Александр Бурьяк

Владимир Успенский как литературный помощник
тайного советника Сталина по военным вопросам,
насоветовавшего поражения 1941 года

bouriac@yahoo.com Другие портреты На главную страницу
Владимир Успенский
Писатель-сталинист Владимир Дмитриевич Успенский (1927-2000) был в советское время не выдающимся, но заметным. Про его роман "Неизвестные солдаты" Михаил Шолохов даже сказал, что это "лучшее произведение о Великой Отечественной войне". Биография у Успенского приличная. Внук священнослужителя, сын репрессированного отца, попал под очарование Советской империи и остался верен ей до последнего издыхания. А верность вызывает уважение, даже если обусловлена в основном зауженностью взглядов. Википедия: "В 1944 году обучался на Дальнем Востоке в школе радистов на Тихоокеанском военно-морском флоте, а затем там же проходил службу на сторожевом корабле 'Вьюга', воевал с японцами. Во время боевых действий в тылу у японцев был ранен, контужен, но из строя не вышел. В 1946 году семейство Успенских перебралось из Одоева в Москву. В послевоенные годы Владимир обучался в Ленинградском военно-морском училище, демобилизовался в 1951 году. Тогда же заочно окончил Архангельский учительский институт, а в 1960 году - Литературный институт им. А. М. Горького. Продолжительное время работал литературным сотрудником в газете ДОСААФ 'Патриот Родины' (нынешнее название - 'Патриот'). Там он писал очерки, статьи и небольшие книжечки о досаафовских спортсменах. Был ветеринарным санитаром, лесорубом, добывал золото на рудниках в саянской тайге, работал в экспедициях по Восточной Сибири." "Главное произведение писателя - роман-исповедь 'Тайный совет- ник вождя' (1953-1998 гг.). Фабула романа построена как мемуары некоего тайного советника И. В. Сталина, на протяжении многих лет помогавшего руководителю СССР формировать важнейшие решения. На написание романа автор затратил более 30 лет и завершил его за несколько дней до смерти. Первая книга романа напечатана алма- атинским журналом 'Простор' в 1988 г. и сразу же вызвала много споров." * * * "Тайный советник вождя" -- это якобы литературная обработка записок реально существовавшего человека -- некого полковника Лукашова, тёршегося много лет возле Сталина. На самом деле это, возможно, творческая переработка конфиденциальных материалов, полученных из разных московских источников, в том числе в результате контактов "с одним высокопоставленным государственным чиновником, с одним полковником, с пятью генералами и двумя маршалами". Может быть, Успенский даже примерял к самому себе роль "тайного советника вождя" и сокрушался о том, что не получил возможности надоумить задним числом великого Сталина -- по поводу "еврейского вопроса", маршала Кулика и т. п. * * * Успенский в "Тайном советнике вождя" излагает развёрнутую концепцию еврейства, пусть и менее детализированную, чем в "Майн Кампфе" Адольфа Гитлера. При первом чтении концепции Успенского возникает сильное желание броситься в последний отчаянный бой против злобного жидовья, присосавшегося к многострадальной Рос- сии. Но если сдержать первый порыв и перечитать текст вниматель- нее, начинаешь замечать то, что там по большей части демагогия и натяжки -- дезинформирование русского народа. Из "Тайного советника вождя": "Кто виновен в крымской трагедии? Кто распорядился уничтожить десятки тысяч пленных? Во всяком случае, не Сталин, на которого принято сваливать все грехи. Сталин не имел к этому никакого отношения. Секретный приказ отдал Троцкий. За исполнение отвечала 'пятерка', руководимая Пятаковым. Его сообщники Розалия Землячка и венгерский еврей Бэла Кун удовольствие, вероятно, получали, на- блюдая, как косят из пулеметов русских юношей - юнкеров, вчераш- них гимназистов, студентов. Расчищали пространство для своих единородцев." Чем тут оправдать евреев, я ещё не придумал. Может, их эмоцио- нальной потребностью расквитаться за погромы, черту осёдлости и т. п. Переходим поскорее к следующему эпизоду. "Впрочем, к разговорам о троцкизме, о сионизме мы возвращались не один раз, я достаточно хорошо усвоил соображения Сталина по этому поводу. В двадцатых-тридцатых годах он частенько повторял четкую формулу: 'Нет плохих или хороших национальностей, есть плохие или хорошие люди'. И не только повторял, но и руководство- вался на практике: никакой предвзятости у Иосифа Виссарионовича, и об этом я уже упоминал, не было, отношение к человеку определя- лось не столько происхождением, сколько позицией - на чьей он стороне. Так почему же Сталина особенно ненавидят, проклинают сионисты и троцкисты, вплоть до того, что совершенно неправомерно сравнивают его с Гитлером?! Мое мнение таково: занимаясь в партии национальными делами вообще, Иосиф Виссарионович не мог не уде- лять внимания настойчиво, скандально выдвигаемому определенными лицами еврейскому вопросу в России. Писал об этом и до и после революции. Особенно интересна в этом отношении его классическая работа 'Марксизм и национальный вопрос', от которой сионисты шарахаются, как черти от ладана, всячески стараясь 'замолчать' ее. Получилось, что именно Сталин вскрыл корни сионизма и троц- кизма, показал их методы борьбы, их цели. И не только теоретичес- ки насолил. Своей практической деятельностью сорвал их замыслы развалить партию, разрушить государство, обескровить армию, превратить страну в полуколонию для сионистского и американского капитала. Отсюда и ненависть." У мудрого Сталина в упомянутой работе: "...что это, например, за еврейская нация, состоящая из грузин- ских, дагестанских, русских, американских и прочих евреев, члены которой не понимают друг друга (говорят на разных языках), живут в разных частях земного шара, никогда друг друга не увидят, нико- гда не выступят совместно, ни в мирное, ни в военное время?!" Китайцы разных провинций тоже могут не понимать друга друга и и за всю жизнь ни разу друг друга не увидеть. Далее, сионизм -- это разве не совместное выступление евреев разных стран? Если евреи разных стран воспринимают себя как нацию, то они нация и есть, потому что для существования нации главное -- это именно восприятие ею себя в качестве таковой. Если очень большая группа людей разного пола решает стать нацией, она ею тут же и стано- вится, после чего у неё начинается процесс накопления всяких общих дел и качеств. "Русское правительство воздвигало на пути миллионов евреев, пытавшихся прорваться на просторы страны, крепкий заслон, определив черту оседлости, протянувшуюся через западные районы Украины и Белоруссии. Это - граница. За ее пределами, в глубине России, разрешалось селиться лишь людям, образованным, одаренным, полезным государству. Много нареканий и проклятий раздавалось по поводу этой черты оседлости, но что в ней, собственно, было плохого? Каждый народ должен иметь какую-то основную территорию, трудясь там, жить за счет собственного производства. Сохраняются язык, обычаи, традиции. Возьмите хоть башкир, хоть хакассов, хоть чукчей - разве они против того, что имеют свой район расселения, где основные вопросы решают единородцы, где изучают в школах свой язык, издаются свои газеты и книги? Это же превосходно! Но, оказывается, не для всех. Евреи отвыкли создавать, производить такие первичные ценности, как зерно, мясо, уголь, железо. Им нужна нация, обосновавшись ВНУТРИ которой, они могут торговать, развлекать, советовать, руководить. А поселившись кучно в местечках за чертой оседлости, они оказались в трудном положении. Рядом такие же 'специалисты': ювелиры, музыканты, маклеры, спекулянты, часовщики, организаторы, в лучшем случае сапожники и портные. Народ такой, что пенок не снимешь. А кто побогаче, кто поголовастей - получили разрешение жить в России. Они там инженеры, врачи, ученые, денежки у них шевелятся..." Так надо было вывозить евреев в Палестину (тем более что многие из них и сами туда стремились) и помогать им в отношениях с турецкими властями и в выкупе земли у арабов. "Конечно, я упрощаю, но хочу, чтобы читатель понял особенность обстановки: несколько миллионов евреев жили у нас плохо, всеми силами и средствами старались опрокинуть заслоны, хлынуть в рос- сийские города и веси, оттеснить с выгодных мест, с управленчес- ких постов добродушных аборигенов, не имевших навыка в беспощад- ной борьбе на выживание." Напомним себе, что "добродушные аборигены" в 1877-1878 гг. потеснили турок на Балканах и в Закавказье, в 1900 году подавляли Ихэтуаньское восстание в Китае, в 1904-1905 годах воевали с Японией за Маньчжурию и Корею (в частности, геройствовали в Порт- Артуре) и т. д. Говорить о том, что у русских не было "навыка в беспощадной борьбе за выживание" -- это особо дурацкая чушь. Русские всегда отличались живучестью, боевитостью, готовностью давить своих врагов, что показали хотя бы еврейские погромы. Русские проиграли евреям в начале XX века организационно, интел- лектуально и концептуально. Другими словами, русских подвели их национальные "штабы". С мыслителями уровня Владимира Успенского это было не мудрено. "Иосиф Виссарионович напомнил мне одну из заповедей сионистов: 'Не еврейское имущество - свободное имущество'. Эта циничная заповедь, не устаревшая и теперь, развязывает иудеям руки и избавляет от угрызений совести... А ведь в России нееврейского имущества было много! И кто же его захватил?!" Напрашивается предположение, что русские и грузины трепетно относятся к чужой собственности. Особенно Сталин, в молодости промышлявший экспроприациями. У евреев ("сионистов") вот хотя бы еврейская собственность -- якобы под защитой "заповеди" (на самом деле это "одна сионистская бабушка сказала"). "Сталин рассуждал таким образом. Коренное население берет из окружающего мира лишь то, что нужно, инстинктивно заботясь о будущем, о внуках и правнуках. Тут жили предки, тут будут жить и потомки. А пришельцев это не заботит. Они нынче здесь, через полвека - в другой стране. Пришельцам лишь бы взять. Вот они и раздергивают, растаскивают материальные и духовные ценности, составляющие национальное богатство страны. Торопятся, создают ажиотаж, развращают неустойчивую часть местной молодежи. Особенно проявилось это в Германии, где велика плотность населения, а при- родные ресурсы ограничены. Немцы веками привыкли к кропотливому труду, к бережливости, пунктуальности, а ведь эти качества не назовешь плохими. Немец рассчитывал возможности своей семьи, сво- его города на несколько поколений вперед. А пришелец в стремлении взять все сегодня путал его карты. Ловкий, смекалистый, привычный к деловому риску еврей начал вытеснять медлительного и сентимен- тального немецкого купца, интеллигента. И юристов, и артистов, и ремесленников. Вот и росла, копилась в Германии черная ненависть, на этом и сыграл потом Гитлер, объявивший евреев врагами рода человеческого." Это не оправдание идеологии фашизма, это лишь объяснение." В особо заботливое отношение коренного населения к "родной земле" я не верю (насмотрелся на свалки мусора возле отечествен- ных деревень), равно как не верю и в слабость чувства привязанно- сти к "родным местам" у евреев: есть множество фактов, говорящих об обратном. Кстати, евреи после почти двух тысяч лет обитания в Европе вполне уже стали её коренным населением. Во всяком случае, более коренным, чем, скажем, венгры или болгары. Далее, если припомнить переселения кельтов, германцев, славян, скандинавов и пр., а во времена заморских колоний -- испанцев, португальцев, французов, англичан и пр., то евреи по своей переселяемости вряд ли окажутся сильно отличающимися от других народов. "Сталин хорошо знал идеологию и устремления руководителей мирового сионизма, таких, как пресловутый Герцель и иже с ним. Эти руководители мечтали о том, чтобы образовать постоянную богатую страну - базу для еврейства, рассеянного по всему свету, воссоздать 'землю обетованную', где господствовали бы иудеи, а трудились представители других наций. Такая 'обетованная земля' стала бы центром и штабом сионистского движения, туда сходились бы тайные и явные нити управления всей мировой экономикой, оттуда оказывалось бы влияние на политику всех правительств. Необходи- мость подобного государства была настолько злободневной, что ру- ководители сионизма перешли от слов к делу, подыскивая террито- рию. Еврейские миллиардеры семейства Ротшильдов предложили ис- пользовать английскую колонию Уганду. Герцель даже соответствую- щее соглашение заключил с министерством колоний Великобритании. Но что такое в конечном счете Уганда? Клочок земли под жарким африканским солнцем. Предприимчивым людям не развернуться, если их много приедет. Расовая проблема опять же: как бы не занести в будущие поколения иудеев большой процент негритянской крови. Начинание угасло." Успенский не говорит, в каком месте планеты, по его мнению, евреям было лучше всего пробовать основать своё государство. Отказать им в таком праве он не решился: это была бы явная несправедливость, а Успенский -- человек не подленький, только увлекающийся традиционными неэффективными подходами к сложным вещам. "Взгляды сионистов все чаще обращались к России. Богатство, территория, выгодные условия - это само собой. Кроме того, там много национальностей, легче действовать среди них. И обстановка подходящая: назревает бунт, революция, идет сложный процесс, результаты его будут зависеть от энергичных людей..." "Руководители сионизма никогда не проявляли себя слишком откры- то, не делали широковещательных заявлений. Поменьше слов - больше денег, так убедительней, считали они. Пример - Троцкий. Проведя за границей много лет, он никогда не испытывал финансовых трудностей. За это время он побывал в кабинетах всех ведущих сионистских деятелей в Париже и Лондоне, в Мадриде и Нью-Йорке. Он мог выступать под любым знаменем, мог выкрикивать любые лозунги - сионисты не только не мешали, но тайно способствовали ему во всем, потому что главная цель его полностью совпадала с устремлениями сионистов: создать богатое государство под их эгидой." "Сионисты радовались, что еврейская прослойка в России значи- тельно возросла с началом мировой войны за счет беженцев из Польши, Прибалтики, Бессарабии, устремившихся в глубь страны, подальше от немцев. Фронты взломали черту оседлости, еврейские массы неуловимо и неудержимо, как ртуть, разлились по стране, концентрируясь там, где больше богатств или возможностей для карьеры. Старая власть в стране была уничтожена сверху донизу, новый аппарат управления, судебные, карательные и другие органы создавались с трудом, везде не хватало грамотных людей, желающих служить Советам. Иудею не требовалось даже проявлять особой старательности, чтобы занять перспективную должность. Он кто? Пролетарий, сын несчастного портного, которого беспощадно эксплуатировал царский режим. К тому же он представитель народности, угнетавшейся самодержавием и увидевшей солнечный свет лишь после революции. Ну, а еще он лишен предрассудков, имеет друзей на высоких постах." "За два-три года еврейские местечки обезлюдели. Оттуда вышло более половины новых руководящих кадров на всю страну и по любым отраслям, начиная от чекистов и кончая экономикой. От учителей до дипломатов. От директоров и начальников до идеологов. Еще процентов десять постов заняли латыши, немцы, венгры, и лишь в волостях и уездах заметную часть руководителей представляли местные жители." "Сталин говорил: нельзя утверждать, что сионизм полностью поддерживал Октябрьскую революцию. Тактика мирового сионизма была скорее выжидательной. Точнее: благосклонно-выжидательной. Во главе нового государства - стоит еврей Свердлов. Прекрасно! Не стало Свердлова - всей Красной Армией, всей военной силой, всеми военными делами в стране руководит Троцкий. Вторая фигура после слабого здоровьем Ленина. Сам-то Владимир Ильич понимал, разуме- ется, ситуацию, считал, что в борьбе с врагами надо использовать всех возможных союзников и попутчиков." "Хочу особенно выделить вот что. Исходя все из той же формулы - 'Нет плохих или хороших национальностей, есть плохие или хорошие люди' (с политической, разумеется, точки зрения, - Н. Л.) - Иосиф Виссарионович проводил четкую грань между евреями, как представи- телями одной из национальностей, и между носителями сионизма. Он говорил так: основная масса еврейского населения в ходе революции и после нее добилась того, чего хотела: равных прав, возможности свободно работать, учиться, выбирать место и образ жизни. Они - как все. Другое дело - сионизм; сионисты - ударный захватнический отряд мирового империализма. А Троцкий и его сторонники - это агрессивные агенты сионизма. За господство над Россией троцкисты ведут с нами непримиримый бой на всех бастионах: на экономичес- ком, на идеологическом, национальном..." "Вместе со своими сторонниками подготовил Троцкий потрясающий по цинизму проект декрета 'О самой угнетенной нации'. Утверждая, что евреи везде и всюду, особенно в России, подвергались самому тяжкому гнету, преследованиям и унижениям, авторы проекта требовали теперь для еврейского населения особых льгот и прав: при получении жилой площади, при поступлении в учебные заведения, при выдвижении на руководящие посты и т. п. И многое было достигнуто ими за счет такой вот ошеломляющей наглости, вопреки установленному в стране полному равноправию всех народов." Проект декрета об особых льготах для евреев остался проектом: декрет принят не был. Не потому, что Ленин выступил против, а потому что против выступил ЕВРЕЙСКИЙ Совнарком. "Особенно распоясались сионисты на Правобережной Украине, ближе к польской границе, чувствуя поддержку из-за кордона. Многочис- ленные подпольные организации сионистов действовали там почти открыто. Молодые евреи разгуливали с желтыми могендоведами - шестиугольными звездами на груди. Это - отличительный знак при- надлежности к высшей всемирной нации (так что не гитлеровцы придумали выделять евреев среди других людей, приказывая носить желтые звезды, пальма первенства принадлежит самим сионистам)." "В Каменец-Подольске и ряде других городов бушевали митинги и еврейские демонстрации, раздавались с трибун выпады против Сталина и вообще против Советской власти, зато в избытке были портреты Троцкого. Звучали призывы установить связь с Вейцманом, Бен-Гурионом и остальными сионистскими лидерами, координировать с ними действия." И чем же действия еврейских националистов отличались по боль- шому счёту от действий националистов украинских, белорусских, грузинских, армянских, азербайджанских, эстонских и т. п.? У еврейских, правда, отсутствовала территория, за которую можно было вполне зацепиться. "Молодчики с шестиконечными звездами не то что предлагали, а безапелляционно требовали создать для евреев особую автономную республику со своим правительством и даже указывали территорию: от Одессы до Гомеля с центром в Виннице (или хотя бы от Винницы до Черного моря). Украинцев при этом не спрашивали, согласны ли они. В общем, это была та же идея Троцкого о воссоздании 'земли обетованной', только начинаемая с малого. Освоить эту территорию, потом расширить ее границы." "Безапелляционно" -- значит без возможности апелляции, то есть, обжалования. Это слово здесь не подходит. Далее, молодчики требо- вали от кого? Наверное, от еврейской Советской власти. И она им отказала -- или как? Наверное, она спросила у украинцев, согласны ли они. А может, даже не спрашивала, потому что ответ был и так ясен. И молодчики, апеллировавшие к Советской власти, тоже не справшивали украинцев, потому что представляли себе ответ. То есть, перед нами злобненькая демагогия Успенского, возбуждавшего- ся уже от одной только мысли о шестиконечной звезде. "Даже угрозы звучали: не будет своей республики у теплого моря, молодые евреи уедут в Палестину, на древнюю прародину, чтобы организовать там иудейское государство. (Действительно, уехали многие, когда на Украине ничего не вышло, а Троцкий вынужден был покинуть нашу страну)." Уместно ли здесь слово "угрозы"? Люди всего лишь хотели реали- зовать провозглашённое революцией "право наций на самоопределе- ние". "В массе своей евреи не очень-то стремились к собственной государственности, понимая отрицательные для себя последствия. Придерживались старого сионистского тезиса: для евреев государст- во - весь мир, граница пролегает там, где есть хоть один иудей." Успенский не может определиться, что считать сионизмом -- еврейский глобальный империализм или всё-таки стремление постро- ить своё "нормальное" национальное государство. Отрицательные последствия собственной государственности -- это возможность жить на СВОЕЙ земле под СВОИМ флагом, разговаривать на СВОЁМ языке, выбирать СВОЕГО президента, носить СВОЮ военную униформу и т. д. Кстати, в массе своей русские люди не очень-то стремились в 1917 году в социализм, а в 1991 -- обратно в капитализм, а вот ведь оба раза пришлось. "В семнадцатом году Троцкий и его компаньоны, примчавшиеся на готовенькое из-за рубежа, шустро понасажали всюду своих людей, оттеснив членов партии, работавших в подполье в собственной стране. Таких как Сталин, Калинин, Андреев, Ворошилов, и многих- многих других: они оказались вроде бы чернорабочими или подмас- терьями в революции. Давайте посмотрим, что представлял собой Совнарком в первые месяцы Советской власти. Русских - 2 (Ленин и Чичерин), армянин - 1, грузин - 1, евреев - 18... Военный комиссариат, возглавляемый Троцким. Русских - нет, латыш - 1, все остальные (34 человека!) евреи. Наркомат внутренних дел (кара- тельные органы) - все евреи. Наркомат финансов. Из 30 человек 26 евреев. Наркомат юстиции - 18 евреев." И что, эти наркоматские евреи профукали российский суверенитет -- или всё-таки заложили основу для очередного подъёма Российской империи -- СССР? "Скажите, можно было считать такое положение нормальным? Что это, если не экспансия мирового сионизма?! Вполне естественно, что когорта Сталина вела ожесточенную войну с Троцким и троцкиз- мом за право народов, населявших Россию, самим определять свою судьбу. Хочу подчеркнуть, борьба велась не с евреями, нет! Каждый человек воспринимался по своим достоинствам, у многих товарищей, у Куйбышева, Ворошилова, Молотова, Андреева, Кирова жены были еврейками. Это ничего не значило. Война шла с сионизмом, который проявлялся в деятельности троцкистов и, прежде всего, в устремле- ниях и поступках самого Льва Давидовича. Вопрос, как мы помним, все более обострялся: у власти либо Сталин со своими соратниками, представителями разных народов страны, либо Троцкий с сионистским шлейфом, расширявшимся за его спиной до всемирных масштабов." Не с "сионистским шлейфом", а с глобальной, работающей на Со- ветскую власть агентурой еврейской национальности. Кстати, еврей- ская агентура работала на Советскую власть и некоторое время после того, как евреев от власти в СССР в основном отодвинули. В качестве примера можно привести Этель и Юлиуса Розенбергов, казнённых в 1953 году в США за передачу СССР секретов, касавшихся производства ядерного оружия. "Иосиф Виссарионович вроде бы одержал победу над Троцким. Но был ли успех полным? Отнюдь нет. Многотысячная масса тайных и полуявных сторонников Льва Давидовича сохранилась в партии, они пронизывали государственный аппарат, цепко поддерживали друг друга, влияли на хозяйственное, научное, культурное развитие. Если сделать срез самого высокого руководящего звена, то картина вырисовывалась весьма занятная, не очень-то изменившаяся по сравнению с первыми послереволюционными месяцами. В 1936 году из числа 115 членов Совнаркома не евреев было лишь 18. ЦК ВКП(б): евреев - 61, не евреев - 17, с неустановленной национальностью - 7 человек. В Госплане евреев - 12, не евреев - 3. Печать - все двенадцать центральных газет и журналов возглавляли евреи! Удивительное, ни с чем не сравнимое, я бы сказал, потрясающее положение сложилось в органах ГПУ, затем НКВД, особенно при Гершеле Ягоде. В 1936 году в составе высшего руководства этого ведомства было 14 евреев и лишь 6 представителей других национальностей." Если по версии Успенского и Сталина "нет плохих или хороших национальностей" и быть евреем не означает быть троцкистом-сио- нистом, то какой смысл в подсчёте евреев в высшем советском руководстве? Владимир Успенский неравнодушно относится не только к сионистам, но и к евреям вообще, однако стесняется признаваться в этом и выдаёт себя за антисиониста, продолжая традицию сталинс- кого вранья. "В личном сейфе Иосифа Виссарионовича хранился список (не знаю, кем составленный) руководящих работников карательных органов того периода, когда этот орган возглавлял Ягода. Особо подчеркивалось, что почти весь начальствующий состав - выдвиженцы Ягоды. И почти против каждой фамилии пометка - еврей. Рано или поздно все становится известным. Ради справедливости люди, пострадавшие в годы репрессий, или их потомки должны узнать фамилии тюремщиков, насильников, палачей. Вот они (все - сионисты)." "Все -- сионисты" -- это слишком уверенно сказано. Можно с боль- шой степенью уверенности утверждать, что все они были евреями и членами ВКП(б), а вот доказательства принадлежности этих людей сионистскому движению, добытые процессуальным путём, отсутствуют. "Непосредственные помощники Ягоды по его ведомству. Цитирую: Начальник хозяйственного отдела - Миронов Л. Г. Начальник особого отдела - Гай М. И. Начальник заграничного отдела - Слуцкий А. А. Начальник транспортного отдела - Шанин А. И. Начальник антирели- гиозного отдела - Иоффе И. Л. Начальник уголовно-следственного отдела - Вуле. Начальник главного управления внутренней безопас- ности - Могилевский Б. И." Руками этих подозрительных евреев была, между прочим, разгром- лена еврейская троцкистско-зиновьевско-каменевская оппозиция. Получается, евреи набились в огромном количестве в сторонники к Сталину, так что независимо от того, победил Сталин Троцкого или наоборот, евреи как целое оказывались в выигрыше, хотя и несли при этом большие потери. Тут скорее подходит идея Григория Климова о "партии партий", а не идея Владимира Успенского о сионистах в карательных органах. "В главном управлении лагерей и ссыльных пунктов ГПУ (НКВД) работали: Начальник Управления - Берман Я. М., его заместитель - Фирин С. Я. Начальник по Украине - Канцельсон С. Б. Начальник лагерей Карелии - Коган С. Л. Начальник лагерей Северной области - Финкельштейн. Начальник лагерей Соловецких островов Серпуховс- кий. Начальники лагерей в Свердловской области: Погребинский, Шкляр. Начальник лагерей в Казахстане - Полин. Начальники лагерей в Западной Сибири - Шабо, Гогель. Начальник спецлагеря в Верхне- уральске - Мезенец. Начальник лагеря в Ленинградской области - Заковский. Начальник лагеря в Саратовской области - Пиляр. Начальник лагеря в Сталинградской области - Райский. Начальник лагеря в Горьковской области - Абрампольский. Начальник лагеря на Северном Кавказе - Файвилович. Начальник лагеря в Башкирии - Зелигман. Начальник лагеря в Восточно-Сибирской области - Троцкий. Начальник лагеря в Дальневосточном районе - Дерибас. Начальник лагеря в Среднеазиатском районе - Круковский. Начальник лагеря на Украине - Белицкий. Начальник лагеря в Белоруссии - Леплевский." "Тут, конечно, неполный список. Всего лишь около 95 % лагерных начальников были лицами еврейского происхождения. Эти должности приносили огромные доходы взятками с родственников заключенных за улучшение режима, за начисление зачетов, за долгосрочное освобож- дение и т. п. Не говоря уж о том, что сии лица выполняли истреби- тельные обязанности, предусмотренные Всемирным Сионом." Русских можно было долго и продуктивно эксплуатировать в еврей- ском советском государстве, но злобным евреям нетерпелось мучи- тельно ИСТРЕБЛЯТЬ их, хотя в Европе в это время как раз укреплял- ся национал-социализм с его определённым отношением к евреям как к чудовищам, и допущение возможности войны между Германией и СССР не требовало интеллектуальных сверхспособностей. "Много времени спустя, в шестидесятых годах, когда появились термины 'культ личности Сталина' и 'сталинизм', я, вспомнив этот список и деяния троцкистов, еще раз подумал о том, что неправиль- но валить на Иосифа Виссарионовича всю вину за массовое избиение руководящих кадров. Кто больше повинен в этом: сталинизм или сионизм? Во всяком случае, именно сионисты создали пресловутый ГУЛАГ, 'прелести' которого им самим потом довелось испытать." По Успенскому, сначала сионисты создали ГУЛАГ, чтобы уничтожать несионистские руководящие кадры, но потом Сталин пользовался ГУЛАГом, чтобы уничтожать сионистские руководящие кадры, занявшие место несионистских. Вопрос: на кого он при этом опирался, если руководящие кадры уже были сионистскими? На хунвэйбинов? "Еще показательный нонсенс. В тридцатых и сороковых годах более половины преподавателей русского языка, литературы и истории в городских школах европейской части РСФСР были иудеями. Вы можете представить себе: в школах Тбилиси историю Грузии, грузинский язык и литературу преподают, скажем, русские или украинцы или казахи? Я не могу. Да и зачем? Лучше всех знают и любят свою ис- торию, свой родной язык в Грузии грузины, в Узбекистане - узбеки. Это естественно. Так почему же, для чего преподавать русским де- тям русскую историю и русский язык брались представители совер- шенно иного народа, не имевшие ничего общего с русской культурой? Да потому что язык, литература, история - это идеология, это нравственный фундамент общества. Как направишь людей с малолетст- ва, так они и пойдут. История есть политика, опрокинутая одной стороной в прошлое, а другой нацеленная в будущее... 'Оккупиро- вав' русские школы, сионисты готовили покладистые, разоруженные поколения, которые послужат им в будущем. И не ошиблись. Служат. Увы, посмотри на себя!" Смотрю на себя и думаю: с одной стороны, не выпускали евреев в Израиль и т. п., с другой, возмущались тем, что они мозолили глаза на интеллигентских должностях, а не шли, к примеру, разгре- бать навоз. Я бы, конечно же, попрекнул евреев нежеланием грести навоз, но этому есть одно препятствие: заниматься навозом я и сам не стремлюсь. И Успенский, кстати, тоже. "Много выступлений Кагановича я слышал, и главное впечатление такое: он всегда призывал к уничтожению, к разрушению, к пролитию крови. И, знаете, что было особенно ужасно? Я мог понять Троцко- го, любой ценой добивавшегося своих целей - хоть весь русский народ извести, но достигнуть своего (понять, но, разумеется, не принять). Я мог уразуметь, чего и как добивается Сталин (хотя не всегда был солидарен с ним). По крайней мере, ясно было, за что сражается тот или другой, во имя чего губит своих противников. А Кагановича понять я не мог. Он готов был уничтожать всех: немцев, русских, украинцев, своих соплеменников - кого угодно. У него, как и у Мехлиса, спрашивали: почему же такое гонение на евреев, ведь ты сам еврей! Но и тот, и другой высокомерно отвечали, особенно Мехлис: я не еврей, я - коммунист! Какая-то даже более страшная сила, чем сионизм, стояла за ними, заставляя их действовать несообразно с общечеловеческими понятиями." Сталин держал Кагановича и Мехлиса на ведущих ролях, надо ду- мать, не только потому, что они были верными соратниками грузина в преобладающем русском окружении, но также потому что требова- лось иметь под боком экспертов по "еврейскому вопросу", вводить в заблуждение международное и советское еврейство касательно ситуации с этим "вопросом" в СССР, а вдобавок показывать толковым русским, от какого типа еврейских чудовищ суровый Сталин защищает страну. Таинственная "более страшная сила, чем сионизм", -- это, возможно, намёк на генотип еврея-разрушителя. * * * Успенский-Лукашов очень нехорошо отзывается о Маршале Советско- го Союза Кулике Григории Ивановиче (1890-1950): "Что ему было известно? Как вести огонь из полевых орудий. Из трехдюймовок и шестидюймовок периода гражданской войны. Картина ясная и понятная. А разоблаченный враг Тухачевский насаждал в нашей армии чужие нравы, развивал артиллерию противотанковую. Какие-то пукалки: ни грохота, ни воронки, ни стрельбы на дальние расстояния. Ослабить хотел нас Тухачевский-то... Такова были примитивная логика малограмотного Кулика. А поскольку этот свежеиспеченный маршал 'заворачивал' у нас всей артиллерией, он и 'наворотил' столько, что едва разобрались потом. В частности, почти полностью прекратил выпуск противотанковых орудий, заменяя их привычными полевыми орудиями. Расформировал многие противотан- ковые артиллерийские части. 'Исправил', в общем вред, нанесенный Тухачевским. Вот и вступили мы в сражение с бронированными армадами гитлеровцев, почти не имея противотанковой артиллерии. Ее пришлось срочно, с огромными трудностями воссоздавать в ходе войны." "Сменивший маршала Тухачевского новоявленный маршал Кулик говаривал так: 'Чево мудрить? На кой хрен реактивные снаряды, в них наш боец не разбирается. Самое надежное - полевые орудия на конной тяге, да боеприпасов побольше'. Это, увы, не горькая ирония. На практике за подобными дремучими рассуждениями стояло вот что. Снаряд среднего немецкого танка пронизывал броню нашего БТ-7, а наш снаряд вражескую броню не пробивал." Зато снаряд НАШЕГО среднего танка Т34 пронизывал броню немецкого среднего танка Pz. IV, а снаряд нашего лёгкого БТ-7 пронизывал броню немецких ЛЁГКИХ танков Pz. II и Pz. III. А у реактивных снарядов по сравнению с пушечными была низкая точность стрельбы. "Я же вообще считал маршала Кулика, по деяниям его, истинным врагом Отечества." Важно, что так не считал товарищ Сталин. "Кулик добивался также снятия с вооружения противотанковых ружей, по его мнению неэффективных. И в то же время всячески поддерживал проблематическое предложение Сталина о создании самозарядной полуавтоматической винтовки. И резко критиковал пистолет-пулемет, сконструированный В. А. Дегтяревым: кому, дескать, нужна эта 'пукалка', которая бьет на двести - триста метров?! Зачем выпус- кать пистолет-пулемет (ППД) 'в ущерб государственным интересам!' - вот как ставился вопрос. Но автомат Дегтярева был очень хорош для ближнего боя, я советовал вооружить им нашу конницу, разведы- вательные подразделения, пограничников, части войск государствен- ной безопасности. Однако я мог только вносить предложения, выска- зывать свое мнение, а решения принимались другими. А единое мне- ние Кулика, Ворошилова, Буденного было достаточно тяжеловесным." Если даже снаряд 45-мм пушки танка БТ-7 не пробивал брони не- мецких средних танков, какой был смысл в противотанковых ружьях? На самом деле небольшой смысл всё-таки имелся, но не надо и жало- ваться на слабость пушки танка БТ-7. Выпуск любого вида оружия всегда оказывается в ущерб выпуску какого-то другого вида оружия. Если Кулика не обвиняют в ПЕРЕПРОИЗВОДСТВЕ орудий крупного калибра, то не надо обвинять его и в недопроизводстве чего-нибудь. Возможно, представление Кулика об оптимальном соотношении разных видов вооружения и было призна- но в 1941 году или после 1945 года не совсем правильным, но реше- ния о производстве принимались ведь при участии многих специалис- тов и руководителей. Пропорции в вооружениях определяются харак- тером предполагаемой войны, и разумеется, что до 22 июня 1941 года война виделась несколько иной, чем она оказалась на самом деле. Кстати, не угадать -- это не значит ошибиться. Ошибиться -- это если чего-то не учтёшь. А если учёл всё, что можно было, но полной определённости всё равно не получилось, остаётся выбирать наугад. "Маршал Кулик по-прежнему упорно расхваливал свое любимое 'бо- лото' - полевую артиллерию, особенно на конной тяге, старательно расширяя выпуск пушек и гаубиц. Кулик утверждал, что в войне с белофиннами артиллерия сыграла решающую роль, пройдя по снегам вслед за пехотой и взломав вражеские укрепления. В этом тоже имелась доля истины. Но крен был неправомерно велик: человек, ведавший у нас вопросами перевооружения, выступал против непонят- ной ему реактивной техники, против восстановления танковых, механизированных дивизий и корпусов." И т. д. По поводу того, что у нас к началу войны оказался ИЗБЫТОК пушек и гаубиц, никто из историков потом не сокрушался. Надо думать, избытка не возникло, несмотря на деятельность Кулика. А если первоначально и был избыток, то он в первые же дни войны достался немцам, но в этом виноват не Кулик. О любимой конной тяге Кулика в артиллерии. Если бы Кулик рато- вал за механическую тягу, ничего бы не изменилось, потому что так или иначе не хватало механических транспортных средств. По такой же причине даже в Вермахте в 1941 году ещё была распространена конная тяга, хотя там не было своего Кулика. Из "Воспоминаний и размышлений" Г. К. Жукова: "...по его 'авторитетному' предложению перед войной были сняты с производства 45- и 76,2-мм пушки. В ходе войны пришлось с боль- шими трудностями вновь организовывать производство этих орудий на ленинградских заводах. 152-мм гаубица, прошедшая все испытания, показавшая отличные качества, по заключению Г. И. Кулика, не была принята на вооружение. Не лучше обстояло дело и с миномётным во- оружением, которое в ходе войны показало высокое боевое качество во всех видах боя. После войны с Финляндией этот недостаток был устранён. К началу войны Г. И. Кулик вместе с Главным артиллерийским управлением не оценил такое мощное реактивное оружие, как БМ-13 ('катюши'), которое первыми же залпами в июле 1941 года обратило в бегство вражеские части." И вражеские части бежали потом до Москвы и Кавказа. БМ-13 -- оружие с малой дальностью (до 8,5 км; для сравнения: 76 мм полко- вая пушка образца 1927 года стреляла более чем на 12 км) и очень низкой точностью стрельбы. Эффективно использовать его можно было только против СКОПЛЕНИЙ войск и материальных ценностей, а такое вблизи фронта случается не часто, потому что подставляться лишний раз под бомбардировку люди, как правило, не хотят. О снятии с производства 45-мм и 76-мм противотанковых пушек. Причина была, скорее всего, не в Кулике, а в планировании разби- тия врага на его же территории посредством массированного приме- нения танков. У СССР в танках было огромное преимущество, а на- значение танка -- это, среди прочего, борьба с танками противни- ка. Танк -- это в некотором смысле противотанковая пушка под бронёй и на гусеничном ходу. Она лучше защищена и более мобильна, чем пушка сама по себе. В любом случае, снимал пушки с производс- тва не Кулик, а великий и мудрый Сталин. Из Википедии (статья "Кулик, Григорий Иванович"): "В годы Гражданской войны Кулик был пять раз ранен." "В 1938 году Г. И. Кулик в ряду нескольких других военачальни- ков обратился с письмом к Сталину, в котором выдвинул предложение прекратить репрессии против комсостава." "16 февраля 1942 он был осуждён Специальным присутствием Верховного суда СССР по обвинению в сдаче Керчи и Ростова, лишён наград и понижен в звании до генерал-майора, а также выведен из состава ЦК партии." "За выслугу лет в 1944 году он награждён четвёртым орденом Красного Знамени (в июне 1944 Постановлением Президиума ВС СССР ему вернули часть наград). 21 февраля 1945 года за более чем двадцатипятилетнюю безупречную службу награждён третьим орденом Ленина. Свою неудачную карьеру Кулик, по всей видимости, не считал своей виной, и его недовольство вскоре надоело высшему руководству страны." "23 августа 1950 приговорён к расстрелу вместе с генералами В. Н. Гордовым и Ф. Т. Рыбальченко 'по обвинению в организации заговорщической группы для борьбы с Cоветской властью'." "11 апреля 1956 года он был реабилитирован. Дело 1942 года было пересмотрено. Генеральный штаб дал заключение, что с имевшимися силами Кулик не мог удержать Керчь в ноябре 1941 года. На основа- нии этого был сделан вывод, что за оставление города Керчи Кулик Г. И. был осуждён необоснованно. 28 сентября 1957 года посмертно восстановлен в званиях Маршала и Героя Советского Союза, а также в правах на все государственные награды." Вообще-то Кулика назначал на должности сам Сталин. Кулик прово- дил линию Сталина, а не свою собственную. И маршалом он ведь стал не за ум, а за то, что неуклонно проводил линию Сталина. Слабос- ти, ошибки и недоработки Кулика -- это слабости, ошибки и недора- ботки товарища Сталина. * * * Не знаю, что там советовал Сталину по поводу Красной Армии некто Лукашов. Возможно, его усилиями было исправлено огромное количество ошибок и недоделок. Но практика -- как говорится, критерий истины, а истиной у нас является катастрофа 1941 года, и Лукашов вместе со Сталиным как бы несёт за неё ответственность. О возможных недоработках в Красной Армии. К началу Великой Отечественной войны В Красной Армии не было формальной дифференциации войск по качеству (гвардия появилась только в сентябре 1941 года, да и то больше как почётный статус -- вариант коллективного награждения), поэтому отсутствовала возможность организовывать на критических направлениях костяки обороны из особо боеспособных подразделений, рядом с которыми могли бы увереннее себя чувствовать менее стойкие войска. Появление гвардии в Красной Армии не означало, что полезность создания особо боеспособных войск была, наконец, вполне осознана. Отборные войска -- это, среди прочего, средство повышения эффек- тивности неотборных войск через оставление им менее трудных задач и через оказание помощи неотборным войскам в случае осложнений. Действенное сочетание применения отборных и неотборных войск осуществимо скорее на тактическом, а не на оперативном уровне. Более того, это с древних времён важный компонент тактики. Но советские гвардейские армии, корпуса и дивизии были слишком крупными формированиями, чтобы применяться для тактического усиления других войск. Разумеется, при планировании боевых действий командиры всегда принимают в расчёт неодинаковость качества подразделений, но здесь речь о том, что войска в целом оказываются эффективнее, когда это различие в качестве -- не случайное и временное, а намеренное, постоянное, обусловливающее боевую специализацию, учитываемое в экипировке и вооружении и максимально используемое. Кстати, в Первую Мировую войну русской, германской и австрийс- кой армиях в составе пехотных частей появились (по инициативе окопных командиров, то есть, из острой практической потребности) сначала штурмовые (ударные) взводы, потом штурмовые (ударные) батальоны -- отборные подразделения тактического уровня. Потом все три армии развалились. Потом пришло увлечение идеей манёв- ренной войны, а ударные подразделения ассоциировались с войной позиционной и потому были забыты. * * * Экипировка военнослужащего должна быть достаточной для того, чтобы военнослужащий пребывал на открытом воздухе без большого дискомфорта неограниченный срок при любой погоде в любое время года, не затрачивая больших сил на своё жизнеобеспечение. Для этого военнослужащему, среди прочего, требуются: - кепи или панама вместо фуражки и пилотки; - дополнительная обувь типа сандалий, пригодная для использования как в качестве тапочек в помещении, так и для совершения пеших маршей; - накомарник, перчатки для защиты рук от гнуса; - водонепроницаемая плащ-палатка, которую можно носить на две стороны, различающиеся характером защитной расцветки; - штаны и рубашка, которые можно носить на две стороны; - водонепроницаемая куртка с капюшоном, которую можно носить на две стороны; - компактный водонепроницаемый спальный мешок; - плоский рюкзак с широкими лямками и грузовым поясом, позволяющим уменьшить нагрузку на плечи. Если бы бойцы Красной Армии были к 1941 году более качественно экипированы и подготовлены для автономного хождения по лесам и полям, сила русского сопротивления Вермахту в начале войны была бы существенно больше. * * * О роковых морозах конца 1941 года под Москвой. Наверняка Гитлер препятствовал подготовке Вермахта к войне в зимних условиях, по- скольку рассчитывал, что угроза холодов будет подгонять его армии в их наступлении на Москву и пр. И эта угроза действительно под- гоняла. Но для взятия Москвы не хватило приблизительно месяца благоприятной погоды и приблизительно десяти свежих танковых дивизий, вооружённых трофейными Т-34 и КВ-1. Если бы у немцев в ноябре 1941 года имелся миллион комплектов экипировки, позволяющей солдатам сутками оставаться на снегу при температуре -40 градусов, Москву бы они, наверное, взяли. Или по крайней мере не оказались бы от неё отброшены. Этот миллион комп- лектов следовало бы рассматривать как секретное средство, внезап- ное массированное применение которого могло обеспечить значитель- ный успех. Разумеется, противник имел возможность скопировать это средство и таким образом лишить наступающую сторону преимущества, поэтому оно должно было подготавливаться в тайне и применяться неожиданно. Хорошая зимняя экипировка понадобилась бы немцам в России так или иначе: даже в случае захвата Москвы до наступления холодов. Разработать и запустить в производство такую экипировку было много легче, чем, к примеру, ракеты "фау". Надо думать, немецкий коллега "тайного советника Сталина", подвизавшийся при Гитлере, тоже недооценивал силу простых вещей и важность индивидуальных средств жизнеобеспечения. Даже в расчёте на подгоняющую силу холодов требовалось хотя бы разработать загодя, как бы для защиты альпийских рубежей образцы зимнего обмундирования и зимнего снаряжения, а также загодя продумать особенности зимней тактики. И можно было заранее наладить в Европе широкое производство таких изделий, как зимняя одежда и обувь "двойного" применения (то есть, для мирных и для боевых условий), спальные мешки, походные печки, маски для защиты лица от мороза и т. п. Кстати, на самом деле не все немцы хладобоязненны: живущие на побережье Балтийского моря и в Альпах вполне знакомы с морозами -20 градусов, так что тёплая зимняя одежда в Германии -- далеко не такая бросающаяся в глаза нелепость, как, скажем, лыжи в Египте. Далее, не обязательны ведь явно зимние тёплые куртки с капюшо- нами, явно зимние тёплые штаны и т. п.: вместо одной тёплой курт- ки можно надевать две потоньше, вместо одних тёплых штанов -- три или четыре пары тонких. Это на шинель трудно натянуть ещё одну шинель, а на куртку ещё одну куртку -- не сложно, особенно если куртки широкие или одна куртка на размер больше другой. Две курт- ки вместо одной даже удобнее, потому что лучше позволяют адапти- роваться к изменениям температуры: если одна куртка несколько теплее другой, то с двумя куртками можно получить три степени защищённости: 1) лёгкая куртка, 2) тёплая куртка, 2) две куртки сразу. То же со штанами. Это много лучше, чем один ватный бушлат и одна пара ватных штанов на весь диапазон зимних температур. Вдобавок если куртки сделаны для двухсторонней носки, можно получить ЧЕТЫРЕ варианта защитной расцветки. Шить куртки с капюшонами и разными застёжками и верёвочками для регулирования теплозащитных свойств -- это всё-таки не танки про- изводить: это было много проще и вдобавок не попадало под ограни- чения Версальского договора. И куртки ведь не устаревают так быс- тро, как танки. За цену одного танка можно было, наверное, произ- вести пятсот курток, а польза от них в холода была бы значительно больше, чем от танка (тем более что он всё равно почти наверняка оказался бы не на ходу). Между немецкой армией и её эффективной зимней экипировкой стоя- ли только немецкие специализированные умники, не способные мыс- лить и действовать широко. Гитлер МОГ на всякий случай вести курточную подготовку к зимней войне в глубокой тайне от Вермахта, Вермахт МОГ заниматься тем же самым в глубокой тайне от Гитлера. Хотя бы запасти для солдат тёплые подштанники, шерстяные носки и перчатки. НЕ СДЕЛАЛИ. Что касается массовой зимней экипировки Советской Армии, то она и через много лет после Великой Отечественной войны оставляла же- лать лучшего: основной упор делался на промокаемые ватные бушлаты и ватные штаны, в которых при -20 градусах двигаться было жарко, а лежать холодно (вдобавок в снегопад за воротник набивался снег, а капюшон принципиально отсутствовал), а также на валенки, которые в оттепель не только промокали, но и расползались. Надо думать, что это только на первый взгляд представляется, что проектировать межконтинентальные баллистические ракеты сложнее, чем хорошую зимнюю обувь. * * * Теперь о русских дорогах. О том, что в России главные проблемы -- это дураки и дороги, не знают только европейские недоумки. Не обходимые дороги следовало приводить в надлежащее состояние СРАЗУ ЖЕ за наступающими подразделениями Вермахта. Отрывать водосточные канавы, засыпать колдобины гравием и битым кирпичом (места добычи материала для этих целей следовало разведывать и намечать ещё до начала войны). Делать это можно было силами инженерных войск с привлечением местных жителей и военнопленных. Вместо этого в пер- вые месяцы войны оказавшиеся весьма обременительными военноплен- ные зазря мучились и умирали в лагерях от голода и холода. * * * Красная Армия к июню 1941 года была слишком большая даже для оккупации Европы. Между тем, лучше ведь армия меньшая численнос- тью, но более качественная по составу людей, экипировке, вооружению, тыловому обеспечению. Далее, лучше воевать тылами, а не фронтами: в наибольшей сте- пени обеспечивать фронтовиков всем необходимым для боевой работы. В этом случае меньше людские и материальные потери. Поэтому боль- шое количество людей в тыловых подразделениях не есть безусловный недостаток военной организации. Если тыловые подразделения настолько хорошо обеспечивают деятельность боевых подразделений, что эффективность тех повышается в несколько раз в сравнении с ситуацией плохого обеспечения, то обычно нет смысла жертвовать качеством тылового обеспечения ради увеличения численности людей, занятых непосредственной боевой деятельностью. Далее, небольшое сокращение "линейных" боевых подразделений позволяет значительно увеличить количество и качество работы вспомогательных боевых подразделений и соответственно повысить эффективность "линейных". То есть, вместо наращивания количества "штыков" лучше заботиться о том, чтобы имелись: 1) мощные средства связи, обеспеченные с избытком на случай выхода части их из строя; 2) мощная система разведки: полевой, визуальной, радиотехничес- кой, авиационной; 3) военная полиция (или "военная служба порядка"; существовавшие во время ВОВ "заградительные отряды", СМЕРШ и пр. -- импрови- зация; в России нет военной полиции до сих пор). Это -- кое-что из того, что надо было советовать вождю в 1930-х. * * * Что ещё было бы кстати в 1941 году: 1. Двухколёсные ручные тележки для перевозки раненых, боеприпасов и пр. По одной на каждое отделение. На тележке солдат может перемещать много больше груза, чем тащить на себе. Насыщение пехоты тележками сделало бы её много более быстрой в наступлении, более устойчивой в обороне, позволило бы терять меньше ресурсов при отходе. 2. Армейские велосипеды с большими ёмкостями для грузов, с возмож- ностью перевозить пассажира, тащить тележку, крутить динамо-маши- ну для получения электрического тока. 3. Армейские автобусы: штабные, госпитальные, кухонные и пр. Отли- чие автобуса от грузовика с фургоном: водитель находится в одном внутреннем пространстве с пассажирами, то есть, может получать от них указания, заменяться с ними, совместно с ними обороняться, пользоваться с ними одними и теми же средствами жизнеобеспечения без выхода наружу. Рассчитывать на "войну моторов" в 1939 году было преждевремен- но: для неё не хватало этих самых моторов. Вдобавок моторы требуют бензина, издают шум, ломаются. * * * Крайне дурно отзываясь о весьма неумном маршале Г. И. Кулике, Успенский теплейшими словами говорит о мудром маршале Борисе Михайловиче Шапошникове (1882-1945). Шапошников -- младший кумир сталинистов и просто кумир российских патриотов-почвенников. В Википедии: "Б. М. Шапошников внёс значительный вклад в теорию и практику строительства Вооружённых сил СССР, в их укрепление и совершенст- вование, подготовку военных кадров. Он много и успешно работал над развитием военной науки, над обобщением боевого опыта Первой мировой и Гражданской войн. Участвовал в комиссии по разработке уставов, отражая в них основные положения военной доктрины СССР. В наиболее известном труде 'Мозг армии' определил основные положения о характере будущей войны, глубоко раскрыл особенности руководства армией в войне и дал чёткое представление о роли, функциях и структуре Генерального штаба как органа Верховного Главнокомандования по управлению Вооружёнными силами. Правиль- ность его выводов подтвердила Великая Отечественная война." Последнее предложение было бы даже забавным, если бы не наши огромнейшие военные потери 1941 года. Надо полагать, что либо Сталин не сильно прислушивался к мнениям своего советника, либо советник не насоветовал самого нужного. "С конца 1930-х годов он был одним из главных советников И. В. Сталина по военным вопросам." "В августе 1940 года по состоянию здоровья он был снят с поста начальника Генштаба и назначен заместителем наркома обороны СССР по сооружению укреплённых районов (УР)." То есть, к большому проколу Красной Армии с укреплёнными райо- нами в июне 1941 года Шапошников весьма причастен. Успенский: "Я тщательно следил за военной прессой и радовался тому, что наши товарищи пытаются осмыслить настоящее и заглянуть в будущее. Чего, кстати, почти не наблюдалось в зарубежных странах. Там во- енная литература шла по двум руслам. Генералы, победившие герман- цев, зарабатывали своими мемуарами славу и деньги. Побежденные оправдывались, пытаясь переложить вину на чужие плечи. А я, между тем, с гордостью за наших военных приносил Сталину новые статьи и книги, советуя, на какие страницы, на какие мысли обратить особое внимание. Проблемы подготовки к будущим войнам обстоятельно анализировал мой давний знакомый Борис Михайлович Шапошников..." В другом месте: "Шапошников умел анализировать обстановку, обладал даром пред- видения, мы обязаны ему жизнедеятельностью наших высших военных органов." Если у Шапошникова и был дар предвидения, тогда, значит, у него отсутствовал дар убеждения Сталина в значимости получаемых озаре- ний. Шапошников как участник сталинских репрессий против военных. Сам Успенский: "...приведу официальное сообщение, опубликованное в печати: 'Вчера, 11 июня с. г., в зале Верховного суда Союза ССР Специальное судебное присутствие в составе: председательствующего - председателя Военной коллегии Верховного суда Союза ССР армвоенюриста тов. Ульриха В. В. и членов Присутствия - зам. народного комиссара обороны СССР, начальника Воздушных Сил РККА командарма 2 ранга тов. Алксниса Я. И., Маршала Советского Союза тов. Буденного С. М., Маршала Советского Союза тов. Блюхера В. К., начальника Генерального штаба РККА командарма 1 ранга тов. Шапошникова Б. М., командующего войсками Белорусского военного округа командарма 1 ранга тов. Белова И. П., командующего войсками Ленинградского военного округа командарма 2 ранга тов. Дыбенко П. Е., командующего войсками Северо-Кавказского военного округа командарма 2 ранга тов. Каширина Н. Д. и командарма 6 кавалерийского казачьего корпуса им. т. Сталина комдива тов. Горячева Е. И. в закрытом судебном заседании рассмотрело в порядке, установленном Законом от 1 декабря 1934 года, дело Тухачевского М. Н., Якира И. Э., Уборевича И. П., Корка А. И., Эйдемана Р. П., Фельдмана Б. М., Примакова В. М. и Путны В. К. по обвинению в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58-1-б, 58-8 и 58-11 УК РСФСР.' Оправдание Шапошникову от Успенского: "Члены суда были поставлены в такие условия, что не могли не согласиться с приговором. В самом деле. Никто из подсудимых не опроверг обвинений в измене, предъявленных им в общих чертах, а Примаков все эти обвинения подтвердил. Дальше. Подсудимые признали свои просчеты, допущенные работе по укреплению Красной Армии ('могли бы действовать и лучше'), что было расценено, как подрыв могущества нашей державы." По Шапошникову война начинается (точнее, становится почти неиз- бежной) с момента объявления мобилизации. На самом деле она почти неизбежно начинается с принятия принципиального решения воевать, которое может опережать решение о мобилизации на несколько лет. Дело в том, что к войне надо подготовить вооружение, промышлен- ность и пр. Если вооружение подготовлено, надо его поскорее при- менять, иначе противник подсмотрит, заимствует или превзойдёт лучшие технические решения, и придётся снова тратиться на перево- оружение и модернизации. Кстати, это как раз случилось в СССР: в 1939 году многочисленные лёгкие танки, стоявшие на вооружении Красной Армии, ещё не были устаревшими, а в 1941 году уже были (в том смысле, что появились танки лучшего качества). * * * Вопрос: каково было качество и каков был вес советов мудрого "тайного советника", если война получилась для СССР с огромными издержками? Умничать апостериори -- это одно, а своевременно предвидеть события и предлагать убедительные и эффективные вари- анты действий -- это другое. Если "тайный советник" и существо- вал, то скорее функционировал как порученец и секретарь по военным вопросам, а не как эксперт: во всей книге представлены только три примера того, как "тайный советник" выступил с каким-то существенным особым мнением, которое легло в основу важного решения: Пример №1: "- Так вот, - теперь я говорил, обращаясь к Сталину, - в нашем распоряжении вся нынешняя ночь. Это немало! Если начать прямо сейчас, к рассвету мы сумеем собрать все орудия возле Садовой. До последней пушчонки. Нет сомнений, что Денисов утром всеми силами обрушится на нас именно под Садовой, где ему сопутствует удача, чтобы проложить прямой путь к Царицыну. И вдруг по плотным боевым порядкам его частей - сосредоточенный огонь двухсот орудий. Десять, пятнадцать тысяч снарядов! Представляете, что будет?" Пример №2: "Я начал с того, что Конную армию как полноценное объединение сохранить не удастся. Значит, надо сберечь хотя бы ее дивизии или отдельные полки. Как это сделать? Не дожидаясь, пока Троцкий потребует расформирования Первой Конной, мы сами расформируем ее. Мы - это помощник Главкома по кавалерии Буденный и новый команду- ющий Московским военным округом Ворошилов. Думаю, поможет в этом и Фрунзе. Одну дивизию перебрасываем вот сюда (показал я на карте), в район Минска, для укрепления западной границы. Другую - в район Воронежа, где вспыхивают кулацкие восстания. Если нам понадобятся эти дивизии, их за сутки можно перебросить по железной дороге в Москву. Особое место в моих замыслах отводилось 14-й Майкопской кавди- визии, самой сильной и самой надежной. Я предложил перевести ее в Московский военный округ, в непосредственное подчинение товарища Ворошилова." Пример №3: "Были восстановлены, наконец, персональные воинские звания (лейтенант, майор, капитан и т. д.), о чем я неоднократно просил Иосифа Виссарионовича." То есть, вроде как ничего, кроме воинских званий, не было насо- ветовано в самой важной и сложной области военной деятельности -- в области военного строительства. Я думаю, это не из-за скромнос- ти "тайного советника" и не из необходимости блюсти военные сек- реты (можно ведь было высказываться и обтекаемо), а по одной из следующих причин: - "тайный советник" ничего существенного не насоветовал; - "тайный советник" в основном обеспечивал своими советами подго- товку к нападению на Германию летом 1941 года; - Владимир Успенский не разбирался в вопросах военного строитель- ства, поэтому не мог выдумать за "тайного советника" его сове- ты; вдобавок приписывание сочинённому персонажу деяний реальных лиц являлось бы клеветой и искажением истории. * * * О великой эпохе. Не понимаю, зачем в период сталинского террора стремились выбивать из репрессируемых признания в не совершавших- ся ими преступлениях, если можно было революционно дополнить за- коны и потом культурно отправлять людей в лагеря или даже рас- стреливать за то самое, за что их фактически расстреливали и са- жали: за подрыв авторитета вождя и/или партии, за раскалывание рядов, за попытку создания альтернативного центра власти, за инт- риги в карьеристских целях, за деструктивные наклонности, за под- рывную пропаганду под видом критики, за социальную опасность из-за наличия подозрительных связей, за паникёрские настроения, в качестве превентивной меры, в порядке децимации и т. п. Если хватало нахальства делать упор на "царицу доказательств" (на признание обвиняемых, ограниченность доказательной силы которого была очевидна даже для А. Я. Вышинского -- см. его "Теорию судебных доказательств в советском праве", 1941), то почему трудно было честно предложить специфические "законы переходного периода" или что-то в этом роде? Если бы не мучились с выбиванием признаний в фиктивной антисоветской деятельности, шпионаже и пр., в лагеря бы шли более здоровые люди: с более полными комплектами зубов и т. п. Было бы меньше несправедливости и ожесточения в обществе -- и меньше ужасных разоблачений в последующие годы. Разумеется, часть людей репрессировалась не за то, что предста- вляла угрозу "режиму", а за то, что мешала кому-то в личном пла- не, но и в этом случае ненадобность "признаний" в преступлениях по притянутым за уши статьям защитила бы невиновных по крайней мере от избиений. Надо полагать, жестокость репрессий была результатом не только творческой слабости в части их юридического оформления, но также результатом стремления мучить: люди при власти хотели видеть своих врагов не просто за решётками или у расстрельной стенки, но ещё и с отбитыми почками, прореженными зубами, дрожащими руками и т. п. * * * Роман Владимира Успенского "Тайный советник вождя" представляет развёрнутую сталинистскую трактовку Сталина и истории СССР эпохи Сталина. Эта трактовка, во-первых, весьма спорная, во-вторых, мало что даёт для понимания и решения текущих проблем России. Кстати, Сталин довольно-таки виновен в этих проблемах: хотя бы тем, что усугубил культурную настроенность русских решать споры силой и сосредоточиваться не на совершенствовании социальной организации, не на повышении интеллектуальности общества, а на достижении показных результатов в отдельных узких областях и на агрессивных демагогических боданиях со всякими противниками. Основные претензии к Сталину со стороны его советско-российских сограждан: 1) чрезмерные репрессии, 2) поражения 1941 года, 3) подавление свободомыслия, уплощение интеллектуальной жизни страны, 4) враньё. Основные оправдания у Владимира Успенского по первым двум поводам: виноваты "сионисты" и маршал Кулик, свалив- шийся напастью на великого Сталина. Оправдать Сталина по следую- щим двум пунктам Успенский не успел... ................................................................. .................................................................

Из обсуждения:

25.12.2013: "В 1975г стоял в карауле -42 C. Одежда: теплое нижнее белье, гимнастерка, штаны, бушлат, ватные штаны, шинель, тулуп, валенки на три носка и портянки, перчатки, варежки, шапка ушанка. Пошевелиться была проблема, а дослать патрон в патронник и говорить нечего. Смена по 2 часа, вместо 1 как по уставу, в грузовик грузили полузамёрзшие тушки. Если бы диверсант напал, сопротивления я не оказал бы." Мои воспоминания: на верхнюю часть физиономии -- широченные горнолыжные очки, на нижнюю -- поролоновый респиратор, и чихать на форму одежды, тем более ночью в степи. Много лет изучаю тупость, но всё равно не "догоняю": почему всякие такие защитные штучки не были стандартной частью снаряжения? Наверное, чтобы командиры могли различать подчинённых по отмороженным фэйсам и по форме застывших соплей. Офицера-строевика в возрасте за 40 всегда можно распознать по задубленной шее и целлулоидного вида ушам. "Проектировать ракеты сложнее, но это нужно Системе, а валенки и бушлаты - какому-то рабу, пушечному мясу. И так сойдёт. Бабы ещё нарожают." Именно так, но в этом-то и глупость. Цель войны ведь -- не уложить в землю побольше своих рабов. Зимой один хорошо экипиро- ванный раб с оружием эффективнее трёх-пяти экипированных плохо, да и то при условии, что они ещё не замёрзли насмерть.

Возврат на главную страницу            Александр Бурьяк / Владимир Успенский как литературный помощник