ществовало при НКВД в 1942-1946 гг. в виде рабочих батальонов, но, разумеется, в худшем, типично-сталинском варианте. Призыв в рабочие батальоны осуществлялся через военные комиссариаты. При- зывались в основном советские немцы. Туда же направлялись бывшие советские военнопленные и бывшие остарбайтеры. Порядок в баталь- онах был скорее, как в концлагере, а не как в войсках. Смертность достигала 20%. * * * Избыточные сталинские репрессии отняли у страны неимоверное количество психической энергии, которой хватило бы на сворачива- ние гор. (И, кстати, продолжают отномать, поскольку всё ещё идёт "разбор полётов". А не разберёшь "полёты", так они ведь повторят- ся чего доброго.) Одни в поте лиц выявяли "врагов", имитировали следствие, держали под стражей, мучили, казнили, заметали следы, другие дрожали от страха, страдали физически, терзались из-за родственников, ненавидели, ломали головы над тем, как затаиться, ускользнуть, а то, может, уболтать свою совесть). * * * СССР местами был довольно хорошей, а то и отличной страной ско- рее не благодаря, а вопреки Сталину: сталинской мнительности, мстительности и злобности на все уголки большой страны не хвата- ло, поэтому много где людям удавалось налаживать спокойные друже- ственные отношения и делать на своё усмотрение что-то хорошее друг другу, стране, человечеству. * * * Даже пламенные сталинисты соглашаются что обходиться совсем без ошибок человек не может никак. Но они соглашаются с этим, только пока дело не касается их любимого Сталина. На Сталине их клинит. Сталин у них мог ошибаться только в мелких частностях: типа мало- вато репрессировал, излишне доверял, в общем, проявлял не вполне уместную человечность, которой лично они проявлять бы не стали. Ключевую вину Сталина в катастрофе 1941 года и вообще в развязы- вании той войны они признать не могут ни за какие коврижки. Между тем она была. Сталин был виновен в войне, потому что: 1. Своими аннексиями Прибалтики, Бессарабии, части Финляндии показал, что нацелен на раздвигание границ СССР, причём и насильственным путём тоже. 2. У Гитлера не было резона считать, что Сталин был более, чем он сам, настроен соблюдать мирный договор между СССР и Германией. После расправ над соратниками Сталин не производил впечатления честного политика, у которого всего лишь немножко не ладилось в сельском хозяйстве. 3. "Линия Сталина" была заброшена. Оборона её не намечалась. 4. Постройка "линии Молотова" на самой границе вполне могла объясняться как попытка ввода в заблуждение и как защита от возможных контрнаступлений на отдельных участках, если что. 5. Страна выглядела "колоссом на глиняных ногах": командный со- став РККА был частично выбит репрессиями, значительная часть населения ненавидела Советскую власть. 6. Армада танков и самолётов существовала и размещалась не очень далеко от границы с Германией. 7. Дорого давшаяся победа в советско-финляндской войне 1939-1940 годов показала, что РККА воюет больше числом. а не умением, но воевать рвётся. Это значило: напасть может, неприятностей до- ставит много, но разгромить её при толковом подходе удастся. 8. Нападение СССР на Германию имело идеологическое обоснование и экономическое обеспечение и воспринималось как "вопрос време- ни". Получается, Сталин и вынуждал, и как бы приглашал Гитлера на- чать войну. Сталин был вдобавок виновен в катастрофе 1941 года, потому что: 1. И вынуждал, и как бы приглашал Гитлера начать войну. 2. Нахомутал с танками и стратегической авиацией (ТБ-2, ТБ-3): вина за устарелость техники, за то, что гипервооружаться начали преждевременно, была не только на Тухачевском (кста- ти, отчасти за это, а не за собственную вину Тухачевского, его ведь и ликвидировали). 3. Недооценил умища Гитлера, не понял ситуации накануне 22 июня 1941, требовал "не отвечать на провокации", тянул время до полной подготовки собственного нападения, следовал изначаль- ному плану вместо того, чтобы действовать гибко, по обстоя- тельствам, на опережение немцев. 4. Замордовал военачальников настолько, что те не настояли на своём по части хотя бы приведения войск в повышенную боевую готовность. 5. Когда война началась, отвлекал внимание людей на расправы с якобы виноватыми (Павловым и др.), чем вносил дополнительную нервозность и только усугублял катастрофу. * * * Из воспоминаний члена Государственного комитета обороны А. И. Микояна, сопровождавшего Сталина в его как бы поездке на фронт": "...Сам Сталин был не очень-то храброго десятка. Ведь это невозможное дело: Верховный Главнокомандующий ни разу не выезжал на фронт! Впрочем, один раз поехал. Отвлекусь от основного текста ради этого эпизода. Зная, что это выглядит неприлично, однажды, когда немцы уже отступили от Москвы, поехал на машине, бронированном 'Паккарде', по Минскому шоссе, поскольку оно использовалось наши- ми войсками и мин там уже не было. Хотел, видно, чтобы по армии прошел слух о том, что Сталин выезжал на фронт. Однако не доехал до фронта, может быть, около пятидесяти или семидесяти километ- ров. В условленном месте его встречали генералы (не помню кто, вроде Еременко). Конечно, отсоветовали ехать дальше - поняли по его вопросу, какой совет он хотел услышать. Да и ответственность никто не хотел брать на себя. Или вызвать неудовольствие его. Такой трус оказался, что опозорился на глазах у генералов, офице- ров и солдат охраны. Захотел по большой нужде (может, тоже от страха? - не знаю), и спросил, не может ли быть заминирована местность в кустах возле дороги? Конечно, никто не захотел давать такой гарантии. Тогда Верховный Главнокомандующий на глазах у всех спустил брюки и сделал свое дело прямо на асфальте. На этом 'знакомство с фронтом' было завершено и он уехал обратно в Москву". Некоторые считают, что Микоян этот эпизод подло придумал, и Сталин просто не мог так опуститься при своих охранниках и сорат- никах, потому что это повредило бы его светлому образу и соотвес- твенно сделало бы Сталина менее защищённым. Заметим однако, что Сталину могло реально приспичить до невмоготу (с кем не бывает), а в такой ситуации -- не до сложных расчётов, не до выбора "мень- шего зла". * * * Вместо того, чтобы думать день и ночь над тем, как улучшить и обезопасить жизнь советских граждан, куча высокооплачиваемого чмошья, тоже-интеллектуалов (ладно, подневольных умников), ломала головы над тем, как покрасивее соврать про то, что было на самом деле (а ещё, конечно, над тем, как выявить и нейтрализовать непо- кладистых умников и как нагадить Западу, а при случае и бомбами его забросать). С умниками -- почти как как с лесом: вырубить легко, но потом надо долго ждать, пока вырастет новое поколение. А сложность ведь не только в том, что умникам нужно время, чтобы вырасти, но ещё и в том, чтобы им занять в обществе вышесредние места: потеснить на этих местах дураков, укрепившихся после того, как прежние умники пошли под топор. Интеллектуальный антисоветизм 2-й половины 1980-х (в публицис- тике и пр.) только отчасти был подрывной работой морально разло- женных дегенератов из привилегированных семеек: в основном это был бунт интеллектуальных босяков, загнанных "системой" в полу- подполье и посаженных на паёк, уступавший в несколько раз проле- тарскому. * * * Последствия деинтеллектуализации общества при Сталине и насаж- дения смертельного страха перед начальством, существенно затруд- нявшего противостояние начальственным глупостям и ошибкам, -- многообразны и ужасны. Одним из наиболее разительных примеров этих тяжких последствий является особо высокая смертность среди раненых военнослужащих. Если в американской армии доля смертельных случаев в госпиталях составляла 4% всех ранений, то в советской она достигала то ли 30%, то ли 90% (у кого как) -- по многим причинам, среди которых -- широкое применение "мази Вишневского", вызывавшей гангрену. Огромные потери РККА -- это ведь только отчасти дело рук талант- ливых полководцев во главе с самым-самым: значительную часть этих потерь обусловливали недостатки медицинского обеспечения боевых действий, за которые в общем-то тоже отвечал самый-самый, потому что именно он определял характер работы аппарата управления и интеллектуальную атмосферу в обществе. Недостатки военно-медицинского обеспечения лишь в малой части обусловливались трудными материальными условиями в СССР: по пре- имуществу они были следствием управленческих глупостей. Кое-что толковое можно было подсматривать в армиях союзников и противни- ков, но это не делалось. Если в немецкой армии в санитары отбирались наиболее крепкие солдаты, чтобы им хватало сил вытаскивать раненых с поля боя, то в РККА на ту же работу назначались женщины. Если в американской армии все бойцы обучались приёмам оказания первой медицинской помощи, то в советской армии этого не было ни при Сталине, ни позже. Каждый американский солдат на поле боя имел при себе сульфанил амид (антибиотик) и одноразовый шприц с морфием (для обезболива- ния), а для советских солдат это считалось излишним (иначе бы американцы прислали в порядке военной помощи: чтобы русские боль- ше воевали за них). (Кстати, нашлось в интернете: "Чего стоит, хотя бы, наш ИПП (индивидуальный перевязочный пакет). Обратите внимание на ИПП образца 1940 г. и 'современный'. Что называется - найдите, хотя бы, 2 отличия. Это вовсе не значит, что он уника- лен. Это безалаберность и наплевательское отношение во всем.") И т. д. Ни у параноика со товарищи по Политбюро, ни у злобных коварных советских евреев, ненавидевших русских и Русь (антисемитский ва- риант объяснения отечественных глупостей) в то время не было ин- тереса в вымаривании советских солдат. Это военно-медицинское вы- маривание получалось "само собой" -- вследствие деинтеллектуали- зации и запугивания аппарата управления. Замордованная мудрейшим государственная машина местами работала на уничтожение самой себя. * * * От Эриха Фромма бывает поддержка и польза. См. его книгу "Анатомия человеческой деструктивности", гл. "Иосиф Сталин, клинический случай несексуального садизма": "Одним из самых ярких исторических примеров как психического, так и физического садизма был Сталин. Его поведение - настоящее пособие для изучения несексуального садизма (как романы маркиза де Сада были учебником сексуального садизма). Он первый приказал после революции применить пытки к политзаключенным; это была мера, которую отвергали русские революционеры, пока он не издал приказ. При Сталине методы НКВД своей изощренностью и жестокостью превзошли все изобретения царской полиции. Иногда он сам давал указания, какой вид пыток следовало применять. Его личным оружием был, главным образом, психологический садизм, несколько примеров которого я хотел бы привести. Особенно любил Сталин такой прием: он давал своей жертве заверения, что ей ничто не грозит, а затем через один или два дня приказывал этого человека арестовать. Ко- нечно, арест был для несчастного тем тяжелее, чем более уверенно он себя чувствовал. Сталин находил садистское удовольствие в том, что в тот момент, как он заверял свою жертву в своей благосклон- ности, он уже совершенно точно знал, какие муки ей уготованы." "Особенно изощренная форма садизма состояла в том, что у Стали- на была привычка арестовывать жен - а иногда также и детей - выс- ших советских и партийных работников и затем отсылать их в трудо- вые лагеря, в то время как мужья продолжали ходить на работу и должны были раболепствовать перед Сталиным, не смея даже просить об их освобождении. Так, в 1937 г. была арестована жена президен- та СССР Калинина. Жена Молотова, жена и сын Отто Куусинена, одного из ведущих работников Коминтерна, - все были в трудовых лагерях." Похоже, Сталин разрывался между потребностью в издевательстве над людьми и необходимостью обеспечивать жизнеспособность и бое- способность страны. И Фромм, наверное, не прав в том, что садизм Сталин не носил сексуального характера. Как раз, скорее всего, носил, только своебразно: у Сталина имелась особая страсть к издевательству над жёнами своих соратников. Поскольку у него к 1930-м не ладилось не только с супругой, но и вообще с женщинами, он, по-видимому, раз- ряжал своё напряжение тем, что срывал семейную жизнь товарищам по работе. * * * У любителей Сталина неисчерпаем запас цитаток по поводу его выдающихся качеств и заслуг, но, кажется, нет ни одной цитатки от сколько-нибудь солидного психиатра, считавшего, что Сталин был психически более-менее в порядке. Зато у нелюбителей Сталина хва- тает высказываний различных психиатров по поводу душевного нездо- ровья величайшего деятеля. Часть этих высказываний представлена в книжке Шувалова А.В. и Пойзнера Б.Н. "Недуг коммунизма" (в общем- то довольно небрежной, с цитированием ангажированных "публицис- тов" типа А. А. Собчака в одном ряду с психиатрами, но уж какая есть). Часть части: "В 1989 г. в 'Литературной газете' были опубликованы мнения вы- сококвалифицированных психиатров по поводу психического состояния Иосифа Виссарионовича. 'Жизнь Сталина, его замкнутость, необычай- ная подозрительность, крайне своеобразное мышление, при котором любые реальные факты игнорировались или подчинялись его собствен- ным идеям, грандиозная мания величия и преследования с периодиче- скими обострениями. Многомиллионные жертвы, которые Сталин прино- сил с исключительной лёгкостью ради утоления собственного бреда и страха перед 'врагами', - всё это укладывается в схему параноид- ной шизофрении <...> Считаю, что есть достаточно фактов, наводя- щих на мысль: страной тридцать лет правил душевнобольной' (О. Виленкин, профессор, заведующий кафедрой психиатрии Дагестанского медицинского института). 'Кое-что в поведении Сталина действите- льно смущает. Не исключено, что у него, в самом деле, были перио- ды, когда мог возникать бред. Но возникал ли он в действительнос- ти - для этого нужны доказательства. Вызывают подозрение некото- рые характерологические особенности Сталина. Холодность к детям. К внукам. Холодность и отсутствие глубоких привязанностей к кому бы то ни было. Но ведь это не сумасшествие и не бред - это харак- терологические особенности' (А.Г. Гофман, профессор, руководитель отделения Московского НИИ психиатрии Министерства здравоохранения РСФСР). 'Сталин всё время жил сверхценными идеями' (Н.П. Бехтере- ва, академик, директор Института экспериментальной медицины АМН СССР). 'Тяжёлый психопат' (М.Е. Бурно, доцент кафедры психотера- пии Центрального института усовершенствования врачей, г. Москва). 'Такие черты, как обострённая подозрительность, преобладающая идея о своём особом значении, особой миссии, крайний эгоизм, чрезмерное самомнение, односторонность в оценках, нетерпимость к чужому мнению, злопамятная обидчивость - всё это свойства далеко не гармонической личности. В психиатрии такие личности относятся к психопатическим, паранойяльно психопатическим <...> Усиление подозрительности, нетерпимости, мнительности и других тяжёлых характерологических качеств, повлекших за собой начиная с тридца- тых годов волны репрессий, - всё это с большей долей вероятности можно объяснить длительной гипертонической болезнью и атероскле- розом. При этих недугах, как известно, поражаются сосуды мозга. В результате уже имевшиеся особенности личности обостряются, характер становится всё более невыносимым. Болезнь эта протекает волнообразно за счёт возникающих время от времени нарушений мозгового кровообращения, мелких или крупных кровоизлияний' (Корнетов Н., кандидат медицинских наук, научный руководитель отделения НИИ психического здоровья Томского научного центра АМН СССР). [Павлов А., Федотова З., 1989]." "Психиатр Михаил Иванович Буянов (1939-2012), создатель Российс- кого общества медиков-литераторов приходит к выводу: "Я бы отнёс Сталина к тем уникальным личностям, которые в самой феноменальной форме сконцентрировали в себе всё, что свойственно как больным, так и здоровым тиранам. Сталина можно считать параноиком, т.е. психопатом со склонностью к бредообразованию (особенно идей преследования и величия):" [Буянов М.И., 1991]." Оттуда же, высказывание не психиатра, но по делу: "Автор мистического сочинения 'Роза Мира' Даниил Леонидович Андреев (1906-1959): 'Это была та самая мания, которая отравила жизнь и многим другим тиранам. Она измучила Тиберия и Домициана, она терзала Людовика XI и султана Алла-эд-дина, она доводила до сумасшествия Грозного и Павла I. Притом она оставалась лишь одной стороной более общего психического расстройства, того самого, которое носит в психиатрии название кесарского помешательства. Заключается оно в сочетании мании преследования, во-первых, с верой в своё безмерное превосходство над всеми людьми прошлого и настоящего и с утратой ясного представления о границах своего могущества. Как правило, кесарское помешательство деспота выража- ется внешне в усилении беззаконных и бесчеловечных расправ, в принятии преувеличенных мер к собственной безопасности, в не- устанных заботах о самопрославлении и в цепочке грандиозных, но зачастую ненужных для государства, даже нелепых строительных начинаниях'." По правде говоря, разоблачение шизоида мистиком -- второсорт- ное (надо ведь и с мистиком разбираться: с чего он ударился в мистицизм и не отразилось ли это негативно на его способности к адекватным суждениям вообще). Выражение "кесарево безумие" было впервые использовано Публием Корнелием Тацитом в его "Истории" в отношении Калигулы и Нерона. Ясное дело, что психиатрия в то время пребывала в зачаточном ви- де, и диагнозы ставились "на глазок". Но что с психикой "кесарей" случается что-то нехорошее, люди таки замечали. Проблему "кесарева безумия" можно безопасно обсуждать не во всяком обществе и не во всякое время, от этого и бывает трудно подбивать матёрых психиатров на высказывания по ней и приходится пользоваться мнением храброго покойного мистика (при Сталине от- сидевшего своё), а проблема остаётся нерешаемой. Между тем даже для стран, в которых срок пребывания у власти главы государства устойчиво ограничен 4-10 годами, тема "кесарева безумия" весьма актуальна, пусть и в отношении не внутренних дел, а внешних: заполучить "безумного кесаря" в качестве соседа -- это довольно рискованно. Если ближе к Сталину, то кратко можно описать его психические моменты, наверное, так: начинал он как шизоид с комплексом непол- ноценности, потом добавил к этому "кесарево безумие", потом ещё и психические последствия атеросклероза. "Кесарево безумие" было "профессиональным заболеванием", а атеросклероз -- следствием возраста, нездорового образа жизни и боязни врачей. * * * Сталин, возможно, относился к культу своей личности больше как инструментальному средству, позволявшему удерживать власть, а также удовлетворять потребность плебса в обожании (шёл, так ска- зать, навстречу пожеланиям трудящихся, пусть и собачьим), а не как к источнику непосредственного удовольствия для себя лично. Полностью отрицать наличие такого удовольствия -- это не убеди- тельно: не соответствует человеческим инстинктам. Всякий индивид остро нуждается в приятных ощущениях, в положительных эмоциях и оказывается вынужден набирать их хоть на чём-нибудь. На чём мог набирать их Сталин, если женщины не радовали, семейная жизнь не клеилась, соратники пугали, страна скорее вязла в проблемах, чем купалась в успехах (хотя были и успехи)? Возможные источники радостей Сталина: - еда; - курение и употребление алкоголя; - упоение властью; - издевательство над людьми; - таки успехи страны; - свои дети, пока они были маленькими; - льстецы, культ собственной личности. * * * Поясним ситуацию с должностными возможностями. Любой человек мог безнаказанно прямо из дому бросить вызов, скажем, Альберту Эйнштейну или Томасу Эдисону -- если хватало способностей и во- ли. В случае творческого успеха эти великие деятели оказывались только потеснеёнными в галерее славы. Угрозы для жизни не было никому. Достижения этих людей опредлялись не их должностями, а их идеями. В наше время уже ситуация не такая. Должности для совре- менных коллег Эйнштейна и Эдисона имеют уже не большое даже, а и вовсе решающее значение: потому что обеспечивают финансирование, дают доступ к информации, к оборудованию, а главное -- облегчают сбыт творческих результатов и гарантируют организационную под- держку от учреждения, в котором тебе удалось выгодно устроиться. В общем, для вершения больших дел нужны большие должности. Поч- ти всегда. Сначала добываются большие должности, потом случаются (но не у каждого) соразмерные им большие дела. А наоборот -- поч- ти никогда. Потому что нет ресурсов, нужных для больших дел. Дол- жность же достаются скорее не по деловым способностям (хотя и та- кие способности могут иметь вес), а по интрижным, имитационным и преступным, а ещё они достаются и просто сынкам (вариант: доч- кам). Соответственно большие дела вершатся мастерами интриг и т. п. -- и делаются КРИВО, в меру скудного разумения. Но потом уси- лиями пропагандистов выдаются выдаются за правильные, и плебс ве- рит. Отклонения от такой схемы случаются много реже, чем хотелось бы. Итог: номинально больших дел и больших деятелей -- уйма, а человечество движется к глобальной катастрофе. Где-то так. Вывод. Не бояться делать людям гадости ради карьеры. Не чурать- ся клеветы, воровства, даже убийства в крайних случаях (плебс всё равно потом простит вас от имени истории). Искать оптимальное со- отношение между деланием гадостей и правильных дел. Если ближе к Сталину, то, к примеру, должность Верховного глав- нокомандующего он получил (точнее, присвоил себе) не как лучший из лучших по военной части (не за военные заслуги, военные навы- ки, военно-теоретические труды), а только благодаря своей должно- сти в партии. А поскольку он использовал свою военную должность не совсем провально и продержался на ней до конца боевых дейст- вий, то войну пришлось выигрывать именно в ситуации со Сталиным, а не кем-то другим, в качестве главнейшего по военным делам. Хотя с кем-то другим в качестве главнейшего по военным делам, возмож- но, выиграли бы её быстрее и дешевле, а с кем-то другим в качест- ве главнейшего в ПАРТИИ, возможно, даже не начали бы её совсем. Считать при таком раскладе, что надо испытывать бесконечную при- знательность великому Сталину за то, что благодаря ему выиграли войну, значит показывать свою умственную недоразвитость. Он всего лишь не завалил главнокомандной работы в целом (заваливал только части её, особенно в начале войны) и очень старался, чтобы ключе- вая военная роль не досталась кому-то другому. Черчилль и Руз- вельт руководили воюющими странами, но не лезли в управление во- енными операциями, а Сталин лез. Но ему было позарез нужно нахо- диться в центре военных дел: чтобы не сформировался какой-нибудь Бонапарт и чтобы не вскрылись тайны катастрофы 22.06.1941. * * * Сталинисты являются сталинистами не потому, что они чего-то не знают или не понимают, прошли "обработку", делают типовую ошибку в суждениях или прикидываются любителями Иосифа Виссарионовича из карьеристских соображений: они почти обречены на свой сталинизм устройством собственной психики: - профилем инстинктов; - уровнем развития интеллекта; - соотношением рационального и эмоционального. (Кстати, антисталинизм тоже бывает не от большого ума, а от склада психики.) Сталинистам свойственны: - садомазохизм (готовность страдать за идею и мучить за неё других); - рабогосподство (иерархизм): наклонность кем-то помыкать и в то же время перед кем-то пресмыкаться; - друговражеская модель мира: ты или за них или враг -- смер- тельный либо близкий к этому; - лёгкость перехода к насилию; - стадность, подражательность, групповая солидарность. Сталинизм -- это частью культурная инфекция, частью результат генетической предрасположенности (тут напомним себе, что массовые репрессии -- это худо-бедно биологический отбор, причём как раз по сталинистским признакам). Всё это не изменимо без радикального воздействия на мозг таб- летками, электрошоком и т. п., поэтому просто разговорами стали- нистов не пронять, как ни подбирай слова и факты. Таким образом, если сталинопоклонники обзовут тебя в споре с ними дураком, они будут правы. Спорить с ними имеет смысл только в случае, если ты хочешь освежить своё впечатление об интеллекту- альном уровне человеческой массы вообще и массы сталинолюбов в частности. Не порицать же, к примеру, муху за то, что она любит есть дерьмо. Есть резон спорить о Сталине с людьми, ищущими истину. А с людь- ми, остро нуждающимися в кумире и нашедшими его в Сталине, спо- рить бесполезно, потому что ты для них отнюдь не всего лишь носи- тель немного другого, чем у них, мнения, а святотатец, брызгающий грязью на любимую икону (если в стране получалось что-то хорошее, то лишь благодаря мудрому сталинскому дирижированию процессами, а если получалось что-то дурное, это были происки евреев, результа- ты коллегиальных решений, неизбежные ошибки, следствия пережитков прошлого, плохой погоды и т. п.). Правда, в принципе можно переориентировать сталинистов со Ста- лина на похожего авторитарного, жестокого и не особо умного вож- дя. Или на бога. Но такой хрен не слаще редьки. Бывает, конечно, напускной сталинизм: это когда индивид маски- руется под пламенного сталиниста, чтобы выжить и/или чтобы сделать гешефт (гешефтмахер рассуждает просто: если быдло алчет заполучить светлый образ Сталина, то вот он ему, но за денежки). Что не сталинизм, то не обязательно педерастический либерализм: альтернативных вариантов много. * * * Могут быть выделены следующие типы искренних сталинистов: 1) сталинисты, которым кажется, что при Сталине был порядок; 2) сталинисты, которым импонирует насилие; 3) сталинисты, которым в Сталине нравится его отношение к евреям; 4) сталинисты, которых привлекает "величие России", якобы упешно обеспечивавшееся при Сталине; 5) сталинисты, у которых сильна потребностьв обожании кого-то. * * * При Сталине якобы было меньше разгильдяйства, воровства, кор- рупции и т. п. Якобы потому, что люди БОЯЛИСЬ заниматься и этим, и многим другим. Страха при Сталине действительно было больше, а вот порядка -- вряд ли. Начнём с того, что законность в следственных и судебных органах соблюдалась при Сталине лишь постольку-поскольку, причём в случае преследования не только за "политику", но и за преступления пртив социалистической собственности. А ведь законность в следственных и судебных органах -- это тоже компонент порядка. А нарушали её -- отчасти как раз из-за упомянутого страха: боялись пострадать сами в случае недоусердствования в репрессиях. И очень сомнительно, чтобы люди, избивавшие на следствии арес- тованных и заставлявшие их признаваться в несовершённых преступ- лениях, были порядочными в остальных своих делах. Также довольно сомнительно, чтобы сильно считались с законом люди, доведенные до отчаяния недоеданием, а таких ведь в начале 1930-х хватало. Местами доходило до людоедства, а оно ведь тоже преступление. Коллективизируемая и раскулачиваемая деревня и вовсе пребывала много где в состоянии вялотекущей гражданской войны: "кулаки" и "подкулачники" постреливали колхозных активистов, а те обеспечи- вали им правдами и неправдами отправку в Сибирь на вымирание. Сдачу в плен сотен тысяч солдат в 1941 г. тоже не назовёшь порядком. В стране после войны была вспышка уголовщины (вспомним по это- му поводу фильм "Место встречи изменить нельзя"): тоже никак не порядок. Вдобавок в западной части страны завелось много "лесных братьев", вносивших свою лепту в срыв показателей порядка. Вооб- ще, в какой год сталинского правления ни ткни, всегда было какое- нибудь большое непотребство, не вписывающееся в концепцию "при Сталине был порядок". А присмотримся к производству. Если мастер выдаст начальству или "органам", что рабочий его бригады опаздывает, попивает вблизи рабочего места, приворовывает по мелочам, то рабочего от- правят в дальний лагерь, а что дальше? Другого рабочего на его место не пришлют, так что придётся мастеру самому трудиться за этого рабочего, а вдобавок посматривать, чтобы на голову ничего тяжёлого не упало, потому что другим рабочим повышенная привер- женность мастера порядку не понравится. Что делает мастер, видя такую перспективу? Правильно: закрывает глаза на "мелкие недо- статки", а то и защищает разгильдяя и мелкого вора. Если до интенсификации репрессий нехорошее поведение отдельных работников могло обсуждаться в коллективе, в газете, то после интенсификации стали о всяких таких случаях помалкивать: выбирать меньшее зло. Соответственно у некоторых посторонних складывалось из-за этого впечатление, что порядка благодаря репрессиям стало больше. Потом, если, к примеру, начнут заставлять индивида приходить на работу строго вовремя, он будет компенсировать себе это, к примеру, снижением трудовой активности, работой "налево" и т. д. В общем "порядок при Сталине" -- это иллюзия, сталинистский миф, принятие желаемого за действительное. Видимое повышение порядка в некоторых узких областях определялось менее заметным (но не менее значительным) понижением его в некоторых других областях -- или снижением эффективности за счёт дополнительных затрат на обеспече- ние порядка. Репрессии по поводу нарушений порядка были, страх перед этими репрессиями тоже был, а вот было ли прибавление порядка -- вопрос ещё тот. Народ изобретателен в мелочах, а уследить за каждым дей- ствием каждого человека -- это невозможно. Ну, сорвали план по производству не лишь бы чего, а, скажем, даже танков, причём даже во время войны, -- и что? Расстрелять за это каждого десятого? Но тогда ещё меньше людей будет трудиться на производстве танков. А попробуешь удлиннить их рабочий день или увеличить нормы выработки, пойдёт в рост брак, и на фронте его мало не покажется. Расстрелять только начальника? Но тогда не подберёшь другого желающего на эту должность. А если кого-то на- значишь на неё насильно, он реально заболеет от страха, а то и умрёт от сердечного приступа. А то ещё так бывает, что люди на- столько измучиваются работой, что им становится почти безразлич- но, расстреляешь ты их или не расстреляешь: устают бояться. Главное: чтобы поддерживался порядок, мало желания поддерживать его и мало страха наказания; в первую очередь порядок должен быть задуман такой, чтобы поддерживать его было практически возможно и чтобы затраты на поддержание его были меньше потерь от нарушения его. А для придумывания правильного порядка нужны вышесредние мозги. Но с башковитыми людьми Сталин зачастую расправлялся. Или же при- нуждал их заниматься ерундой, вроде "танков Тухачевского". Но коррупции при Сталине, наверное, было сравнительно не очень много. Но "верхушка" при нём жировала и без оной. Впрочем, всяких характерных случаев хватало. К примеру, за что расстреляли Григо- рия Кулика (1890-1950), бывшего маршала? Не только за то, что "слишком много знал" про 22.06.1941, и (несколько запоздало) за поражения под Ленинградом, Керчью и пр., но также за присвоение дачи в Кыму и за то, что слишком много нахватал себе немецкого добра в Германии. И ухватистость Кулика -- это не исключение из правила, а всего лишь то, что худо-бедно всплыло, потому что он надоумился задеть Берию и др. Заблуждение "при Сталине был порядок" происходит из того факта, что при Сталине имели место репрессии: раз люди боялись, значит, наверняка больше старались. А вот как бы не так. Далее, раз стало популярным мнение, что при Сталине был поря- док, то умишки старожилов зафункционировали в режиме вспоминания эпизодов, подтверждающих, что порядок был. А если бы пошла волна "при Сталине всё равно был бардак", то старожилы навспоминали бы неимоверное количество "бардчных" эпизодов. (Потрясающий пример не эпизода даже, а целой "бардачной" эпопеи при Сталине -- история мошенника Николая Павленко (1908-1955) -- создателя и как бы командира фальшивой военно-строительной части, существовавшей в 1942-1952 гг. К концу войны численность этой "части" превышала 200 человек, правда, многие рядовые военнослу- жащие использовались там "в тёмную". Павленко дошёл со своей "ча- стью" аж до Берлина, основательно пограбил в Германии и был на- граждён орденом Красной звезды. Судили и расстреляли его в 1955 году -- уже после смерти великого насаждателя "порядка".) Человек не может быть более "порядочным", чем позволяет его натура (наследственность, культурная традиция). Репрессиями можно НЕМНОГО повысить порядок. Скажем, процентов на 20, вряд ли боль- ше, но и то не бесплатно, потому что надзор и учёт затратны. И репрессии тоже затратны. Каждый индивид настроен (нет, даже ОБРЕЧЁН: культурно и генети- чески) на некоторый уровень расхлябанности. Если этого индивида попробуют сдвинуть на какой-то другой уровень (не имеет значения, более высокий или более низкий), индивид будет от этого испыты- вать дискомфорт, дополнительно напрягаться, терять в производи- тельности труда, плохо спать, переживать нашествие подрывных мыс- лей. Скорее всего, при Сталине в стране был приблизительно такой же уровень бардачности, как до и после Сталина, только в сочетании с массовыми репрессиями. Правда, обоснование этой точки зрения по- тянет на докторскую диссертацию, но и доказательство обратного -- тоже. Обратного, кстати, никто не доказывал, насколько я понимаю. Соль в том, что Сталину было вдвойне выгодно, чтобы соратники несколько злоупотребляли своим положением (но не зарывались): во- первых, при таком подходе они были более довольны вождём ("даёт жить"), во-вторых, у него всегда имелись наготове основания для привлечения их к ответственности, если станут слишком много на себя брать. И соратники понимали, что их защищает не закон, а лишь расположение "хозяина", и что главное -- более-менее успешно делать то, что он говорит, и тогда на не слишком большие наруше- ния ими закона будут закрываться глаза. По сути мы имеем тут дело с нормализацией коррупции: с превращением её в работающий компо- нент сталинского механизма властвования. К примеру, Сталин закрыл глаза на непомерный для коммуниста размер личной военной добычи маршала Жукова в Германии в 1945 г. Наказание ограничилось частичной конфискацией добычи, о чём со- хранился следующий документ: "Совет Министров СССР товарищу Сталину И.В. 3 февраля 1948 г. № 3726/А гор. Москва Докладываю, что МГБ СССР взято обратно с базы госфондов все имущество, изъятое у маршала Жукова. Абакумов." (Далее следует длинный список изъятого.) А Жуков -- это ведь первая после наивысшей ступень в иерархии сталинистского государства. То есть, вот он, пример того, что коррупция вполне достигала при Сталине самого верха. Ещё можно припомнить, что, к примеру, Лаврентию Берия прощалось его немалое "бытовое разложение" по женской части, в том числе на- силие над женщинами. А Берия -- это тоже высший после Сталина уровень в государственной пирамиде. Коррупция -- это ведь не только взяточничество, но вообще использование служебного положе- ния в личных нехороших целях, и любвеобильный Берия его таки ис- пользовал. Никак не пятнаться "слабостями", будучи более или менее близким соратником Сталина, было бестактно по отношению к товарищам по работе, несколько недружественно по отношению к товарищу Сталину и очень опасно для членов твоей семьи: если ты не давал товарищу Сталину в руки верёвочек, за которые можно тебя дёргать, товарищ Сталин нередко делал их себе сам: сажал ни за что кого-нибудь из твоей семьи, твоих близких родственников. Кстати, поэтому можно предполагать, что, к примеру, за Калининым, Молотовым, Каганови- чем и Поскрёбышевым коррупционные грешки не водились. В либерально-демократических обществах некоторые "главы престу- пных кланов" действительно могут годами оставаться в живых и на свободе, но это случается не столько потому, что они "всех купи- ли" или что "Фемида" беззуба (хотя и такое бывает), сколько пото- му что отсутствуют доказательства вины. Явные "приватные" престу- пники, случается, остаются безнаказанными, зато остаются безнака- занными и законопослушные граждане. В авторитарных обществах мно- гие государственные служащие являются безнаказанными преступника- ми от лица государства, и многие граждане невинно страдают из-за произвола, при всяких "децимациях" или единственно потому, что недостаточно скрыли своё недовольство государственным устройст- вом. (Заметим, что далеко не от всех "приватных" преступников стра- дают рядовые граждане. Нередко бывает наоборот: граждане получают от таких преступников товары и услуги, в которых им отказывает государство. К примеру, мафия в США поднялась в межвоенный период на удовлетворении спроса населения на запрещённые алкогольные напитки.) Совсем хорошо не бывает ни в либерально-демократических, ни в авторитарных обществах, но в либерально-демократических, в отли- чие от авторитарных, люди хотя бы имеют возможность вынашивать и выражать свои неординарные мысли (с шансом оказаться существенны- ми для социального развития), не опасаясь, что с ними за это рас- правятся. * * * А то ещё такая позиция есть: ладно, при Сталине порядка было не особо много, ЗАТО БЫЛА ДИСЦИПЛИНА. Простите, а дисциплина -- это случаем не средство обеспечения порядка? Или она нужна просто для удовольствия кого-то помучить? С этой дисциплиной при Сталине вы- ходило так: к порядку стремились, ради него измывались над собой и людьми, А ПОРЯДОК ВСЁ РАВНО НЕ ПОЛУЧАЛСЯ. Потому что достижи- мый, устойчивый, полезный, привлекательный порядок надо ещё при- думывать, а особо качественные думальщики при Сталине быстро за- канчивались. Ладно, дисциплина -- это также упорство в исполнении установок, полученных от начальства. Дурацких и вредных в том числе. В либе- рально-демократических, более-менее правовых обществах, индивид имеет возможность ответить начальнику: исполнять приказ не буду, потому что он особо дурацкий и/или явно противозаконный. В авто- ритарных же обществах за качество приказов шибко не поборешься. Главное там -- не цели достигнуть (тем более что она всё равно может быть дурацкая или недостижимая), а показать супер-рвение и не пожалеть при этом людей. Россия до сих пор расхлёбывает по- следствия сталинской дисциплины. * * * В принципе все живые существа стремятся к большему уровню ком- форта. Если им его давать, они к нему приспособятся, потеряют способность переносить свой прежний дискомфорт и начнут стремить- ся к ещё большему уровню комфорта. Если их удерживать всё время на одном и том же уровне комфорта, они будут умеренно страдать, но и сохранять способность перенесения его. А если им уменьшить уровень комфорта, они будут некоторое время страдать повышенно и чаще умирать, но в конце концов приспособятся к нему, и он станет для них нормальным. С биологической точки зрения, ЛЮБОЙ образ жизни хорош, если организм к нему приспособился. К примеру, есть существа, которые питаются дерьмом других существ, а то и собственным, так вот, они -- такие же нормальные, как и существа, этого не делающие. Если люди не оказались среди существ, питающихся чужим дерьмом, то лишь из-за случайностей эволюции. Поэтому "страдания народа" бывают биологически нормальными, под- держивающими высокое биологическое качество народа. Нет смысла уменьшать эти страдания, потому что на более высоком уровне ком- форта они через некоторое время возобновятся всё равно -- после привыкания народа к этому уровню. Можно повышать уровень комфорта снова и снова, но это будет путь деградации. Вполне можно вывести (только не быстро) такой народ, который сможет питаться дерьмом, спать на земле, снова обрастёт шерстью, чтобы не нуждаться в одежде, и т. д -- и с биологической точки зрения такой народ будет не более ущербным, чем теперешний. "Элита", следящая за тем, чтобы народ не жирел, сама при этом пребывает в сверхкомфорте, да, но из-за этого сверхкомфорта она не только деградирует, но и вымирает, то есть, уступает место здоровякам из "низов". Вроде, в простенькой теории всё ОК, но на практике не срабатывает, потому что "элита" вымирает слишком медленно и успевает делать много глупостей. Сталин помогал вымиранию "элиты", прореживал её репрессиями, но это существенно способствовало бы сохранению её биологического и социального качества только при условии, что отбор производился бы не по таким признакам, как исполнительность (= безинициатив- ность), несклонность к сложному мышлению, агрессивность, жесто- кость, лживость, страх перед начальством, а по противоположным. Сталин плох не тем, что скудно снабжал народ, а тем, что он... - элементарно недокармливал массы людей, хотя она ещё не успела эволюционно приспособиться к поеданию древесной коры, соломы, дерьма и т. п. - создал условия для естественного отбора не по признаку боль- шей интеллектуальности, а по признаку большей собачьей пре- данности лидеру и большей агрессивности в отношении как бы врагов стаи; - не объяснял трудящимся, что затяжной комфорт ведёт к деграда- ции; - не препятствовал созданию затяжного комфорта для "элиты", чем её по сути портил; - позволял гнать чепуху про "светлое будущее", не разобравшись с консумистским аспектом устройства правильного общества (собственные сталинские визионерства с картинками тотального изобилия что-то не припоминаются). С модералистической точки зрения, есть ОПТИМУМ консумистских страданий, и отклоняться от этого оптимума в любую сторону вредно для организмов и для страны. Животные жарких пустынь и арктических зон мучаются не больше животных субтропиков: кто к чему привык, тому то и хорошо. Мучи- лись долгое время только предки животных-"экстремалов", пока не приспособились эволюционно к специфическим условиям. У людей то же самое: для них ЛЮБЫЕ условия будут хороши, но только после длительного периода привыкания, проплаченного жертвами естест- венного отбора. К комфорту, к изобилию тоже удаётся приспособить- ся, но тоже через проплату жертвами. Сохранявшаяся высокая рождаемость у русских при Сталине частью была биологическим ответом народа на массовые репрессии и войны. Поскольку смертность в России была традиционно довольно высокой, то люди воспринимали гибель своих родственников и большую вероят- ность собственной преждевременной смерти не чрезвычайно болезнен- но, отчего угнетающее действие сталинских репрессий на общество, возможно, чуть преувеличивается. Люди приблизительно мёрли, как мухи, рождались, как мухи, но и относились к смерти друг друга, как мухи. Граждане сталинского общества -- это люди-мухи не толь- ко по статусу, но и по личному отношению к жизни-смерти. В общем, сталинское общество -- это живучий, но ТУПОЙ организм. Пока хватает ресурсов в среде обитания, он способен успешно су- ществовать, теснить другие социальные организмы, но по мере вы- жирания ресурсов и загаживания среды обитания тупость этого ста- линоидского организма начинает сказываться очень отрицательно, потому что он не в состоянии ни осознать самоубийственность свое- го образа жизни, ни тем более сменить его на что-то более выдер- живаемое биосферой. * * * Не могу понять, поему крестьянство считалось "контрреволюцион- ным по своей природе". Мелкие собственники -- и что из того? У каждого ведь имеется хоть какое-то имущество. К примеру, голова на плечах. Опять же, некоторые видные революционеры (Михаил Кали- нин, к примеру) были как раз из крестьян. По-моему, крестьян определили в "контрреволюционеров по приро- де", чтобы государству морально легче было их грабить. Большевики навязали крестьянству неэквивалентный, грабительский товарообмен якобы потому, что страна нуждалась в скорейшей индус- триализации, а проводить её можн было разве что за счёт крестьян- ства. * * * Некоторые считают, что я оцениваю Сталина отрицательно, потому что не учитываю трудных условий, в которых ему приходилось дейст- вовать. Так вот, это неправда. Потому что... 1. Сталина осуждали и многие его современники -- те, кого нельзя попрекнуть тем, что они не разбирались в реалиях своей эпохи. Его осуждали даже соратники по партии -- такие же кровавые революционеры, только чуть менее склонные к насилию и/или чуть более рациональные. 2. Ряд стран из того же места-времени пережил революцию, но не скатился к затяжным массовым репрессиям уровня сталинских: Чехословакия, Финляндия, Польша, Венгрия, даже Германия. Они не ликвидировали капитализма, да, но, с другой стороны, они и не обещали особо светлого будущего. Диктатур в Европе того времени хватало, но самое звериное лицо оказалось почему-то у диктатуры Сталина. 3. Я не попрекаю Сталина тем, что было недоступно в его время: неиспользованием какого-нибудь "системного подхода" и т. п. Я попрекаю его только тем, что он пренебрегал вещами, успешно применявшимися другими. Примеры таких вещей: - законность; - независимость суда; - массовое жильё вместо малополезных каналов (Беломорско- Балтийского и т. п.). 4. Оправдывать Сталина тем, что страна была "дикой", "технологи- чески отсталой" можно только в небольшой степени: задержка в развитии, а то и откат в трудное прошлое имели место как раз благодаря действиям Сталина, как то: - изоляция страны; - притеснение и истребление думающих людей; - навязывание догматической идеологии; - преследование инакомыслия. К концу 1920-х Сталину срочно понадобилась индустриализация. Якобы для того, чтобы повысился шанс отбиться от внешних врагов собственной продукцией военного назначения (ну, и чтобы скорее обеспечить коммунистическое изобилие), а на самом деле -- ради "освободительного" похода в Европу, тогда как идея возможности победы социализма первоначально в одной стране была "планом Б" и маскировкой агрессивных планов. Серьёзная внешня угроза для СССР в межвоенный период отсутство- вала. Соответственно индустриализироваться можно было и чуть споконее. СССР в 1920-х, 1930-х таки находился в кольце врагов, но врагов не яростных: не было такого, что капиталистические государства оставляли свои распри, чтобы объединить усилия против "первого в мире государства рабочих и крестьян". Осуществлять крестовый поход против социализма не рвались, потому устали от предыдущей войны. Вдобавок советское государство успешно бюрократизирова лось, выращивало новый привилегированный верхний слой, то есть, общество постепенно возвращалось на круги своя. Поэтому "буржуи", наоборот, охотно делились с Советским Союзом за умеренные деньги почти всем: от кинофильмов и танков до заводов "под ключ". Вот примеры: "С 1929 по 1932 г. американская фирма спроектировала и органи- зовала строительство в СССР от 521 до 571 промышленных объектов: тракторные заводы в Сталинграде, Челябинске, Харькове; автомобиль- ные заводы в Москве, Нижнем Новгороде; механические цеха в Челябинске, Люберцах, Подольске, Сталинграде, Свердловске; сталелитейные цеха и прокатные станы в Каменском, Коломне, Кузнецке, Магнитогорске, Нижнем Тагиле, Верхнем Тагиле, Сормово и др." (Википедия, ст. "Первая пятилетка") "...в первой половине 1932 года СССР закупил 50 процентов чугу- на и стали, экспортировавшихся Германией, 60 процентов всего зем- леройного оборудования и динамо-машин, 70 процентов всех металло- обрабатывающих машин, 80 процентов кранов и листового металла, 90 процентов всех паровых, газовых турбин и паровых кузнечно-прессо- вых машин." (Г. Хильгер, А. Мейер 'Россия и Германия. Союзники или враги?') Дело в том, что Европу было не удивить революциями. Успешные революции имели место в Нидерландах, Великобритании, Германии, Франции, Италии. Благодаря революции 1830 г. образовалась Бель- гия. Не совсем безуспешной была венгерская революция 1848 года (Австрия стала Австро-Венгрией). А в революциях всегда более- менее обновляется социальная верхушка и появляются злобствующие эмигранты, мечтающие о возвращении прежних времён. Российская ре- волюция в этом отношении не отличалась от революций в других стра- нах, так что как-то особенно ненавидеть большевистскую власть ино- странцам не было резона (мало ли что большевики обещали). А, ска- жем, поляки ненавидели СССР не за то, что он социалистический, а за то, что пытался продолжать экспансионистскую политику царизма в отношении Польши. То есть, ненависть поляков была "старая", а не "новая". Похожая ситуация была у прибалтов и финнов. Великая Октябрьская революция 1917 г. покончила с крупной буржуазией, за- то Великая Французская революция 1789 г. -- с земельной аристо- кратией: успешная революция всегда с кем-то поканчивает, так что и здесь не было причин видеть в большевиках какое-то особое зло. Собственно, отчасти поэтому страны Антанты помогали Белому движе- нию очень вяло, а позже легко шли на заключение торговых соглаше- ний с Советским Союзом. Хотя в антисоветской пропаганде у поляков и др. не замалчива- лись такие вещи, как большое количество евреев во власти, голод и массовые репрессии, спасать советский народ от страшной тирании никто особо не рвался (тему освобождения эксплуатировали только нацисты в 1941-1943 гг.). Чтобы взять средства на индустриализацию, Сталин "ограбил" крестьянство и заодно загнал его в колхозы. Пострадавшее кресть- янство частично подалось в города и этим заодно ослабило дефицит рабочей силы в промышленности. Результаты индустриализации -- в основном не сеялки с молотилками, а "танки Тухачевского" и "бом- бардировщики Тухачевского" (позже потерянные, как правило, зазря). "Ограбление" крестьянства привело к голоду, к обострению "клас- совой борьбы". Пришлось усилить репрессии, и эпоха получилась такой, какой мы её знаем. Как надо было действовать в то время: создавать в первую оче- редь промышленное производство, обеспечивающее подъём сельского хозяйства: выпускающее массовые дешёвые сеялки, жатки, сноповя- залки, молотилки, грузовики, трактора и т. п. (кстати, идея машинно-тракторных станций была хорошая). Электрический свет в деревнях тоже был бы принят народом очень положительно. И улучше- ние дорог и мостов не помешало бы. И, конечно, замена пресловутой сохи плугом, если эта соха ещё где-то действительно оставалась. Повышение производительности труда в сельском хозяйстве дало бы и средства, и рабочие руки для дальнейшей индустриализации. Проблему "мироедов" можно было мирно решить посредством госу- дарственного кредитования крестьян -- деньгами и зерном. Ещё можно было установить "потолок" использования наёмной рабочей силы (к примеру, в 5 работников) и максимальный размер частных земельных владений (к примеру, 30 га). Между прочим, для успеха в большой долгой войне еда нужна стра- не не меньше, чем вооружение: если еда закончится раньше, чем боеприпасы, то страна воевать не сможет. Но для короткой победо- носной наступательной войны еда -- действительно дело десятое, куда менее важное, чем танки и бомбардировщики. Самый первый этап индустриализации можно было проплатить и из золотого запаса, не трогая крестьян. Но Сталину, по-видимому, была противна сама мысль о том, что с крестьянами можно честно рассчитываться, не применяя насилия. А главное, он торопился, в том числе с производством танков и самолётов, чтобы успеть выжать максимум из Великой Депрессии не только в части индустриализации по бросовым ценам, но и в части использования военно-промышленных результатов индустриализации. В 1929 г., конечно, ещё не знали, что Депрессия будет Великой и продлится до 1939 г., но марксизм подзуживал: капитализм вот-вот рухнет. Что такое кризисы и депрессии, экономисты уже более-менее знали. Первый кризис перепроизводства случился ещё в 1825 году и охватил экономику Англии, а также частично Франции и США. Далее были: - кризис 1837 г. в США (рецессия -- до 1844 г.); - кризис 1873—1896 гг. - кризис 1900-1903 гг. (в России рецессия -- до 1909 г.); То есть, в 1929 г. имелись основания полагать, что полоса спада у ведущих капиталистических стран -- лет на 7-10 и что за это время Советский Союз может успеть и индустриализироваться, и про- извевести уйму военной техники, и использовать эту технику для на- падения на "буржуев". Если бы СССР индустриализировался медленее, без "раскулачива- ния", как бы он встретил 22.06.1941? Да встретил бы получше, чем получилось в реальности, тем более что танки, самолёты и заводы всё равно были в значительной части потеряны в первые месяцы вой- ны. А при крепком сельском хозяйстве и любящих Советскую власть крестьянах страна бы имела... - более значительные запасы еды; - большее количество грузовиков и тракторов на селе, которые можно было бы частично употребить в военных целях; - более стойких солдат, лучше мотивированных к защите Родины; - более опасный облик (не выглядела бы "колоссом на глиняных ногах"). Короче, дело было так: в СССР утвердилась заскочно-паранойная идея, что Запад ждёт случая напасть, уничтожить "завоевания тру- дящихся". Развитием этой идеи была идея напасть первыми, заодно освободить трудящихся других стран от "ига капитала" (после 1945 года идея превентивного нападения сменилась идеей пропихивания социализма правдами и неправдами, но хотя бы почти без военных действий -- из-за угрозы ядерной войны). Становлению заскочной паранойности способствовало отсутствие в стране "свободы слова" (точнее, урезание "свободы слова" и параноизация шли параллельно -- в режиме взаимного способствания). Ради скорейшего превентив- ного нападения на "буржуев" разорили крестьянство, из-за этого столкнулись с голодом и необходимостью массовых репрессий (но с репрессиями тоже перестарались), а позже -- с массовой сдачей в плен и с большим количеством переходов советских граждан на службу нацистам. Где во всём этом Сталин? А он тут -- главный заскочник-парано- ик. Указанный заскок отлично ложился на его характер, его миро- воззрение, его профиль эмоций, потому что Сталин наверняка и был главным "автором" и главным распространителем данного массового заскока -- хотя бы в силу своей должности. То, что для более здравомыслящих людей типа Троцкого оставалось бы лишь одним из предполагаемых вариантов развития событий, учитываемым на всякий случай, у Сталина превратилось в "идею фикс". И потом так въелось в массовую культурку, что даже сегодня сталкиваешься с реальной массовой уверенностью в том, что Запад мечтает уничтожить Россию, именно её, хотя она -- с большего такое же гов..., как куча дру- гих стран, тоже не бедных на ресурсы и что-то о себе воображающих на пороге глобальной катастрофы природопользования -- каткстрофы, угроза которой не замечается большинством в упор, хоть тыкай мор- дами в телевизор во время трансляции соответствующих новостей. Традиция российской патриотической параноидности, развивающаяся во взаимосязи с традицией "богоизбранности", стала складываться, наверное, ещё во времена Александра Пушкина. Во всяком случае, с того времени уже удаётся надёргивать подтверждающие цитаты. Можно, конечно, предполагать, что паранойность Сталина была напускная, а на самом деле он всего лишь хотел стать величайшим человеком планеты: насадить многообещающий социализм в большом количестве стран и/или проявить себя завоевателем похлеще Чингис- хана. Против этой гипотезы говорит то обстоятельство, что такая же самая, как у Сталина, патриотическая паранойность встречается сплошь и рядом у людей, явно не мечтающих о величии на уровне Иосифа Виссарионовича, а реально верящих во внешнюю угрозу. Когда человек вперивается в какую-нибудь религию, он начинает всюду видеть проявления "высших сил", и разубеждать его в их су- ществовании -- занятие бесперспективное. Аналогично не получится разубедить человека, вляпавшегося в российский паранойный патри- отизм (я говорю "паранойный", потому что у россиян бывает и нор- мальный): этот вляпавшийся видит там и сям только подтверждения своей глубочайшей правоты, а воспринимать опровергающие факты он не в состоянии. Паранойный патриоизм -- это всего лишь разновидность заскока. А заскок -- это распространённая болезнь мышления у не особо крепких умов. * * * Лев Троцкий в книге "Преданная революция" (1936) заявлял, что Сталин махнул рукой на мировое коммунистическое движение и решил обустраивать свой перерожденческий режим в одной большой стране. Владмир Резун в книге "Ледокол" (1988), наоборот, утверждал, что Сталин собирался понести в 1941 году социалистическую револю- цию на штыках в Европу. Есть подозрение, что правы они оба: Сталин махнул рукой на светлую сторону социалистической идеи и стал использовать эту идею просто как инструмент господства, как предлог для удержания власти и для агрессии. * * * Империя Сталина -- это форма без достойного идейного содержа- ния. То содержание, какое было, стало довольно спорным уже в 1918 году -- с началом первых массовых репрессий. Но некоторое время шевелилась надежда на исправление, на эволюцию... Чтобы империя держалась, она должна давать какие-то преимущест- ва оказавшимся в ней индивидам, в советской же империи кормили людей по большей части "завтраками" (рисовали картинки светлого будущего) и ужастиками про злобный Запад -- со временем всё более надуманными (напомним себе, что наибольшими антисоветчиками в конце 1980-х были те, кто на Запад ездили -- и знали цену ужасти- кам, а то даже сами их сочиняли по заданию партии; а наибольшими сталинистами сегодня являются, как правило, те, кто на Западе никогда не были и судят о нём с чужих проплаченных слов). Сталинский, да и постсталинский, социализм -- это гарантирован- ный прожиточный минимум для послушных, малодумающих и "знающих своё место" внизу социальной лестницы. Но только до момента, по- ка не придёт пора принести послушных в жертву ради "верхушки", причём независимо от того, каковы планы и чаяния у самих послуш- ных. Жертвование ради "верхушки" представляется как жертвование ради Родины и народа, конечно: в самом деле, если "верхушка" уцелеет, усидит, то она сможет снова обеспечить подначаленному плебсу прожиточный минимум. А если не усидит, то смогут прийти иностранные заскочники типа нацистов образца 1941 года, и тогда народу будет местами несколько хуже, чем при сталинистах, несмот- ря даже на Голодомор и пр. Да, такое возможно. Но, скажем, в 1991 году, заскочники не пришли, и хуже, чем при Сталине, по большому счёту не стало. Вообще, в СССР после смерти мудрейшего и до конца 1980-х не бы- ло ни одного года в целом худшего, чем при Сталине: обошлись без голода, массовых репрессий, депортаций, вероломных нападений -- скорее, потому что решили обходиться без всего этого (таки усвои- ли уроки), а не потому что при Сталине уже была проведена индуст- риализация, сделана на годы вперёд вся "грязная работа". В 1956 году, правда, постреляли в Венгрии (погибло 2652 повстанца и 348 мирных жителей), а в 1968 году -- в Чехословакии (убито 108 чело- век), но это мелочи -- в сравнении с временами Сталина. Северная Корея -- образчик того, что было бы в СССР через много лет после Сталина, если бы уроков "периода культа личности" не усвоили, из сталинской репрессивной колеи не выбрались, не пере- шли на режим "к людям надо помягше, а на вопросы смотреть ширше". Правда, трудно поверить, что СССР, который топал бы без Сталина по сталинскому пути, не вляпался бы в термоядерную войну. Империя Сталина - репрессивный гадюшник, для большинства насе- ления минимально эффективный в бытовом аспекте. * * * Резюме. Сталин -- себе на уме, показушник, имитатор, лжец сверх необ- ходимого, курильщик, марксист-антисемит, очень жестокий человек, получавший основное удовольствие в жизни от властвования, то есть, от чувства превосходства над окружающими. С молодости ги- перактивничал ради преодоления своего комплекса неполноценности (физиономия в оспинах, левая рука недоразвитая, отец -- алкого- лик). Слабый теоретик, несчастливый муж и отец, обитатель "золо- той клетки", умеренный мегаломан и немножко параноик. Почему я называю Сталина УМЕРЕННЫМ мегаломаном: потому что он, по-видимому, всё же сознавал ограниченость своих креативных спо- собностей, а в качестве реального интеллектуального достоинства мог признавать за собой только неимоверную "мудрость", состоявшую в ловкой имитации сложной умственной деятельности посредством опоры на чужие мнения (правда, Сталин не всегда удачно выбирал себе "экспертов": см. историю с Тухачевским). Сталин по существу предопределил развал Советского Союза и крушение социализма: 1. Задержал концептуальное развитие страны: искоренил в ней неза- висимое сложное мышление -- основу способности развиваться. 2. Нахватал чужих земель в отсутствие возможности обеспечить обитателям этих земель достаточно привлекательный образ жизни. Значительная часть обитателей указанных земель потом жила мечтою куда-нибудь деться -- персонально или вместе с землями -- и ломанулась в разные стороны при первой же возможности. 3. Депортациями, репрессиями по этническому признаку и вообще своей национальной политикой назакладывал "этнических бомб", которые стали взрываться в конце 1980-х. 4. Насовершал дел, про которые его "наследникам" приходилось помалкивать или врать, а когда правда стала выходить наружу, народ ужаснулся и попёр на власть. 5. Обеспечил стране дурную традицию, культурную и организационную инерцию, которую его "наследники" смогли преодолеть только частично. 6. Так хорошо победил в войне, что страна потом 30 лет прочухи- валась -- и не прочухалась вполне даже ко времени своего раз- вала. 7. Посредством массовых репрессий вывел породу людей "гомо сталиникус", готовых питаться дрянью и ютиться в бараках ради "жила бы страна родная", только непонятно для кого (наверное, для жирующей "верхушки", потому что светлое будущее у потом- ков всё никак не наступало). Для этой породы характерны слепая преданность начальству и острая неприязнь к инакомыслящим и обустроенному Западу. Эта порода не настолько многочисленна, чтобы вернуть любимый режим, но и не настолько редка, чтобы не оказывать чувствительных помех концептуальной и организацион- ной работе, направленной на развитие. Если бы "наследники" Сталина не подкачали, то СССР бы сегодня выглядел, возможно, не как Китай, а как Северная Корея, но и то при условии, что человечество бы уцелело вообще, а не сгорело в термоядерной войне.

Из обсуждений:

05.08.2019: "О неубедительности попытки Уинстона Черчилля отыскать у Стали- на гениальное. В мемуарах Черчилля есть рассказ о том, как он представил Сталину план высадки союзников в Северной Африке и как Сталин прокомментировал это: 'Он перечислил четыре основных довода в её пользу. Во-первых, это нанесет Роммелю удар с тыла; во-вторых, это запугает Испанию; в-третьих, это вызовет борьбу между немцами и французами во Франции; в-четвертых, это поставит Италию под непосредственный удар. Это замечательное заявление произвело на меня глубокое впечатление. Оно показывало, что русский диктатор быстро и полностью овладел проблемой, которая до этого была новой для него. Очень немногие из живущих людей могли бы в несколько минут понять соображения, над которыми мы так настойчиво бились на протяжении ряда месяцев. Он все это оценил молниеносно'. (У.ЧЕРЧИЛЛЬ 'ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА')" Простите, а где была молниеносная сообразительность Сталина в районе 22.06.1941? Даже если бы Сталин ПРЕДЛОЖИЛ союзникам высад- ку в Северной Африке, это и тогда было бы ещё вряд ли чем-то гениальным: попробовать ударить в тыл -- это стандартный приём, очень даже замусоленный. Вообще, у любого писателя бывают неудач- ные высказывания. * * * "Сталин имел колоссальный авторитет, и не только в России. Он умел 'приручать' своих врагов, не паниковать при проигрыше и не наслаждаться победами. А побед у него больше, чем поражений. Ста- линская Россия - это не прежняя Россия, погибшая вместе с монар- хией. Но сталинское государство без достойных Сталину преемников обречено..." (Де Голль Шарль. Военные мемуары. Кн. II. М., 1960). Не знаю, подсчитывал Де Голль победы-поражения или как-то взве- шивал. И по какому классу проходили у него пирровы победы. В оп- ределённом смысле у всякого организма, который ещё жив, побед больше, чем поражений, так что можно поздравить Де Голля с побед- ным попаданием пальцем в небо. Того, что сталинская Россия -- это не прежняя Россия, погибшая вместе с монархией, на Западе, навер- ное, люди не знали, а только догадывались, но раз сам Де Голль сказал, что не прежняя, значит, не прежняя (ну, в каких-то аспек- тах-параметрах действительно таки да). Что сталинское государство без достойных Сталину преемников обречено, -- прогноз в стиле Дельфийского оракула: если развалилось, значит, преемники не были достойны, а если удержалось (вопреки дурному сталинскому насле- дию), значит, были достойны ещё как. Поскольку мерки для выбора достойных наследников Де Голль не предложил, значит, просто свис- танул что-то никчемное, но громкое. Мы все точно так же можем. * * * "Поворот в ходе войны я связывал, как и все люди моего круга, с именем Сталина, а отдельные рассказы о нем, как о человеке, спо- собствовали росту обаяния его личности. Поэтому, начавши войну с сомнений в 'мудрости' сталинского руководства, я заканчивал ее в убеждении, что нашему народу сильно повезло, и что без сталинской мудрости, без сталинского гения, победа, если бы и была добыта, то значительно большими жертвами и за более продолжительное вре- мя". Петр Григоренко "В подполье можно встретить только крыс" Нью Йорк 1979 г. Жутко глубокий мыслитель. В молодости кропал доносы. Потом создал подпольный "Союз борьбы за возрождение ленинизма". Потом подался в правозащитники. "5 марта 1966 года в Москве участвовал вместе с писателем В. Аксёновым, поэтессой Юнной Мориц и многими другими в демонстрации ПРОТИВ РЕАБИЛИТАЦИИ СТАЛИНА." (Википедия) Тот ещё припылок, патологический борец то за одно, то за другое. Писанина Григоренко годится только как материал для психиатричес- ких исследований по теме "нарушения мышления". Аргументировать ею что-то в других областях могут разве что люди, не поинтересовав- шиеся личностью указанного "эксперта" а ещё демагоги и не успевшие доразвить свой интеллект. * * * "Сталин те массовые репрессии в СССР прекратил." Простите, Вы таки нашли дураков, которые сомневаются в том, что именно Сталин однажды снизил накал репрессий? Без решений Сталина люди не могли ни активизировать репрессии, ни ослаблять (я имею в виду всплеск в районе 1937-го года над фоновым уровнем, заложен- ным в 1918-м -- тоже не в отсутствие Сталина). Причиной смягчения репрессий было единственно то, что репрессии выполнили свою нехо- рошую задачу. По-настоящему Сталин не "прекратил", но радикально смягчил репрессии только своей смертью. И то, разумеется, не сам: инициатором радикального смягчения был... Лаврентий Берия (неко- торые сталинисты даже считают, что он им был аж в двух смыслах: вдобавок отравил любимого вождя). * * * "Большевики почти разрушили Русскую цивилизацию, но всё же не окончательно, и она снова, как уже не раз, возрождается." Большевизм в России -- не наносной, а свой, "органичный". И "человеческий, слишком человеческий", то есть не особо оригиналь- ный. Кстати, раз Сталин до сих пор числится в любимейших героях России, значит, вы -- в одном дюйме от повторения массового террора. Ну, мы -- тоже. * * * (На моё "На самом деле у Сталина, наверное, нет ни одной круп- ной теоретической идеи, которая обогатила бы социологию, полито- логию, психологию, военное дело, 'научный коммунизм', языкознание или хоть что-нибудь"): "Есть такая идея. Возможность построения социализма в отдельно взятой стране." Эта идея не сталинская. Она высказывалась сначала Георгом Фоль- маром (баварским социал-демократом) в 1879 г., потом Энгельсом в 1890 г., потом Лениным и др. В № 44 газеты 'Социал-демократ' за 1915 год Ленин писал: "...возможна победа социализма первоначально в немногих или да- же в одной, отдельно взятой, капиталистической стране. Победивший пролетариат этой страны, экспроприировав капиталистов и организо- вав у себя социалистическое производство, встал бы против осталь- ного, капиталистического мира." * * * "На мой взгляд, главный 'косяк' большевиков - и Сталина, разу- меется, тоже - это создание отрицательного естественного отбора в стране. Это касается не только гибели и эмиграции огромного коли- чества россиян, но и того, что большой опасности подвергались лю- ди креативные, неординарные. И, действительно, Сталин заложил не- хилую такую бомбу под СССР, хотя она далеко не сразу сработала. Что касается фанатов Сталина, то меня особенно веселит, когда над ним фанатеют игроки на бирже, опоздуны на работу и прочие катего- рии населения, которых при Сталине гарантированно бы пересажали." Хорошо сказано. В самом деле, большинство теперешних поклонников Сталина навер- няка полагает, что при любимом вожде они были бы скромными работ- никами аппарата ЦК или истязали бы "изменников Родины" в застен- ках НКВД, а какое-нибудь "под мокрою телегою рабочие лежат" было бы точно не про них. И что всякие там "чистки", Севлаги, штрафба- ты, приказы №227 и ленинградские блокадные пайки прошли бы мимо, не задев ни их, ни ближайших родственников. * * * "Сталин начинал с бандитизма, и всегда в сущности оставался бандитом и использовал преступные методы и очень тщательно их скрывал, был хороший артист. Бандитизм, насилие и терроризм -- это сущность большевизма." С бандитизма начинал Григорий Котовский, а Сталин был экспро- приатором-бессребником: в ресторанах добытого не прогуливал, а всё в партийную кассу сдавал. Сущность большевизма -- революционный прорыв в социалистичес- кий вариант светлого будущего в условиях страны с малобразован- ным диковатым населением, в генах и культуре которого, как ока- залось, было (да и есть) многовато такого, что располагает к устройству побоищ себе и другим. Ну, а делать революцию без на- силия можно только в принципе, но не в реальном мире (тут деся- тилетиями тщетно ждёшь ХОТЬ КАКОЙ-ТО революционной ситуации, по- этому дождаться вдобавок ситуации, благоприятной для МИРНОЙ рев- олюции, -- намерение и вовсе безнадёжное, между тем иногда бывает так, что лучше уж хоть какая-то революция, чем никакой). Практически любая государственная власть начинается с насильст- венного захвата места возле кормила. "Бархатные революции" таки тоже случаются, но и они наследуют насилию: происходят в телах государств, основанных через насилие, и достигают успеха благо- даря внешней поддержке от государств, созданных посредством его же. Власть без насилия возможна только над людьми, специально ото- бранными по признаку готовности ей подчиняться. А власть над про- извольными людьми "с улицы" совсем без насилия не получается. Сталин "плохой" не потому, что применял много насилия, а потому что... - применял насилия СЛИШКОМ много: не адекватно обстоятельст- вам; люди нередко страдали и гибли зазря; - не вёл дела к тому, чтобы применять насилия поменьше (на- помним себе странный сталинский тезис о возрастании классо- вой борьбы по мере строительства социализма); - наприменял насилия во вред тем ценностям, которыми его оправдывал; - своим неуместным насилием насоздавал проблем потомкам; - похоже, ЛЮБИЛ применять насилие. 07.08.2019: "Эта же самая армия накануне успешно штурмовала Финляндию." И Вы не в курсе соотношения сил в той войне? Если Вы победите муху, то Вы типа успешный герой? Кстати, финны свою страну тогда с большего отстояли: навязать им правительство Куусинена не удалось. И почему не считать, что они победили -- пусть и дорогой ценой? Потеряли часть территории? Так в этом отчасти и состояла цена. Целью Сталина ведь была аннексия ВСЕЙ Финляндии. 10.08.2019: "Сталинский авторитаризм заурядным не был, потому что это был авторитаризм не ради авторитаризма, а ради мировой революции. Вы поймите простою вещь: это для вас мировая революция - это пустые слова, что-то высокопарное и даже юмористическое. Для товарища Сталина - это смысл его жизни." А "мировая революция" для кого делалась? Не для людей, случаем? А для каких, если все были потенциальными жертвами? Для тех, кто выживут и будут грустить о своих убиенных родственниках и о собственных обгаженных жизнях? А светлое будущее от Сталина было бы действительно совсем светлым, окупающим жертвы? Кстати, мы ж его по сути видели -- только не в глобальном масштабе, а в преде- лах СССР. К 1991 году оно большинству сильно разонравилось. Какие методы, такие и результаты. Топором наручные часы не делаются. "Но огромную страну он перестроил, мобилизовал и так далее. А что сделали мы с вами?" Как что?! Мы успешно воздерживались от делания людям гадостей, от соучастия в преступлениях. Или нет? Я вдобавок концептуально обеспечил Россию (не без Вашей маленькой помощи, кстати) лет на 40 вперёд, только она этого не поняла ещё, но ветер истории без- жалостно развеет кучу мусора с моей могилки (надеюсь, она будет в тропиках или субтропиках, возле моря, а то и прямо в оном: мусора теперь и в море хватает). 15.08.2019, от подпольного тюркского "конспиролога" Бозкурта: "И еще Хрущев при всех его недостатках был ориентирован в буду- щее, был сторонником прогресса, пусть и авторитарными методами. Даже в культуре это отражается, с Хрущева начинается расцвет со- ветской научной фантастики. Брежнев же, не сразу, но потом, стал глядеть в прошлое, как бы чаво не вышло, вместо интереса к раке- там и к жизни на Марсе стал культивироваться интерес к прялкам, веялкам, сеялкам и иконам с граблями. А фантастика потеряла прио- ритет, зато приоритетным стал исторический роман, как правило, о временах даже еще до Петра Первого, чем архаичнее, тем лучше." "Американский ЦРУшник Брайан Лейтелл в своей книге "Секреты Кастро" пишет, что Кастро уговаривал Хрущева нанести превентивный удар по Америке. И что он был очень сердит тем, что Хрущев согласился вывести ракеты, хотя тот и выбил из Кеннеди обещание не вторгаться на Кубу (и Кеннеди, и его преемники это обещание выполняли). Но Кастро все равно был недоволен, он эти ракеты уже почти своими считал." Путиноиды скажут, что этот Лейтелл клевещет на доброго Фиделя. Типа пропагандистская война. 15.08.2019: "Они умели маневрировать в условиях дичайшей нехватки всего, чего можно не хватать: людей, ресурсов, ума у 'фюрера'. Техничес- ки - спецы высшей пробы. Может, это и сгубило их. Будь на их месте просто исполнительные дурачки - всё закончилось бы даже не начав- шись. А так - 'партия сказала НАДО - фатерлянд ответил ЕСТЬ!'." Немцам удавалось маневрировать потому, что среди них хватало умников. Гитлер, в отличие от Сталина, умников не боялся, не уни- чтожал. Отчасти об этом моя статья. Если немцы успешно маневрировали в военное время (= под бомбами и в условиях усугубляющегося дефицита кадров), то ещё успешнее они маневрировали бы в мирных условиях. Тем более что война в Ев- ропе скорее увеличивала текущую потребность в сырье, чем прибав- ляла текущие возможности удовлетворения её. Потом, скажем, Швеция не прекращала торговли с Германией даже во время войны (около 40 % германского вооружения было из шведс- кого железа). Вообще, кого-то экономически бойкотировать -- это, как правило, себе в убыток. Ну, оккупировал Гитлер какую-то очередную страну, вроде Дании или Голландии, нажёг при этом бензина, добавил себе расходов на оккупацию, столкнулся с саботажем и британскими диверсиями, поша- рил на чужих складах, реквизировал валюту, золото и т. п., а дальше что? Оккупированные страны частью сами работали на привоз- ном сырье, а доставка его из-за морей контролировалась владычицей оных, Британией. Даже из оккупированной Норвегии что-то завозить было несколько проблематично. Да и что такого было в Норвегии, чего не было в Швеции? Те же горы, только с другой стороны. Кстати, Гитлер, даже начав войну, не осуществил тотального пе- ревода экономики на военные рельсы в ущерб производству "товаров народного потребления" (перевод был сделан только в 1943 году), так что ситуация с ресурсами в 1939 году вряд ли была катастро- фичной. Война была всего лишь ОДНИМ ИЗ вариантов решения проблемы дефи- цита ресурсов. Этому варианту отдали предпочтение, потому что он добавочно устраивал по другим причинам. И мы же понимаем, что нытьё по поводу нехватки лебенсраума у немцев имело заскочный характер и, кстати, было порождено тогдаш- ней немецкой профессорнёй, которая была не лучше этого вашего Туза (Адам Туз "Цена разрушения. Создание и гибель нацистской экономики"). Теперь немцы, которых в 1940-х силой избавили от за- скока, не только прекрасно обходятся без наращивания лебенсраума (чего и другим желают), но даже завозят себе разноцветных бежен- цев МИЛЛИОНАМИ. А ведь потребление ресурсов Германией со времён Гитлера значительно возросло. Шахт плакался по поводу нехватки валюты, да? А может, он всего лишь лоббировал войну и/или набивал себе цену? Высказываний и как бы фактов можно надёргать даже под взаимоисключающие гипотезы. Разумеется, дефицит ресурсов напрягал Германию, но он был час- тью обусловлен расходами на наращивание вооружений, то есть, пер- вичнее была всё же настроенность воевать. А Германии шибко нара- щивать вооружения после выхода из Версальского договора не было острой необходимости, потому что остальная Европа воевать сама с собой уже не хотела. Так что позвольте усомниться в толковости книжки, подвигшей Вас на возражения. Это наверняка профессорская писанинка с натягива- нием фактов на любимую гипотезу. Профессор торчит в своей эконо- мической парадигме: вот были ресурсы, вот их уже нет, хоть сам ложись. Гитлеровские умники всё же соображали получше этого профессора: они были в состоянии... - сокращать потребность в ресурсе; - замещать дефицитный ресурс недефицитным ресурсом; - замещать естественный ресурс искусственным; - разрабатывать новые технологии добычи естественного ресурса; - выявлять в стране "внутренние резервы" уже добытого ресурса; - обеспечивать альтернативные внешние источники ресурса мирным путём. Между прочим, у этого профессора склад ума не только экономист- ский, но и уголовный (двойной, так сказать, ужас): если у тебя чего-то нет, и тебе этого не (про)дают, а тебе очень хочется, то выход один -- грабить. Гитлеровские умники были более гибкими (инженеристыми, изобретательными) -- см. выше перечень ненасиль- ственных способов решения проблемы. 31.08.2019: "Александр, вы не читали книгу 'Сорвавшиеся с небес'? Воспоми- нания летчиков люфтваффе. Они в один голос говорят, что советские пилоты плохо подготовлены, что самолеты плохие в целом. Но храб- рые, да. Совершают много непонятных действий. Например, тот же таран. Немцы вообще не понимали, в чем его смысл. Главная задача для немцев - сохранить пилота. Подготовка занимает много времени. И чтоб вот просто так убиться головой об стену - это глупо. Храбро, но глупо. И почему-то веришь им, когда они пишут, что советские самолеты разваливались буквально с одной очереди. 'На бумаге и на тестовых испытаниях эти самолеты показывали хорошие результаты, сравнимые с нашими. Но когда они начинали серийно выпускаться, сказывалось низкое качество производства, укомплектованное низкоквалифициро- ванной рабочей силой и техникой'. Когда же им возражают, почему же тогда ВВС РККА в целом одержи- вало победы, то ответ такой: действует закон больших чисел. Русс- ких было очень много, они в воздухе использовали тактику 'волн', как и на земле. И рано или поздно, каким бы искусным асом вы не были, вы попадете на прицел какому-нибуить 'Ивану'." "Во времена наполеоновских войн, до изобретения скорострельного оружия, русские могли на равных сражаться с другими армиями, во многом их превосходя. Тогда на первый план выходило то, что в русских присутствует с избытком: общинность, чувство локтя, лич- ное мужество. Но с появлением скорострела, с развитием техники, тактики боя, на первый план вышли другие компоненты. Как-то техническая оснащенность, способность мыслить в быстро меняющемя рисунке боя. И вот тут-то стали возникать проблемы. Которые про- должали решать по старинке - выставляя все больше и больше людей. Поэтому нет смысла развивать военную медицину. Она про восста- новление личного состава в условиях, когда его берегут. А когда сохранение солдат априори не является задачей, когда метода дейс- твий строится не на умении, а на количестве, то можно и не утруж- дать себя ни снабжением, ни медициной." Сталинисты были непрочь беречь личный состав, но у них это 1) не имело высокого приоритета, 2) не получалось. * * * Юрий Мухин "Народное хозяйство Сталина". "Не 'экономикой', а 'народным хозяйством' называлась при Сталине вся собственность народа СССР. И так её называть имело смысл, по- скольку в народном хозяйстве главные – хозяева, а не придурковатые 'экономисты', способные только на бла-бла-бла про 'прибавочную стоимость'. В 1955 году под грифом 'Совершенно секретно' ротапринтом был размножен доклад Центрального статистического управления СССР под названием 'Краткий статистический сборник'. То, что этот сборник предназначен был не для широкого круга, даёт основания считать находящиеся в нём числа безусловно точны- ми. Интересно и то, что в сборнике идут сравнения не только с 1913 годом – с правлением 'святого мученика' Николая II, - но и с начало коллективизации, и с предвоенными годами – расцветом мир- ной жизни, - когда в СССР рвались народы приграничных государств, причём, не только западные украинцы с белорусами, но и прибалты с молдаванами, и даже венгры (которым тогда не обломилось). Я не планирую рассмотреть этот сборник в подробностях – желаю- щие рассмотрят сами, – я хочу 'пробежаться' по некоторым данным, останавливаясь для памяти на том, что я считаю интересным для широко круга читателей и характерным для народного хозяйства СССР. Начнём с населения. На 1913 год население Российской империи в границах до 1939 года составляло 139,3 миллиона человек, а по пе- реписи 1939 года (после 'голодомора') – 170,6 миллиона человек (+22%). К концу 1955 года, после тяжелейшей войны, унёсшей вряд ли менее 25 миллионов человек, население ожидалось в 200 миллионов, но это уже со всеми присоединёнными территориями и народами. Что интересно. В 1913 году городское население составляло всего 17,7%, а уже в 1939 году – 32,9%, то есть в города из сёл пересе- лились 31,4 миллиона человек, и городское население увеличилось в 2,3 раза. А к концу 1955 года городское население оценивалось уже в 86 миллионов человек (43%) – выросло по сравнению с 1913 годом на 61 миллион человек или в 3,5 раза. Для того, чтобы принять из села такое количество граждан, в СССР было построено 536 новых городов, 2198 новых посёлков городского типа, и резко увеличилась численность населения старых городов. В 1926 году в СССР числи- лось всего 709 городов и из них всего три имели численность выше 0,5 миллиона человек, а к 1955 году городов (вместе с городами присоединённых областей и республик) было уже 1542, а число очень больших городов выросло до 21. И если население по сравнению с 1913 не увеличилось и в полтора раза (в границах СССР 1954 года в 1913 году жило 159,2 миллиона человек), то национальный доход в 1954 году вырос (тут уместно применять не абсолютные числа и даже не проценты, а разы) в 15,3 раза! И, что особенно удивительно, но и после страшных военных потерь (было уничтожено треть народного достояния СССР) производ- ство предметов потребления по сравнению с 1939 годом выросло в 16 раз! Продукция земледелия и животноводства выросла почти в 1,8 раза. Ещё важный показатель – среднегодовые темпы роста национального дохода. В первой пятилетке (1929-1932 годы) – 16,2%. Во второй пятилетке (1933-1937 годы) – 16,2%. Три года третьей пятилетке (1938-1940 годы) – 10,0%. Четвёртая пятилетка (1946-1950 годы) – 14,6 %. Четыре года пятой пятилетки (1951-1954 годы) – 11,1%. Реальные доходы трудящихся СССР (то есть доходы, исчисленные с учетом изменения цен) выросли в 1954 году по сравнению е 1913 годом по расчету на одного работающего: у рабочих примерно в 6 раз; у крестьян – в 6,5 раз. По сравнению с 1913 годом промышленность увеличила объём произ- водимой продукции в 24,3 раза, что касается состава оборудования, то с царской Россией уже и не сравнивают: в 1940 году в промышлен- ности СССР металлообрабатывающего оборудования было 829 тысяч единиц, а в 1954 году – 2 миллиона 44 тысячи. Соответственно, это оборудование не стояло без дела, и если и царская, и нынешняя Россия не способны самостоятельно производить, скажем, турбины и генераторы, то в 1954 году в СССР было построено 968 паровых и гидротурбин общей мощностью 5,5 миллионов киловатт, и 144 турбо- и гидрогенератора общей мощностью 3,8 миллионов киловатт. По причине убогости царской России, которая, напомню, вообще не производила сложных машин, скажем, тех же тракторов (в США к 1920 году только в сельском хозяйстве уже работало 246 тысяч тракторов и 2 миллиона автомобилей), возьмём для сравнения те товары, кото- рые производились и царской Россией, скажем, минеральные удобре- ния. При царе их произведено в 1913 году 68,8 тысяч тонн, в 1954 году – 8 миллионов тонн, цемента при царе – 1,5 миллиона тонн, в 1954 году – 19 миллионов. В 1954 году, напомню, население СССР по сравнению с Российской империей увеличилось на 26%, а традиционных тканей и обуви по сравнению с 1913 годом производилось в 2-3 раза больше, синтети- ческие такни не с чем сравнивать, не с чем сравнить и, скажем, мотоциклы, которые в 1954 году произведены в количестве 205,4 тысяч машин, или телевизоры, которых в том году произвели в коли- честве 254,3 тысячи штук (во многих странах Европы о телевизорах ещё и не мечтали). Наконец, о том, о чём непрерывно воют вечно голодные 'жертвы совка'. Произведено: рыбы – в 2,5 раза больше, мяса – в 2,4 раза боль- ше, сливочного масла – в 3,7 раза больше, масло растительное – в 4,8 раза больше, сахара – в 2 раза больше, чем при царе. Причём, к таблице сделана сноска: 'Приведенные в таблице данные о продук- ции мяса, растительного и животного масла относятся к промышлен- ному производству и не включают продукцию мяса от домашнего забоя скота и производство в хозяйствах населения'. И что интересно. 'Жертвы совка' хором воют, что в СССР в начале 30-х всех крестьян загнали в колхозы, однако и в 1941 году едино- личные крестьянские хозяйства имели 9,4% всех сельскохозяйствен- ных земель и 12,3% всего скота, и, не получая тракторов, имели 14,9% всех лошадей. К началу 50-х, понятное дело, дураков горба- титься одному на земле практически не осталось, – практически все единоличники сдали землю и скот в колхозы, тем не менее, и в 1950 году единоличники ещё пользовались 1 миллионом 370 тысячами гек- тар только посевных площадей (1,3%), используя 149 тысяч лошадей (1,1%), имея 263 тысячи голов крупного рогатого скота (1,1%) и 253 тысячи голов свиней (1,0%). Что следует отметить отрицательного или непонятного. До коллективизации (в 1928 году) в СССР числилось 60,1 миллиона крупного рогатого скота, в том числе 29,3 миллиона коров. В мо- мент коллективизации, когда алчная часть крестьянства начали ре- зать и жрать скот, чтобы в колхозе проехаться на шее добросовест- ных колхозников, количество КРС резко упало – до 33,5 миллиона голов в 1933 году, затем поголовье было существенно восстановлено к 1938 году (50,9 миллиона голов) и ещё добавлено в связи с присоединением новых областей и республик (54,5 миллиона в 1941 году), но война опять сбросила его вниз и к началу 50-х поголовье КРС по всему СССР всё ещё не достигло уровня 1928 года – в 1952 году в СССР было 58,8 голов КРС (24,9 миллиона коров). Правда, это уже был качественно иной скот, что объясняло рост производства молока и мяса, и качественно иные корма, скажем, с примерно тысячи литров годового надоя молока в 1913-1928 годах в единоличных хозяйствах, средние надои в совхозах в 1953 году со- ставили 2577 литров. Интересно, что совхозы (чисто государствен- ные сельскохозяйственные предприятия) даже от колхозов отличались резко более высокими показателями практически по всем видам сель- скохозяйственной деятельности. Понятно, что к настоящему времени путь Сталинского СССР прошли и США (о чём напишу отдельно) – и в США практически не осталось убогости единоличных фермеров. Не буду приводить все числа хозяйственных отчётов, но отмечу, что если у царя в его капиталистическом хозяйстве работало всего 190 тысяч специалистов со специальным образованием (136 тысяч с высшим), что было позором по сравнению со экономиками Запада, то в социалистическом народном хозяйстве СССР на лето 1955 года работало 5133 тысячи специалистов со специальным образованием, из них 2949 тысяч с высшим образованием. Следует сказать и о снижении цен. С 1947 года цены на продукты и все непродовольственные товары народного потребления снижались каждого 1 апреля и после 1 апреля 1954 года составили всего 43% от первоначальных (цены продовольственных товаров снижены до 38%, непродовольственных – до 53%). Интересно, что к 1950 году на колхозных рынках только зерновые были дороже, чем до войны, а мясо, сало и молочные продукты стоили дешевле, чем в 1940 году – самом счастливом и обеспеченном году по воспоминаниям стариков. И вот теперь интереснейшая табличка структуры экспорта-импорта. Общие числа стоимости товаров экспорта-импорта даже в секретном документе не указаны – обнародование этих чисел могло вызвать на Западе снижение цен на товары из СССР, но и просто структура экспорта-импорта тоже чрезвычайно интересна. Как вы считаете, какие товары сталинский СССР продавал в наиболь- шем объёме? Нефть? Сырье? А вот и нет! Самым массовым товаром экспорта к 1954 году были: Машины и механизмы – 21,5%; Металлы – 18,2%; Зерно – 12,2%; Хлопок – 12,1%; Товары народного потребления – 7,8%. Как вам это, творчески импотентные жители сырьевой колонии За- пада? Нет, нефть в сталинском СССР тоже продавали – 4,2%, уголь – 1,1%. Покупали за границей машины и механизмы – 32,5%, топливо, сырьё и материалы – 46,2%, в том числе уголь – 3,7%, нефть – 3,3%. Как видите, даже энергоносителей покупали больше, нежели продавали. СССР уже к 1954 году стал мощной промышленной державой с такой социальной справедливостью, которая и не снилась Западу, отсюда был неимоверно высоким авторитет СССР во всём мире. К примеру, в момент становления антисоветского военного блока НАТО, 50-х сенатор Франции, генеральный секретарь французской коммунистической партии Морис Торез на всю Францию заявил, что если правительство Франции попробует начать войну против СССР, то французские коммунисты начнут партизанскую войну против такого правительства, и французы относились к таким заявлениям коммунис- тов с пониманием, поскольку во французском парламенте было 150 депутатов-коммунистов, а тираж газеты французских коммунистов 'Юманите' в 1956 году составлял миллион экземпляров. Это что – французы хотели быть нищими и голодными, как нас сегодня уверяют 'жертвы совка'? На этом закончу эту справку о народном хозяйстве Сталинского СССР." (Обсуждаемый документ: http://istmat.info/files/uploads/36699/narodnoe_hozyaystvo_sssr_za_1913-1955_gg.pdf) Комментируем: 1. С чего бы "справочник" был совершенно секретным, если данные в нём такие блестящие? Не потому ли, что рядовые граждане не особо ощущали этой блестящести в своём личном быту и задава- лись бы вопросом, А КУДА Ж ВСЁ УХОДИТ?! 2. Наверное, данные этого документа могли после толкового анализа использоваться врагами СССР в их... антисоветской пропаганде. 3. Как что считать -- нередко та ещё проблема в статистике. Пред- ставленный "справочник" содержит только непонятно как получен- ные конечные данные, относящиеся к стране, в которой очковти- рательство было в порядке вещей. Основывать на них какие-то обобщения можно только с большой осторожностью. 4. Между 1913 годом и 1955 годом -- больше 40 лет. За это время что-то развилось бы и возросло так или иначе -- со Сталиным, без Сталина, с Советской властью, без Советской власти. 5. Ну так и зачем было загонять крестьян в колхозы в начале 1930-х, если крестьяне позже стали "кооперироваться" добро- вольно? Но если честно, то и позднейшая добровольность -- под вопросом. Потому что, к примеру, в сельском хозяйстве у поля- ков частники преобладали аж до конца коммунистической власти. 6. Существенно не количество станков в стране, а количество вос- требованных потребительских вещей, производимых на этих стан- ках. Станки -- это только средство, а нужен конечный резуль- тат. 7. Головокружительный рост продукции сталинской промышленности частью приходился на "танки Тухачевского" и "самолёты Тухачев- ского", позже -- на другое вооружение. 8. Гигантский советский экспорт "машин и механизмов" в начале 1950-х осуществлялся, наверное, в Китай. И в ГДР, откуда повы- возили оборудование в счёт репараций, отчего прибавилось... количество станков в СССР. 9. Увеличение продукции сельского хозяйства не сильно ощущалось народом, потому что часть продукции шла на экспорт и в запасы на случай очередной войны. А то и просто гноилась из-за бесхо- зяйственности в "народном хозяйстве". 10. Часть добытого непосильным трудом советского народа шла на подкормку Мориса Тореза и ему подобных, а те потом отрабатыва- ли эту подкормку, как могли, и выражали вполне искреннюю лю- бовь к щедрому СССР. 11. Снижение цен при Сталине само по себе ни о чём не говорит. Может, высвободившиеся деньги отбирались у трудящихся принуж- дением к покупке облигаций и лотерейных билетов, уплате членс- ких взносов и т. п. Надо анализировать ситуацию в целом, а не хвататься за отдельные удобные детали. 12. Согласно Мухину и "справочнику", производство предметов по- требления по сравнению с 1939 годом выросло в 16 раз. Это, грубо говоря, означает, к примеру, что вместо одного костюма в 1939 году выживший в войну трудящийся мог (точнее, был обя- зан) купить 16. Вместо одной кастрюли -- тоже 16 и т. д. Лад- но, не 16, а 10: остальное -- на то, чего у него в 1939 г. и вовсе не было. Но этот потребительский взрыв почему-то остался не замеченным ни современниками, ни историками (кроме Мухина). 13. Не понятно, почему после смерти Сталина отказались от его авральных, конфискационных и концлагерных методов хозяйствова- ния, если они были такие успешные. Мучили бы советских людей дальше ради красивой статистики.

Литература:

Виктор Суворов "Ледокол". Эрих Фромм "Анатомия человеческой деструктивности". Адам Туз "Цена разрушения. Создание и гибель нацистской эконо- мики". Шувалов А.В., Пойзнер Б.Н. "Недуг коммунизма", 2017.

Возврат на главную страницу           Александр Бурьяк / Иосиф Сталин, уже доставший своей неоднозначностью